home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Наутро Саманта с душераздирающими стонами выползла из постели, поковыляла в душ и целых пятнадцать минут стояла под горячей водой, обмывая ноющее тело. После одиннадцатичасового пребывания в седле кожа под коленями стала почти пунцовой, и перед тем, как осторожно влезть в джинсы, Саманта обложила себе ноги ватой и надела сверху дамские панталоны. Единственным положительным моментом было то, что дождь наконец прекратился, и, когда Сэм по дороге в столовую, на завтрак, вгляделась в предрассветный сумрак, она увидела на небе звезды. Этим утром она уже не так робела, войдя в столовую. Повесив куртку на крючок, Саманта сразу направилась к автомату, готовившему кофе, и наполнила высокую кружку дымящейся жидкостью. Заметив за дальним столом своего старинного приятеля Джоша, она с улыбкой подошла к нему, и он усадил ее рядом с собой.

— Ну, как самочувствие, Саманта?

Она горестно усмехнулась и заговорщически понизи ла голос:

— А потому что ходить я бы точно не смогла! Я почти ползком ползла сюда из дома Кэролайн.

Джош и другие мужчины, сидевшие за столом, покатились со смеху, и один из них похвалил Саманту за то, что она накануне проявила такую выносливость.

— Ты отлично ездишь на лошади, Саманта.

Хотя на самом деле у нее не было возможности продемонстрировать им все свое умение, поскольку дождь лил как из ведра.

— Когда-то я ездила хорошо. Но это было давно.

— Не имеет значения, — решительно возразил Джош. — У тебя хорошая посадка и хорошая хватка, а это сохраняется по гроб жизни. Ты сегодня опять на Рыжике поедешь, Сэм?

Джош поднял брови; Саманта передернула плечами и отпила глоток кофе.

— Посмотрим. Не думаю.

Джош только улыбнулся в ответ. Он знал, что Саманта не будет долго терпеть старую клячу. Особенно после того, как она увидела Черного Красавчика! Джош сказал себе, что очень удивится, если Саманта в скором времени не усядется на Красавчика верхом.

— Ну, а как тебе понравился вчера наш богатырь? — Джош даже заулыбался от удовольствия.

— Черный Красавчик?

Когда Саманта произнесла это имя, в ее глазах появился особый свет. Эту страсть далеко не все способны понять… Джош кивнул и ухмыльнулся.

— Я такого великолепного жеребца никогда не видела.

Джош не удержался и спросил:

— Мисс Каро разрешит тебе на нем покататься?

— Если мне удастся ее уговорить… а я уж постараюсь! — Сэм улыбнулась Джошу через плечо, направляясь к очереди, выстроившейся в ожидании завтрака.

Спустя пять минут она вернулась с тарелкой, на которой лежала ветчина с сосисками. Двое ее соседей по столу за это время пересели за другой стол, а Джош уже нахлобучивал шляпу.

— Чего это вы так рано, Джош?

— Да я пообещал Тейту, что зайду перед выездом на работу в конюшню, надо ему помочь. — Джош улыбнулся, потом перебросился парой фраз с приятелем и ушел.

Через двадцать минут Саманта зашла в конюшню и растерянно оглянулась, ища Тейта; она сама не знала, как завести с ним разговор о том, что хорошо бы ей дать другую лошадь. В то же время она не собиралась снова соглашаться на старого лентяя, которого дал ей Тейт в прошлый раз. Раз Кэролайн предложила Навахо, значит, он куда больше ей подходит!

Несколько мужчин, проходя мимо, кивнули Саманте. Похоже, ее присутствие уже не так их раздражало, как накануне. Саманта подозревала, что, даже ожидая увидеть ее сегодня утром, они еще не до конца поняли ее характер. Но в то же время Сэм было ясно, что сердца их можно покорить, только если ездить с ними на равных под проливным дождем, не сетуя на усталость. А раз она хочет провести ближайшие три месяца на ранчо Кэролайн, среди ковбоев, важно, чтобы они перестали ее считать чужой. Но от Сэм не укрылось, что на нескольких парней ее внешность и молодость произвели впечатление; накануне вечером она видела, как один из них завороженно уставился на нее, когда она сняла с волос резинку и тряхнула своей длинной гривой пепельно — белокурых волос. Поймав на себе взгляд парня, Саманта ответила мимолетной улыбкой, а он густо покраснел и отвернулся.

