home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СТАЛЬНЫЕ ГЛАЗА

Очки главы Братства покрылись пылью дорог — толстым-толстым слоем пыли. Как он видел хоть что-то? Это озадачило бы любого человека, окажись он рядом.

Но не ордынцев.

Слишком привыкли они подчиняться командирам — не раздумывая, без колебаний. Замешкался — и лютой кары не избежать. А уж к Большому Брату боялись не то что приближаться, но даже смотреть в его сторону. Да и подскачи дикари на своих лошадках, не заметили бы в глазницах его, за линзами, шевеление самых прекрасных существ на планете. Существ, подаривших ему власть над самой человеческой природой. И не только человеческой.

Потому, что пыль толстым слоем.

Ему не нужно было напрягать зрачки, чтобы следить за обстановкой. Для этого вполне хватало младших братьев, командующих батальонами, ротами и взводами, — пси-связь между ними и главой Братства нерушима, от расстояния не зависит. Окрестности же Большой Брат обозревал гноящимися очами гнедого зомбоскакуна, на котором восседал. Более послушного жеребца не было во всей разношерстной Орде. Высокий, крупнее низкорослых ордынских лошадок раза в полтора, он подвергся значительным изменениями посредством слизня. На лбу у него вздулся длинный костяной рог, запросто протыкающий людскую плоть. Обычные лошадиные зубы выпали, вместо них выросли клыки, которым позавидовал бы амурский тигр. С тех пор жеребец брезговал овсом и свежей травой, предпочитая забивать желудок мясом хомо сапиенсов — и обязательно с кровью! Грива и хвост у него осыпались вместе с волосом с тела. Кожа покрылась крупными пластинчатыми чешуями — отличной броней, выдерживающей автоматный огонь с полусотни метров. Конечно, столь радикальные изменения не под силу обычному слизню. Пришлось помочь — закачать в него нужную программу трансформаций, и это притом, что Большой Брат брезговал касаться уродливого нароста на черепе жеребца…

Чуя кровь, много крови, жеребец нервно всхрапнул, ноздри его затрепетали. Сдерживая зомбака не столько поводьями, сколько своей силой, Большой Брат медленно въехал в створ проломленных ворот.

Итак, еще один острог — Ярославский на сей раз — пал.

Белые стены Толгского монастыря обагрились, дымы пожарищ измазали их копотью — все люди, обитающие в Ярославле, ютились за этими стенами…

После Кунгура сапиенсам больше не предлагали сдаться. Много чести.

Сломив сопротивление защитников острога, ордынцы первым делом обезглавили всех мужчин от мала до велика — монастырь-то хоть и был женским, но порядки здесь серьезно изменились после Псидемии.

Обезумев от крови и безнаказанности, ордынцы рубили деревья и гадили на могилы монастырского кладбища. Забавы ради вешали ярославских детей на веревках из волоса с хвоста яка. В пруду, берега которого крепились камнями, топили монашек, возраст которых и внешность не возбудили захватчиков. А тех невест Господних, что пришлись по нраву, сначала пользовали на войлочных матрасах и потниках из овечьей шерсти, а затем все равно топили. Вдоволь натешившись, уставшие, разомлевшие, пили из бурдюков мутно-зеленый хурэмгэ,[16] типа утоляли жажду. И для зубов, говорят, полезно. И хлебали тарасун,[17] небось полезный для печени. Причем заливались не только опытные мужчины, но и мальчишки лет одиннадцати-двенадцати, впервые попавшие на войну, — эти пили с разрешения отцов, в поощрение за то, что наравне со взрослыми резали непокорных, жгли слабых и насиловали красивых.

Монгольские коровы и низкорослые лошади, яки-сарлыки и хайнаки — детища яков и коров — паслись поодаль, ожидая, что их вновь погонят в путь, прицепив к ним волокуши из двух жердей, передние концы которых привяжут к вьючному седлу, а задние будут стираться потихоньку об асфальт. На бруски между жердями уложат сумки и мешки с едой, водой и оружием с боеприпасами, награбленное добро не забудут — и вперед, к следующему острогу…

Раздвоенный змеиный язык жеребца метнулся к отрубленной руке, валяющейся на земле, обвил ее и вместе с трофеем втянулся в пасть. Затрещали кости на клыках, зомбак, лишь отдаленно похожий на лошадь, плотоядно заурчал. Большой Брат развернул его и направил прочь из монастыря.

Тотчас командиры подразделений принялись выкрикивать приказы.

Орда спешно собиралась в поход.

До Питера оставалось всего ничего.

* * *

Мальчишка-офицер, вспыливший из-за шутки Ашота, оказался не кем иным, как старпомом. Вот тебе и юный возраст, два вершка от горшка. Хотя, если задуматься, то все верно — лучше уж капитану самому, под боком, так сказать, воспитывать достойную замену, чем искать ее в «Ржавом якоре» или еще где на берегу. Предыдущий старпом, как ни странно, оказался невечным.

Данила вздрогнул, когда пацан рявкнул внезапно огрубевшим голосом:

— По местам стоять к погружению! Проверить прочный корпус на герметичность!

И вроде так же светились люминесцентные лампы в отсеке управления, и система кондиционирования и очистки воздуха работала без сбоев, но что-то изменилось. А что — непонятно.

— Давление упало. — Не только Данила почувствовал странное, но и Гурбан.

— Совершенно верно, — подтвердил его догадку капитан.

И вновь пацан прохрипел:

— Слушать в отсеках!

Быстро, но без суеты и лишних движений, матросы принялись задраивать переборочные двери и делать еще что-то, непонятное Дану.

— Проверить нижние запоры!

Настала очередь командиров боевых частей и начальников служб докладывать старпому о готовности своих подразделений к походу, после чего старпом отчитался перед капитаном и сделал соответствующую запись в вахтенном журнале. Последнее особенно впечатлило Данилу Сташева. На хрена писать-то? Все свои, начальство — вот оно, и другого больше нет и не будет. Но контора все равно чернила портит который год. Дисциплина? Дать себе поблажку в мелочах, а потом и на большее плюнуть? И сойти с ума от безысходности, и пустить себе торпеду в лоб?.. Или того круче — использовать-таки радиоактивный груз по назначению?

