home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Экскурсия

— Четыре с рыбой, босс, — сказал Маркус, вновь забираясь в машину. — Я не знал, как быть с собакой, но я могу поделиться с ней рыбой, только ей пока будет малко горячо.

— Собачник, значит? — спросила Луиза, но он не расслышал сарказма и ответил:

— Обожаю их. Хорошо бы люди такими были.

Он сидел спереди, Джексон и Реджи — сзади, а между ними неловко примостилась собака. Луиза предложила погрузить собаку в багажник, чему Реджи и Маркус в ужасе воспротивились хором.

— Шучу, шучу, — сказала она, хотя они явно не поверили.

— Так-так, по-прежнему жестокосердая, — сказал Джексон. — Знаешь, нам, вообще-то, не по дороге.

— Истинная правда. Во многих смыслах.

— Высади меня где-нибудь — на станции, на автобусной остановке, на обочине, где хочешь. Я еду домой в Лондон.

— Плохи твои дела, — ответила Луиза. — Ты совершил преступление — даже несколько. Опять с дуба рухнул. Ездишь с чужими правами, садишься за руль, когда тебе нельзя, — о чем ты думал? Моя догадка — ты вообще не думал. У тебя фарш вместо мозгов.

— Ты меня не арестовала, — заметил он.

— Пока.

Прокатную машину уволок эвакуатор, Луиза конфисковала у Джексона права — права Эндрю Декера. Совершенно ясно, что ни Джексон, ни Реджи понятия не имеют, кто такой Эндрю Декер.

— Значит, — Маркус обернулся к Джексону, — это и есть мужик из больницы, которого с Декером перепутали. И с тех пор так и путают. — Он подул на картошку. — И вы с ним знакомы, босс?

— К несчастью.

— Вы не говорили. Может, надо было оставить его местной полиции — пусть обвинение предъявят?

(— Мэм, — рискнула открыть рот одна подпорка, — вы увозите заключенного в тюрьму?

— Он не заключенный, — сказала Луиза. — Он просто болван.)

— Надо было. Кто-нибудь еще желает изводить меня вопросами или я могу спокойно вести машину?


Когда они садились, Луиза опередила Маркуса и села за руль сама. Сочла, что всем присутствующим не помешает узнать, кто тут главный.

— Ужасно выглядишь, — сказала она, разглядывая Джексона в зеркале заднего вида. — Даже хуже, чем раньше.

— Раньше? Когда это раньше?

— Во сне.

— Поздравляю, — сказал Джексон.

— С чем?

— С повышением. И с браком, само собой.

Она оглянулась, и он кивнул на ее обручальное кольцо. Она посмотрела на свою руку на руле, почувствовала, как туго кольцо сжало палец. Бриллиант вернулся в сейф, а обручальное кольцо Луиза оставила, хотя оно стискивало ей плоть. Епитимья — как власяницу носить. Власяница напоминает тебе о вере, обручальное кольцо, сдавившее палец, — о недостатке таковой. Удавились, отдалились — права была толстая Хейли, очень похожие слова.

— Ты тоже, я так поняла, женился, — сказала она его отражению в зеркале. — Прости, что открытку не прислала, так вышло, потому что — ах да, ты забыл мне сказать.

Она чувствовала, как ерзает рядом Маркус. Да уж, взрослые ссорятся. Не ахти какая красота.

— Быстро ты отошел от Джулии, — продолжала она. — А, нет, погоди, она же рога тебе наставила? Забеременела от другого и все такое. Наверное, после этого легче, когда тебя бросают. — (Джексон на это замечание не ответил, что достойно восхищения, по Луизиному мнению, которое она оставила при себе.) — И думать не смей высказываться насчет моих отношений.

— Светская беседа тебе по-прежнему не дается, — сказал он, а потом вдруг: — Я по тебе скучал.

— Но это не помешало тебе жениться.

— Ты первая замуж вышла.

— У меня никогда не было двоих родителей, — вмешался голосок с заднего сиденья. — Я часто думаю, каково бы это было.

— Наверное, иначе, — сказал Маркус.


— Тетя, тетя, — задудела Реджи, едва увидела Луизу. — Тетя в Хозе, это близко. Надо поехать и проверить, там ли доктор Траппер. Ее похитили.

— Уверяю тебя, тетя ее не похищала, — ответила Луиза.

Личико Реджи засветилось.

— Вы приехали к тете! Вы говорили с доктором Траппер? А детку видели?

— Нет.

Личико погасло.

— Нет?

— Тетя умерла.

