home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ОЛЕНЬИ РОГА, ЩУЧЬИ ЗУБЫ

Орудийные башни торчали над поверхностью уродливыми прыщами на бетонных основах. Внушительные стволы — краска облупилась, появилась ржавчина — грозили морю расправой, но давно уже не могли ничего предъявить. Из них не стреляли лет эдак семьдесят, а то и больше. Батарею здесь, на скалистом берегу моря, поставили после Великой Отечественной, а потом пушки стали не нужны — ядерное оружие, как выяснилось, куда эффективнее.

Если что, там можно переночевать, прикинул Дан. Наверняка подземелья фортификаций в подходящем состоянии — предки строили на совесть. Другое дело, что близость моря и его «дружелюбных» обитателей, мягко говоря, не радовала.

После покатушек на моторке и солнечных ванн в бухте ни у кого из «варягов» не возникло ни малейшего желания задержаться тут хотя бы на минуту. Заброшенная советская батарея не возбудила интереса даже в плане мародерства. Потому сразу двинули прочь, решив, что поселок, о котором говорил Никола Морской Бог, должен быть где-то там — указывая направление, Гурбан неопределенно махнул рукой, обозначив четверть видимого горизонта.

Просьба отомстить, напряженное лицо, голубые глаза Петрова… Все это Данила никак не мог выкинуть из головы. Казалось бы, он должен привыкнуть к тому, что боевые товарищи умеют гибнуть и делают это с незавидным постоянством, а вот поди ж ты…

Полярная сова пролетела над «варягами». Еще покружила и убралась дальше — потому что добыча ей не по когтям и клюву. Хорошая пташка, слизнем не обиженная. Нормальная фауна еще встречается, но уже скорее как исключение из правила.

Весна в этом году на Кольском полуострове началась значительно раньше, чем в Москве и в том же Архангельске. Вовсю розовел иван-чай. На лесной подложке из хрустящего под ногами мха вылезло великое множество подберезовиков и белых грибов, чему несказанно обрадовался Ашот.

— Хоть голодать не будем, — заявил он.

— Некоторым не помешало бы…

— Петрушевич, ты давно не оригинальна. Придумай что-нибудь новенькое.

Деревья в лесу, по которому двигались «варяги», были непривычно низкими, скрюченными. Чтобы остаться сухими, диверсантам приходилось внимательно смотреть под ноги — тоненьких, едва сочащихся ручьев тут хватало.

Вскоре они вошли в молочный, кисельный даже, туман, что натянуло со стороны небольшой реки, берега которой сплошь покрывали крупные валуны.

По ощущениям Данилы давно уже наступила ночь, но вокруг было светло как днем. Точно, тут ведь наступил уже полярный день, который продлится аж до конца июля.

На берегу реки наткнулись на лодку — почерневшую, со щелями в бортах. На дне ее валялась обрезанная канистра, такая вот приспособа для черпания воды. Правда, из этой лодки хоть ковшом экскаватора черпай — не поможет…

— Не заблудились? Верно идем? — усомнился Бахир, когда они добрались до покосившейся деревянной церквушки. Годы после Псидемии не пошли ей на пользу. Дерево — не самый лучший материал для строения высотой метров сорок. Ветер и осадки вместе с мхом и плесенью скоро обрушат святой храм на грешную землю…

Примерно через километр уткнулись в мощный бетонный забор, поверху обвитый ржавой колючей проволокой. Ворота оказались открыты, что смутило и навело на мысли о ловушке.

— Эй, есть тут кто?!

Никого, но дымок над трубой поднимается. Странно. Очень странно.

— Хозяева, отзовитесь!

Мариша пару минут напрягала глотку, но ответа так и не последовало.

Ашот отодвинул ее и, выставив перед собой винтовку, первым проскользнул во двор.

— Тихо вроде, чисто. — Толстяк прошелся по двору, прощупал своими ножками поверхность на предмет обнаружения мин и ловушек. И те, и другие, конечно, маловероятны в такой глубинке, но так уж доставщиков учили, и это уже на уровне рефлексов.

