home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


62. Лев

Детонаторы спрятаны в носке, хранящемся в тумбочке у задней стенки. Если ктото и найдет их, решит, что это лейкопластырь. Он старается не думать о том, что им предстоит. В конце концов, главный в этом деле Блэйн, поэтому, когда придет время, он сам скажет им с Маи об этом.

На сегодня у «ангелов» из отделения, в котором живет Лев, запланирована прогулка по окрестностям с целью единения с природой. На прогулку их ведет один из самых уважаемых священников в лагере. Пастор говорит так, будто каждое слово, срывающееся с его губ, истинный перл, наполненный мудростью познания. Он даже паузы между словами делает, как будто ожидая, что ктото будет за ним записывать.

Священник ведет их к странному дереву. На ветвях по случаю зимы нет листьев. Лев, привыкший к снежным зимам, поражается тому, что и в жаркой Аризоне с деревьев облетает листва. Но в дереве, перед которым стоят «ангелы», удивительно не только это. Многочисленные ветви не похожи одна на другую – кора на всех разная как по текстуре, так и по цвету.

– Я хотел, чтобы вы увидели это дерево, – говорит пастор. – Сейчас, конечно, смотреть особенно не на что, но видели бы вы его весной! Много лет мы прививали ветви любимых деревьев к стволу. На этой ветви по весне распускаются чудесные вишневые соцветия, – объясняет он, указывая на разные сучья, – а на этой – огромные листья белого клена. Вон та взята от палисандрового дерева, на ней появляются чудесные лиловые цветы, а вон там, видите, осенью вырастают большие персики.

Ребята несмело трогают ветви, как будто странное дерево может неожиданно сгореть подобно неопалимой купине.

– А что это за дерево было изначально? – спрашивает один из них.

Священник этого не знает.

– Точно не помню, – признается он, – но это не важно. Важно то, во что оно превратилось. Мы называем его своим «маленьким древом жизни». Разве это не удивительно?

– В нем нет ничего удивительного, – неожиданно для самого себя отвечает Лев. Слова сорвались с его губ, как непрошеная отрыжка, и смысл сказанного доходит до него уже задним числом. Все взгляды обращаются к нему. Приходится срочно искать какоето оправдание. – Ведь оно рукотворно, а значит, считая его удивительным, человек впадает в гордыню, – объясняет он. – Придет гордость, придет и посрамление, но со смиренными – мудрость.

– Да, конечно, – вспоминает пастор, – Книга Притчей Соломоновых, глава одиннадцать, верно?

– Да, – говорит Лев, – стих второй.

– Чудесные познания, – замечает священник, чувствующий себя, видимо, слегка посрамленным. – Я лишь хотел сказать, что оно очень красиво весной.

Их путь назад, к дому, где живут «ангелы», пролегает по полям и площадкам, где попадаются «трудные». В основном они занимаются спортом, чтобы попасть в медицинский блок в хорошей физической форме. Время от времени «ангелы» слышат приглушенные злобные восклицания в свой адрес, позволяющие им почувствовать себя настоящими мучениками.

Проходя мимо одного из блоков, Лев неожиданно сталкивается лицом к лицу с человеком, встретить которого в лагере никак не ожидал. Напротив него стоит не кто иной, как Коннор.

Оба шли в разных направлениях, но заметили друг друга одновременно и остановились как вкопанные, потрясенно глядя друг на друга.

– Лев?

Напыщенный пастор, проявляя неожиданную расторопность, тут же оказывается рядом и хватает Льва за плечи.

– Убирайся! – рычит он на Коннора. – Оставь его! Тебе мало того, что ты с ним сделал в прошлом?

Потрясенный Коннор наблюдает, как священник оттаскивает Льва в сторону.

– Все в порядке, – говорит пастор Льву, продолжая цепко удерживать его на пути к дому «ангелов». – Мы знаем, кто он такой и что хотел с тобой сделать. Думали, ты не узнаешь, что он находится в том же лагере. Но я обещаю, больше вреда он тебе не причинит. Его отведут в медицинский блок еще до обеда, – добавляет он, склоняясь к самому уху Льва.

– Что?

– И скатертью дорога!

***

В принципе, «ангелам» разрешается ходить по территории лагеря без присмотра, но только при условии, если они отправляются на прогулку в большой компании. В крайнем случае, вдвоем. Но увидеть одного, да еще и чуть ли не бегущего от одной спортивной площадки к другой – практически невозможно.

