home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


50. Коннор

Он сумел продержаться дольше, чем ктолибо ожидал. Это единственное утешение, за которое Коннору удается уцепиться, когда инспектор и два вооруженных охранника под конвоем ведут их с Рисой в комнату, где допрашивают Роланда.

По самодовольной ухмылке, играющей на губах верзилы, Коннор догадывается, что вместо допроса в кабинете происходили переговоры по поводу какойто выгодной сделки.

– Присаживайтесь, прошу вас, – предлагает инспектор, сидящий на краю стола возле Роланда. Здоровяк отводит глаза, будто их в кабинете нет. Он откидывается на спинку стула, как человек, чувствующий себя господином положения. Роланд даже руки на груди складывает, по крайней мере, насколько это позволяют наручники.

Полицейский, допрашивавший Роланда, не желая попусту тратить время, сразу переходит к делу:

– Вашему другу было что сказать мне. Он внес достаточно интересное предложение. Суть сделки заключается в том, чтобы обменять его свободу на жизнь четырех сотен беглецов. Он был настолько любезен, что объяснил в деталях, где они прячутся.

Коннор предполагал, что их с Рисой сдал именно Роланд, но то, что он может вот так запросто предать всех, ему и голову не приходило. Даже для такого негодяя это какойто новый уровень мерзости.

Роланд продолжает упорно игнорировать их, но ухмылка на его самодовольной физиономии после слов полицейского становится еще шире.

– Четыреста человек, да? – спрашивает второй инспектор.

– Да он лжет, – говорит Риса с безупречной показной небрежностью, стараясь, чтобы слова прозвучали как можно убедительней. – Он вас надуть пытается. Нас только трое.

– Да нет, – возражает полицейский, сидящий на столе, – он не лжет. Единственное, что меня удивляет, так это то, что их там всего четыре сотни. По нашим подсчетам, должно быть шестьсот человек, но, очевидно, за счет тех, кому исполняется восемнадцать, происходит убыль.

Роланд вскидывает глаза и недоверчиво смотрит на инспектора.

– Что? – спрашивает он.

– Извини, если расстроил, но мы знаем все об Адмирале и Кладбище, – отвечает полицейский. – Узнали об этом еще год назад.

Его коллега хихикает, видя, как расстроился Роланд.

– Но... но... – бормочет верзила.

– Почему мы их не взяли? – интересуется инспектор, предвосхищая его вопрос. – А ты посмотри на это дело с другой стороны. Адмирал, он как большой бродячий кот: никто его не любит, но и смерти ему не желает, потому что он ловит крыс. Видишь ли, когда на улицах полно беглецов, у нас много проблем. Адмирал же их с улиц убирает и держит в своем маленьком гетто в пустыне. Он об этом не догадывается, но в какомто смысле оказывает нам большую услугу. Избавляет нас от крыс.

– Да, конечно, – говорит напарник, – если старик умрет, нам, возможно, придется провести там зачистку, но...

– Нет! – возражает Риса. – Там может появиться новый лидер!

Полицейский пожимает плечами, показывая, что ему все равно.

– Главное, чтобы крыс ловил, – говорит он.

Потрясенный Роланд тупо смотрит в стену, пытаясь понять, в каком пункте своего чудесного плана он просчитался, а Коннор испытывает некоторое облегчение. В душе он испытывает даже какуюто смутную надежду.

– Так что, вы можете отослать нас обратно? – спрашивает он у полицейского.

Тот берет со стола папку и начинает перелистывать страницы.

– Боюсь, на это я пойти не могу. Одно дело – смотреть на все сквозь пальцы, другое – выпустить опасного преступника.

– Коннор Лэсситер, – читает он. – Должен был оказаться в заготовительном лагере двадцать первого ноября, но ушел в самоволку. Твои действия спровоцировали аварию, в которой погиб водитель автобуса, десятки людей получили травмы, а федеральное шоссе было перекрыто в течение нескольких часов. Мало того, ты еще и заложника взял, а потом выстрелил в полицейского из его собственного пистолета.

Роланд недоверчиво смотрит на инспектора.

– Так он и есть Беглец из Акрона, что ли? – спрашивает он у полицейского с некоторым ужасом.

Коннор смотрит на Рису, потом снова на инспектора:

– Ладно. Я признаюсь. Но она тут ни при чем! Отпустите ее!

Полицейский, продолжая изучать содержимое папки, качает головой:

– Свидетели утверждают, что она была сообщницей. Боюсь, есть только одно место, куда ее можно направить. Вы туда поедете вместе – в ближайший заготовительный лагерь.

– А я? – кричит Роланд. – Ято тут при чем?!

Полицейский захлопывает папку.

– Когданибудь слышал такой термин «вина в соучастии»? – спрашивает он Роланда. – Нужно было быть осторожнее в выборе компании.

Разговор окончен. Инспектор подает знак конвоирам, показывая, что всех троих можно уводить.


49. Ропанд | Беглецы | Разборка