За Ашотом во двор пожаловали остальные — и ничего, что без приглашения. Раз хозяева не спешат встречать гостей, то и гости церемониться не будут.

— Водички кто-нибудь желает? — Первое, что здесь бросилось в глаза Даниле, — это колодец: два бревна вкопаны вертикально, на них — третье, с ржавой цепью, на конце которой помятое ведро. Над дырой в земле крышка из некрашеных досок, ветхая, гнилая. То ли хозяин такой, что подновить ленится, то ли вовсе нет хозяина.

Второе вряд ли — дым сам по себе в трубе не заведется.

Рядом с колодцем стоял большой камень. Не возвышался, не торчал, а именно стоял. Камень напоминал старуху, сгорбившуюся, уставшую от жизни. Рядом лежали две стрелы, ржавый магазин для АК и расколотая ножная кость оленя с видневшимся внутри красноватым мозгом. Кость, по всему, положили недавно.

Данила почувствовал, что в спину ему пристально смотрят. Он едва сдержался — захотелось отпрыгнуть, развернувшись, и жахнуть очередью. Он тут не сам. Тот, кто за ним наблюдает, наверняка держит на прицеле и его товарищей. Дан покосился на Ашота — тот побагровел, лицо напряженное, — значит, Данила не один такой чувствительный.

Что делать, а?!

— Ой, какие собачки! — послышался из-за спины восторженный вопль Мариши. — Красивые, пушистые!

Ашот и Данила тут же обернулись и вскинули оружие.

Среднего размера самоедские собаки молча смотрели на пришлых из незапертого загона в дальнем углу. Они не лаяли, не скалили клыки, но чувствовалось — если что, готовы напасть в любую секунду. Данила, выросший в остроге, где животных терпели лишь в качестве источника белков и жиров, отказывался понять, почему собак держат без надзора. Опрометчивая беспечность. И уж тем более его удивила реакция Мариши — «красивые, пушистые»? Блохастые и опасные! А ну как на них слизни?!

Хотя со слизнями, конечно, перебор. Будь эти песики зомбаками, уже накинулись бы.

— Мариша, не подходи близко. — Гурбану тоже не понравились белые зверушки. — Бахир, присматривай за ними. Если что — вали.

Необитаемое, значит, поселение. Заброшенное типа. Ага, держи карман шире. Кто-то же носит камню кости и кормит собак… Расслабившиеся было «варяги» метнулись к солидному деревянному терему, у которого возвышался столб с ветряком и проводами. Данила еще обратил внимание на прибитые к фасаду оленьи рога — что за хрень? Зачем это?

Ашот толкнул дверь прикладом СВД, та со скрипом открылась.

— Смазать бы… — Толстяк хотел пройти внутрь, но его отстранил Гурбан.

Прислонившись к дверному косяку, командир прислушался, а потом, держа автомат перед собой, медленно проник в дом. «Варяги» бесшумно двинули следом. Бесшумно — это пока Ашот в полумраке не зацепился за что-то и оно не рухнуло на пол, разбившись на десятки керамических осколков, — кувшин, значит, был.

Скрывать вторжение больше не имело смысла.

«Варяги» ускорились, чуть ли не ввалились в большую комнату, заставленную простенькой мебелью, такой старой и ветхой, что на нее смотреть было опасно — еще сломаешь, — не то что пользоваться.

Иконы в углу, огонь в печи, пучки трав висят, шкуры на стенах и выцветшие от времени ковры. У печи, не обращая внимания на пришлых, будто нет их вообще, хозяйничала еще не старая женщина в длинной, до пят, черной юбке и ватной безрукавке, наброшенной поверх грязно-серого свитера под горло. На голове — шерстяной платок.

