home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

— Все готовы? — Чарли, широко улыбаясь, посмотрел на свою команду, потом слегка поклонился провожающим и взмахнул рукой, призывая начать посадку в самолет.

Они летели в Аризону обычным самолетом, но группа оказалась столь многочисленной, что создавалось впечатление, будто все места в первом классе принадлежат им. В состав группы входило семь человек из кинокомпании, а также Сэм, Чарли, два их ассистента, Генри Джонс — Адамс — английский актер — и его друг. Ну и еще горы чемоданов и оборудования, множество ящиков и коробок. Генри и его приятель взяли с собой собачку, белого карликового пуделя по кличке Джорджи, и Саманта молила Бога, чтобы пудель не бросился под ноги лошадям. В противном случае для пуделя все будет кончено… да и съемки скорее всего придется прервать.

Кроме того, в Аризоне их должны были встретить гример и парикмахер, работавшие в Лос — Анджелесе; им предстояло сопровождать группу до конца съемок.

— Как ты думаешь, они ничего из наших вещей не забыли? — нервно прошептал приятель Генри, обращаясь к Саманте.

Она ответила, что беспокоиться совершенно не о чем.

— Но у нас столько багажа! — не успокаивался он.

— Да тут к этому привыкли. Тем более, — Сэм ободряюще улыбнулась, — что мы летим первым классом.

Как будто это имело какое-то значение! Как будто это гарантировало, что в полете не потеряют его шикарный чемодан, купленный в магазине «Вуиттон», сумки из «Самсонита», принадлежащие другим членам съемочной группы, или оборудование, стоившее кучу денег. Сэм в очередной раз осознала, что ей придется изрядно попотеть в этой поездке. Она продумала концепцию фильма, практически самостоятельно написала весь текст, нашла съемочные площадки, подобрала актера на главную роль, произвела отбор остальных людей, решила, в какую кинокомпанию стоит обратиться, утрясла с ними финансовые вопросы, и вот теперь в ближайшие две недели, за которые они побывают в четырех разных местах, ей предстоит ободрять всех членов съемочной группы, говорить, что скоро обед, совсем скоро, вот только еще пару дублей отснимем — и все, а погода завтра будет попрохладней, и кондиционер в гостинице к полудню починят, и еда на новом месте, в новом городе, наверное, будет получше… Присутствие нервного бой — френда «голубого» Генри и их французского пуделя не сулило никакого облегчения. Но, с другой стороны, Генри Джонс — Адамс оказался на поверку человеком уравновешенным, забавным собеседником и вообще хорошим парнем, поэтому Сэм надеялась, что он будет призывать своего любовника и их общего любимца — пуделя к порядку. Сексуальные пристрастия Генри были Саманте безразличны, но ее несколько раздосадовало, что он хочет взять с собой эту небольшую свиту. Однако Генри упорно настаивал на своем, а агентство так в нем было заинтересовано, что даже в том случае, если бы Генри вздумалось отправиться на съемки со своей матерью и не одним, а с четырнадцатью дружками, ему не отказали бы.

Спиртное, предложенное стюардессой, успокоило нервы и придало всем бодрости. Чарли был в ударе, веселил всю компанию, и через полчаса после отлета из Таксона они расслабились. Работы на тот день запланировано не было. Саманте и ее коллегам предстояло проехать в трех взятых напрокат фургонах, погрузив в них все оборудование, сто пятьдесят миль до места назначения, а потом плотно поесть и как следует выспаться, чтобы на следующий день, приступив к съемкам, все были «как огурчики». Вот когда ей пригодится приобретенная на ранчо привычка вставать ни свет ни заря! Ведь во время съемок, наверное, она будет подниматься в половине пятого. А по вечерам Сэм собиралась еще час — другой потратить на свои личные дела. Она уже составила список людей, с которыми ей хотелось поговорить, и решила после каждого рабочего дня немного задерживаться на ранчо, чтобы поболтать с ковбоями. Вдруг кто-нибудь где-нибудь работал вместе с Тейтом? Вдруг она получит хоть малюсенькую зацепку: адрес родственника, старого хозяина Тейта или человека, который знает, где сейчас Тейт? Сэм считала, что стоит попытаться. Да что угодно стоит предпринять, главное — не сидеть сложа руки! Когда самолет пошел на посадку, Саманта тихонько улыбнулась, лелея в сердце надежду. Кто знает? Может быть, в один прекрасный день она зайдет на ранчо, увидит высокого, красивого ковбоя, прислонившегося к столбу забора, и на сей раз это будет не какой-нибудь там незнакомец?.. Это будет Тейт, зеленоглазый Тейт, и он ласково улыбнется ей губами, которые она Так любила целовать… Тейт…

— Ты что, Сэм? — Чарли похлопал ее по плечу.