— Сильно болела, значит, — серьезно сказала Реджи. — Бедная доктор Траппер.

— Она не вчера умерла, — неохотно призналась Луиза. — Если точнее, две недели назад.

— Две недели? Я не понимаю, — сказала Реджи.

— Вот и я, — ответила Луиза. — Вот и я.


Реджи вновь изложила полную опись содержимого сумки доктора Траппер, громко возвещая о каждом предмете:

— Упаковка «Поло», пакетик клинексов, щетка для волос, ежедневник, ее ингалятор, ее очки, ее кошелек. Такие вещи не оставляешь.

Если не убегаешь в спешке, подумала Луиза.

— Если не убегаешь в спешке, — сказал Джексон.

— Даже не думай, — предупредила его Луиза.

— Вы сами посудите, — сказал он, пропустив совет мимо ушей. — Женщина явно ушла в самоволку, вопрос только в том, добровольно или нет.

— Не поспоришь, Шерлок, — пробормотала Луиза.

— С доктором Траппер случилось что-то плохое, — заупрямилась Реджи. — Я точно знаю. Я же говорю вам, тот человек у мистера Траппера ему угрожал, говорил, что-то случится с «тобой и твоими». Он серьезно говорил.

— Это, конечно, с потолка идея, — сказал Джексон, — но вдруг муж ее покрывает?

— Почему? — спросила Луиза.

— Не знаю. Он ее муж, супруги так делают.

— Правда? — сказала Луиза. — Как ее зовут?

— Кого? Кого зовут?

— Твою супругу.

— Тесса. Ее зовут Тесса. Тебе бы она понравилась, — прибавил он. — Тебе бы понравилась моя жена.

— Нет, не понравилась бы.

— Точно говорю, — сказал Джексон.

— Господи, да заткнись же ты.

— А ты меня заставь, — сказал Джексон.

— Ну-ка, прекратите, — велел голосок разума с заднего сиденья.


— Она ничего не взяла, — сказала Реджи. — Телефон, кошелек, очки, ингалятор, запасной ингалятор, собака, деткино одеяло. И она не переоделась, она всегда первым делом переодевается, а эти люди угрожали мистеру Трапперу, что он их больше не увидит, что время истекает. И тети нет. КАКИХ ВАМ ЕЩЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ?

— Дай ей в бумажный пакет подышать, что ли, — посоветовала Луиза Джексону.


— Но, — сказал Маркус. — Декер-то тут при чем? Или ни при чем? Он появился, она исчезла — это что, совпадение? И вот как — он взял и ушел с места катастрофы?

— Он ведь, по сути, нигде не появлялся, — заметила Луиза. — Человек-невидимка.

— Декер, — пробубнил Джексон, задумчиво глядя в окно. — Декер? Откуда я знаю это имя?

Декера нет, Джексон есть. Будто они таинственным образом поменялись местами. В катастрофе Джексон потерял свой «Блэкберри» и таинственно обрел права Декера. Нечаянно поменялся? Это Декер вчера утром при Луизе звонил Джоанне Траппер? Он искал Джо — не Джоанну, не доктора Траппер. Придя на свидание, она и ему сказала: «Зовите меня Джо»? А что еще она говорила?

— Что еще ты потерял? — спросила она Джексона.

— Кредитные карты, права, ключи, — ответил тот. — Адресную книгу в «Блэкберри».

— То есть свою личность, по сути дела. А вдруг ею пользуется Декер? Тебе достались права заключенного категории А в комплекте с ордером на его арест, а ему — ты, достойный, так сказать, гражданин, с кредитками, деньгами, ключами и телефоном. Последний звонок Джоанне Траппер в среду был с твоего телефона, с твоего «Блэкберри», — возможно, это был Декер. Он звонит Джоанне Траппер — и она исчезает. Нил Траппер говорит, что она уехала в семь, но, кроме его слова, у нас ничего нет. Может, она уехала позже, после звонка. И если уехала — так или иначе не в своей машине и не в прокатной, — и притом не к тете на юг, тогда куда же? С кем-то встретиться? С Декером? Может, он сел на эдинбургский поезд, потому что они договорились о встрече? Он летит под откос — буквально, потом звонит ей, и она уезжает к нему.

— А потом? — спросил Маркус.

— Вот это меня и беспокоит. А что видеонаблюдение? Наверняка вокруг ее дома камеры, там одни богачи живут и…

— Погоди минутку, — сказал Джексон. — Зачем вам этот Декер? Я ничего не понимаю.