Она мазнула по гостям взглядом единственного глаза и тут же потеряла к ним интерес. Второй ее глаз, как заметил Дан, прикрывала кожаная повязка. На лбу чуть выше круглого наглазника виднелся рваный шрам, опускавшийся по щеке до нижней челюсти. Единственное око хозяйки почти затянула катаракта. За окном терема как по команде взъярились собаки, хрипло залаяли. Покинув загон, в дом зайти они все же не рискнули.

— Здравствуй, хозяйка. Мы… — начал Гурбан с порога.

— Молчи. Я знаю, кто вы. — Женщина кинула на него быстрый взгляд и отвернулась.

Ашот повертел пальцем у виска — типа куда мы попали, эта баба конкретно не в себе.

И тогда женщина, не оборачиваясь, сказала:

— А ты, толстощекий, палец убери, а то беду накликаешь на свою голову. Знаешь, какая беда нам всем на голову грозит? А тебе так больше всех.

Ашот побледнел, шмыгнул носом. Мало того что увидеть его художества дамочка не могла — спиной стояла, да и не шибко у нее со зрением хорошо, — так еще и намеками пугает. Ведь слизня напророчила, ведьма, который у него на затылке типа устроится как у себя дома.

И так Ашотику не по себе стало, что он брякнул:

— Слышь, хозяйка, а чего это за камень во дворе?

Женщина застыла на месте, будто гвоздем прибитая:

— Это сейд.[21] Он будто человек. С ним рядом тихо надо, ругаться нельзя, шутить нельзя. Сейд подарки любит и чтобы пищу давали хорошую.

Ашот подмигнул Дану — мол, хоть царицей всея Руси мадам себя не величает, а подношения все же клянчит. Такие они, северные люди.

— И если хорошо ему, не в обиде сейд, то рыбу в сети загоняет, на охоте помогает и вообще, — продолжила хозяйка.

— Камень, да? — Ашот ухмыльнулся. — Камень, значит, ныряет, булыжник этот, и за рыбой гоняется, да?

Женщина пригрозила толстяку пальцем:

— За насмешки и грубость сейд наказывает. Болезнями наказывает и даже смертью. Не надо, мальчик. Не веришь если, лучше помолчи. Все ж целее будешь.

Засушенная щучья голова с распахнутой пастью, полной острых зубов — те щетинились даже на языке, — скалилась над низким дверным косяком. Ашот шарахнулся от нее, только сейчас заметив рыбью улыбку.

Женщина уставилась на Данилу, поймав его заинтересованный взгляд на повязке и шраме.

— Нравлюсь? Это муженек меня приласкал… Ждала я вас. Мыло вчера варила.[22] А когда закипело оно, увидела гостей, много чего увидела… Девонька, — обратилась она к Марише, — помоги на стол накрыть. Я-то уже, а вам в самый раз с дороги.

На большом деревянном столе она уже расставила алюминиевые миски. Дан пересчитал их — и морозом продрало кожу. Приборов оказалось ровно по количеству «варягов».

Это что за мистика? Или всё проще — женщина видела бой на берегу и успела приготовиться к их визиту? Скорее всего, так и было…

— Присаживайтесь, гости дорогие. В ногах правды нет.

Ашот только открыл рот, чтобы выдать свое обычное «Нет правды и между», но лишь щелкнул зубами — Гурбан предусмотрительно отвесил ему подзатыльник.

Поблагодарив хозяйку, «варяги» устроились за столом. Оружие из рук выпустила только Мариша, которая помогла одноглазой выставить чугунки с тушеной олениной, с перловой кашей, сдобренной маслом, да плошки с солеными грибами, свежей и моченой брусникой.

И вроде надо поесть, но у Данилы напрочь пропал аппетит. Он хмуро ковырнул пару раз деревянной ложкой в парующем мясе. Зато Ашот первым опустошил свою миску.

— Нельзя так над пищей издеваться, а то еще обидится. — Он отобрал у Данилы его порцию. — Я за тебя прощения у нее попрошу. Чего улыбаешься? — Толстяк закрыл один глаз и довольно удачно скопировал голос одноглазой хозяйки терема: — Не веришь если, лучше помолчи. Все ж целее будешь.