Оказавшись в доме, Лев не стал терять ни одной лишней минуты – сбежал при первой же подходящей возможности. Теперь он ищет Блэйна и Маи.

Коннора отведут на разборку еще до обеда. Как это могло случиться? Как он вообще сюда попал? Он же был в безопасности, на Кладбище. Неужели Адмирал выгнал его или он сам сбежал? Как бы там ни было, Коннора поймали и привезли сюда. И теперь Лев лишен единственного утешения – осознания того, что друзья в безопасности. Нет, он не может допустить, чтобы Коннора разобрали... но повлиять на это самостоятельно не в его силах.

Он встречает Блэйна на зеленой лужайке между столовой и зданием, в котором расположены спальни. Он занимается ритмической гимнастикой вместе с другими «трудными». Впрочем, видно, что Блэйн старается не проявлять излишнего усердия, чтобы не топать по земле слишком сильно.

– Нужно поговорить.

Блэйн смотрит на Льва с удивлением и яростью во взгляде.

– Ты что, с ума сошел? Что ты здесь делаешь?

Их замечает администратор и бросается Льву на помощь – всем известно, что «ангелам» с «трудными» общаться нельзя.

– Все в порядке, – говорит ему Лев. – Мы с ним были знакомы дома. Я просто хотел попрощаться.

Администратор неохотно кивает, показывая, что разрешает Льву поговорить со своим подопечным.

– Ладно, ребята, только быстро, – говорит он.

Лев отводит Блэйна в сторону, чтобы никто не мог подслушать, о чем они говорят.

– Придется сделать это сегодня, – говорит он. – Больше ждать нельзя.

– Эй, – возражает Блэйн. – Я решаю, когда это делать, а я еще команды не давал.

– Чем дольше мы ждем, тем больше риск того, что это произойдет само собой.

– И что? Что в этом плохого? Случайность – часть хаоса.

Льву хочется врезать Блэйну как следует, но его останавливает понимание того, что после этого на их месте останется воронка метров пятьдесят в диаметре, поэтому он приводит тот единственный аргумент, который, он знает, заставит Блэйна сдаться.

– Они знают о нас, – шепчет Лев.

– Что?

– Им не известны имена, но то, что в лагере Хлопки, они уже знают. Наверняка сейчас изучают результаты анализов крови в поисках чегонибудь необычного. Вскоре они на нас выйдут.

Блэйн тихо ругается сквозь плотно сжатые зубы. Пару секунд он думает, потом отрицательно качает головой:

– Нет. Нет, я еще не готов.

– Это не имеет значения. Ты хотел хаоса? Ну, сегодня он начнется, хочешь ты этого или нет, потому что если они найдут нас, как думаешь, что сделают?

– Взорвут в лесу? – спрашивает Блэйн, становясь с каждой секундой все мрачнее.

– Да, или в пустыне, где никто никогда об этом не узнает.

Блэйн снова думает, потом вздыхает. Во вздохе чувствуются сдавленные рыдания.

– Ладно, – говорит он, – за завтраком расскажу обо всем Маи. Встретимся в условленном месте в два часа.

– Нет, в час.

***

Вернувшись домой, Лев начинает рыться в тумбочке. С каждой секундой движения его становятся все более торопливыми. Носки должны быть здесь! Им негде больше быть, но он не может их найти. Наличие детонаторов не столь критично, но Льву хочется, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Быстро и аккуратно.

– Это моя тумбочка.

Лев оборачивается и видит блондина с зелеными глазами. Парень стоит и смотрит на него.

– Твоя тумбочка там.

Обернувшись, Лев понимает, что ошибся. К сожалению, в спальне все тумбочки и кровати одинаковы, поэтому отличить одну от другой практически невозможно.

– Если ты ищешь носки, я могу одолжить.

– Нет, у меня своих достаточно, спасибо, – говорит Лев, тяжело вздыхая. Он закрывает глаза, чтобы унять охватившую его панику, и отправляется к своей тумбочке. Носок со спрятанными детонаторами на месте. Он кладет его в карман.

– Ты в порядке, Лев? Вид у тебя какойто странный.

– В порядке. Я бегал в спортзале, вот и все. На беговой дорожке был.

