home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17. Риса

Полицейские повсюду! В холле, в коридорах, у выходов! Ясно, что это дело рук Льва. Он не просто сбежал, он еще и сдал их. Учительница сказала, что поможет им, но что, если она лжет? Что, если она ведет их прямо в полицию?

Не нужно об этом сейчас думать! Нужно смотреть на ребенка.

Полицейских учат выискивать тех, кто боится их. Но если я буду смотреть на ребенка, думает Риса, они подумают, что я расстроена его плачем.

– Если я еще когданибудь встречу Льва, – говорит Коннор, – котлету из него сделаю.

– Тише, – говорит учительница, помогая им протиснуться к выходу.

Даже Риса ничего не возражает против того, что сказал Коннор. Наоборот, она мысленно укоряет себя за то, что не разглядела во Льве предателя, решила, что он действительно на их стороне. Как она могла быть такой наивной?

– Нужно было оставить маленького поганца родителям, чтобы они его отдали на разборку, – шипит Коннор.

– Замолчи! – приказывает ему Риса. – Поговорим, когда выберемся отсюда.

Когда они подбираются к самому выходу, выясняется, что снаружи стоит полицейский.

– Давай ребенка, – требует учительница, и Риса беспрекословно подчиняется. Она даже не успевает понять, почему женщина хочет взять малыша, но это не важно, ведь учительница помогает им, и это само по себе уже прекрасно. Как хорошо, когда хоть ктото знает, что делать, и берет на себя командование! Эта женщина вовсе не враг, думает Риса. Похоже, она искренне хочет нам помочь.

– Я пойду вперед, – говорит учительница, – а вы должны будете разделиться и выйти в толпе других детей.

Рисе больше некуда спрятать глаза. Ребенка у нее забрали, и теперь любой полицейский сможет прочесть в ее взгляде страх быть пойманной. Зато она неожиданно понимает, зачем женщина забрала ребенка, а заодно и то, что паника в глазах в такой ситуации нормальное явление. Да, Лев их предал. Но если им повезет, у местных полицейских нет ничего, кроме устного описания. Они ищут мальчика с торчащими во все стороны жесткими волосами и темноволосую девочку с ребенком. Без ребенка они с Коннором похожи на других детей, и как минимум половина из них подходит под описание.

Учительница – Ханна – проходит мимо полицейского, который едва смотрит на нее. Бросив на нее беглый взгляд, он снова начинает изучать проходящих детей и останавливает взгляд на Рисе. Девочка понимает, что, возможно, чемто себя выдала.

Что делать? Развернуться и бежать назад, в школу? Где сейчас Коннор? Позади, впереди? Риса этого не знает, но чувствует, что осталась одна.

Спасение приходит немедленно, но в форме, в которой Риса его никак не ожидала.

– Привет, Диди! – говорит за спиной чейто тонкий голосок.

Да это же Алексис, болтливая девочка, с которой они познакомились в автобусе! Она догоняет Рису, неся на плече хнычущего Чейса.

– Вечно ктонибудь сигнализацию включает, – жалуется она. – Ну, ладно, по крайней мере, хоть математикой заниматься не надо.

Неожиданно внимание полицейского переключается на Алексис.

– Пройдемте со мной, мисс.

Пораженная Алексис останавливается как вкопанная.

– Кто, я?

– Да. Прошу пройти со мной. Мы бы хотели задать вам несколько вопросов.

Риса, не дыша, проходит мимо, боясь, как бы вздох облегчения не привлек к ней снова внимание полицейского. Полицейский решил, что она не подходит под описание девочки с ребенком, которую они ищут. Зато Алексис подходит! Риса, не оглядываясь, спускается по ступенькам и оказывается на улице.

Через несколько секунд Коннор присоединяется к ней.

– Я видел, что произошло. Девчонка тебе, возможно, жизнь спасла.

– Нужно будет позже ее поблагодарить.

Идущая на несколько шагов впереди мисс Стейнберг опускает свободную руку в карман, достает ключи от автомобиля и сворачивает налево, на дорожку, ведущую к школьной стоянке. Все будет хорошо, думает Риса. Она нас вывезет отсюда. Девочке впервые в жизни кажется, что истории о чудесах и ангелах не вымысел... но тут за спиной раздается знакомый голос:

– Подождите! Стойте!

