home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


V.

Я не видал его в этот день до позднего вечера.

Лишь изредка мы получали от него извещения о месте, в котором он находится в данный момент.

Получаемые донесения от остальных агентов не отличались ничем интересным.

Когда поздним вечером Холмс возвратился домой, он казался скучным и утомленным.

Я его не расспрашивал.

Ясно было и без расспросов, что он потерпел полную неудачу, и мне не хотелось раздражать его излишним любопытством, которое, в таких случаях, бывает особенно неприятным.

На следующий день он встал рано и снова исчез на целый день.

Без него к нам заходил Нат Пинкертон.

Американец был зол и говорил, что в этом преступлении сам черт сломит ногу.

— Итак, совершенно ничего? — спросил я.

— Ах, господа! Кое-что есть, конечно, но… этих следов чересчур недостаточно, чтобы раскрыть преступление.

Он наскоро выпил чаю и ушел. В этот вечер Холмс снова вернулся ни с чем.

Из отрывочных фраз я понял, что этот день он провел в доме князя Ободолева и куда-то ездил, чтобы разыскать еще кого-то.

Говоря короче — прошло три дня.

Мы скучали, зевали и злились.

Но и у Ната Пинкертона дело шло не лучше.

Как сейчас помню, наступил четвертый вечер.

Я, Вишняков и Мясницкий сидели за чайным столом.

Вдруг дверь отворилась и в комнату быстрым шагом вошел Холмс.

— Ну-ка, Ватсон, накиньте пальто, да пойдемте со мною!

— проговорил он быстро.

— А мы? — спросили оба сыщика.

— Вы пока побудьте дома! В случае, если я вызову, то вы, Вишняков, тотчас же прискачете к нам, а вы, Мясницкий, не отходите от телефона.

Не разъясняя ничего больше, он добавил:

— Вы, Ватсон, наденьте что-нибудь старенькое.

Страшно заинтересованный, я быстро переоделся, и мы вышли на улицу.

Холмса ждал извозчик.

Лишь только мы вскочили в пролетку, Холмс крикнул:

— Назад, на Васильевский!

Я понял, что он уже был в доме князя и снова возвращается туда.

Извозчик полетел что есть духу.

На этот раз Холмс казался слегка взволнованным.

Таким бодрым он становился всегда, когда дело принимало серьезный оборот и я, зная его натуру, как свои пять пальцев, от души радовался за него.

— Я, кажется, могу вас поздравить? — сказал я, желая вызвать его на разговор.

— Да, дорогой Ватсон, — ответил он весело. — Вы можете поздравить меня с счастливым началом. Что будет потом — не знаю, но пока — дело пошло на лад.

— В чем именно?

— В том, что я, кажется, открыл тот путь, которым похищена княжна.

— Да?

— Вы знаете, меня страшно интересовал этот вопрос. Исчезновение девушки произошло необычайно странно!

— О, да!

— Ведь дом князя полон народу.

— А между тем никто ничего не видал…

— Вот именно! Как хотите, а это должно было навести меня на некоторые мысли.

— Что вы хотите этим сказать?

— Сейчас узнаете! Швейцар не видал ее ухода, в кухне не видели тоже. Если бы в кухне был всего один человек, у меня еще могло бы зародиться подозрение, что этот человек подкуплен, но их было там трое. По собранным сведениям, все они — люди вполне честные и никогда не замечались ни в каких провинностях. Кроме того, они сильно ссорятся между собою и непременно выдали бы один другого.

— Ну, а швейцар?

— Признаюсь, я заподозрил было его. Но вскоре я должен был отказаться от этого подозрения. Оказалось, что этот человек, во-первых, служит у них с детства, получает хорошее жалование, успел сколотить себе порядочные деньжонки и пять лет тому назад купил себе усадьбу с землей за восемь тысяч. Деньги эти добыты самым честным путем, из получаемого жалования и чаевых от многочисленных гостей князя. Во-вторых — голос и горе этого старика так искренни, словно он, в лице княжны, сам потерял свое собственное любимое детище.

— Но тогда… — начал было я.

Но Холмс перебил меня.

— Значит, она не проходила ни через парадный, ни через черный ходы.

— Иными словами, выскочила в окно?

— Погодите! Итак, дойдя до этого вывода, я поставил два вопроса: по своей или по чужой вине исчезла княжна и как она исчезла?

— Интересно!

— Первый вопрос еще не решен, так как это финальный вопрос в этом деле. Но на второй вопрос я, кажется, уже нашел ответ. Если княжна не вышла через обе выходные двери, то она должна была исчезнуть через одно из окон. Придя к этому выводу, я осмотрел все внутренние и наружные подоконники, все карнизы, даже крышу и чердак, ища где-нибудь ее следов. Но сколько я ни бился, сколько ни старался, я не мог найти ничего. Два раза я сталкивался с Натом Пинкертоном. Он идет почти тем же путем, которым иду и я. Он обыскал всю спальню и будуар княжны, но и там не получил ничего. Тогда я сказал себе: — «княжна исчезла не через двери и не через окна!..»

— Но как же тогда? — удивленно воскликнул я. — Ведь не в пар же она превратилась!

— Вот тут-то и надо было найти разгадку! Мне пришло в голову, что в доме существует потайной ход.

— Потайной ход?

— Да.

— И вы нашли его?

— Сейчас скажу. Прежде всего я обратился с этим вопросом к самому князю. Но он категорически заявил мне, что решительно не может дать никакого ответа на этот вопрос. Этот дом был куплен его отцом, в день его свадьбы. Таким образом, он как бы достался ему в приданое двадцать два года тому назад.

— А кто им владел раньше?

— Этот-то вопрос я и задал сам себе. И лишь только этот вопрос запал мне в голову, я стал работать в этом направлении.


предыдущая глава | Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России | cледующая глава