— Как сказал Юрий Гагарин: «Поехали!»

И они поехали, как могли, то есть поплыли.

Гостей лодки разместили в почти что роскошных апартаментах. Пройдя по узенькому коридору, где с одной стороны были двери, а с другой — вентили, трубки, пучки проводов и кабелей, они попали в отсек для отдыха экипажа. Овальный столик со стеклянной столешницей, кожаные кресла, библиотека в три десятка томов в солидных переплетах, полиэтиленовая картинка-наклейка с пальмами и песочком тропического пляжа на дверце шкафа…

— Кучеряво, — оценил обстановку Ашот и шмыгнул носом.

Матрос, которому доверили сопровождать гостей, поддакнул и завел пространный монолог об устройстве лодки. Ашот пару раз пытался его перебить, интересуясь насчет обеда или хотя бы завтрака, можно полдника, но матрос уподобился глухарю на току — впал в раж и никого и ничего вокруг не замечал.

Вот так Данила и его боевые товарищи узнали, что корпус атомной подводной лодки состоит из семи водонепроницаемых отсеков: первый — торпедный, аккумуляторный и жилой; во втором центральный пост; третий отсек — реакторный; четвертый — турбинный; далее — электротехнический, потом жилой и дизель-генераторный; и последний — рулевой, там гребные электродвигатели и камбуз.

Услышав заветное слово, загрустивший было Ашот встрепенулся и заявил, что ему надо срочно отлучиться по делу.

— По большому? — ехидно поинтересовалась Мариша.

— По очень большому, — не моргнув, ответил толстяк.

Через полчаса, когда матрос выдохся и оставил «варягов» в покое, Данила отправился на поиски однокашника. Обнаружился Ашот, конечно, на камбузе, сверкающем хромом и пахнущем самым прекрасным ароматом на свете — ароматом борща. Уже познакомившись с щекастым коком, бренчащим на гитаре, и его худосочным помощником, кашляющим в кулак скорее по привычке, чем по болезни, Ашот слащаво улыбался и вовсю подпевал мореманам:

Прощайте, красотки! Прощай, небосвод!

Подводная лодка уходит под лед…

Подводная лодка — морская гроза!

Под черной пилоткой — стальные глаза.[18]

— О! Братишка мой! Пацаны, это мой брат Даня! Вот такой мужик! — Толстяк заметил появление четвертого лишнего и отрекомендовал его.

Не прекращая завывать и лупить по струнам, кок кивнул Даниле, а помощник кашлянул в кулак, разжал пальцы и протянул ладошку — мол, будем знакомы. Пришлось пожать, чтобы не испортить отношения в самом начале.

— Жрать хочешь? — по-хозяйски предложил Ашот.

— А ты? — В животе у Данилы предательски заурчало.

— Не-а, я без наших не могу, не по-товарищески это… — Ашот отвел глаза.

Такой ответ мог означать только одно — он столько уже сожрал, что вот-вот лопнет.

Дан прищурился:

— Не по-товарищески, значит?

Кок прекратил издеваться над гитарой, вручил инструмент тощему коллеге и обратился к новому знакомцу:

— Да ладно тебе, Даня. Чего ты? Хочешь анекдот в тему? Так слушай. Лодка легла на дно, балласт не продувается. Капитан объявляет: «Парни в отсеках, у меня для вас две новости. Первая — хреновая, а вторая, как водится, хорошая. Начну с плохой: воздуха у нас на два часа, а теперь хорошая — зато продовольствия на три месяца».

Никто не засмеялся.

— Это я к тому, что на всех хватит. — Кок потянулся за половником. — Ты не стесняйся, это хавчик правильный, не какие-то там макароны с мусором.[19]

Но оценить его кулинарное мастерство Даниле помешал тот самый матрос-глухарь, который втиснулся в не очень-то просторный камбуз и, тяжело дыша, выдал скороговоркой:

— Вот вы где, а меня капитан послал, сказал, что срочно всех вас к нему, давайте, капитан не любит ждать.

Пришлось ускоренно вернуться в апартаменты, где уже присутствовал крайне раздраженный задержкой командир лодки. Только Дан с Ашотом присоединились к собранию коллектива, он без лишних предисловий начал с того, что было важно:

— Прежде чем мы обсудим ваши планы и то, как они соотносятся с нашим патрулированием, надо прояснить один вопрос. Как вы на нас вышли?

— Реально, какая разница? — Бахир зевнул.

— Большая. — Глаза капитана сузились. — Надо знать, кто не просто в курсе, но и языком треплет. Это не шутки. У нас, знаете ли, не байдарка. На борту есть цацки, которые от Архангельска мокрого места не оставят. Да и от Питера с Москвой тоже.

— Ядерное оружие? — Рядовой Петров закрыл книгу, которую слишком уж внимательно изучал, и поставил ее обратно в шкаф.

— Точно. И за годы оно ни хрена не прокисло. Ну? Кто?

«Варяги» дружно уставились на Гурбана. Ему принимать решение.

Гурбан медлил. Не в его привычках сдавать тех, кто помог, но ситуация нынче не совсем обычная и требования капитана более чем справедливы.

— Давай уже, не тяни, — подводник обратился непосредственно к Гурбану, — не то ссажу на ближайший необитаемый остров, и дальше в Гремиху самостоятельно поплывете. Кролем. Или брасом.

Помолчав еще немного, командир диверсантов сказал:

— Некто Иван Терентьевич, лакей царя Александра Архангельского. Вот кто посоветовал нам обратиться к вам за помощью.

Сказать, что капитан удивился, — ничего не сказать.

— Ваня?!

Гурбан не счел нужным повторяться.

— Он самый, — кивнула Мариша.

Был бы капитан эмоциональнее, всплеснул бы руками.

— Да что ж вы сразу не сказали?! Если сам Иван Терентьевич, то… Он просто так не стал бы, я Ваниному чутью доверяю…

Это было просто удивительно — то, как изменилось отношение капитана к «варягам». Никола Морской Бог вмиг стал человеком приятным, обходительным. Чуть ли не в задницы всех расцеловал, расспросил, хорошо ли их приняли, как им нравится лодка, не прочь ли они разделить трапезу с ним и его лучшими офицерами. В общем, земля и небо в сравнении с тем, что капитан являл собой еще недавно.

