home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

— Разве вы сегодня не собираетесь покататься на Черном Красавчике?

Саманте, уже занесшей ногу над седлом, чтобы усесться верхом на Навахо, вдруг захотелось как следует рявкнуть на Тейта, но потом, неизвестно почему, она усмехнулась.

— Нет, я решила дать ему передышку, мистер Джордан. А каковы ваши планы?

— Я не катаюсь на чистокровных скакунах, мисс Тейлор, — зеленые глаза смеялись, а резвый конь под Тейтом приплясывал.

— Может быть, вам следовало бы попробовать.

Тейт ничего не ответил и поехал впереди своих подручных, указывая им дорогу на дальний участок ранчо. Сегодня работников было больше, чем обычно, и, кроме того, с ковбоями поехали Билл Кинг и Кэролайн. Однако Саманта почти не виделась с ними. Она была слишком поглощена работой, которую ей поручили. Теперь Саманта уже знала, что парни потихоньку принимают ее в свой мир. Раньше они не собирались этого делать, совсем не хотели! Но она так усердно работала, так здорово ездила верхом, проявила такую выносливость и так старалась спасти осиротевших телят, что сегодня утром при ее появлении вдруг послышалось:

— Эй! Иди сюда… Сэм! Давай к нам! Слышишь, Сэм?!

Ее больше не называли «мисс Тейлор» или даже «мэм». Саманта совершенно потеряла счет времени и ничего не замечала вокруг, поглощенная своей работой, поэтому следующий ее разговор с Кэролайн состоялся лишь вечером за ужином.

— Знаешь, Сэм, ты просто чудо. — Кэролайн налила Саманте вторую чашку кофе и уселась на удобный кухонный стул. — Ты вполне могла бы остаться в Нью — Йорке, проводила бы время в конторе, сочиняла бы всякие сногсшибательные объявления, жила в квартире, которой любой позавидует, а вместо этого ты приехала сюда и гоняешься за коровами, перетаскиваешь больных телят, стоишь по колено в навозе, чинишь вместе с моими работниками заборы, выполняешь приказы мужиков, у которых всего пять классов образования, встаешь ни свет ни заря и целый день проводишь в седле. Это далеко не всем понятно.

«Не говоря уж о том, что Саманта была когда-то женой одного из самых привлекательных мужчин на телевидении», — подумала Кэролайн.

— Ты-то сама какого мнения о своих поступках? — Голубые глаза Кэролайн весело вспыхнули, и Саманта улыбнулась.

— По — моему, я совершила первый разумный поступок за долгие годы, и мне это очень приятно. И потом… — Сэм по — детски хихикнула, — если еще тут торчать, то мне, наверное, опять удастся покататься на Черном Красавчике!

— Я слышала, Тейт Джордан отнесся к этому не очень-то благосклонно.

— Мне кажется, он вообще ко мне неблагосклонен.

— Ты его, вероятно, до смерти напугала, Саманта?

— Вряд ли. Он такой самовлюбленный, куда мне его напугать!

— Я думаю, что дело не только в этом. Кстати, он вроде бы сказал, что ты неплохо умеешь ездить верхом. Для него это величайшая похвала.

— Да, сегодня утром мне показалось, что он так считает. Но он готов скорее умереть, чем произнести подобные слова вслух.

— В этом он не отличается от остальных. Тут их мир, Саманта, не наш. На ранчо женщина — существо второго сорта. Во всяком случае, ей почти все время отводится второстепенная роль. А они тут все короли.

— Вас это раздражает? — Саманта заинтригованно следила за Кэролайн, но стоило пожилой женщине задуматься, как ее лицо заметно смягчилось и глаза подернулись дымкой нежности.

— Нет, мне это нравится. — В голосе Кэролайн звучала странная нежность, а когда она подняла глаза на Саманту и улыбнулась, то стала похожа на девочку.

В считанные доли секунды Сэм все стало понятно насчет Билла Кинга. В каком-то смысле он был властелином Кэролайн, и ей это нравилось. Так длилось уже много лет. Она уважала его за силу, выносливость, мужественность, за знание хозяйства и умение обращаться с людьми. Ранчо принадлежало Кэролайн, и она вроде бы управляла всеми делами, но в действительности бразды правления держал в своих руках Билл Кинг. Ковбои относились к Кэролайн с почтением, но как к женщине, а не как к настоящему хозяину ранчо. Становиться навытяжку их заставлял Билл Кинг. А теперь еще и Тейт Джордан. В этом было что-то животное, унизительное для женщины и… притягательное. Как современная женщина, Саманта пыталась этому сопротивляться и — не могла. Обаяние таких мужчин было слишком сильным.

— Тебе нравится Тейт Джордан? — слишком прямой вопрос прозвучал странно, но Кэролайн задала его с таким наивным видом, что Саманта рассмеялась.

— Нравится ли он мне? Нет, я не думаю, что могла бы в него влюбиться.

Однако Кэролайн совсем не то имела в виду, и, поняв это, Саманта залилась серебристым смехом и откинулась на спинку стула.

— Он знает свое дело. Наверное, я уважаю его, хотя ладить с ним нелегко, и вряд ли он испытывает ко мне симпатию. Тейт — привлекательный мужчина — вас это интересовало, да? — но подступиться к нему непросто. Это странный человек, тетя Каро.

Кэролайн молча кивнула. Когда-то она говорила то же самое про Билла Кинга…

— А почему вы спросили?

Между ними ведь ничего не было! Ничего такого, что Кэролайн могла бы почувствовать или увидеть, наблюдая за их работой в течение дня.