— Доброе утро, мисс Тейлор!

Чей-то решительный голос ворвался в приятные размышления Сэм, и, подняв глаза на Тейта Джордана, она вдруг поняла, что готова пережить любую неловкость, лишь бы не трястись целый день на плохой лошади, повинуясь его приказанию.

В его взгляде было столько упрямой самоуверенности, что она моментально взбеленилась, стоило Тейту повернуть к ней голову.

— Наверное, вы устали после вчерашнего?

— Да вообще-то нет.

Уж кому — кому, а Тейту она не собиралась жаловаться на усталость и на ломоту во всем теле! Устала ли она? Разумеется, нет!.. Одного взгляда на него достаточно, чтобы понять, каким могущественным и важным он себя считает. Надо же, помощник управляющего ранчо! Неплохо, мистер помощник. Биллу Кингу уже шестьдесят три, и он в любой момент может удалиться на покой, оставив Тейту Джордану в наследство свои громадные башмачищи. Хотя… Джордан, конечно, не будет смотреться в этой роли так внушительно, как Билл Кинг… не будет таким же умным, добрым и даже мудрым начальником… Саманта не понимала почему, но Тейт Джордан ужасно ее раздражал; любому постороннему человеку, который взглянул бы сейчас на Тейта, намеревавшегося отойти от Саманты, стало бы понятно, что между ними существуют скрытые трения.

— Э — э… Мистер Джордан! — Саманта неожиданно почувствовала странное наслаждение от того, что может его уесть.

— Да? — Тейт повернулся к ней лицом, держа на плече седло.

— Мне бы хотелось поехать на другой лошади.

Ее глаза были холодны, как стекло, а его внезапно сверкнули.

— К чему вы клоните? — В его голосе звучал скрытый вызов.

Саманту так и подмывало сказать, что она мечтает прокатиться на Черном Красавчике, но затем она решила не тратить на него свою иронию.

— Кэролайн считает, что мне вполне подойдет Навахо.

Джордан досадливо нахмурился, но потом кивнул и отвернулся, рассеянно бросив через плечо:

— Что ж, можно.

Эти слова еще больше разозлили Саманту. Почему ей требуется его разрешение? Разум подсказывал, что по очень простой причине, однако Саманта еще долго кипятилась: и подойдя к Навахо, и найдя в смежной комнатушке седло и уздечку, и вернувшись к коню, чтобы его оседлать. Это был прекрасный, конь: морда светлая с подпалинами, бока бурые, и очень характерный круп — белый, с большими коричневыми пятнами. Конь стоял смирно, пока Саманта водружала ему на спину седло и закрепляла подпругу, однако едва она вывела его из конюшни, стало ясно, что он гораздо норовистей Рыжика. Саманте пришлось немного попотеть, подчиняя его своей воле — он целых пять минут то и дело взвивался на дыбы, едва она пыталась присоединиться к ковбоям, которые уже начали выезжать со двора. Саманта попала в ту же группу, в которой была накануне, и по дороге к холмам заметила, что Тейт Джордан наблюдает за ней с явным неодобрением.

— Вы считаете, что справитесь с ним, мисс Тейлор? — Голос мистера Джордана был звучен, как колокол, и когда он, проезжая мимо, критически поглядел на то, что выделывала ее лошадь, Саманте вдруг страшно захотелось ему врезать.

— Я очень постараюсь, мистер Джордан.

— По — моему, вам все же следовало взять Леди.