— Трапеза — это хорошо. — Гурбан не преминул воспользоваться моментом. — Но нам бы арсенал какой подобрать. По возможности. А то как-то неуютно с пустыми руками.

Намек был сколь прозрачным, столь и откровенно наглым. На месте капитана Дан послал бы Гурбана куда подальше. Оружие от сырости, как известно, не заводится, им просто так не разбрасываются. Первому встречному ствол дать — не просто глупо, но и опасно. Да и с чего вообще капитану такие подарки делать, а?

— Господа, от кого вы в лодке защищаться намерены? — Капитан улыбнулся. — Вы среди друзей!

Почувствовав слабину, Гурбан попер буром:

— Олег Игоревич, раз уж взялись нам помочь, то должны понять, что на суше нам долго без оружия не продержаться. Поэтому вы нас не только очень обяжете, но и безмерно выручите, если снабдите парой-тройкой единиц огнестрела. И лучше бы с эти делом не затягивать.

— Ну что ж… — Улыбка капитана чуть померкла. — Наш прежний старпом, царствие ему небесное, был человеком запасливым. Как-то по случаю прихватил добра разного, на взвод морской пехоты рассчитанного… За мной, господа!

* * *

В оружейке подводной лодки было тесно.

А еще там много чего было. Много-много чего на стеллажах и в шкафах, на полу, в ящиках из досок и в ящиках из цинка, с маркировкой и без, в смазке, новенького, ни разу не побывавшего в деле. Аж глаза разбегались от всего этого великолепия.

И главное, капитан предложил гостям не стесняться и ушел, сославшись на занятость.

— Ха-ха, не на тех напал! — не удержался Ашот. — Тут скромняг нету!

И началось.

Выбирая между черными беретами и кепками, «варяги», не сговариваясь, отдали предпочтение кепкам расцветки «флора», кокарды МП ВМФ РФ решено было снять позже, не мешают пока, как и шевроны на форме аналогичного с кепками арбузного колора ВСР-98, который явно будет не в тему там, где диверсантам придется работать. И все же это лучше, чем ничего.

Тельняшка обтянула мускулистый торс Данилы, будто на него сшили. А вот на носатого толстяка ни одна не налезла.

— Худеть надо. — Посочувствовать товарищу Мариша, конечно, не могла.

— И так уже отощал. — Ашот сильнее запыхтел, натягивая на себя тельник. Раздался треск — полосатая одежка разошлась по швам.

— Оно и видно, дистрофик ты наш. — Рядовой Петров надел разработанный в Питере еще до Псидемии броник 6Б13 с бронепанелями «Гранит-4», прикрывающими грудь и спину.

Данила последовал его примеру. Сверху — разгрузку из водоотталкивающей огнестойкой ткани. С разгрузки он предварительно снял подсумки для выстрелов к гранатомету, вместо них повесил подсумки для магазинов — в каждый по четыре штуки магазинов, кстати, влезло. После этого застегнул поясной ремень, на который приладил дополнительные подсумки. Ашот, нацепивший камуфляж прям на голое тело, помог Даниле надеть ранец, защелкнул карабины. Ранец еще предстоит набить жратвой, магазинами, флягами и прочим, без чего диверсанту на прогулке никак.

А что там у других?

Гурбан как раз рассматривал шлем 6Б7-2 из армидного волокна.

— Я пас. — Бахир вернул точно такой же шлем на полку.

— Дело хозяйское. — Командир снял кепку, примерил защиту. — А ничего. Легенький «чепчик».

К компактным радиостанциям с гарнитурой никто даже пальцем не притронулся. Толку от них пшик, разве что гвозди забивать — если и сломаются, не жалко, электромагнитные аномалии атмосферы сделали эти приборы бесполезными.

— Ну ничего себе! — Маришу привели в восторг тактические перчатки из нескользящей ткани, кевлара и кожи. — Теперь я ногти точно не поломаю!

— Кому что, — покачал головой Ашот. — Одно слово: бабьё.

Кожаные ремни, ботинки с высокими берцами, аптечки индивидуальные, «калаши», гранаты… Ашот взял себе снайперскую винтовку. Бахир все облизывался, глядя на ПКМ, но здравый смысл победил потенциальную огневую мощь — выбрав-таки «калаш», он компенсировал утрату, навесив на себя РПГ-18 «Муха» и РПО-З «Шмель».[20]

Прикинув, что из «насекомых» ему больше по душе, Данила отдал предпочтение огнемету. Нужно ли будет дырявить броню, еще вопрос, а то, что зомбопташки заинтересуются «варягами», — факт.

По «шмелю» взяли себе и Гурбан с Ашотом, Мариша и Петров предпочли «мух» — энтомологи-любители!

Или профессионалы?

Ашот заинтересовался ножом, в рукоятку которого заряжались четыре патрона, но общими усилиями его уговорили взять что-нибудь более стоящее, а то и вообще не заморачиваться, ведь у него есть мультитул.

Переодевшись и основательно нагрузившись смертоносными игрушками, «варяги» вернулись в салон для отдыха экипажа. Настроение у всех значительно улучшилось. Это только штатским без оружия нормально, а бойцам отлично, если в бок жмет ствольная коробка или приклад ласково тычет в плечо.

Разместившись кто в креслах, кто на полу, провели дегустацию военно-морского борща, остались довольны, коку чуть ли не поклоны отбили. Ашот попросил третьей добавки, но кастрюля оказалась пустой.

— А теперь отдыхать всем, — скомандовал Гурбан. — Неизвестно, когда еще доведется покемарить.

Обняв Маришу, Данила закрыл глаза. Век бы так сидеть — в тепле, с автоматом и с набитым животом. Благодать!

Как заснул, он не заметил.

* * *

Лодка шла в надводном положении.

Ютиться под защитой прочного корпуса безопаснее и теплее, но на мостике свободней, что ли, дышалось. Главное — глядя в оба, не позволить морским зомботварям покалечить себя, не дать себя слопать. Как говорится, на акустиков надейся — чудище типа левиафана они заранее приметят, — но и сам не плошай.

