home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


30. СайТай

С головой у Сая все хуже и хуже. Фрай понятия не имеет, насколько плохо. Он не может знать, как трудно вынести бесконечный поток противоречивых чувств, сменяющих друг друга, как волны в шторм, и обладающих не меньшей разрушительной силой. Они, не зная ни усталости, ни жалости, бьются в дамбу, которую он построил в голове, и скоро хрупкая конструкция не выдержит. Когда дамба рухнет, ему конец, а рухнет она скоро. И тогда он просто сойдет с ума. Мозги потекут прямо из ушей по улицам Джоплина и стекут в канаву. Так и будет, это ясно. И вдруг этот знак: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДЖОПЛИН». Сердце в груди Сая – его собственное, но оно так сильно бьется от волнения, словно принадлежит не ему, а тому, второму. Что будет хорошего, если случится сердечный приступ? Ничего. Его отправят в больницу, сменят сердце, и в его теле появится еще один незваный гость, с которым тоже придется считаться.

Парень, оккупировавший часть его мозга, не общается с Саем словами. Ему передаются только чувства, эмоции. Парень понятия не имеет о том, что он – только часть другого человека. Как во сне – ты чтото испытываешь, чтото знаешь, но не как наяву. Когда человек не спит, он знает и чувствует все, что творится вокруг, а от спящего многое ускользает. Так и этот парень – знает, что живет и где находится, но не понимает, что присутствует в мире не целиком. До него не доходит, что его дух живет в теле другого. Поэтому он продолжает искать в памяти Сая то, чего там нет и быть не может: воспоминания, привязки к определенным местам и обстоятельствам. Ищет нужные слова, но мозг Сая кодирует их иначе. И парень злится. Ему страшно. Грустно. Волны эмоций бьются в дамбу, но есть еще и течение, увлекающее Сая вперед. Чтото должно произойти в этом городе, но никто, кроме этого парня, не знает, что именно.

– Нам нужна карта города? – спрашивает Фрай. Вопрос выводит Сая из себя.

– Карта мне не поможет, – говорит он. – Нужно смотреть. Ходить по улицам. Карта – это карта, по ней не прогуляешься.

Они стоят на углу улицы в пригороде Джоплина. Такое впечатление, что они, как экстрасенсы, должны найти воду при помощи лозы. Оба в городе впервые и ничего о нем не знают.

– Похоже, этого места он не знает, – говорит Сай. – Пойдем на другую улицу.

Квартал сменяется новым кварталом, перекресток – перекрестком, и ничего ровным счетом не происходит. Джоплин – небольшой город, но не настолько, чтобы человек знал в нем каждый уголок.

Наконец ребята оказываются на главной улице. На ней, как и в любом другом городке, множество ресторанов и магазинов. Улица как улица, но...

– Стой! – говорит Сай.

– Что такое?

– Он знает это место. Магазинчик, где продают мороженое. У меня во рту появился вкус мороженого с ароматом дыни. Я его, кстати, терпеть не могу.

– Зато ему, думаю, нравилось.

– Да, его любимое мороженое, – кивает Сайрес. – Что за чушь.

Сай указывает рукой на магазинчик и медленно отводит ее влево.

– Вот, вот. Он идет отсюда... – объясняет он, затем так же медленно отводит руку вправо. – Купил мороженого, вышел и пошел сюда.

– Так что, пойдем туда, откуда он пришел, или туда, куда ушел?

Сай решает пойти налево, но выясняется, что они у спортивного центра. В голове мальчика появляется образ рапиры, и все становится понятно.

– Он здесь занимался фехтованием.

– Рапира – это, кстати, блестящий предмет, – замечает Фрай.

Если бы он не попал прямо в цель с этим замечанием, Сай посмотрел бы на него как на идиота. Но Фрай прав: рапиры действительно сверкают. Интересно, думает он, крал ли этот парень рапиры? Ему почемуто кажется, что крал. Есть, кстати, даже такая традиция – красть рапиры у команды противника. Это один из священных обычаев, почитаемый всеми в мире фехтования.

– Туда, – говорит Фрай, указывая направление. – Он, наверное, из школы шел, а по дороге с купил мороженого. А потом пошел домой. Туда, верно?