Саманта не произнесла в ответ ни звука и поехала вперед. Через полчаса все уже были поглощены работой: искали отбившихся от стада животных и снова проверяли, цела ли ограда. Нашли больную телку, и двое мужчин принялись кнутами подгонять ее к одному из больших коровников. К тому времени, как наконец был сделан перерыв на обед, они уже проработали шесть часов. Остановившись на поляне, работники привязали лошадей к деревьям, которые росли вокруг. Как обычно, всем раздали бутерброды и кофе, разговор велся лениво, все расслаблялись. К Саманте почти не обращались, однако ее это не тяготило; она закрыла глаза, подставив лицо зимнему солнцу, и потихоньку уносилась мыслями все дальше…

— Вы, наверное, устали, мисс Тейлор?

Снова этот голос!

Саманта открыла один глаз.

— Да, в общем, нет. Я просто греюсь на солнышке. Вас это раздражает?

— Ну что вы! — Он любезно улыбнулся. — Вам нравится Навахо?

— Очень. — Саманта открыла оба глаза и улыбнулась ему. А потом не удержалась от соблазна немного подразнить Тейта:

— Хотя, конечно, не так, как мне понравилось бы ездить на Черном Красавчике.

Сэм лукаво улыбнулась, и было непонятно, серьезно она говорит или шутит.

— Это, мисс Тейлор, — он ответил улыбкой на улыбку, как игрок в теннис отбивает резкий удар, — было бы с вашей стороны ошибкой, и, надеюсь, вы ее не сделаете. — Мистер Джордан кивнул с видом человека, умудренного опытом. — Вы расшибетесь. И опозоритесь. — Он снова ласково улыбнулся. — Страшно опозоритесь. На таком жеребце могут ездить немногие. Даже мисс Лорд приходится соблюдать осторожность, когда она его выводит из стойла. С Красавчиком шутки плохи, это… — Тейт запнулся, подбирая слова. — Это лошадь не для… людей, которые катаются верхом лишь иногда, от случая к случаю.

Держа в руке чашку с дымящимся кофе, мистер Джордан покровительственно посмотрел на Саманту сверху вниз своими зелеными глазами.

— А вы сами-то на нем ездили? — вопрос прозвучал резко, глаза Саманты не улыбались.

— Однажды.

— И как он вам?

— Прекрасный конь. В этом вы можете не сомневаться. — В зеленых глазах вновь засветилась улыбка. — На нем ездить не то, что на Навахо.

Однако он этим давал понять, что с Навахо она в состоянии справиться!

— По — моему, когда мы выезжали из дому, он задал вам жару, — добавил Тейт.

— И вы решили, что я с ним не совладаю? — Саманта чуть не расхохоталась.

— Да нет, я просто беспокоился. Ведь если вы разобьетесь, в этом буду виноват я, мисс Тейлор.

— Вы говорите как настоящий начальник, мистер Джордан. Но навряд ли мисс Лорд призовет вас к ответу, если я свалюсь с лошади. Она меня слишком хорошо знает.

— Что вы хотите этим сказать?

— А то, что я не привыкла ездить на таких лошадях, как Рыжик.

— Но неужели вы считаете, что справитесь с Черным Красавчиком?

Тейт был уверен, что ни Кэролайн Лорд, ни Билл Кинг не позволят Саманте прокатиться на этом жеребце. Черт возьми, даже ему — и то всего один раз дали проехаться на дорогом, породистом скакуне!

Саманта спокойно кивнула.

— Да, я считаю, что справлюсь.

Тейт явно был позабавлен.

— Вот как? Вы настолько уверены в себе?

— Я просто знаю, что я умею, а что — нет. Я езжу хорошо. Не боюсь рисковать. И прекрасно осознаю, что делаю. А что касается опыта, то я езжу верхом с пяти лет. Это не так-то мало.

— И ездите каждый день? — в голосе Тейта снова появился вызов. — И много ездите верхом по Нью — Йорку?

— Нет, мистер Джордан, — мило улыбнулась Саманта. — Не много.

Но мысленно поклялась усесться верхом на Черного Красавчика, едва заручившись разрешением Кэролайн: во — первых, ей не терпелось на нем прокатиться, а во — вторых, ужасно хотелось доказать этому наглому ковбою, что она не ударит лицом в грязь.