Правда, самому не плошать было проблематично — из-за плотного тумана.

— Ни хрена не видно. Точно в молоко окунули. — Татарин стоял рядом с Даном. — Не, в сметану реально.

Только что они обсудили ситуацию с квартирой в Питере, визит туда лысых в черном и даже посмеялись немного, помянув старичка сверху, обожающего лупить костылем по батареям отопления. Данила окончательно уверился, что Бахир ни при чем.

— Как дела, мальчики? — На мостик поднялась Мариша. — Привет, Бахир.

Кивнув в ответ, татарин оставил молодоженов наедине. Точнее — типа наедине. Капитан со старпомом и парочкой матросов с огнеметами были здесь же, на мостике. Чуть в стороне от моряков Ашот наслаждался дымком косяка и, как всегда, тактично, вслух и с подробностями завидовал братишке Дану, у которого хоть такой бабец, неказистый, второго сорта, а все же есть. И как у Дани-братишки там — ну, там — напрягается от этих костей-сухожилий? А вот у него, у Ашотика, есть Ксю, она ждет его в Москве, она скучает…

— Как ты? Лучше уже? — Мариша всеми своими очень даже соблазнительными сухожилиями прижалась к Дану.

— Значительно лучше. А если поцелуешь…

Мариша не дала ему закончить. Губы ее были мягкими, теплыми и чуть солеными от морской пыли в воздухе.

Лица друг друга они покрывали поцелуями, шептали нежности, улыбались…

Лодка вынырнула из тумана. Случилось это внезапно — только что ничего вокруг толком разобрать нельзя было, и вот — море, волны, слева не то чтобы очень далеко виднеется берег, вдоль которого следует лодка. Надо понимать, это Кольский полуостров.

Все отлично. Все по плану. Скоро они будут на месте — в Гремихе, спасибо капитану и его команде, а уж там…

А что там? В груди у Дана тревожно кольнуло. Как они поступят, попав в секретную лабораторию? Отец ведь не рассказал, в чем именно — конкретно, пошагово — заключается процесс уничтожения слизней. Где искать вирус? В чем он хранится? Как его задействовать? Что вообще делать, а?!

От этих мыслей у него совершенно пропало желание целоваться.

Мариша его прохладность расценила по-своему. Отстранилась, поджала губы и конечно же отыгралась на Ашоте, который как раз собрался щелчком выкинуть в море окурок:

— Только вот гадить не надо!

— А то что? Духи моря на меня обидятся, накажут?

Окурок, сыпанув искрами, взвился в воздух и по пологой дуге упал в волны.

И тут же вода вспучилась фонтаном брызг и грохнул взрыв.

На мостике все пригнулись. Ашота слегка намочило, он ошарашенно уставился на Маришу:

— Ну, Петрушевич…

Та покачала головой:

— Я здесь не виновата!

На миг Данила чуть было не поверил в мистических существ, возмущенных поступком толстяка, но лишь на миг. Ибо капитан уже выкрикивал команды, из которых стало ясно, что громкий гейзер поблизости образовался очень даже материально-по лодке выстрелили из пушки.

Дан привстал, огляделся.

Из тумана позади показались корабли — один, два… пять, еще… Те самые буксиры, что стояли рядом с подлодкой у Красной пристани — издалека не разобрать, конечно, но Даниле показалось, что он увидел флаг с черепом и костями.

Архангельский флот отправился вслед за Николой Морским Богом? Зачем это? И даже если так, если послал гонцов царь Александр, почему стреляют? Подводники ведь защищают острог от лютых морских зомбаков, в сравнении с которыми кальмар, пощекотавший Дана за ногу, — тараканчик под каблуком.

Что вообще происходит, а?!

Еще один снаряд плюхнулся в воду метрах в сорока от лодки. Снайперы на буксирах еще те. Или просто не пристрелялись. Первое — приятней, второе — вероятней.

Капитан опустил бинокль:

— Это не наши. Странные люди на борту, уроды какие-то. И на флагшток голова нанизана. Настоящая.

— Это знак Орды. — Ашот снял с плеча СВД и припал к прицелу. — Точно, они это.

Похоже, не все ордынцы полегли в аэропорту. Другой их отряд захватил буксиры и отправился в погоню — и не за лодкой, нет. Им нужны «варяги». Братство не успокоится, пока не уничтожит последнюю надежду человечества на спасение.

Опять громыхнуло — совсем рядом, свистнули осколки, отрекошетили от поручней ходового мостика.

— Живо вниз, — велел капитан доставщикам, а потом рявкнул своим подчиненным: — Боевая тревога! Корабль экстренно к бою приготовить!

Ашот, Мариша и Дан не успели еще скатиться по трапу, а личный состав лодки уже занял места в соответствии с расписанием.

Под обстрелом буксиров лодка уходила под воду. Пару раз ее при этом ощутимо тряхнуло. Доставщики едва удержались на ногах, пробираясь к отсеку для отдыха. Когда они таки присоединились к товарищам по оружию, лодка благополучно покинула зону досягаемости снарядов, опустившись на глубину.

— Чего там случилось? — спросил Гурбан, приоткрыв один глаз.

Все это время он продрых, как говорится, без задних ног. Да и без передних тоже. Развалился в кресле — командир, ему комфорт по статусу положен — и задал храпака.

— Да так, ничего особенного. — Ашот плюхнулся на пол.

— А реально? — Бахир уступил Марише место.

— Орда. Чуть не утопили нас. — Данила вытер со лба пот. Его бросило в жар, стоило подумать о том, что случится, если снаряд пробьет не только легкий, но и прочный корпуса. Да, переборки. Да, насосы. И команда обучена латать дыры и тушить пожары. И все-таки — куда ты денешься с подводной лодки? А ведь раньше у него не было приступов клаустрофобии…

— Да ладно тебе, братишка. Порядок полный. Уделали мы этих ордынцев на буксирах. Шиш им с маслом, а не наша юная плоть. Были б у них глубинные бомбы — еще ладно, а так…

После этих слов толстяка Данила побледнел и часто задышал. О глубинных бомбах он-то и не подумал…

Гурбан шикнул на Ашота — мол, не нагнетай обстановку, не надо.

