home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


VII.

Прошло три дня.

Стоял жаркий весенний день и Черное море, тихое и спокойное, едва заметно колыхало свои темно-синие воды. В одной из хат маленькой прибрежной деревушки, населенной исключительно рыбаками, сидел за столом Нат Пинкертон. Около него, группируясь вокруг стола, сидело человек семь сыщиков, приехавших сюда вместе с ним.

Держа перед собою карту черноморского побережья, американец делал распоряжения, словно главнокомандующий перед боем.

— Они могут избрать только этот участок побережья, к которому вплотную подходит горная цепь! — говорил он. — Значит, наш район равен не более ста двадцати верстам.

И он указал на карте предполагаемый район.

— Нас восемь человек, и следовательно, на долю каждого приходится по пятнадцати верст береговой полосы. Если же принять во внимание берега совершенно неподходящие, то на долю каждого придется верст по одиннадцати. Вот тут у меня написано, кто каким участком заведует и определены точные границы каждого. Чтобы быть менее заметными, оденьтесь в форму черноморских моряков. Следите за каждым проходящим судном, за каждым подозрительным человеком и, если увидите что-нибудь, моментально давайте мне знать на мой пункт.

Сыщики кивнули головой.

Нат Пинкертон достал из бумажника тысячу четыреста рублей и дал каждому сыщику по двести рублей.

— Это на расходы и обмундировку! — пояснил он. — Устройтесь возможно скорее и живее становитесь каждый на свое место.

Проговорив это, он встал, давая этим понять, что официальный разговор окончен.

Разговаривая между собою, сыщики вышли из избы.

Сам же Пинкертон снова нагнулся над картой, весь погрузившись в свою работу.

Прошло не меньше часу, пока он наконец поднял голову.

— Степан! — крикнул он.

На зов вошел казак.

— Что, лошади оседланы? — спросил американец.

— Так точно! — ответил казак.

— Тогда подводи их к дому!

Казак вышел и через три минуты две оседланные лошади уже стояли у двери избы. Заперев дверь на крючок, американец быстро переоделся простым казаком, взял свою дорожную сумку и, перекинув через плечо винтовку, вышел из избы.

Быстро вскочил он в седло и в сопровождении казака тронулся в путь крупной рысью.

Ему хотелось во что бы то ни стало осмотреть скорее весь подозрительный участок.

— Ты хорошо знаешь берег? — спросил он казака.

— Ничего… Знаю! — отвечал тот.

— А не знаешь ли ты тут таких скрытых бухточек, в которых обыкновенно останавливаются подозрительные суда и шхуны?

— Да их тут много!

— Ну, ладно! Ты мне их указывай! Если выйдет дело, то получишь от меня двадцать пять рублей.

Физиономия казака просияла.

— Эх, барин, посоветывал бы я вам одну вещь! — проговорил он, улыбаясь. — Вы ведь по сыскной части, а коли не поскупитесь, так дам я вам хорошего человека… Только ему дайте рубликов пятьдесят…

Пинкертон круто осадил лошадь и поехал рядом с казаком.

— Говори, говори! — сказал он быстро.

— Есть тут один ингуш… Мошенник первой руки и контрабандой промышлял…

— Ну!

— За деньги всех продаст, а особливо теперь!

— А что?

— Да разодрался он, сказывают, с турецкими капитанами, которые, шут их знает, что возят. До стрельбы у них дошло. Сказывают, ингуш этот хотел заместо денег какую-то девку взять, а ему не дали…

Нат Пинкертон так и насторожился.

— Ну, ну! — подбадривал он казака. — Какую девку?

— А, право, не знаю! Кто их знает? Должно, ихнюю.

— Вези меня к нему! — быстро проговорил Пинкертон. — А как только познакомишь, я тебе лишнюю десятку дам.

— Тогда своротить влево придется, — сказал обрадованный казак.

— Сворачивай, голубчик, сворачивай, да только поживее!

— заторопил американец.

И повернув лошадей, они углубились в горы.

Судьба, видимо, улыбалась американцу.


предыдущая глава | Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России | VIII.