Ответ приходит к Саю горячей волной, зародившейся в голове и прокатившейся по всему телу. Лосось? Да нет, скорее уж рыбапила, учитывая страсть парня к рапирам. Сай чувствует себя акулой на крючке, и чьято сильная рука неутомимо тянет за леску по направлению...

– К дому, – говорит он. – Точно, домой.

На дворе ранние сумерки. По улицам бегают мальчишки и девчонки; у половины машин уже включены фары. Для всех они – пара местных парней, направляющихся по своим делам, а у ребят вечно находятся какиенибудь неотложные дела. Никто не обращает на них внимания. Есть только одна проблема – приблизительно в квартале от них парни замечают полицейскую машину, отъезжающую от тротуара.

Пройдя мимо магазинчика мороженого, Сайрес замечает в себе перемены. Меняется походка и манера держать себя. Все мимические мышцы приходят в движение, меняя выражение лица. Брови насуплены, челюсть слегка приоткрыта. Я – больше не я, думает Сай. Незваный гость берет верх. Что делать: позволить ему прорваться на поверхность или загнать внутрь? Впрочем, момент, когда стоило начинать борьбу, уже миновал. Единственный способ покончить с этим ужасным раздвоением – дать ему сделать то, что он хочет.

Рядом какой то парень.

– Сай, – зовет его он, и, хотя Сай понимает, что знает его, другая часть разума впадает в панику. Сай тут же понимает, в чем дело. Он закрывает глаза на мгновение и пытается убедить живущего в его голове парня, что Фрай – это друг, а не враг. Непрошеный гость, похоже, понимает, потому что паника постепенно стихает.

Дойдя до угла, Сай поворачивает налево, как будто делал это сотни раз. С трудам преодолевая дрожь, он пытается понять, о чем думает чужая височная доля. Сосредоточившись, он начинает чтото чувствовать. Нервозность, раздражение. Сай пытается облечь это чувство в слова. Сделать это просто необходимо.

– Я опоздал. Они будут сердиться. Они всегда сердятся, когда я опаздываю.

– Куда опаздываешь?

– На ужин. Они сядут за стол точно вовремя, и я должен быть на месте, иначе нарвусь на выговор. Они могли бы начать ужин без меня, но не станут этого делать. Они всегда ждут. И начинают злиться. А еда тем временем остывает. И все это по моей вине. Я всегда виноват, конечно. Я приду, сяду за стол, а они спросят: как дела? Хорошо, скажу я. Что проходили в школе? Ничего. В чем я опять провинился? Во всем.

Странно. Это не мой голос, думает Сай. Звучит, как мой, та же тональность, но интонации другие. Другой акцент. Так бы он разговаривал, если бы родился в Джоплине, городе, славящемся своей женской баскетбольной командой.

Свернув за угол во второй раз, Сай снова видит ту же полицейскую машину. Теперь она сзади, медленно едет в том же направлении, не отставая и не нагоняя ребят. Ошибки быть не может: полицейские следят за ними. И не только они. Вторая машина стоит напротив дома, к которому они направляются. В этом доме провел детство парень, живущий в голове Сая. Получается, что это и его дом тоже. Сай стал лососем, а полицейские – медведем. И тем не менее, даже понимая это, он не может остановиться. Он должен дойти до этого дома или погибнуть на пути к нему.

Подойдя к дорожке, ведущей к дому, Сай видит, как из знакомой «тойоты», припаркованной напротив, выходят двое мужчин. Он моментально узнает их – оба папаши на месте. Они смотрят на него со смесью облегчения и тревоги. Значит, знали, куда он отправился. Знали с самого начала.

– Сайрес, – зовет его один из них, и мальчику хочется броситься к ним немедленно. Хорошо бы они просто забрали его домой, но нельзя. Домой ехать рано. Не сейчас. Родители преграждают ему путь, но, будучи людьми умными, не пытаются его поймать.

– Я должен это сделать, – говорит Сай, понимая, что голос совсем перестал его слушаться и звучит совсем не как обычно.