— Как вы тут? Порядок? Меня капитан прислал узнать — может, надо чего? — Матрос-глухарь заглянул в салон и, не дожидаясь ответов на свои вопросы, продолжил: — Идем вдоль берега, по фарватеру. Капитан сказал, мы оторвались от преследователей. Наши все рады, настроение у всех отличное.

Даниле сразу полегчало.

— А думали всё уже, хана, — протараторил дальше матрос. — Лодка старая, и так еле ползает, а по ней снарядами. Щас как ляжем на дно…

Дан громко сглотнул — ему вмиг поплохело до умопомрачения.

— Любимый, ты чего?

— Морская болезнь, да? — участливо спросил рядовой Петров.

— Братишка, косячок тебе поможет. Мне вот, видишь, помог…

Крепко-крепко зажмурившись, Данила заставил себя никого не слушать. Он — доставщик. Он обязан быть сильным. Он сумеем перебороть позорный недуг. В конце концов, он же спаситель человечества, а не маразматик у подъезда на лавочке! Негоже спасителям бледнеть без повода и даже по случаю.

Страх почти отступил уже, когда послышался гулкий удар в корпус лодки.

И еще один.

И следующий.

На спину словно вылили ведро родниковой воды.

— Что за хрень?! — Гурбан вскочил с кресла и сдернул с плеча автомат уже в узком коридоре, на половине пути к центральному посту.

Остальные семенили за ним.

Удар.

Еще удар.

«Варяги» ворвались в центральный пост как раз во время доклада акустика капитану:

— Лодку атакует стая белух. Предположительно шестнадцать-восемнадцать особей. Предположительно ведомы слизнями. Предположительно самцы…

Капитан разозлился:

— Предположительно?!

— Так точно. Судя по звукам характерных шлепков по воде хвостовыми плавниками — самцы. Но визг и рев у них, как у самок. Так что предположительно.

Если акустик, молодой парень, на год-два взрослее старпома, хотел довести капитана до белого каления, то у него это получилось.

Гулкий удар. Еще удар. Белухи, значит. Предположительно самцы, у которых в шести метрах длины сосредоточены две тонны массы — и уж это точно. В Училище Дан терпеть не мог занятия по биологии, но он готовил себя к профессии всерьез, а потому всю доступную информацию о животном мире Территорий записывал на подкорку — мало ли что и где пригодится. И вот — пожалуйста.

Он отчетливо представил, как удлиненные белые тела расшибаются до смерти о корпус лодки. А ведь до Псидемии были известны случаи спасения людей белухами… Разогнавшись до двадцати двух километров в час, эдакая кувалда весом в две тонны раз за разом лупит по лодке…

— И еще. Не предположительно, а совершенно точно. — Акустик сделал паузу. — К нам движется что-то большое, причем с разных сторон. Много тварей.

— Вот, значит, как… — Капитан задумчиво куснул нижнюю губу. — Обложили, значит. Додумались, суки…

— Олег Игоревич, а что же делать? — Мариша задала очень верный вопрос.

Подводник очнулся от горьких раздумий, растерянное выражение лица сменилось спокойной сосредоточенностью:

— Гости дорогие! Побыли, покатались, а теперь пора и честь знать.

— Что это значит? — Гурбан шагнул к капитану.

— И так каждый день под Богом ходим, не хочу еще и за ваши жизни отвечать. — Обернувшись к своим, капитан гаркнул: — Поднимите на поверхность и спровадьте этот сухопутный балласт.

«Варягов» вмиг обступили матросы. Плотно так обступили, что автомат не поднимешь, из СВД не жахнешь. Зато ножом в бок пырнуть могут. Или кортиком.

— Старпом, поднимаемся!

— Но капитан!..

— Поднимаемся, я сказал! — И уже мягче, «варягам»: — Видно, серьезное дело вы затеяли, раз против нас с вами ополчились чуть ли не все местные кракены сразу. Я уж не говорю о чужаках в шкурах, что захватили корабли береговой охраны Архангельска…

У Данилы желудок метнулся к горлу, а потом ухнул обратно — так быстро всплыла подлодка.

Под прикрытием матросов с автоматами в руках большую резиновую лодку с мотором спустили на воду. Белухи, казалось, потеряли интерес к людям, стоило только тем покинуть глубину.

— И не поминайте лихом, мы ж не зомбаки какие, — добавил капитан, когда «варягам» по его приказу вручили припасы и помогли перебраться на лодку. — Прикроем как сможем, пока до берега добираться будете. А там уж сами. Тут недалеко поселок есть. Скажете, что от Николы Морского Бога — помогут. До Гремихи отсюда… В общем, доберетесь как-нибудь. Если повезет.

Даниле показалось или капитан действительно презирал себя за то, что выпроваживает их? Или же иные чувства отражались на лице моремана? Небось Морскому Богу впервые в жизни люто захотелось оставить море и встать ногами на твердую почву. Наверное, он знал: та земля, что скоро встретит его экипаж, слишком глубоко и на ней трава не растет…

— Спасибо за помощь, капитан. — Гурбан завел мотор, тот сразу заурчал и вспенил волны, приближая «варягов» к берегу.

Да уж, все складывалось не совсем так, как хотелось и планировалось. Но нет худа без добра — внезапная клаустрофобия больше не досаждала Дану. Что-то совсем он расклеился. Надо собраться, надо дойти до конца, завершить начатое…

— Давай вон в ту бухточку. — Гурбан уступил Даниле место у руля. — Остальные — оружие на изготовку. Стрелять, чуть что привидится. Патроны не экономить.

«Варяги» удивленно зашумели. Впервые на памяти Дана командир приказывал расходовать боекомплект бескомпромиссно. Положение у них серьезнее некуда. Автоматы коснулись прикладами плеч. Ашот снял с предохранителя СВД. А Бахир и автомат приготовил, и о «шмеле» с «мухой» не забыл.

