home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29. Лев

За тысячу с лишним миль от Кладбища старых самолетов Лев движется к точке назначения, выбранной его товарищем, Сайресом Финчем. Они направляются в Джоплин, штат Миссури.

– В этом городе базируется «Джоплин Хай Иглс» – лучшая в штате женская баскетбольная команда, – говорит Сай.

– Да ты, я смотрю, много знаешь об этом месте.

– Я ничего о нем не знаю, – ворчит в ответ Сай, – это все он. Он знает или, вернее, знал. В общем, черт его разберет.

Продвигаться вперед им, как и раньше, трудно. Да, деньги у ребят есть – «сделка», которую провернул Лев в ломбарде, оказалась крайне удачной. Но годятся они лишь на покупку еды. Приобрести железнодорожные билеты ребята не могут, потому что нет ничего более подозрительного, чем подросток, пытающийся самостоятельно оплатить проезд наличными.

Отношения между Львом и Саем ничуть не изменились, за исключением одного, достаточно, впрочем, серьезного пункта. Они никогда не обсуждали этого, но, хотя СайФай продолжает играть роль лидера, вся ответственность теперь лежит на Льве. Думая об этом, мальчик испытывает одновременно и чувство вины, и какоето скрытое наслаждение, понимая, что СайФаю без него не справиться: если раздвоение личности начнется снова, привести его в чувство сможет только Лев.

Когда до Джоплина остается какихнибудь двадцать миль, у Сая снова начинаются конвульсии, да такие сильные, что даже идти ему становится трудно. Он уже не просто трясется, как в лихорадке, он корчится, как эпилептик, и дрожит, как больной малярией. Лев предлагает ему куртку, но Сай в негодовании отталкивает его:

– Мне не холодно! Дело не в климате! Дело в том, что творится в моей голове, а там полная неразбериха.

Что именно Сай должен сделать, попав в Джоплин, Льву неизвестно – а теперь вдобавок до него доходит, что и товарищ не имеет об этом ни малейшего представления. Чего бы там ни хотел этот парень, вернее, часть парня, его желания находятся за пределом понимания. Остается только надеяться, что он хочет сделать нечто созидательное, а не разрушительное... хотя Лев подозревает, что ничего хорошего от этого парня ждать не приходится. Скорее, наоборот – он хочет сделать чтото ужасное.

– Почему ты все еще со мной, Фрай? – спрашивает СайФай после одного из припадков. – Любой разумный чувак ушел бы давнымдавно.

– А кто сказал, что я разумный?

– О нет. Ты разумен, Фрай. Настолько разумен, что мне иногда даже страшно становится. Нормален до ненормальности.

Лев не сразу находит что сказать. Он хочет ответить Саю искренне, а не сказать чтото такое, что помогло бы уйти от ответа.

– Я остаюсь, – говорит он наконец, – потому что ктото должен стать свидетелем того, что произойдет в Джоплине. Ктото должен понять, зачем ты туда стремишься. Что бы там ни случилось.

– Да уж, – соглашается СайФай, – свидетель мне нужен. Это точно.

– Ты сейчас похож на лосося, стремящегося вверх по течению, – говорит Лев. – Чтото сокрытое внутри толкает тебя к этой точке. А внутри меня заложено желание помочь тебе туда добраться.

– Лосось, говоришь? – с сомнением переспрашивает Сай. – Я както видел их на фотографии. Они прыгают вверх, когда надо преодолеть порог, верно? Но наверху поджидал медведь, и рыбы прыгали ему прямо в пасть. Под фотографией была подпись, они, наверное, считали ее забавной: «Путешествие за тысячу миль заканчивается порой очень, очень плохо».

– В Джоплине нет медведей, – успокаивает его Лев. Подумав, он решает не проводить больше аналогий, потому что Сай необыкновенно умен и может распознать в любой из них дурное предзнаменование. Когда мозг, обладающий интеллектом в сто тридцать пунктов, работает на всю катушку над единственной задачей – найти признаки надвигающейся беды, сделать чтолибо практически невозможно.

Дни идут, и мальчики неуклонно продвигаются вперед до тех пор, пока не оказываются перед щитом с надписью: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДЖОПЛИН. В НАШЕМ ГОРОДЕ ЖИВЕТ 45504 ЧЕЛОВЕКА».


28. Риса | Беглецы | 30. СайТай