В этот момент полицейские выскакивают из машин, бросаются к мальчику и хватают его за руки. Сай понимает, что с таким количеством взрослых мужчин ему не справиться, и решает обратиться к родителям.

– Я должен это сделать, – повторяет он. – Прошу вас, не будьте медведем.

Папаши недоуменно переглядываются, не понимая, что он хочет сказать, но спустя пару секунд до них, видимо, доходит смысл первой части фразы, потому что они отходят в сторону и просят полицейских:

– Пожалуйста, отпустите его.

– Это Лев, – говорит Сайрес с удивлением, видя, что у Фрая хватило смелости остаться, несмотря на то что его жизнь в большой опасности. – Не трогайте его.

Папаши смотрят на Фрая с любопытством, но вскоре приемный сын снова завладевает их вниманием.

Полицейские обыскивают Сая, чтобы убедиться, что у него нет оружия. Ничего не обнаружив, они позволяют ему проследовать дальше, к дому. Но оружие у Сая всетаки есть. Это чтото тяжелое и острое. Оно прячется в глубине подсознания, но каждую секунду грозит вырваться наружу. Саю страшно, но остановиться он не может.

На крыльце три человека: полицейский, мужчина и женщина. Они разговаривают приглушенными голосами, нервно поглядывая на Сая. Пожилая пара Саю наполовину знакома, причем близко знакома. Увидев их, он чувствует, как на дамбу, построенную им для защиты от вторжения непрошеного гостя, обрушивается не просто гигантская волна эмоций, а настоящее цунами. На мгновение ему кажется, что он окончательно утонул в водовороте чувств.

На пути к крыльцу ему чудится, будто тропинка, выложенная плиткой, качается под ним, как подвесной мост, а окружающая действительность искажается, как отражение в кривых зеркалах. Но, несмотря ни на что, Сай доходит до крыльца и останавливается перед испуганными людьми. Мужчине и женщине не просто страшно – они в ужасе. Часть души Сая рада этому, в то время как другая мечтает лишь об одном: перенеслись куда угодно, только бы подальше от этого дома. Беда в том, что Сай уже окончательно запутался и не понимает, где кончается его рассудок и начинается сознание живущего в его голове парня. Открыв рот, он пытается обратить чувства в слова.

– Дайте! – требует он. – Дай мне это, мама. Дай мне это, пап.

Женщина прикрывает рот рукой и отворачивается в тщетной попытке сдержать слезы, ручьем льющиеся из глаз.

– Тайлер? – спрашивает мужчина. – Тайлер, это ты?

Сайрес впервые в жизни слышит имя непрошеного гостя. Тайлер. Вот как. Значит, я Сайрес и одновременно Тайлер. Я СайТай.

– Быстрее! – понукает их СайТай. – Дайте это мне. Очень нужно!

– Что, Тайлер? – спрашивает женщина сквозь слезы. – Что ты хочешь, чтобы мы тебе дали?

СайТай пытается объяснить, но никак не может подобрать нужное слово. Он даже разглядеть вожделенный предмет толком не может. Это тот самый тяжелый острый предмет. Оружие, возможно. Но образ остается нечетким. Зато он, кажется, начинает понимать, что этим предметом делают, и решает разыграть пантомиму: нагибается вперед и ставит одну руку впереди другой.

Он как бы держит перед собой какойто длинный предмет, приложив его конец к земле и постепенно опуская обе руки. Неожиданно Сай осознает, что парень ищет вовсе не оружие, а инструмент, и одновременно начинает понимать, какое именно действие пытается изобразить: он копает.

– Лопата! – произносит он с облегчением. – Мне нужна лопата.

Женщина и мужчина переглядываются. Полицейский, стоящий рядом с ними, кивает, и мужчина говорит: – Она в сарае.

СайТай бежит прямо через дом, сокращая путь, и выходит через заднюю дверь. Все устремляются за ним: хозяева, полицейские, папаши и даже Фрай. Он безошибочно находит сарай, вбегает внутрь, хватает лопату, которая стоит именно там, где он думал, и бросается в угол двора, где из земли торчат чахлые кустики, связанные между собой с целью образовать наклонные кресты.