Только Данила не поспешил ухватиться за ствол. Все равно одна рука занята рулем. Он смотрел назад, на подлодку, с которой «варягов» выкинули, как дурно пахнущий мусор. А Гурбан капитану еще спасибо сказал… Или не все так просто и зря Данила плохо подумал о Морском Боге? Он прищурился. Показалось, по ходу подлодки что-то большое заставило море приподняться, а потом разом опустилось, лишь тем обнаружив свое присутствие… Свободной рукой Дан протер глаза. Нет, все-таки померещилось…

Но почему тогда из носа подлодки выпрыгнули и плюхнулись в волны торпеды и помчали вперед?

Громыхнуло. Фонтан осколков и брызг устремился к небу. А вслед за фонтаном взвились огромные — каждое со ствол крупного дерева — щупальца и упали, ударив по воде и подняв волну, и море вспенилось, вытолкнув на поверхность нечто очень немаленькое, переливающееся голубым и зеленоватым светом и поливающее все вокруг себя черной дрянью из разодранных в клочья конечностей…

Торпедная атака словно послужила сигналом — море вокруг подводной лодки пришло в движение, взбурлило. Гигантские кракены обступили Морского Бога и его команду со всех сторон. И от них нельзя укрыться на глубине, как от буксиров с ордынцами.

Залп из носовых торпедных аппаратов…. Лодка чуть развернулась. Залп.

Взрывы. Грохот. Буйство соленых волн и хищной плоти.

Резиновая лодка «варягов» все ближе и ближе к берегу.

Теперь Данила понял, почему Гурбан поблагодарил капитана. Морской Бог дал «варягам» шанс уцелеть, оттянул на себя чудовищ — пожертвовал собой, лодкой и экипажем ради кучки чужаков, привязавшихся в баре. Нет, не так. Капитан сделал это ради спасения всего человечества.

— Смотрите! — вскрикнула Мариша, удачно вклинившись в паузу между разрывами торпед. Она указывала на что-то в воде.

В тот же миг это что-то явило себя «варягам» во всей красе, вырвавшись из-под толщи вод и взвившись в воздух.

Это была белуха. Одна из тех «рыбок», что таранили подлодку.

Значит, косяк никуда не делся, не уплыл!..

Время словно остановилось для Дана. Задрав голову, он смотрел, как, ввинчиваясь в пространство, пролетает над лодкой животное, вовсе не такое симпатичное, как на картинке в учебнике. Белое тело белухи покрывали язвы и наросты. И нарост на черепе кита — слизень. Ни водная среда, ни холод не помешали червеобразному созданию чувствовать себя на белухе как дома… Последнее, что успел разглядеть Дан, прежде чем Петров всадил в живот зомбака очередь, — это хвостовой плавник, будто погрызенный гусеницами: в нем зияли многочисленные дыры, кожа висела безжизненными ошметками. Так как же морской зомби мог плавать, и плавать быстро?..

Пули продырявили живот белухи, кожа на котором оказалась удивительно тонкой — она лопнула, из брюха выпали внутренности, и все это в багровом облаке грохнулось в воду, подняло волны, неуклюже забарахталось. А в следующий миг лодка налетела на раненую тушу — это Данила резко вывернул руль, чтобы уйти с траектории атаки еще одной белухи, — и винт вспорол тушу, рассек нарост на черепе, перемолотил слизня… В агонии туша выгнулась, подбросив резиновую лодку вместе с пассажирами. Мариша едва не вылетела за борт — спасибо Бахиру, поймал ее, вернул обратно. Она упала на него, он обхватил ее рукой… Дан стиснул зубы. И сам себя осадил — нашел, блин, время и место для ревности!

Гурбан сменил рожок и, привстав, вновь открыл огонь — казалось, он долбит просто в воду, но вот мелькнула белая тень, показав окровавленный бок над поверхностью моря, и, плеснув хвостом, ушла на глубину.

Ашот всаживал пулю за пулей в любой мало-мальски подозрительный блик на волнах прямо по курсу лодки.

Мариша вырвалась из объятий довольно осклабившегося Бахира.

Вынырнув у самого борта, зубастая пасть щелкнула в каких-то сантиметрах от предплечья Гурбана — и конечно же Дан рефлекторно, спасая командира, вывернул руль. Из-за рывка лодки Мариша уселась Бахиру на колени, а Гурбан, завалившись на бок, едва не пристрелил Ашота — пули просвистели у самого орлиного носа.

— Дан!!! — дружно рявкнули все.

— А я что? Я… — Он увел надувной «крейсер» от только что выскочившей из моря зомбобелухи. Но даже внезапный маневр не помешал толстяку Ашоту и рядовому Петрову уничтожить тварь прицельным залпом в голову — совсем не обязательно поражать жизненно важные органы носителя, достаточно уничтожить слизня.

Позади громыхали взрывы торпед.

Впереди виднелся спасительный берег.

— Куда они пропали?! — Из-за отсутствия новых атак белокожих китов Ашот занервничал. Лучше уж стрелять по конкретной цели, чем вообще не наблюдать угроз.

Отсутствие опасности — самая большая опасность.

Данила правил к небольшой бухточке, с двух сторон на километры зажатой отвесными скалами. Если где и можно взойти на сушу, то лишь там. Всего ничего осталось — если б исчезли зомбаки и водичка вдруг нагрелась, можно и вплавь добраться.

Данила заметил, что задерживает дыхание. Всё, теперь можно расслабиться. Атаку белух они отразили и…

Яростный клекот заставил его поднять голову.

Над «варягами» кружили зомбочайки, поджидая пополнения, летящего со стороны берега слева, хотя их и так было более чем достаточно.

Птиц было слишком много. Отбиться от них на открытой местности — а на море спрятаться негде — не представлялось возможным. Всего боекомплекта «варягов» не хватит, чтобы не только уничтожить стаю, но хотя бы основательно ее проредить.

И все же попытаться стоит. Не в их привычках сдаваться без боя.

Не дожидаясь приказа Гурбана, все дружно вскинули стволы. Выстрелить не успели еще, а с чайками уже начало происходить нечто странное — одна птица, сложив крылья, рухнула в воду, погрузилась и не вынырнула. Вторая, третья… еще одна, и еще. Птицы падали, их сородичей это привело в неописуемое возбуждение. Они заметались в небесах, оглушительно вереща и щелкая клювами.

— Огонь! — выдавил из себя Гурбан, который вместе с подчиненными смотрел на это действо с открытым ртом.

