home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


51. Лагерь

Люди готовы часами спорить о существовании души и о том, куда исчезает духовная сущность нерожденного ребенка в случае аборта или превращения подростка в набор органов для трансплантации. Однако никому еще не приходило в голову задаться вопросом, есть ли нечто гуманное в заготовительном лагере или нет. Так вот, ответ – нет. Возможно, именно поэтому те, кто занимаются их строительством, стараются сделать эти массивные, похожие на больницы здания максимально привлекательными для детского восприятия и удобными в самых разных смыслах этого слова.

Вопервых, никто не называет их местами для разборки, как это было в начале их существования. Они официально переименованы в заготовительные лагеря.

Вовторых, их специально размещают в местах, где пейзаж особенно хорош, очевидно, чтобы напомнить постояльцам о том, как важно и утешительно смотреть на жизнь, как на картину, целиком, вместо того чтобы концентрироваться на одной незначительной детали.

Втретьих, за окружающим ландшафтом тщательно следят, как за природным заповедником, и высаживают, если это необходимо, определенные растения, благодаря которым пейзаж расцвечивается яркими пастельными тонами с минимальным содержанием красного, так как этот цвет, с точки зрения психологии, ассоциируется со злобой, агрессией и, как следствие этих проявлений человеческой натуры, с кровью.

«Хэппи Джек», близ живописного одноименного городка в штате Аризона, может по праву считаться образцом для подражания. Именно таким и должен быть заготовительный лагерь. Он расположен на склоне горы в сосновом лесу, на севере штата. Из окон здания открывается захватывающий вид на окрестные леса, за которыми на западе встают величественные Седонские горы. Без сомнения, именно пейзаж привлек внимание людей, работавших на лесозаготовках в двадцатом веке и основавших здесь город. Название говорит само за себя.[6]

Стены в спальне для мальчиков окрашены в светлоголубой цвет с зелеными прожилками. В интерьере спальни для девочек преобладает лавандовый цвет с вкраплениями розового. Работники одеваются в комфортную, неброскую униформу, состоящую из удобных шорт и гавайской рубахи, и лишь хирурги из медицинского блока носят одежду, предписанную их профессией, но даже их халаты не синего, а яркожелтого цвета.

Территория огорожена забором из колючей проволоки, тщательно скрытой за живой изгородью из аккуратно подстриженных кустов гибискуса. Каждый день к фасаду здания подкатывают битком набитые автобусы с вновь прибывшими, но выезжают они всегда через задние ворота, чтобы не привлекать внимание к пустоте в салоне.

Как правило, подростки гостят в лагере не более трех недель, хотя срок может меняться в зависимости от группы крови и потребности в тех или иных органах. Как и в обычной жизни, никто не знает, когда настанет его час.

Время от времени, несмотря на профессионализм и сердечное отношение сотрудников лагеря, происходят демарши. На этой неделе бунтарские настроения вылились в появление на стене медицинского блока граффити в виде надписи: «ВЫ НИКОГО ЗДЕСЬ НЕ ОДУРАЧИТЕ».

***

Четвертого февраля в лагерь под конвоем полиции привозят троих новичков. Двоих без всяких церемоний отправляют в приемникраспределитель, как и всех вновь прибывших. Третьего же заставляют пройти по всему лагерю, мимо спален, вдоль полей для игры в футбол и волейбол и по всем остальным местам, где чаще всего собираются подростки.

На ногах у парня кандалы, связанные между собой цепью, которая соединена с наручниками. Коннору приходится семенить, как старику, согнувшись чуть ли не пополам. По обеим сторонам от него шагают вооруженные полицейские, впереди и сзади еще двое. Обычно в лагере царит безмятежный покой, но этот случай – исключение. Время от времени особенно опасного беглеца отделяют от толпы вновь прибывших, чтобы публично унизить перед другими, и лишь после этого позволяют стать рядовым жителем лагеря. Как правило, после этого беглец поднимает мятеж, и его досрочно, через два или три дня после прибытия, отправляют в медицинский корпус на разборку. Его история служит примером остальным: играйте по правилам, или ваше пребывание здесь окажется очень, очень коротким. Никто об этом напрямую не говорит, но все ясно и без слов.

Однако на этот раз, и об этом персонал «Хэппи Джека» не догадывается, все знали о том, кто такой Коннор Лэсситер еще до того, как он сам появился в лагере. Даже заявление администрации о том, что Беглец из Акрона наконец пойман, не деморализует население лагеря. Настроение лишь поднимается: если раньше Беглец был лишь полумифическим персонажем, о котором ходили слухи, то теперь он стал живой легендой – человеком из плоти и крови, реально существующим.


Разборка | Беглецы | 52. Риса