Саманта вздрогнула от удивления, обернулась и заметила, что он смотрит на нее как-то странно. — А? Что? — Она еще не до конца пришла в себя.

— Да я к тебе уже десять минут обращаюсь!

— Очень мило.

— Я хотел узнать, кого ты хочешь посадить за руль двух других машин.

Саманта поспешно включилась в работу и принялась отдавать распоряжения, однако ее мысли по — прежнему были далеко: во время посадки, глядя на горизонт, она втайне надеялась, что, может быть, завтра или послезавтра ей удастся найти Тейта…

«Тейт, ты там?» — хотелось шепотом спросить Саманте, но она понимала, что ответа не последует.

Узнать, где он, можно, только продолжая поиски. И именно поэтому она сюда явилась!

Саманта и ее коллеги одними из первых вышли из самолета, и Сэм быстро все устроила: взяла напрокат машины, назначила трех человек водителями, обеспечила их картой местности, закупила в дорогу несколько коробок с сандвичами и дала каждой из трех групп по чеку для оплаты мотеля — на тот случай, если машины приедут туда по отдельности. Как обычно, Сэм продумала все до мелочей.

В фургоне, за рулем которого сидела Саманта, ехали Чарли, парикмахерша, гримерша, артист, его дружок, пудель и весь их багаж. Оборудование, другие члены съемочной группы и ассистенты Саманты и Чарли сели в две другие машины.

— Всем удобно? — спросил Чарли, оглядываясь на сидящих сзади пассажиров, и протянул им банки с холодным фруктовым соком.

В Аризоне было жарче, чем в адском пекле, и все облегченно вздохнули, усевшись в машину, оборудованную воздушным кондиционером. Генри рассказывал забавные истории о своих гастролях по Англии, его приятель смешил их, описывая, что было, когда в Дубуке обнаружили, что он «голубой», парикмахерша и гримерша наперебой говорили о своей недавней поездке в Лос- Анджелес, где они причесывали и гримировали известную рок- звезду, так что до приезда в отель все шло гладко и мило. В гостинице, как и следовало ожидать, разразилась первая буря. Хозяин не пускал в гостиницу собак, с презрением отнесся к дружку Генри, с ужасом воззрился на огненно — рыжие волосы парикмахерши и на ее коротко подстриженную голубовато — розоватую челку и разбранил на чем свет стоит «эти страшенные бурые чемоданы». Дружок Генри принялся чуть ли не целовать свой любимый чемоданчик и пригрозил, что останется спать в машине, но не бросит песика одного. Чек на сто долларов — этой сумме предстояло пополнить статью расходов, обозначенную как «чаевые и проч. издержки», — помог Джорджи проникнуть в виниловое великолепие отеля, где все было выдержано в слащавых бирюзовых тонах.

— Ну и видок у тебя, Сэм! Ты как загнанная лошадь.

Растянувшись на диване в ее номере, Чарли наблюдал, как

Саманта сосредоточенно изучает кипу бумаг. Она подняла глаза, усмехнулась и бросила в него бумажный шарик, который угодил Чарли в левое ухо.

— Все шутим, да? Действительно, с чего бы это мне утомиться? Я ведь просто тащусь через всю страну в компании разных чудиков и с французским пуделем впридачу. Разве от этого можно устать, Чарли?

— Я, например, не устал, — заявил Чарли.

Сэм скорчила гримасу.

— Ничего удивительного. Ты же никогда не работаешь.

— Это не по моей вине. Я художественный руководитель, и моя задача обеспечить высокохудожественность фильма. Я не виноват, что ты такая честолюбивая и мечтаешь стать творческим директором.

Чарли сказал это в шутку, но Сэм вдруг посерьезнела и, отложив бумаги, пересела на кровать.

— Ты правда так думаешь? Ты думаешь, я хочу стать творческим директором?