Пальцы вдавили спусковые крючки — и пернатые тушки посыпались с неба активнее. Отдельные капли-самоубийцы превратились в настоящий смертельный ливень, разве что сбитые «варягами» птахи не тонули, а покачивались на воде.

Резиновая моторка мчала к цели в клубах пороховых газов и под градом горячих гильз.

Расстрел чаек, обескураженных суицидом подруг, настолько увлек всех, что никто уже не следил за морем. А напрасно. Ибо этой недопустимой оплошностью тут же воспользовался белый зомбокит, которому даже не пришлось прорываться сквозь заградительный огонь. Он просто вынырнул в десятке метров от лодки, в пару взмахов хвостом достиг ее и, впившись зубами в борт, прокусил резину. Окрашивая воду алым, уже смертельно раненный, он со шматом борта в пасти отплыл чуть в сторону и издох.

Ашот зажал дыру руками, но это не помогло — лодка стремительно спускалась. Точнее — разгерметизировался лишь один воздушный отсек. Плавучесть сохранилась, но лодку сильно перекосило.

До берега метров сто.

Пятьдесят.

Тридцать!

Грохот автоматов, гильзы с шипением падают в воду…

Птаха, плюхнувшаяся рядом с лодкой, внезапно ожила и, вцепившись когтями в борт, принялась яростно долбить его клювом. Бахир тут же выпустил в нее очередь — чайку порвало в пух и в клочья, но и борт продырявило основательно…

Вода плеснула через край.

Мотор взревел, работая на грани своих возможностей. Дан не боялся его запороть — не понадобится больше, это путешествие в одну сторону.

Море заливало спущенные борта, мотор, чихнув в последний раз, заглох, но «варягам» все же удалось добраться до берега. Мужчины спрыгнули в воду, Данила тоже — рулить уже не надо — и, оскальзываясь на мокрых камнях, потащили за собой лодку вместе с Маришей и припасами.

Береговая линия представляла собой гранит, зализанный волнами до гладкости. Знатный кус скал давным-давно смыло в море, вот и образовалась эта бухточка длиной метров сорок, шириной не более двадцати. Ее регулярно затопляло — ничего тут, на камнях, не росло, ни клока травы, ни веточки кустарника. Позади — море со всеми его тварями, по бокам и впереди — отвесные скалы.

Приплыли, называется.

Спаслись типа…

А ведь спаслись! Живы! Не сожрали их белухи, зомбочайки не выклевали глаза, кракены не утопили вместе с подводной лодкой, ордынцы на буксирах не догнали… Под ногами — твердая, очень твердая поверхность, ни грязи липкой, ни песчинки почвы на ней нет. Данила поскользнулся, упал на колено, зашипел от боли. Не хватало еще чашечку повредить!..

— Братишка, аккуратней. — Ашот подал ему руку, помог подняться.

Рядовой Петров, Мариша и Бахир следили за небом по приказу Гурбана, сам же командир осматривал местные достопримечательности — голые, безжизненные скалы — и с каждой секундой становился все мрачнее.

— Сюда бы альпинистское снаряжение… — пробормотал он.

— А лучше лифт, — поддакнул ему Ашот. — У меня дома, ну, в Харькове, отличный лифт в подъезде есть. Правда, сколько я себя помню, он никогда не работал. Так если б тот лифт сюда, да еще чтоб работал…

Его мечтания прервало нечто большое, шумно выбросившееся на берег из воды. Клацнули челюсти, черный хвост чудовища сбил с ног Петрова. Тот с криком упал, выпустил из рук автомат, но не растерялся — тут же пополз за оружием.

Данила вмиг опознал в чудовище пятиметрового палтуса весом, наверное, с полтонны. И как эта придонная, глубоководная рыба здесь очутилась?! Из-за слизня поменяла привычки камбалы и позавидовала чайкам — из моря буквально вылетела? Похоже на то. И сейчас она пыталась ползти к Марише. Плавники, для подобных задач не предназначенные, слабо помогали добраться до цели, плоская рыбина проскальзывала и разевала рот, но глупо при этом не выглядела. Опасно — да. Глупо — нет.

«Варяги» дружно попятились, посылая в гигантскую камбалу очередь за очередью. Пули рикошетили от камней, дырявили плоское тело насквозь. Рыба должна была уже погибнуть, но не погибала! Закончился ее жизненный путь на суше, лишь когда Ашот, рискуя нарваться на пулю, подскочил к ней впритык и, приставив к слизню СВД, дернул спуск.

— Когда это все закончится?! — У Мариши сдали нервы.

Данила прижал ее к себе, она попыталась вырваться, он чуть сильнее сдавил, пока не перестала сопротивляться и не всхлипнула.

— Что такое, Петрушевич? Захотелось к мамочке? Чтоб вытерла сопельки носовым платочком? — Ашот сменил магазин на СВД, смахнул рукавом камуфляжа со ствола рыбью кровь и ошметки слизня.

— А где подлодка? Кто-нибудь видит? — Бахир первым заметил пропажу.

Длинной черной сигары чертовски не хватало на поверхности моря. У Данилы неприятно защемило в груди. Прощай, капитан, спасибо за всё.

— Эй, Петров, ты чего разлегся? Подымайся! — Гурбан подошел к рядовому, который вернул себе оружие, но вставать не спешил.

— Да я… — начал было Петров, но море вновь оказалось щедрым на сюрпризы.

На сей раз оно исторгло из себя сразу трех палтусов, самый маленький из которых был раза в полтора крупнее того, что уронил Петрова. Одна из этих гигантских рыбин едва не снесла голову Гурбану. Еще одна пролетела над Ашотом — тот успел пригнуться, иначе ему не поздоровилось бы. А третья приземлилась у самых ног Мариши и Дана.

Мариша вскрикнула. Дан оттолкнул ее подальше от себя и от берега, а сам вскинул автомат и, отступая от неимоверно живучей твари, принялся посылать очередь за очередью. Ему никак не удавалось попасть в слизня, устроившегося на рыбине. Тот умудрялся уйти с траектории огня, а носитель, казалось, не чувствовал боли, и существенная нехватка плоти, вырванной пулями, его ничуть не смущала.

И еще — этот палтус не собирался ползать за людьми.