— Не знаю. Просто у меня такое ощущение… мне кажется, ты ему нравишься, — Кэролайн сказала это просто, как обычно говорят девушки.

— Сомневаюсь, — Саманта усмехнулась скептически. А затем произнесла более решительно: — Но как бы там ни было, я сюда приехала не за этим. Я не намерена излечиваться от влюбленности в одного мужчину влюбленностью в другого! Тем более что тут нет подходящей кандидатуры.

— Почему ты так уверена? — Кэролайн посмотрела

на нее как-то странно.

— Потому что мы чужие. Я чужая для них, а они — для меня. Я их понимаю ничуть не лучше, чем они меня. Нет, — тихонько вздохнула Сэм, — я приехала сюда работать, тетя Каро, а не заигрывать с ковбоями.

Кэролайн ее выражения рассмешили, и она покачала головой.

— Однако же именно так все и начинается. Никто никогда не собирается…

На мгновение Сэм показалось, что Кэролайн сейчас ей в чем- то признается. Может быть, она через столько лет решила сказать, что у нее роман с Биллом Кингом?.. Но минутный порыв тут же прошел, Кэролайн встала, сложила посуду в раковину и потянулась к выключателю. Лусия — Мария давно ушла домой. Саманте вдруг стало жаль, что она не помогла Кэролайн разговориться, однако у нее создалось впечатление, что Кэролайн очень боялась сболтнуть лишнего. Дверца, ведущая в ее душу, тихонько затворилась.

— Говоря по правде, тетя Каро, я уже влюбилась в другого.

— Вот как? — Пожилая женщина бросила свое занятие и ошеломленно воззрилась на Саманту. Она и не подозревала, что такое может быть.

— Да.

— Будет очень нескромно, если я поинтересуюсь, в кого?

— Ну, что вы! — ласково улыбнулась ей Саманта. — Я по уши влюбилась в вашего чистопородного жеребца.

Они рассмеялись и через пару минут пожелали друг другу доброй ночи. Лежа в постели, Сэм снова услышала знакомый звук открывающейся входной двери. Теперь она не сомневалась в том, что это Билл Кинг пришел провести ночь с Кэролайн. И не понимала, почему они не поженятся, ведь их связь уже так долго длится! Впрочем, может, на то есть свои причины? Может быть, он женат?.. А еще Саманта вспоминала вопросы про Тейта Джордана, которые ей задавала Кэролайн. И гадала, с чего это Кэролайн взяла, что он ей нравится. Это вовсе не так! Если уж на то пошло, то он ее раздражает. Или нет?.. Саманта вдруг поймала себя на том, что она не знает ответа. Тейт был мужественным или, как сейчас говорят, крутым мужчиной, таких видишь в рекламных фильмах или… в мечтах. Но его не назвать мужчиной ее мечты; он высокий и смуглый, хотя и красивый… Сэм тихонько улыбнулась, и ее мысли внезапно обратились к Джону Тейлору… О, Джон! Роскошный длинноногий блондин с ярко — синими глазами, напоминавшими сапфиры! Они были такой идеальной парой, такие оживленные, счастливые… они все делали сообща… все, кроме одного: в Лиз Джонс он влюбился самостоятельно. С этим он справился без помощи Сэм..

Ладно, утешила себя Саманта, отгоняя мысли о Джоне, теперь она хотя бы новости не смотрит — и то хорошо! Ей хотя бы не известно, как развивается беременность Лиз, и не приходится слушать, как Лиз благодарит очередную тысячу телезрителей за крошечные вязаные пинетки, кружевные покрывальца и «прелестные розовенькие чепчики». Это было невыносимо, но, пока Саманта оставалась в Нью — Йорке, она не могла не включать телевизор. Она смотрела новости, даже если допоздна засиживалась на работе. Казалось, у нее внутри был вмонтирован будильник: ровно в шесть часов он подавал сигнал, и ее неудержимо тянуло к телевизору… Тут, на ранчо, она почти неделю как не вспоминает про новости. А еще через неделю Рождество, и если она его переживет — первое Рождество без Джона, впервые за одиннадцать лет она окажется в этот день без него! — то, значит, ей суждено выжить. А пока что надо только работать от темна до темна, следовать за ковбоями, проводить по двенадцать часов в сутки верхом на Навахо, разыскивать осиротевших малышей и сохранять им жизнь. Если так делать день за днем и месяц за месяцем, то она справится со своим горем. Саманта постепенно начала осознавать, что ей удастся пережить разрыв с Джоном. Она снова похвалила себя за мудрое решение поехать на Запад, закрыла глаза и задремала. И на сей раз в ее снах неожиданно появились не только Лиз, Джон и Харви Максвелл, но и другие люди: Кэролайн отчаянно пыталась ей что-то сказать, но Саманта никак не могла расслышать ее слов; Джош смеялся, смеялся не переставая, а высокий темноволосый мужчина гарцевал на прекрасном черном коне с белой звездой во лбу и белыми чулочками на передних ногах. Саманта ехала у него за спиной, конь был неоседлан, она крепко прижималась к мужчине, и конь мчался, рассекая грудью ночь. Саманта не знала, откуда и куда они скачут, но знала, что, пока они вместе, ей ничто не угрожает. И когда в половине пятого прозвонил будильник, Саманта проснулась, чувствуя себя удивительно бодро, однако не могла толком припомнить, что привиделось ей во сне.


Глава 6 | Саманта | Глава 8



Loading...