home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV.

— Самая обыкновенная кража. Вор вошел в кассу посредством отмычки. Он сильно торопился, — заговорил Шерлок Холмс, — и поэтому не обратил даже внимания на ящички под столом, в которых хранились бумажные и золотые деньги. Схватив то, что попалось ему на глаза, он спешно открыл окно, поранив при этом немного руку, оглянулся за окно и, вскочив на подоконник, выскочил в окно и скрылся, воспользовавшись тем, что в это время на платформе никого не было.

Шерлок Холмс немного помолчал, еще раз внимательно осмотрел подоконник и продолжал:

— Одной ногой он наступил прямо на эту книгу. Сапоги у него с подковками…

— Почему? — спросил я.

— На бумаге остался след подковки от каблука.

Он указал мне на вмятый в бумагу след и добавил:

— При этом на этой ноге подковка у него сломана.

— Вы думаете?

— Да. Зарубка круто обрывается на этом месте.

Окончив осмотр, мы направились снова к Нату Пинкертону.

Его мы застали, на этот раз, в ресторанном зале, куда он пошел утолять свой голод.

Мы сели рядом.

— Ну что? — спросил американец Холмса.

— Преступление самое обыкновенное! — ответил Холмс.

— Вор, проследив, что Дрягин ушел в буфет, отпер дверь…

— Заранее принесенной отмычкой… — словно продолжал его речь Нат Пинкертон.

— Совершенно верно! — подтвердил Холмс.

Американец улыбнулся.

— Хотите, я расскажу вам все ваши выводы? — предложил он.

Холмс, улыбаясь, кивнул головой.

— Отмычка была немного велика… — заговорил Пинкертон.

— Верно!

— Поэтому замок испорчен!

— Правильно!

— Он вошел и, сильно торопясь, не заметил ящичков, спрятанных под столом.

— И это так.

— Затем он схватил ящики с медыо и серебром, отворил окно…

— Так, так…

— И выпрыгнул из него.

— Правильно!

— Наступив ногой на книгу…

— Так…

— Обут он был в обувь с подковками…

— Чудесно.

— Итак, наши выводы одинаковы? — улыбаясь, спросил Нат Пинкертон.

— Совершенно одинаковы, — согласился Шерлок.

И, помолчав немного, он спросил:

— Вы, кажется, говорили, что нашли уже преступника?

— Да.

— И кто он?

— Станционный сторож Авсеенко.

— Какие улики говорят против него?

— Слишком веские для того, чтобы сомневаться!

— А именно?

— Во-первых, в этот час он должен был находиться на платформе…

— Один из телеграфистов уверяет, что приблизительно в то время, когда совершена была кража, он видел его проходившим по платформе и пьяным.

— Значит, он напился раньше?

— Вероятно, для храбрости.

— Дальше!

— Во-вторых, против него говорят его сапоги.

— А именно?

— Он носит сапоги с подковками.

— У него, вероятно, порезана рука и сломана подковка?

— задал вдруг вопрос Шерлок Холмс.

— Совсем нет.

— Неужели?

— Я вас уверяю! — ответил удивленно Нат Пинкертон. — Я осматривал его самым подробным образом и не нашел ни того, ни другого.

Лицо Холмса приняло сосредоточенное выражение.

— Вы хорошо осматривали его? — спросил он.

— Хорошо.

— Так-с… Ну, а скажите, пожалуйста, где находится в настоящий момент преступник?

— Авсеенко?

— Да.

— Он арестован.

— Здесь?

— Здесь!

— В таком случае, хотел бы повидать его, — попросил Шерлок Холмс. Нат Пинкертон пожал плечами.

— Если угодно! — произнес он, и едва заметная улыбка скользнула по его губам.

— В таком случае, пойдемте, дорогой Ватсон! Жандарм нас проводит, — сказал Холмс, обращаясь ко мне.

Он вежливо раскланялся с американцем и мы вышли из буфетного зала.

Подозвав жандарма, Шерлок Холмс показал ему свое удостоверение и попросил проводить нас к месту предварительного заключения Авсеенки.

Жандарм беспрекословно исполнил его требование.

Мы вышли со станции, прошли в поселок и вскоре очутились перед местным волостным правлением. В этом доме было арестное отделение и Шерлок Холмс прямо прошел туда.

По приказанию жандарма, стражник отпер камеру, в которой содержался сторож.

Мы вошли.

Авсеенко, невзрачный, вихрастый мужиченко, сидел в углу на скамейке.

Голова его была низко опущена, руки сжимали одна другую.

И весь его вид представлял картину величайшего уныния.

На грохот двери он поднял голову.

И вдруг робко поднялся с места.

— Ты Авсеенко? — спросил его Холмс.

— Так точно! — хрипло ответил сторож.

— Ну, так вот что, Авсеенко! — заговорил Холмс. — Как же это ты, с таким честным лицом, и вдруг пошел на такое пакостное дело?

Сторож вдруг бултыхнулся на колени.

— Батюшка, спаси! — завопил он.

— Как спасти? — строго спросил Холмс.

— Не виноват я! Не брал я никаких денег! — душу надрывающим воплем разразился сторож.

— Встань! — приказал Холмс.

Он повиновался.

— Ведь улики против тебя? — сказал Холмс.

— Выслушай меня, барин! — простонал Авсеенко.

— В чем дело?

— Сделай милость, выслушай!

— Ну, говори.

Сторож несколько минут собирался с мыслями.

Он переминался с ноги на ногу.

Чесал в затылке.

Мычал.

И, наконец, довольно сбивчиво заговорил.


предыдущая глава | Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России | cледующая глава