Он изгибался и, пружиня хвостовым плавником, швырял свое отнюдь не маленькое тело сразу на пару метров вперед. А полоса берега не просто узкая — очень узкая, скала вздымается над «варягами», еще чуть-чуть — и отступать некуда, упрутся лопатками в вертикальную твердь. Над ухом у Дана загрохотал автомат — это Мариша из-за его спины открыла огонь по морскому чудовищу.

Это хорошо, это чуть-чуть остановит тварь, которую пули пусть не убивают, но все же сбивают с толку, не дают сконцентрироваться для очередного прыжка. А Данила пока перезарядится… Но ведь так не может продолжаться бесконечно! Пусть даже они прикончат этих зомборыб, у моря наверняка найдется чем еще порадовать людишек.

Надо срочно что-то придумать. Безвыходных ситуаций не бывает. В конце концов, всегда можно пустить себе пулю в висок или, за неимением оружия, перегрызть вены… Но это уже крайности, то есть не вариант.

Сидя на камнях, рядовой Петров всаживал очередь за очередью в палтуса, который ворочался в паре шагов от него. И чего он там расселся?..

Мариша шагнула в сторону, чтобы удобней было целиться, и Данила почувствовал холодок, пробежавший по спине. От страха? Но ничего, кроме азарта боя, его сейчас не беспокоило, а потому…

Он обернулся. Меж здоровенных валунов за ним змеилась щель, в которую при необходимости можно протиснуться.

— Мариша, глянь, что там! — велел он жене, и та, спасибо небесам, не стала ему перечить — юркнула в указанном направлении.

Ее не было долгих несколько секунд, за которые Дан расстрелял еще один магазин, Гурбан с Ашотом и рядовым Петровым завалили-таки палтуса, который уже чуть ли не обгладывал Петрову пятки, а Бахир истратил на свою зомбокамбалу «муху» — взрывом рыбину разорвало на куски.

И тут их атаковали зомбочайки — Данила встретил пташек залпом из «шмеля». Небо над «варягами» превратилось в огненный, еще живой ад. С криками горящие птицы сталкивались в воздухе, рвали друг друга когтями, падали на берег, на людей. «Варяги» тут же сбрасывали их с себя и затаптывали.

— Надо уходить! — Мариша положила Дану руку на плечо и крикнула так, чтобы все услышали: — Там проход! Наверх можно, ступеньки в скале! Уходим!

К ней обернулись, посмотрели с надеждой.

Мариша скользнула в щель, показав пример:

— Там проход!

— Данила, дуй за ней! — скомандовал Гурбан. И с Ашотом заодно кинулся на выручку к рядовому Петрову. Если что, Бахир готов был прикрыть их огнем. Причем огнем — в прямом смысле слова. Это же весело — зажигать. В смысле — жечь скопления зомбоптиц на подлете. Понравилось Бахиру, как Данила из своего одноразового «насекомого» фейерверк устроил.

Дан кинулся выполнять приказ командира — дунул за Маришей, но уже у самой щели обернулся напоследок и понял, что боевым товарищам нужна помощь.

Причем нужна срочно.

Оказалось, Петрову зомборыба перебила ноги, сломала ребра. Острые сколы костей, прорвав одежду, торчали наружу. На все попытки поднять его и утащить за собой Петров орал, чтобы его оставили, а сами уходили, он прикроет. При этом все внимание Гурбан и Ашот сосредоточили на раненом, ничего больше вокруг не замечая. Бахир же пялился в небо, надеясь устроить огненное шоу. И потому никому не было дела до черных плавников, что, рассекая воду, стремительно приближались к берегу.

Один плавник, второй чуть дальше, третий… шестой… еще…

— Ко мне! — Данила махнул рукой. — Быстро! Быстро ко мне!

На него даже не посмотрели.

Идиоты. Дан побежал к ним, на ходу вскинув автомат и открыв огонь по ближайшему плавнику, который тут же ушел под воду — похоже, Данила таки попал. Жаль, что проблема не в плавниках, а в том, что к ним прилагается…

Вода у берега взорвалась.

В первый момент он подумал, что это Бахир разрядил в нее «муху», но все оказалось куда хуже — плавник решился выбраться на сушу. Вместе со спиной, из которой он рос, и прочими частями тела косатки, двухцветной и ужасной. И у нее-то как раз хорошо получалось передвигаться по суше. Не зря ведь косатки частенько выпрыгивают на берег в погоне за тюленями. И уж если палтусы слабо реагировали на автоматный огонь, то косатка и подавно. Но это все равно не помешало «варягам» дать дружный залп в ее белое пятно над глазом и в белую нижнюю челюсть.

Косатка — молодая очень, метров пять всего, — довольно резво, учитывая ее тоннаж, двинула по камням.

Не сговариваясь, Ашот с Гурбаном бросили Петрову по магазину к «калашу» и побежали к щели, в которой скрылась Мариша. Бахир уже был там. И то верно, не стоит ждать десятиметрового папашку, который уже на подходе, и прочих родственников кита-убийцы. Но как же Петров?! Данила застыл на месте, не в силах сделать шаг к обреченному на смерть рядовому. Но и оставить его тут одного Дан тоже не мог. Вода взбурлила у берега, с плеском там что-то заворочалось…

— Уходи! — крикнул Петров, заметив растерянность Данилы. — Убей их всех! Отомсти за меня! — И тут же открыл огонь из «калаша» по молодой косатке.

Отомстить, да. Отомстить!.. Дан последним протиснулся в щель между валунами.

Когда на тебе броник, подсумки с магазинами и на спине ни хрена не пустой ранец, лазить по всякого рода узким местам — удовольствие еще то. Это ведь круто, застрять — ни вперед, ни назад — где-нибудь у черта на куличках, пока рядом стреляют и гибнут товарищи, верно? Куда уж круче…

Данила дернулся, ткань с хрустом порвалась. И вот он возле вырубленных в скале ступеней, под крутым углом ведущих наверх.

Некоторое время еще слышался грохот «калаша» Петрова.

Недолго слышался.


МОРСКОЙ БОГ | Война зомби | ОЛЕНЬИ РОГА, ЩУЧЬИ ЗУБЫ