Мариша прыснула в кулак. Бахир хихикнул. Один лишь Гурбан укоризненно покачал головой, но потом все же не удержался, улыбнулся. Очень у Ашота похоже получилось.

— Спасибо, хозяюшка. — Гурбан опустил ложку, отодвинул от себя пустую миску. — Помочь ты нам вряд ли сможешь, разве что советом. Нам бы до Гремихи добраться…

Из рук одноглазой выскользнула миска, разбилась с таким звуком, будто треснула бедренная кость. От неожиданности Дан вздрогнул. Хозяйка вся как-то сразу напряглась, встрепенулась. Потом бессильно опустилась на лавку, спиной к столу. Дану показалось, или она действительно побледнела?

— Гиблое то место, — прошептала хозяйка едва слышно. — И раньше было гиблое, а теперь уж совсем… Вам несладко там придется. Если доберетесь.

Не зная, что в Гремихе располагается вотчина вояк, можно еще было проникнуться мистикой, а так страхи женщины легко объяснялись всякими оборонными штуками вроде системы, что охраняла подходы к арзамасской лаборатории отца — с пулеметами и ракетной установкой. Подобное место просто обязано быть гиблым. Удивительно, если б наоборот — место считалось приятным для отдыха и прогулок влюбленных.

Примерно такая же реакция была у всех «варягов». Только Мариша смотрела на хозяйку широко открытыми глазами — старуха совсем заморочила ей голову. Ничего, только покинут терем, чары сразу рассеются, потом еще посмеются вместе над глупым наваждением.

— Ну что, гости дорогие, набили животы? Так чего сидите? Забот, что ли, нет? Давайте-ка за мной. — Хозяйка скрылась в сенях.

Она привела «варягов» к большому сараю во дворе. Со скрипом — Ашот ей помог — открыла большие стальные ворота, через которые не то что пройти, на «Кировце» въехать можно.

Бахир осторожно заглянул внутрь, в темноту.

Где-то далеко завыли волки.

Прикусив губу, одноглазая покачала головой, жестом пригласила пройти за ней и первая шагнула во мрак. Нажала на выключатель — вспыхнул свет.

— Ух… — вырвалось у Мариши от неожиданности. Она все еще была под впечатлением от сказочек аборигенки.

— Ветряк видела? На столбе у дома? Вот он вращается, а генератор вырабатывает электричество, — снисходительно пояснил ей Ашот. — И кто еще в Училище спал?..

Сарай был весьма и весьма большой. То есть достаточно большой, чтобы в нем поместился гусеничный вездеход «Тайга» ярко-оранжевого цвета. О том, что это именно «Тайга», а не, скажем, «Тундра», имелась соответствующая надпись белым между двумя фарами-прожекторами.

Вот, значит, что так впечатлило Маришу. Иллюминация и мистика ни при чем.

— Ничего себе агрегат! — Ашот, которого заинтересовали лампочки и провода у потолка, таки заметил машину повышенной проходимости. — А покататься можно?

Одноглазая подошла к чему-то угловатому, накрытому светло-зеленым брезентом. Обернувшись к Гурбану, сказала:

— Это вам. Берите сколько надо.

Командир недоверчиво нахмурился. Нечасто ему делали подарки. И уж никогда и ничего не дарили бескорыстно. За все надо платить.

— Что это? — спросил он и, когда одноглазая не удостоила его ответом, велел Ашоту и Даниле снять брезент, под которым обнаружились ящики с оружием и боеприпасами.

— Года три назад — а может, лет пять или семь — тут недалеко дикие люди подрали вооруженный отряд с большой земли… Диким эти цацки без надобности, так что я решила себе барахлишко взять. Мало ли, в хозяйстве пригодится.

Ашот хмыкнул, оценив запасливость аборигенки.