– Нет, тебя там не было, – возражает зеленоглазый. – Я только что оттуда.

– Слушай, не лезь в мои дела, ладно? Я тебе не приятель и не друг.

– Но мы должны быть друзьями.

– Нет. Ты меня не знаешь. Я не такой, как ты, поэтому оставь меня в покое!

Неожиданно откудато сзади раздается новый голос. Судя по тону, он принадлежит мужчине.

– Достаточно, Лев, – говорит он.

У двери стоит мужчина в костюме. Это не один из священников, а администратор, с которым они разговаривали, когда Лев прибыл в лагерь неделю назад. Это нехороший признак.

– Спасибо, Стерлинг, – говорит администратор, кивая светловолосому парню. Тот поспешно покидает комнату, потупив взгляд.

– Мы попросили Стерлинга приглядывать за тобой, чтобы понять, насколько хорошо ты адаптировался к жизни в лагере. Нам это по меньшей мере небезразлично.

***

Через некоторое время Лев оказывается в кабинете с администратором и двумя священниками. Поглаживая рукой по карману, он чувствует под пальцами лежащий в нем носок. Колени слегка трясутся – Лев помнит о том, что стоит сделать одно излишне резкое движение, и детонаторы сработают. Он старается не шевелиться, чтобы ничего непредвиденного не случилось.

– У тебя определенно неприятности, Лев, – говорит администратор. – Мы хотели бы знать, чем они вызваны.

Лев смотрит на часы. 12:48. Через двенадцать минут они с Маи и Блэйном должны встретиться, чтобы закончить то, зачем они здесь.

– Меня скоро принесут в жертву, – говорит Лев. – Разве этого недостаточно, чтобы чувствовать беспокойство?

Один из священников, тот, что помоложе, наклоняется к нему.

– Мы здесь для того, чтобы каждый из вас попал в место проведения священного обряда в правильном настроении.

– Мы бы считали свою работу невыполненной, если бы знали, что ты не готов, – добавляет пастор постарше с такой натянутой улыбкой, что она больше похожа на гримасу.

Льву хочется закричать, но это вряд ли поможет ему быстрее выбраться отсюда.

– Сейчас мне просто не по душе общество других ребят. Я лучше буду готовиться к жертве в одиночестве, хорошо?

– Нет, не хорошо, – говорит пожилой пастор. – У нас здесь так дела не делаются. Все поддерживают друг друга.

Младший священник наклоняется ко Льву:

– Я прошу тебя дать ребятам шанс. Они все хорошие.

– Может, я нехороший! – отвечает Лев и, не удержавшись, снова смотрит на часы. Двенадцать пятьдесят. Маи и Блэйн будут на месте через десять минут, а он все еще болтается в этом чертовом кабинете. Что будет, если он не придет вовремя на место встречи?

– Ты кудато опаздываешь? – спрашивает администратор. – Просто ты все время на часы смотришь.

Лев понимает, что необходимо дать какойто осмысленный ответ, иначе они начнут подозревать его в чемто криминальном.

– Я... слышал, что парня, похитившего меня, сегодня отведут в медицинский блок. Думаю вот, случилось это уже или нет.

Священники переглядываются, потом вместе смотрят на администратора. Тот откидывается на спинку стула, демонстрируя полнейшее спокойствие.

– Если этого еще не случилось, значит, скоро случится. Лев, мне кажется, не стоит без конца думать о том, что происходило с тобой, пока ты был заложником. Уверен, это было тяжелое время, но, рассказав об этом комунибудь из нас, ты получишь возможность избавиться от наваждения. Тяжелые воспоминания имеют свойство утрачивать силу, если делишься ими с кемнибудь. Я бы хотел провести внеочередное занятие с ребятами из твоего блока сегодня вечером. Мне кажется, ты увидишь, насколько важно сочувствие других в подобных вопросах.

– Вечером? – переспрашивает Лев. – Что ж, отлично. Я расскажу вам все сегодня вечером. Может, вы и правы, и я почувствую себя лучше.

– Мы лишь хотим помочь тебе снять груз с души, – говорит один из священников.

– Так что, я могу идти?

Администратор в течение нескольких секунд изучает его лицо.

– Мне кажется, ты очень напряжен, – замечает он. – Нужно провести с тобой несколько занятий по направленной медитации...


61. Роланд | Беглецы | 6 З. Охранник