Этот угол двора СайТаю хорошо известен. Он чувствует это всем нутром. Там он хоронил погибших домашних животных. Он не знает ни их имен, ни какого именно вида они были, хотя у него есть смутное ощущение, что среди них был ирландский сеттер. Постепенно, впрочем, коечто начинает проясняться. Все они были собаками. Одна из них погибла при встрече со стаей бродячих собак. Другая попала под автобус. И только одна из них умерла своей смертью.

Ухватив лопату покрепче, он втыкает ее в землю, не попадая ни в одну из трех могил. Он никогда бы не посмел потревожить сон своих любимцев. Никогда. СайТай начинает раскапывать рыхлую землю в паре ярдов от могил.

Втыкая лопату в землю, он кряхтит от натуги, стараясь захватить как можно больше земли за один раз. Сай спешит – комья летят в сторону практически безостановочно. Когда глубина ямы достигает уже двух футов, лопата натыкается на чтото твердое и, судя по звуку, пустотелое. Мальчик встает на четвереньки и начинает выбрасывать землю из ямы руками. Очистив верхнюю часть предмета, он хватается за имеющуюся на нем ручку и тянет изо всех сил, пока из земли не появляется чемоданчик – мокрый и грязный. Он кладет его на землю, отпирает замки и откидывает крышку.

Увидев, что внутри, СайТай думает, что вот сейчасто он и умрет, потому что мозг в прямом смысле слова свело. Он зависает, как компьютер, в котором чтото испортилось, не может ни думать, ни даже пошевелиться. Потому что в чемодане лежит нечто настолько яркое и красивое, что лучи солнца, отражаясь, разлетаются солнечными зайчиками по всем углам двора. Зрелище так прекрасно, что невозможно оторвать взгляд. Но он должен действовать – пора кончать с этим затянувшимся представлением.

СайТай запускает обе руки в наполненный ювелирными украшениями чемоданчик, чувствуя, как скользят между пальцев прекрасно отполированные золотые цепочки, слушая тихий мелодичный звон драгоценного металла. Перед ним настоящий клад. Чего там только нет – алмазы, рубины, искусственные бриллианты и даже обычная бижутерия – бесценные и дешевые украшения смешаны друг с другом, как фрукты в шейкере. Он и не помнит, где украл ту или иную вещь, просто знает, что сделал это. Он стал обладателем невообразимого количества ювелирных украшений, сложил их в чемоданчик и спрятал. Вырыл могилку, как для собаки, и закопал кейс в землю, чтобы выкопать, когда наступит подходящий момент. Но если вернуть украденное, тогда, может...

Подняв руки, закованные в золотые цепи, как в полицейские наручники, СайТай встает и медленно, пошатываясь, идет к мужчине и женщине. На ходу из рук вываливаются булавки с бриллиантами, кольца и прочие мелкие предметы и со звоном падают на мощенную плиткой дорожку. Цепочки проскальзывают между пальцев, и Сай крепче сжимает руки, чтобы не растерять все, чтобы донести хоть чтонибудь до родителей. Они стоят, прижавшись друг к другу, и смотрят на него с ужасом, как на приближающийся смерч. Сай падает на колени, вываливает драгоценности на дорожку у ног мужчины и женщины и, раскачиваясь, как шаман, начинает стенать, словно раскаявшийся убийца пред лицом палача.

– Простите, – говорит он. – Мне жаль, что так вышло. Мне очень жаль. Я не хотел этого делать. Простите, пожалуйста, – умоляет он. – Возьмите это все. Мне это не нужно. Я не хотел. Пожалуйста, – рыдает он, – сделайте со мной все, что хотите. Только не отдавайте меня на разборку.

В этот момент Саю становится окончательно ясно, что Тайлер ничего не знает. Часть мозга, отвечающая за ориентирование в пространстве и времени, не попала в его голову и никогда уже не попадет. Тайлер просто не может понять, что его уже нет, и Сай ничего не сможет с этим сделать. Никогда.

– Умоляю вас, не отдавайте меня на разборку, – хнычет он. – Я сделаю все, что угодно. Пожалуйста, не делайте этого. Пожалуйстааааааааа...

И в этот драматический момент за спиной раздается чейто знакомый голос.


29. Лев | Беглецы | 31. Лев