home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


VIII.

Шерлок Холмс хотел что-то сказать, но в это время в комнату вошел кучер.

— Тут ко мне какой-то господин пришел, только не черный, а русый и борода русая, — произнес он.

— Знакомый? — быстро спросил Холмс.

— Нет, впервой вижу, — ответил кучер. — Только подозрительно, потому что насчет кареты говорит.

— Ага! Ну-ка, дорогой Ватсон, вызовите по телефону Ната Пинкертона! Пусть моментально едет сюда!

И, обратившись к кучеру, он спросил:

— Говорите скорее и подробнее.

— Говорит этот… купец он что ли? По манере на купца смахивает! — «Видел я, — говорит, — что его преосвященства карета будто того… неважная… Так я порадеть хочу для Бога… Коли еще хороша, так даром подновлю, а коли нет, то новую подарить хочу. Только пусть это в секрете от преосвященного будет. Если подновить придется, так я материал и мастеров за свой счет пришлю, а коли плоха — так сейчас новую доставлю, а старую себе возьму».

— Так, так, — кивнул головой Холмс. — Дальше!

— Просит карету показать!

— Скажите, что покажете, только задержите его минут на пятнадцать.

— Слушаю-с! — поклонился кучер и вышел вон.

— Ну-с, Ватсон, бегите к телефону, — сказал мне Холмс.

— Если, придя назад, меня здесь не застанете, то пройдите на чердак над каретником. Только осторожно! Лучше, если вы придете туда с Пинкертоном!

Кивнув головой, я почти бегом выскочил из комнаты.

Вызвать Пинкертона по телефону было для меня делом одной минуты.

Мой вызов произвел на него, по-видимому, большое впечатление, и не прошло двадцати минут, как он уже был на квартире у диакона.

— В чем дело? — спросил он тревожно, пожимая мне руку.

— Кажется, Холмс готовит вам сюрприз. Бриллианты и вор Мюревых найдены.

Нат Пинкертон удивленно взглянул на меня.

В коротких словах я передал ему всю историю.

— Да-а… — произнес задумчиво Пинкертон. — Победой Холмса я должен бы быть недоволен, но… я радуюсь ей совершенно искренне. Он спас невинного человека, а тем самым снял и с меня вину за него! Но… возможно, что дело в конце примет другой оборот.

— А пока пойдемте на чердак! — пригласил я. — Наша помощь, может быть, и понадобится!

— Конечно! — живо ответил американец.

По моей просьбе диакон указал нам ход, по которому мы совершенно незаметно проникли на чердак каретного сарая.

Едва ступая, добрались мы до темного люка и легли на доски.

Потолок был плох, щели в нем были повсюду и мы, приникнув к ним, стали молча наблюдать за тем, что делается в сарае.

Сначала в нем было совершенно темно и пусто.

Но вот на дворе послышались шаги, щелканье замка и засовов, затем ворота отворились и дневной свет осветил сарай.

В нем стояла карета, ландо, две пролетки, а в углу были навалены друг на друга несколько саней.

Когда ворота отворились, в сарай вошли: кучер и русый господин, довольно пожилой, похожий на купца.

— Эта, что ли, карета? — проговорил он, подходя к выездной карете.

— Эта-с! — ответил кучер.

Незнакомец с видом знатока стал осматривать карету снаружи.

— Карета крепкая! — произнес он наконец. — Вот только полакировать ее заново нужно, да кучерскую подушку новой кожей покрыть.

Окончив наружный осмотр, он отворил дверцу кареты и половиной своего корпуса влез в нее.

— Ну… тут можно сделать и поизряднее! — проговорил он оттуда. — Сиденье вот подновить!..

При этих словах он нагнулся и я ясно видел сверху, как его рука юркнула под сиденье и затем за пазуху.

Проделав это, он вылез из кареты, проговорив:

— Ну, спасибо! Сегодня же пришлю мастеров и материал, а вы уж посмотрите, чтобы все делалось как следует!

Он вынул рублевку и подал ее кучеру.

— А это вам за труды! До свидания покамест!

— Нет, только здравствуй! — раздался вдруг могучий голос Шерлока Холмса и великий сьпцик, выскочив из-за саней, кинулся на незнакомца.

Но вор был не из числа трусливых.

В одно мгновение он сообразил, что пойман.

— Не так дешево! — заревел он, отскакивая в сторону и, выхватив револьвер, поднял дуло.

В ту же секунду рядом со мною грянул выстрел и негодяй упал с простреленной рукой.

Этот выстрел принадлежал Нату Пинкертону.

Американец сразу увидел опасность, угрожавшую Холмсу, и подскочив к поднятому люку, выстрелил в грабителя в ту самую секунду, когда тот собирался послать пулю в грудь Холмса.

Спрыгнуть через люк в сарай было делом секунды и все втроем мы подскочили к раненому.

Одним движением руки Холмс сорвал с него парик, бороду и усы.

Затем он расстегнул на нем поддевку и пиджак, вынул из бокового кармана сверток и развернул его перед нами. Все вещи, украденные у Мюревых, оказались налицо, за исключением колечка с бирюзой.

Увидав их, Нат Пинкертон молча, с чувством пожал руку Холмса.

Между тем, на выстрел собрался весь двор.

Немедленно было послано за полицией и раненого увезли в тюремную больницу, где в тот же день сыскное отделение признало в нем известного вора и громилу Антона Верангина, по кличке «Шило», долгое время ускользавшего из рук полиции.

Вместе со всеми крадеными вещами мы направились к Мюревым, которые, извещенные уже по телефону, ждали нас за накрытым обеденным столом.

Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России


предыдущая глава | Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России | cледующая глава