— Бочки с топливом для вездехода тоже есть. — Одноглазая указала в дальний темный угол сарая. — И канистры есть, из бочек перелейте про запас себе.

Гурбан кивком отправил Данилу на разведку.

Даже отсутствие освещения не помешало доставщику найти бочки почти сразу. Вот только пахло тут не очень приятно. Да и на полу навалено было всякого, как бы ногу не подвернуть… Оступившись, Данила, чтобы удержать равновесие, схватился за первое, что попалось под руку, — за арматурный прут, шершавый от ржавчины.

— Что там у тебя? — В голосе Гурбана прорезалась тревога.

— Да нормально все, беспорядок просто. Бардак даже. А так путем вроде…

Услышав утробное рычание рядом, Дан отдернул руку. И очень вовремя. Зажглась лампочка, осветив доселе темный угол — и доставщика окатило совсем уж могучим смрадом, и желтые клыки впились в арматуру там, где только что были его пальцы. Оказалось, что прут — это часть клетки, в которой заточен зомбочеловек, мало чем уже напоминающий сапиенса. Слизень на его черепе был такой древний, что аж побелел от старости и раздулся вдвое от обычного. Неужто этот биочип функционирует с самого начала Псидемии? Долгожитель, блин.

Зарычав, зомбак ощерился и просунул лапы меж прутьев — вряд ли для того, чтобы рукопожатием поприветствовать Данилу, но наверняка, чтобы схватить его и сделать больно.

— Зомбак меня закусай! — вырвалось у Дана, он отшатнулся. — Зачем его тут держат?!

Он вскинул автомат, и только крик хозяйки предотвратил убийство.

— Не смей! — В руке одноглазой возник пистолет. В ее одежках много чего спрятать можно, а под юбкой так и дробовик поместится. Пистолет она направила Даниле в спину, а когда он обернулся на крик — в грудь. — Это мой муж! Не смей!

— Муж? — Данила растерялся. — Но он же… Зачем вам такой?

— Как зачем? — Женщина искренне удивилась, будто речь шла не об уродливом зомби, а о писаном красавце. — Муж ведь, мало ли с ним какая напасть приключилась. У меня другого нет и не будет уже. Усыпить сначала отваром специальным, связать, рот закрыть ему — и муж. У нас и дети были… Нету больше, дикие люди их убили…

На миг Данила живенько представил себе сцену совокупления вонючего зомби и одноглазой безумицы, и ему едва не стало дурно. Гурбан сделал знак не спорить с женщиной. Мол, не дразни хозяйку — мало ли, какие еще сюрпризы у нее тут припрятаны.

И то верно, пока она помогает «варягам», ее странности — это ее проблемы.

Убедившись, что мужу не угрожает опасность, одноглазая опустила пистолет.

— Его чаклинг[23] одолел. Многих они одолели. Его тоже.

— Кто-кто одолел?

Женщина выразительно постучала себя по затылку. Понятно, замысловатым словом, которое Данила не смог бы повторить, она называла слизней.

— Нет у нас больше силы. Вот прадеды наших прадедов умели в медведей обращаться, чтобы зимой в берлоге спать и не голодать. А мы… мы не можем даже с чаклингами справиться…

Данила заметил на поясе у зомбака когти медведя. Видать, раньше мужик знатным охотником был. А дамочка совсем с головой не дружит, о превращениях каких-то талдычит. Н-да, одной жить в мире, захваченном зомбаками, — видать, не сахар.

— А ведь раньше сама Луот-хозик[24] у мужа моего в подругах была. Давно, правда. Так давно, что я уж и забыла, когда в последний раз оленей жертвенных ели.[25]

Что она бормочет? Да какая разница? Дальше Дан не слушал бред безумной женщины. Его больше интересовали оружие и припасы, которые «варяги» принялись грузить в вездеход. Парочка РПГ, пяток «шмелей», прекрасно себя зарекомендовавших в борьбе с налетами зомбоптиц, ящики какие-то, Данила маркировку рассмотреть не успел — Гурбан с Ашотом спешно, но осторожно их засунули в «Тайгу».