В следующую минуту Тейт уже вернулся к подчиненным и подал сигнал к отъезду. Они вскочили в седла и остаток дня продолжали заниматься осмотром самых дальних уголков ранчо. Им удалось обиаружить нескольких телок, которые чуть было не вышли за границы владений Кэролайн, и на закате их пригнали домой. Саманте опять казалось, что она не сможет слезть с лошади, но Джош поджидал Сэм у конюшни и потянулся к ней, когда она со стоном перекинула через Новахо ногу,

— Ну, как? Дойдешь сама, девочка?

— Сомневаюсь

Джош лишь улыбнулся в ответ, глядя, как Саманта расседлывает лошадь и, чуть не падая, идет убирать на место седло и уздечку.

— Как прошел день? — Джош последовал за Самантой и встал на пороге.

— Да вроде нормально. — Устало улыбнувшись, Саманта вдруг сообразила, что уже говорит как заправский ковбой, который не любит тратить слов попусту.

Только Джордан говорил иначе, да и то лишь обращаясь к ней. Тогда чувствовалось, что он человек образованный; во всех остальных случаях его речь ничем не отличалась от речи окружающих мужчин. Билл Кинг тоже подбирал выражения, разговаривая с Кэролайн, но его речь менялась не так сильно. Они вообще были совершенно разными: Билл Кинг и Тейт Джордан. Джордан гораздо меньше всех остальных напоминал неотшлифованный алмаз.

— Далеко отсюда до Нью — Йорка. Да, Саманта? — На морщинистом лице невысокого пожилого ковбоя появилась ухмылка, и Саманта в ответ закатила глаза.

— О да! Именно поэтому я к вам и приехала!

Джош кивнул. Он толком не знал, почему Саманта решила сюда приехать. Но догадывался. Ранчо — хорошее место для тех, у кого неприятности. Тяжелая работа, свежий воздух, хорошее питание и отличные лошади вылечат почти любую хворь. В животе не бывает пусто, вечером валишься с ног от усталости, солнце всходит и заходит, а ты думаешь только о том, нужно ли тебе подковать лошадь и пора ли починить забор на южной стороне ранчо. Другой жизни Джош не знал, но зато видел многих людей, перепробовавших самые разные занятия и в конце концов вернувшихся сюда. Да, это хорошая жизнь! И Джош понимал, что Саманте она тоже пойдет на пользу. От чего бы она ни пыталась на самом деле убежать, такая жизнь ей поможет забыться. Накануне утром Джош заметил под глазами Саманты темные круги. Теперь они слегка посветлели.

Джош и Саманта вместе прошли мимо Черного Красавчика, и Сэм почти инстинктивно протянула руку, чтобы потрепать его по холке.

— Здравствуй, дружок! — тихо пробормотала Саманта, — и жеребец заржал, словно она была его хорошей знакомой.

Саманта задумчиво посмотрела на коня, будто видела его впервые. Потом ее глаза странно вспыхнули, она вышла вместе с Джошем из конюшни, пожелала ему доброй ночи и медленно направилась к хозяйскому дому. Билл Кинг разговаривал с Кэролайн. Когда Саманта зашла в комнату, они умолкли.

— Добрый вечер, Билл… Каро! — Саманта улыбнулась им обоим. — Я вам не помешала?

Она смутилась, но они поспешно замотали головами, успокаивая ее.

— Конечно, нет, дорогая! — Кэролайн поцеловала Саманту, а Билл Кинг взял шляпу и поднялся с кресла.

— До завтра, милые дамы.

Он быстро ушел, и Саманта со вздохом растянулась на кушетке.

— Тяжко пришлось, да? — ласково посмотрела на нее Кэролайн.

Сама она не ездила верхом уже целую неделю. Перед Новым годом им с Биллом все еще предстояла куча бумажной работы, а времени осталось кот наплакал — всего две недели. Кэролайн знала, что нужно хотя бы улучить момент и поездить немного верхом на Черном Красавчике, пока он не стал совсем диким, но она даже этого не успевала сделать.