Риса оборачивается и видит Льва. Он их засек, и, хотя его отделяет от них значительное расстояние, Лев, ловко пробираясь сквозь толпу, стремительно сокращает дистанцию.

– Риса! Коннор! Подождите!

Ему было недостаточно просто предать их, теперь он еще и хочет привести полицейских прямо к ним. И не только ему: Алексис продолжает разговаривать с инспектором, остановившим ее у бокового выхода. Оттуда хорошо видно Рису, и она, указывая рукой в ее сторону, чтото объясняет полицейскому. Выслушав ее, он выхватывает рацию и начинает говорить в нее.

– Коннор, мы в опасности.

– Знаю, я все видел.

– Подождите! – кричит Лев, пробиваясь сквозь толпу. Он еще далеко, но с каждым шагом расстояние между ними сокращается.

Риса пытается найти Ханну, но та растворилась в толпе детей, наводнившей автостоянку. Коннор смотрит на Рису, в его глазах смесь с траха и бешенства.

– Бежим, – командует он.

На этот раз Риса без колебаний бросается вслед за ним. Ребята бегут в сторону улицы, но неожиданно во двор школы, оглашая воздух ревом сирены, въезжает огромная пожарная машина и останавливается, преграждая путь беглецам. Бежать некуда. В самый подходящий момент ктото включил сигнализацию, и ребятам удалось выбраться из школы, но дальше не пройти – толпа значительно поредела и их видно как на ладони.

Риса инстинктивно находит выход. Мысль еще не успела оформиться, но слова уже срываются с губ:

– Коннор, хлопай!

– Что?

– Хлопай! Ну же, давай!

Коннор быстро кивает, показывая, что идея ему понятна, поднимает руки над головой и начинает хлопать – сначала медленно, а потом все быстрее и громче. Риса присоединяется к нему, теперь они оба аплодируют, как на концерте любимой группы.

Ученик, шедший за ними по пятам, роняет сумку и останавливается как вкопанный, с ужасом глядя на них.

– Хлопки! – визжит он.

Паника начинается немедленно, разрастается и через пару секунд превращается во всеобщее столпотворение. Все начинают метаться, как крысы на пожаре.

– Хлопки! Хлопки! – кричат испуганные школьники, разбегаясь в разные стороны. Все носятся как угорелые, но куда бежать, не знает никто, ясно только, что чем дальше от школы, тем лучше.

Риса и Коннор продолжают хлопать, стараясь наделать как можно больше шума. От звонких ударов краснеют ладони, но эффект достигнут – ослепленная ужасом толпа несется бог знает куда под звук сирены пожарного автомобиля, напоминающий трубный глас, возвещающий о наступлении конца света. Ни Льва, ни полицейских не видно – всеобщая суматоха накрыла их.

Риса и Коннор прекращают хлопать и бросаются в водоворот мечущихся тел, как вдруг сзади появляется Ханна, несущая на вытянутых руках ребенка. Ее план вывезти ребят в безопасное место не осуществился, и она передает малыша Рисе.

– На Флемингстрит есть антикварный магазин, – говорит она. – Спросите Соню. Она поможет.

– Мы не террористы, – только и успевает сказать ей Риса.

– Я знаю, – перебивает ее мисс Стейнберг. – Удачи.

Времени благодарить учительницу и прощаться нет. Через секунду поток обезумевших людей разделяет их. Риса спотыкается и понимает, что толпа вынесла ее на улицу.

Водители останавливают автомобили и с ужасом взирают на орды объятых ужасом детей, пытающихся спастись от террористов, но не знающих, где именно они находятся и куда нужно бежать. Ребенок, которого Риса крепко прижимает к себе, плачет, но его голос не слышен за ревом и визгом сотен глоток. Через секунду Риса и Коннор оказываются на другой стороне улицы и продолжают бежать дальше в окружении до смерти перепуганных детей.


16. Учительница | Беглецы | 18. Лев