home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вперед, на Берлин!

К наступлению на Берлин начали готовиться еще на аэродроме Крейзинг. 11 апреля самолеты полка скрытно перебазировались на аэродром Томашув. Здесь рассредоточили и замаскировали самолеты и получили боевую задачу.

Секретари парторганизаций и агитаторы разъясняли личному составу полка значение подготавливаемой операции, в которой предстояло победоносно завершить Великую Отечественную войну. Главная задача бомбардировщиков заключалась в том, чтобы точно выйти на заданные цели и метко поразить их бомбами. Но это знали все и без агитации, и каждый летчик и техник с нетерпением ждал начала активных боевых действий.

15 апреля на митинге командир полка Иванцов зачитал обращение Военного совета фронта к бойцам и офицерам. В нем говорилось: «Войска нашего фронта прошли за время Великой Отечественной войны тяжелый, но славный путь. Боевые знамена наших частей и соединений овеяны славой побед, одержанных над врагом под Сталинградом и Курском на Днепре и в Белоруссии, под Варшавой и в Померании, в Бранденбурге и на Одере. Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него., первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецким захватчикам. Призываем вас выполнить эту задачу с присущей вам воинской доблестью, честью и славой. Вперед, на Берлин!»[219]

57-й бомбардировочный полк с началом наступления имел задачу разрушить опорные пункты в глубине обороны в полосе наступления 8-й гвардейской армии.

С утра 16 апреля над аэродромом и в районах боевых действий стоял туман. Он закрыл аэродромы и не допускал взлетов для нанесения запланированных ударов. Как только туман начал подниматься, несмотря на сложные метеоусловия, три эскадрильи полка в составе двадцати шести экипажей нанесли три мощных бомбардировочных ударов по артиллерийским и минометным батареям северо-западнее Зеелов (цель № 261) и по опорным пунктам Дидерсдорф, Нейэнтменполь и Мюнхеберг перед фронтом наступления войск 69-й армии.

Первую эскадрилью на цель вели командир эскадрильи Шубняков со штурманом Осиповым, вторую — Иванцов с Артеменко и третью — Абазадзе с Тимониным. Всего по заданным целям было совершено 76 боевых вылетов. Над целью бомбардировщики были атакованы восемью истребителями ФВ-190 и четырьмя Ме-109. Отражая атаки истребителей, стрелки-радисты и воздушные стрелки сбили шесть истребителей противника. Но серьезные повреждения от атак истребителей получили и пять бомбардировщиков полка.

В результате бомбардировочных ударов полка были уничтожены три артиллерийских батареи, разрушены три опорных пункта, 30 зданий и в районах опорных пунктов возникло тринадцать очагов пожаров[220].

В этих боевых вылетах мужественным летчиком показал себя младший лейтенант Георг Арутюнович Саркисян. Несмотря на повреждения самолета в бою, он держался в боевом порядке, а его стрелки Смирнов и Черников отражали атаки истребителей противника. За короткий срок Саркисян совершил 40 боевых вылетов, за что награжден орденом Красной Звезды. После войны Саркисян окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, а после увольнения из армии работал старшим инженером по кадрам на одном из крупных предприятий.

Мужественно дрался в этом бою воздушный стрелок экипажа Черепнова Алексей Алексеевич Швытков. Метким огнем он отразил все попытки истребителей противника атаковать звено бомбардировщиков сзади снизу. Всего Швытков совершил 54 боевых вылета, был ранен, вернулся в строй и был награжден орденом Отечественной войны II степени. После войны инвалид войны Швытков живет в Сергиевом Посаде.

17 апреля войска фронта, прорвав вторую полосу обороны и продвинувшись на 6–13 километров, овладели Зееловскими высотами. Группы бомбардировщиков соседних полков, вылетавшие на задания, из-за низкой сплошной облачности и плохой видимости вынуждены были возвращаться, но 23 экипажа нашего полка мелкими группами и одиночно прорвались в район действий 3-й и 5-й ударных армий и уничтожили артиллерийские и минометные батареи у Гелесдорфа. При возвращении с боевого задания экипажи молодых летчиков Сучкова, Денекина и Толмачева из-за плохих метеоусловий, произвели посадку на других аэродромах[221].

18 апреля ударная группировка 1-го Белорусского фронта продолжала развивать наступление на запад. Низкая облачность с дождем, местные туманы, а также облака дыма, поднявшиеся над полем сражения, ограничивали действия бомбардировщиков. Но во второй половине дня погода улучшилась, и полк двумя эскадрильями нанес два удара по скоплениям танков, артиллерии и автомашин противника в районах Боедорф, Газельберг и Франкельфельде перед фронтом наступления войск 69-й армии.

Удары наших бомбардировщиков были высоко оценены командующим 69-й армией генерал-полковником Колпакчи. «От имени своих войск объявляю благодарность бомбардировщикам полковников Пушкина и Бузылева, действовавших в районе Альт-Малиш, Альтцешдорф, Дебберин», — отмечалось в телеграмме, присланной в нашу дивизию[222].

19 апреля из-за неблагоприятных метеоусловий, удар по скоплению войск противника в Хоппенгорте полк нанес наиболее подготовленными экипажами под командованием Шубнякова[223].

20 апреля войска фронта прорвали внешний оборонительный обвод Берлина. Начался штурм фашистского логова.