— Ты очень устала, Сэм? — Кэролайн посмотрела на Саманту с сочувствием.

— Устала? Вы, наверное, шутите? Я же столько лет подряд просидела в конторе за письменным столом! Нет, я не просто устала! Я совершенно разбита! И если бы Джош не стаскивал меня каждый вечер с лошади, я бы, наверное, так и спала в седле.

— Плохо дело.

— Да уж куда хуже!

Они рассмеялись, а мексиканка, прибиравшаяся в доме и готовившая еду, позвала их ужинать. Все было готово.

— О… Что это? — Кэролайн радостно наморщила нос, плетясь в большую кухню, красиво обставленную в деревенском стиле.

— Энчиладас, фаршированный перец, тамалес… Мои любимые блюда. Надеюсь, тебе тоже понравится.

Саманта расплылась в блаженной улыбке.

— После такого денька я и картон готова грызть, лишь бы его было много, и при условии, что потом мне дадут принять ванну и рухнуть в постель.

— Ладно, я это учту, Саманта. Ну, а в остальном как все было? Надеюсь, тебя никто не обижал? — задавая последний вопрос, Кэролайн нахмурилась.

Саманта в ответ помотала головой и снова улыбнулась:

— О нет, все были очень милы.

Однако она чуть заметно запнулась, и Кэролайн моментально обратила на это внимание.

— Все, кроме…

— Никаких «кроме». Я, правда, не думаю, что мы с Тейтом Джорданом станем лучшими друзьями, но он ведет себя вполне прилично. Просто, по — моему, он неодобрительно относится к тем, кто, как он выражается, «катается верхом лишь иногда, от случая к случаю».

Кэролайн усмехнулась.

— Да, пожалуй. Он человек необычный. В некоторых вопросах Тейт рассуждает как хозяин ранчо, но при этом с удовольствием гнет спину, работая не на себя. Он один из последних настоящих ковбоев. Отличный наездник и отличный работник. Это ковбой до мозга костей, который готов умереть за хозяина и сделать что угодно, лишь бы спасти ранчо. Мне повезло, что у меня есть такой работник, и когда- нибудь, — Кэролайн тихонько вздохнула, — он вполне заслуженно встанет на место Билла. Если останется здесь до того времени…

— Ас чего бы ему не остаться? Тут ведь не жизнь, а малина! Вы всегда предоставляли своим работникам гораздо больше удобств, чем в других хозяйствах.

— Да, — Кэролайн задумчиво кивнула. — И всегда сомневалась, что для них это имеет такое уж большое значение. Это ведь странный народ. Они почти все делают из гордости, чтобы не уронить своего достоинства. Они готовы работать задаром, просто из уважения к человеку или потому, что он хорошо с ними обошелся, а от кого-нибудь другого уйдут, решив, что так надо. Предсказать, как они поступят, совершенно невозможно! Даже Билл непредсказуем. Я никогда точно не знаю, что он сделает в следующую минуту.

— А здорово, наверное, управлять таким ранчо, как ваше!

— Да, это интересное занятие, — улыбнулась Кэролайн. — Очень интересное. — Кэролайн вдруг перехватила взгляд Саманты, устремленный на часы. — Что-то не так, Сэм?

— О нет, — Саманта словно притихла. — Просто сейчас шесть часов.

— И что? — Кэролайн сразу не поняла, но потом до нее дошло. — Ты про выпуск новостей говоришь?

Саманта кивнула.

— Ты смотришь его каждый вечер?

— Я стараюсь не смотреть. — В глазах Сэм опять засквозила мука. — Но в конце концов не выдерживаю.

— Можешь, тебе и сейчас стоит посмотреть?

— Нет, — Саманта медленно помотала головой.

— Хочешь, я скажу Лусии — Марии, чтобы она принесла сюда телевизор? Она принесет, можешь не сомневаться!

Однако Сэм опять покачала головой:

— Нет, я все равно должна прекратить. — У нее вырвался еле слышный вздох. — И лучше сделать это прямо сейчас.