— Вот это вещь! — Толстяк продемонстрировал товарищам бензопилу. — Беру! Точно беру!

— На кой она тебе? — Гурбан прищурился. — Тут деревья такие, что соплей перешибешь.

— Ну, соплей не соплей, а все же вещь! — Проверив работоспособность, Ашот загрузил инструмент в вездеход.

Гурбан развернул перед хозяйкой карту Кольского полуострова, попросил показать, где они сейчас находятся. Данила из-за плеча командира внимательно изучил что и куда — сориентироваться на местности никогда не помешает. Хозяйка показала точку на побережье.

Волчий вой раздался значительно ближе, чем раньше. Прислушиваясь, одноглазая застыла. Потом обхватила себя руками и поежилась.

— А чего ты, хозяйка, помочь нам решила? — спросил Гурбан, после того как все необходимое для дальнейшей экспедиции оказалось на борту вездехода.

— Говорю же, мыло варила. Много увидела, только вот не знаю, плохо ли все закончится у вас или… — Она не договорила, ее перебил зомбак в клетке:

— Уезжать быстрее надо. Они уже близко.

Пошатнувшись, но все же устояв на ногах, одноглазая метнулась к ржавым прутьям:

— Михась, ты?! Столько лет! Я верила! Я ждала, я знала, однажды…

— Извините, но Михася нет в этом теле. Очень мало его, слишком мало, чтобы назвать это человеком. — Зомбак виновато пожал плечами и вновь обратился к «варягам»: — Не теряйте времени. Они скоро будут здесь, их много!

Данила вмиг сообразил, что происходит и кто вселился в тело мужа одноглазой. Догадка подтвердилась, когда зомби продолжил говорить — быстро, глотая слова:

— Даня, сынок, это я, в сети, слизнем, ближайшим к вам, воспользовался, очень жестоко по отношению к бедной женщине… Они приближаются! Они рядом! Уходите!

Передернув затвор пистолета, одноглазая выскочила из сарая.

— Батя, я сейчас. — Вместе с остальными Дан кинулся за ней — как бы не начудила чего. Ашот попытался схватить хозяйку за руку, но она ловко увернулась и, пнув его в лодыжку, подбежала к дому и пошевелила оленьи рога, прибитые к фасаду.

«Зачем это?» — хотел спросить Дан, но не спросил. Какой с сумасшедшей спрос? И что с того, что тут же задул сильный ветер и повалил снег? Совпало просто, не более того!

Но как себя Данила в этом ни убеждал, а мурашки все равно по спине маршем протопали… А тут еще волки взвыли чуть ли не под забором. И собак едва не порвало от неистового лая. Уперев передние лапы в бетон, они щерили клыки.

Одноглазая резво вскарабкалась на шаткую конструкцию из деревянных ящиков из-под гранат, наваленных у забора. Женщина теперь по грудь возвышалась над бетонными плитами, поставленными вертикально, торцами друг к другу. Оттуда она открыла огонь из «Макарова», которым угрожала недавно Дану. К собачьему лаю и волчьему вою добавились еще рычание и визг раненых животных внизу.

Хорошо, если это просто животные без довеска на черепе, — повоют, поскребутся да уйдут несолоно хлебавши. А вот если… Надо бы проверить.

— Все к забору. — Приказ Гурбана немного припоздал. «Варяги» и так последовали примеру одноглазой, которая уже расстреляла целый магазин и, судя по усилившемуся визгу, ни разу не промазала.

— Батя, погоди! Я скоро! — крикнул Данила, сунув голову в сарай, и, не расслышав ответа, поспешил на помощь товарищам.

Как и они, он сделал ступеньки из крашеных деревянных ящиков, много лет здесь пролежавших, а потому не очень-то крепких. Главное — показаться над забором, просунуть между витками колючей проволоки ствол и нажать на спуск.

