home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31. Лев

– Скажите ему то, что он хочет услышать! – требует Лев. Он в таком гневе, что, кажется, земля вотвот расколется пополам под его ногами. Он обещал Саю, что останется, что бы ни случилось. Но он не может быть немым свидетелем, холодным, как глыба льда.

Родители Тайлера держатся за руки, как малые дети, утешая друг друга, вместо того чтобы утешить Сая. Видя это, Лев окончательно впадает в бешенство.

– СКАЖИТЕ ЕМУ, ЧТО НЕ ОТДАДИТЕ ЕГО НА РАЗБОРКУ! – кричит он, как дикий зверь, но мужчина и женщина смотрят на него, словно тупые кролики, и ничего не предпринимают. Тогда Лев хватает лопату и заносит ее над плечом, как бейсбольную биту. – СКАЖИТЕ, ЧТО НЕ БУДЕТЕ ОТДАВАТЬ ЕГО НА РАЗБОРКУ, ИЛИ Я ВАМ ОБОИМ БАШКУ РАЗНЕСУ!

Никогда и ни с кем Лев раньше так не разговаривал. Ему приходится угрожать комуто первый раз в жизни. И он знает: это не просто угрозы. Лев чувствует, что готов сделать то, что сказал. Если нужно, он готов устроить даже ядерный взрыв.

Полицейский, стоящий возле родителей, тянется к кобуре, другие следуют его примеру. Не проходит и секунды, как все они уже целятся в него, но Льву наплевать.

– Брось лопату! – требует один из полицейских, направляя дуло пистолета Льву в грудь, но мальчик и не собирается подчиняться. Пусть стреляет. Если он это сделает, Лев все равно успеет ударить одного из родителей Тайлера и умрет не один. Никогда в жизни он еще не чувствовал себя таким разъяренным. Вулкан, сокрытый в его душе, на пороге извержения.

– СКАЖИТЕ ЕМУ! СКАЖИТЕ НЕМЕДЛЕННО!

Все присутствующие замирают в немой сцене – вооруженные полицейские целятся в стоящего с лопатой наперевес Льва, мужчина и женщина жмутся друг к другу. Они смотрят вниз, на стоящего на коленях мальчика, всхлипывающего и горестно раскачивающегося из стороны в сторону над разбросанными повсюду золотыми украшениями парня.

– Мы не отдадим тебя на разборку, Тайлер.

– ОБЕЩАЙТЕ, ЧЕРТ БЫ ВАС ПОБРАЛ!

– Не отдадим, Тайлер, мы обещаем. Обещаем.

Напряженные плечи Сая постепенно опадают. Он все еще плачет, но это уже слезы облегчения, а не отчаяния.

– Благодарю вас, – тихонько приговаривает он. – Благодарю...

Лев бросает лопату, полицейские убирают оружие, а мужчина и женщина, все в слезах, ретируются в дом, в свою крепость. Отцы Сайреса подбегают к мальчику, берут его под руки, поднимают и крепко держат, чтобы он не упал.

– Все в порядке, Сайрес. Все будет хорошо.

– Я знаю, – отвечает Сай сквозь слезы. – Все уже хорошо.

В этот момент Лев решает, что ретироваться пора и ему. Он понимает, что из всех неизвестных в этом уравнении неразъясненным остался он один и через несколько секунд полицейские заинтересуются им. Пока их мысли еще слишком заняты испуганными хозяевами дома, рыдающим мальчиком, двумя его отцами и грудой ювелирных украшений, разбросанных по земле.

Медленно отступая, Лев вскоре оказывается в тени. Постояв пару секунд и оглядевшись, он разворачивается и бросается бежать. Совсем скоро все заметят его исчезновение, но ему много времени и не нужно. Потому что Лев быстр, как лань. Он всегда отлично бегал. Пробравшись сквозь живую изгородь, Лев оказывается на соседнем дворе и выбирается на улицу. Прошло всего десять секунд, а он успел оторваться от предполагаемой погони на внушительное расстояние.

Лев знает, что выражение лица Сая, бросившего к ногам этих глупых, плохих людей груду золота, и то, как они повели себя в ответ, ему не забыть никогда. Родители Тайлера были уверены, что в сложившейся ситуации пострадавшие – они, и это самое ужасное. То, что он увидел сегодня, останется в его памяти на всю жизнь. События, которым он стал свидетелем, изменили его, и далеко не в лучшую сторону. В душе мальчика произошли необратимые искажения, затронувшие все его существо. Теперь, куда бы он ни пошел, ничто не будет иметь особого значения, потому что гдето в глубине души он будет знать, что его путешествие окончилось там, в Джоплине, в саду возле дома родителей Тайлера. Пережив то, что ему довелось пережить, Лев сам стал похож на чемоданчик, вырытый Саем из земли – полный драгоценных камней и сокрытый от посторонних глаз. Лишите бриллианты солнечного света, и они перестанут сверкать, превратившись в обыкновенные небольшие камешки правильной формы.

Последний луч заката уже померк, и небо стало черным, с легким оттенком синевы на западе. Фонари еще не горят, и Льву без труда удается продвигаться вперед по бесконечным улицам, оставаясь в тени. Останавливаться нельзя. Нужно бежать. Нужно прятаться. Нужно раствориться во мраке, ибо тьма отныне его единственный друг.


30. СайТай | Беглецы | Кладбище самолетов