— Да, — сказала Реджи. — Кто этот Эндрю Декер? И при чем тут доктор Траппер?


Прости, девочка, подумала Луиза. Она не хотела рассказывать Реджи о прошлом Джоанны Траппер. Как и ожидалось, эта информация придала Реджи говорливости (Убиты? Вся ее семья?). У девчонки хватка терьера, надо отдать ей должное. Джоанне Траппер она даже не родственница, а любит ее, похоже, больше всех. Невозможно представить, чтобы Арчи так относился к Луизе.

— Господи боже, — сказал Джексон. — Ну конечно — Эндрю Декер. Что это со мной? Мы были на маневрах в Дартмуре. Нас позвали искать пропавшую девочку, ту, что спаслась.

— Джоанна Мейсон, — сказала Луиза. — Ныне Джоанна Траппер.

— И теперь вам опять ее искать, — сказала Реджи Джексону.

— Если с ней один раз случилось плохое, это не значит, что оно случится опять, — сказала ей Луиза.

— Нет, — ответила Реджи. — Неправда. Если с ней один раз случилось плохое, это не значит, что оно не случится опять. Поверьте мне, со мной плохое случается все время.

— И со мной, — сказал Джексон.


— Ты боишься, что этот Декер разыскивает Джоанну Траппер? — спросил Джексон Луизу. — Это вряд ли, я о таких случаях даже не слыхал.

— Сказать по правде, я уже боюсь, что Джоанна Траппер разыскивает Эндрю Декера.


— С другой стороны… — сказала Луиза.

Они припарковались перед бензоколонкой. Маркус и Реджи пошли в магазин за перекусом, а Джексон пересел вперед. От него пыхало жаром. То ли у него лихорадка, то ли ей чудится, потому что сама перегрелась. Пусть он обнимет ее, пусть ее кости расплавятся, хотя бы на миг. С Патриком у нее такого не бывало — она никогда не хотела перестать быть Луизой. Но сейчас, на этом ярко освещенном подъезде к бензоколонке, она хотела сдаться, бежать с поля боя. Может, есть способ на сей раз его удержать, запереть в тюрьму, в ящик, в сейф, чтоб он снова не улизнул?

— Что — с другой стороны? — спросил он.

— Нил Траппер, муж Джоанны, едва ли вне подозрений. Вполне вероятно, он ее и прикончил. И детку. Скажем, она захотела уйти и он потерял голову.

— Бывает.

— Но с другой стороны… у него крайне интересные знакомые.

— Интересные?

— «Преступники», как говорим мы, профессионалы. Какие-то люди из Глазго, о которых давно ходят слухи. Некто Андерсон. Пытается влезть в город, втиснуть какие-то легитимные компании. У них, похоже, очень популярен частный автомобильный прокат.

— И заказ такси?

— Ну да. И залы игровых автоматов. Оздоровительные клубы. Низкопробные салоны красоты. Угадай, кому все это принадлежит?

— Нилу Трапперу?

— Бинго. На той неделе один игровой зал сгорел, и еще кое-какая муть всплыла.

— Муть?

— Это термин. Мы-то за Траппером подозревали умышленное разжигание огня, но теперь я серьезно сомневаюсь. А вдруг Андерсон угрожает его семье? Реджи говорит «похитили», а она пока ни в чем не ошиблась. Как это ни дико.

— Что там Реджи сказала? «Ты и твои. Сам покумекай. Милая женушка, славный малыш. Хочешь снова их увидеть? Потому что все зависит от тебя».

— Для старика у тебя неплохая память.

— Много в школе зубрил. И мне сорок девять. Я, если не ошибаюсь, моложе твоего супруга. «Хочешь снова их увидеть?» Думаешь, их где-то держат?

— А тетка — просто отвлекающий маневр. Для отвода глаз. Чтобы сбить со следа всех, кого насторожит внезапное исчезновение Джоанны Траппер. Ирония в том, что муж мог бы и не напрягаться. Для Джоанны Траппер выход Декера из тюрьмы — отличный повод исчезнуть. Зря Нил Траппер тетку впутал.

— Теории убедительные, — сказал Джексон. — Как мы будем их доказывать или опровергать?

— Мы ничего не будем. Только я. Я тут настоящая полиция, а ты просто бездельник. По сути.

— Спасибо. — Он потянулся к ней, взял ее за руку. — Я правда ужасно скучал.