Во второй половине дня перед бомбардировщиками полка была поставлена задача разыскать и уничтожить танки и войска противника юго-западнее Франкфурта. На задание вылетели двадцать два экипажа в двух группах под командованием Абазадзе и Рубцова[224]. Несмотря на сложные метеоусловия, бомбардировщики обнаружили фашистские танки в 13 километрах от Франкфурта в районе Бигена и нанесли по ним мощный удар, уничтожив три танка и много живой силы.

Из-за очень плохой видимости и низкой облачности, 21 апреля полк боевых действий не вел.

22 апреля, поддерживая наступление войск 69-й армии на Франкфурт-на-Одере, бомбардировщики полка нанесли три удара по опорным пунктам и войскам противника в городе. Над целью висели низкие тучи. Удар бомбардировщики наносили с высоты 600 метров, преодолевая сильное противодействие зенитных средств ПВО. Бомбы, сброшенные 44 экипажами, разрушили 61 здание, 40 железнодорожных вагонов и одновременно создали 32 очага пожара.

В результате мощных бомбардировочных ударов город горел. Оборона противника была подавлена, и на следующий день город-крепость Франкфурт был занят нашими войсками[225]. Командир полка зачитал телеграммы с благодарностями летным экипажам, действовавшим по объектам во Франкфурте-на-Одере, от войск, штурмовавших город-крепость.

23 апреля войска 1-го Белорусского фронта, охватывая Берлин с северо-запада, главной ударной группировкой вели бои за последний городской оборонительный обвод, и на отдельных участках ворвались в центральную часть города. Из-за плохой погоды в первой половине дня бомбардировщики не могли вести боевые действия. Во второй половине дня, когда видимость немного улучшилась, полк звеньями бомбардировщиков без прикрытия истребителей нанес мощный удар по огромному скоплению фашистских автомашин и войск у Беескова и разрушил переправу через Шпрее. Противник оказывал сильное противодействие бомбардировщикам. В этих сложных условиях звенья бомбардировщиков вели на цели Иванцов со штурманом Артеменко, Шубняков с Осиповым, Сивунин с Скорбенко, Гадючко со Смирновым, Воеводин с Росляковым, Соколов с Устимовым, Шулепов с Селиверстовым и Абазадзе с Черногорским.

Меткий удар по переправе нанесло звено, возглавляемое командиром звена Гадючко М. А. со штурманом Смирновым. Штурман звена лейтенант Сергей Васильевич Смирнов за короткий срок показал себя отважным и метким бомбардиром. 9 октября 1944 года при ударе по скоплению войск и артиллерии противника в Дуже, несмотря на тяжелое ранение осколком зенитного снаряда в ногу, Смирнов нашел в себе силы и поразил бомбами заданную цель. За короткий срок он совершил 32 боевых вылета, за что был награжден орденом Отечественной войны II степени. В настоящее время живет в Краснодаре.

25 апреля армии фронта продолжали вести ожесточенные бои в самом Берлине, повсеместно встречая яростное сопротивление. Для того чтобы оказать содействие наземным войскам, перед бомбардировщиками, была поставлена задача разрушить опорные пункты обороны, нарушить управление и уничтожить живую силу противника.

Выполняя эту боевую задачу, бомбардировщики полка нанесли два сосредоточенных удара всем составом по скоплению боевой техники и живой силы на западной части Берлина в Штефанскофене[226]. Первый удар полк нанес в 13.30, а второй — вечером. В боевом порядке полка для удара по Берлину экипажи летели в следующем составе:

1-я группа:

Бузылев, Суханов, Назаров.

Соколов, Устимов, Синкевич, Горбатов.

Тропынин, Жданов, Чертков, Кузьмин.

Гадючко, Смирнов, Ванькин, Абдула.

Майданченко, Проскурко, Зайцев.

Сазонов, Серба, Статников, Колпаков.

Воеводин, Росляков.

Гилизидинов, Кириченко, Яремчук, Гомозов.

Денекин, Пеноков, Чоникян, Брель.

2-я группа:

Шубняков, Осипов, Наговицин, Новиков.

Баннов, Кожин, Паршенков, Заржевский.

Шулепов, Лузганов, Смирнов.

Саркисьян, Бевда, Смирнов, Черников.

Рогуцкий, Середенко, Воронцов, Хаирзаматов.

Трифонов, Макарыш, Вукаренко, Мохлин.

3-я группа:

Абазадзе, Черногорский, Степурин, Горшков.

Черепнов, Аверин, Климентенок, Швыдков.

Олексеенко, Войтко, Патлох, Боровиков.

Афонин, Полетаев, Куликов, Кульнин.

Харезашвили, Овчинников, Рыбололов, Мотурин.

Сивунин, Скорбенко, Задревский, Военлоченко.

Земляков, Зельник, Каращенко, Трифонов.

Кацман, Денисенко, Белозеров, Горбунов.

Сучков, Кондратьев, Щербаков, Нечаев.

Из летного состава, который в 1941 году начинал боевые действия, в боевом порядке находились только Наговицин и Новиков. Из пополнения 1942 года — экипаж Черепнова. Из пополнения 1943 года — экипажи Афонина, Воеводина, Абазадзе, Сивунина, Шулепова и Шубнякова.


От Варшавы до Одера | «Все объекты разбомбили мы дотла!» Летчик-бомбардировщик вспоминает | Послесловие