— Нет, моя птичка, — Чарли ласково улыбнулся Саманте. — Я не думаю, что ты этого хочешь. Но ты это получишь. Ты работать здорова, черт побери. И хотя мне ужасно неохота это признавать, порой бываешь просто великолепна. И Харви это знает, и клиенты, и я, и вообще все в конторе, так что рано или поздно ты своего добьешься. Или тебя переманят в другое агентство, соблазнив высокими заработками, или Харви выполнит свою угрозу и уйдет-таки на пенсию, и ты станешь творческим директором.

Творческий директор… Одна лишь мысль об этом внушала Саманте трепет.

— Я не думаю, что мне этого действительно хочется. Нет, больше не хочется.

— Тогда тебе нужно что-то делать. А то дождешься, что на тебя это свалится, и отказаться будет уже поздно, — посоветовал Чарли и, немного подумав, спросил: — А чего ты хочешь, Сэм?

Саманта посмотрела на него долгим взглядом и тихонько вздохнула:

— О, Чарли это длинная история.

— Я так и предполагал. — Он глядел на Сэм настойчиво, не отводя глаз. — Там, в Калифорнии, у тебя кто-то был, да? На ранчо?

Саманта кивнула.

— Ну и что случилось?

— Он меня бросил.

— О, черт!

Надо же, вслед за Джоном… Неудивительно, что она была такой скованной и несчастной, когда вернулась домой.

— Вы расстались навсегда?

— Не знаю. Я до сих пор его разыскиваю.

— Так ты даже не знаешь, где он?

Сэм покачала головой, и Чарли погрустнел.

— И что ты собираешься делать?

— Продолжать поиски, — со спокойной решимостью ответила Саманта, и Чарли одобрительно закивал.

— Умница. А знаешь, ты сильный человек, Сэм.

— Не знаю, дорогой, — Саманта улыбнулась и снова вздохнула. — Подчас я в этом сомневаюсь.

— Нечего сомневаться. — Чарли посмотрел на Саманту с затаенной гордостью. — Я лично не представляю себе, с чем ты бы не смогла справиться. Помни об этом, детка, если вдруг твои дела будут совсем плохи.

— А ты мне тогда сам напомни.

— Хорошо.

Они обменялись теплыми улыбками, и Сэм порадовалась тому, что Чарли поехал с ней.

Он был ее лучшим другом, скрашивал своими шутками и болтовней дорогу, а главное, был добрым и умным человеком, хотя и строил из себя шута. Саманте было приятно, что Чарли и Харви ее ценят. Вернувшись после долгого отсутствия, она почувствовала, что ей придется снова завоевывать их уважение, на деле доказывать не только свою профессиональную пригодность, но и качества, которые ценны в дружбе. И теперь, спустя короткое время, Саманта знала, что вернула себе их уважение и любовь. А это для нее ой как много значило!.. Она поднялась с кровати и, подойдя к Чарли, поцеловала его в щеку.

— Ты мне в последнее время что-то не рассказываешь о моей тезке.

— О, малышка великолепна. Уже сама чистит зубы, отбивает чечетку, стирает.

— Ой, да замолчи, дурачок! Я серьезно спрашиваю. Как она?

— Просто прелесть. Девочки совсем не похожи на мальчиков.

— Ты удивительно наблюдателен, дорогой. Кстати, ты еще не проголодался? Я, например, умираю с голоду. Наверное, надо собрать наших милых овечек в волчьей шкуре и погнать в соседнюю забегаловку, где продают такс. А то они поднимут вой и начнут скалить зубы.

— Ты серьезно собираешься кормить их этим? Тако? — Чарли был шокирован. — Я не уверен, что наш маленький мистер Вуиттон придет в восторг. Не говоря уже о пуделе.

— Не издевайся надо мной. Между прочим, в этом городишке вообще, наверное, ничего не готовят, кроме тако.

— Великолепно.

Но в результате они прекрасно провели время: ели тако, пили пиво и шутили, причем шутки эти постепенно, по мере того, как всех охватывали усталость и истома, становились более и более скабрезными. Наконец компания вернулась в отель и отправилась на боковую. На прощание Чарли помахал рукой Саманте, пожелал ей спокойной ночи и скрылся в своей комнате, а она еще полчаса посидела над бумагами, составляя план на следующий день, а затем зевнула и выключила свет.


Глава 22 | Саманта | Глава 24



Loading...