Во рту у нее пересохло, сердце заскакало как бешеное, будто вирус подхватила, и она подумала было завести мотор, умчать Джексона в ближайшую гостиницу, в сарай или на стоянку, но из магазина уже выходили Реджи с Маркусом, и Луиза едва успела выдернуть руку, а они уже грузились в машину, впуская сквозняк холодной ночи и раздирая пакеты с чипсами.

— Хочешь обратно сесть? — спросил Джексон Маркуса, и тот ответил:

— Не, порядок, я с собакой посижу. — Но Луиза сказала ему:

— Можешь сесть за руль, я устала, сяду сзади, — потому что невыносимо, когда она сидит так близко к Джексону и не может снова его коснуться.

— Без проблем, — сказал Маркус; все пересели. — Мужчины спереди, женщины сзади, как им и полагается. Шучу, ясное дело, — поспешно добавил он, увидев Луизино лицо в зеркале.


Когда они снова пересекли границу, уже давно стемнело. После Берика мили тянулись бесконечно. Джексона и Реджи они высадили в Масселбурге.

— Ты точно хочешь, чтобы он у тебя ночевал? — с сомнением спросила Луиза.

— Ему больше некуда идти, — ответила Реджи.

— Вообще-то, я мог бы пойти домой, — отметил Джексон. — Но весь мир и его женушка не желают, чтобы я туда добрался.

— Вы должны помочь доктору Траппер, — сказала Реджи.

— Искать доктора Траппер — моя работа, а не его, — сказала Луиза. — Любители мне тут не нужны. — Она повернулась к Джексону. — Спасибо, обойдемся без твоей помощи.

— Иди домой к детям, Херб,[154] — в таком духе?

— Именно.

— Хорошая тачка, — сказал он, нежно похлопав «БМВ» по крыше, точно старого друга.

— Вали.

— Завтра увидимся, — сказал он.

— Правда?

— Конечно.

Сердце ее взлетело — завтра они увидятся. Девочки-подростки так себя чувствуют — девочкой-подростком Луиза не чувствовала ничего такого. Патрик прав, у нее не было юности. Теперь наверстывает.

— Я же не уеду, не попрощавшись, — сказал он.

Сволочь. Она недостаточно хороша, она его не удержит, не одолеет притяжения его новой жены. Тесса, значит. Сука.

Пойдем домой, хотела сказать она, — ну, не домой, едва ли она сможет привести его домой, представить мужу, Бриджет с Тимом: «Это Джексон Броуди, человек, за которого мне надо было выйти замуж». Не замуж. Брак — для дураков. С этим человеком она должна была бежать. За холмы, далеко-далеко. «Шагни со мной в пропасть» — вот что хотела сказать она. И конечно, не сказала.

— Кто такой Херб? — спросил Маркус.


— Черт. Надо было сумку у Реджи забрать. — Что с ней творится? Обычно она не забывчива. А теперь как будто мозг расползается по швам.

— Пошлю утром полицейского, босс.

— Ты малко съкровище мое.

— Высадите меня здесь где-нибудь, — сказал Маркус, и она ответила:

— Да ерунда, я тебя до дому подброшу. — Он жил в Южном Куинсферри, ей придется дать кругаля на много миль.

— Вам придется дать кругаля на много миль, босс.

— Не проблема. У меня открылось второе дыхание. — Он все еще жил с матерью. Арчи в двадцать шесть не станет жить с Луизой. — У тебя подруга есть? — Раньше как-то в голову не приходило спросить, Маркус не похож на мальчика, у которого есть подруга.

— Элли.

— Но ты с ней не живешь.

— Это следующий шаг, босс. Как раз вчера вечером ездили дом смотреть. На Малбет-Уайнд.

Ну естественно, такой мальчик все делает как положено — шаг за шагом, постепенно. Девочка Элли, дом на Малбет-Уайнд. Ко всему готовится.

Когда он вылез из машины, Луиза пересела за руль и опустила окно.

— Первым делом с утра надо выяснить, использовал ли кто кредитки Джексона Броуди, и если да, то где. И надо попробовать отследить его телефон.

— Понял, босс.

— Спокойной ночи, скаут.

— Спокойной ночи, босс.

Она подождала, пока он отопрет дверь, обернется, помашет, исчезнет в доме. Внизу дрогнула занавеска в окне — увлеченная матушка, надо полагать.

Луиза немножко посидела, размышляя, куда бы еще ей съездить, чтоб не ехать домой. Файф и прочий север — это прямо за заливом. Далеко ли она уедет, прежде чем ее хватятся?


Arma virumque cano [152] | Ждать ли добрых вестей? | Скорби