Это напоминало борьбу с наркоманией. Да, ежевечерняя привычка впиваться взглядом в лицо Джона Тейлора была своего рода наркотиком…

— Я могу тебя чем-нибудь отвлечь? Может, выпить хочешь? Или посмотришь новости конкурирующей телекомпании? Или пососешь леденец? А хочешь, я разрешу тебе разорвать что-нибудь в мелкие клочья?

Кэролайн подшучивала над ней, и Саманта наконец рассмеялась. Какая же она прекрасная женщина! Все понимает!

— Ничего, я и так справлюсь с собой, но раз уж вы заговорили о лекарстве… — Саманта поглядела на сидевшую напротив нее за столом Кэролайн; в глазах Сэм читалась огромная мольба… как у девочки, которой до смерти хочется надеть на школьный вечер мамину норковую шубу. В приглушенном свете лампы ее лицо, обрамленное белокурыми волосами, струившимися по плечам, казалось еще моложе, чем обычно. — Мне хотелось бы попросить вас об одолжении.

— О каком? По — моему, ты тут и так можешь получить все, что угодно.

— Нет, не что угодно, — по — детски лукаво усмехнулась Саманта.

— И что же это может быть?

Саманта прошептала два заветных слова:

— Черный Красавчик.

Кэролайн на мгновение задумалась, а потом внезапно расхохоталась.

— Так вот в чем дело! Понятно…

— Тетя Каро… можно?

— Что «можно»? — Кэролайн Лорд царственно откинула назад голову, однако в ее глазах мерцали веселые искорки.

Но Саманту не так-то легко было сбить с толку.

— Можно мне на нем покататься?

Кэролайн долго не отвечала, ее вдруг охватило волнение.

— А тебе кажется, ты уже готова к этому?

Саманта кивнула, осознавая правоту Джоша, который сказал: «Если ты что-нибудь заполучишь, то уже из рук не выпустишь».

— Да, — сказала Саманта.

Кэролайн задумчиво посмотрела на нее. Стоя рядом с Биллом у большого окна, она видела, как Сэм въехала во двор. У Сэм в крови любовь к лошадям. Лошади — это как бы часть ее существа, она инстинктивно все делала правильно, даже после двухгодичного перерыва.

— А почему тебе хочется на нем прокатиться? — Кэролайн наклонила голову набок, позабыв про еду.

Когда Саманта вновь заговорила, голос ее звучал тихо — тихо, а глаза смотрели как-то отстраненно; она позабыла и про выступление своего бывшего мужа, и про женщину, к которой он ушел… Она могла думать сейчас только об ослепительно — прекрасном черном жеребце, стоявшем в конюшне, и о том, как страстно ей хочется ощутить его под собой и поскакать навстречу ветру.

— Я не знаю почему. — Сэм честно поглядела на Кэролайн и улыбнулась: — Просто у меня такое чувство, будто… будто, — она запнулась, и в глазах ее вновь появилась отрешенность, — будто я должна это сделать. Я не могу объяснить, Каро, но в этом коне есть что-то особенное.

На губах Сэм заиграла отрешенная улыбка, и тут же ее отражение появилось в глазах Кэролайн.

— Я знаю. Я тоже это чувствовала. Потому и купила его. Хотя женщине моего возраста не пристало ездить на таком норовистом жеребце. Но я должна была его купить, должна была поездить на таком напоследок.

Саманта кивнула в знак полного понимания, и, посмотрев друг другу в глаза, женщины ощутили нечто особенное, что всегда их объединяло; эта связующая нить протянулась сквозь годы и расстояния. В некотором смысле они были одинаковыми, родственными душами, как мать и дочь.

— Ну, так что? — с надеждой посмотрела на Кэролайн Саманта.

— Ладно. — Лицо Кэролайн медленно озарилось улыбкой. — Можешь покататься.

— Когда? — Сэм даже дыхание затаила.

— Завтра. А почему бы и нет?


Глава 4 | Саманта | Глава 6



Loading...