Первого же взгляда хватило, чтоб понять: внизу беснуется стая зомбоволков. А эти твари просто так не уйдут, до последнего осаду держать будут и рваться к людям. И со всей округи зомбаков на подмогу созовут по пси-сети своей.

От неоскверненных биочипами сородичей зомбоволки отличались более крупными размерами — и это притом что за телами зверюг их хозяева-слизни не очень-то следили, держали впроголодь. Помимо того, зомбаков сразу можно вычислить по совершенно лысым хвостам и проплешинам на боках, где недостача шерсти компенсируется багровыми язвами и уродливыми новообразованиями.

Зомбоволки становились на задние лапы, а передними без устали, не чувствуя боли, царапали бетон, стирая когти до мяса. И они рычали, если так можно назвать те хриплые звуки, что исторгали их глотки. В ярости зомбоволки отскакивали от забора и, хорошенько разбежавшись и прыгнув, бились в него всей своей массой. Бетон держался. На нем оставались багровые пятна и ошметки серой шерсти.

Безграничная ненависть к людям — вот, что объединяет всех зомби на планете. И зомбоволки внизу не были исключением.

Данила всадил короткую очередь прямо в пасть волку, что подпрыгнул, пытаясь достать ствол, — клыки клацнули, зверь проглотил пули, которые через миг вынесли его мозг вместе с половиной черепа. Стая коротко взвыла, оплакивая очередную потерю. Зомбаки ведь между собой связаны сетью, и у членов стаи связь особенно крепкая.

Где-то далеко-далеко находится «паук», дергающий за ниточки, управляющий действиями отдельных зомбобойцов и целых подразделений. Этот «паук» — глава Братства. Ему так хочется опутать своей паутиной «варягов»…

Очередь — Мариша завалила волка.

Бах! Бах! Минус два зверя от Ашота.

Гурбан тоже не скучал, и Бахиру было тяжело промазать с такого расстояния.

Одноглазая сменила очередной магазин — эдак, если не даст пистолету остыть, заклинит ее «макар».

Это не бой, это методичный отстрел зомбаков — бойня.

Казалось бы, победа близка, надо радоваться — зомбоволки прут напролом, у них не хватает мозгов отойти, попробовать атаковать иначе, а значит, скоро они все тут полягут.

— Я прям как в тире, — хохотнул Ашот, перезаряжаясь. — На мордах только кружочков-мишеней не хватает.

Примерно такие же мысли возникли и у остальных.

Дан переглянулся с Маришей, потом с Гурбаном.

А что, если атака зомбоволков — всего лишь отвлекающий маневр? Что, если «паук» специально подкинул «мухам» слабенькую паутину, чтобы те с удовольствием, с бахвальством даже, расправились с ней, побарахтались чуток в азарте, пока он таки сплетет нечто серьезное, надежное?

Чтоб уж точно поймать добычу.

Все это промелькнуло в голове Данилы за миг до того, как случилась новая напасть.

— Смотрите! — Мариша указала на оленье стадо, что мчало к ограде с юга.

Олени не просто мимо скакали по своим рогатым делам, но планомерно направлялись туда, где очень шумно веселились «варяги» и одноглазая женщина, не говоря уже об умирающих под пулями зомбоволках.

— Вот и подкрепление. — Гурбан опустил «калаш», давая ему остыть.

Ашот припал к прицелу:

— Северные зомбоолени, мать их так. Много. И не сами.

Концовка фразы Дану не понравилась. Что значит «не сами»? А с кем?

Зомбоолени, конечно, похожи на своих вольных товарищей. Вот только рога у них более массивные да наросты еще на ребрах и вдоль позвоночника. Слизни постепенно перестраивают подчиненные ими организмы — в пределах разумного, естественно, — затачивая под одно: уничтожение самого главного противника — людей. Так уж биочипы устроены, такими их создали люди, и в этом состоит самая забавная шутка всех времен и народов. Шутка номер два: сознание главного юмориста нынче сосредоточено в теле зомби, что томится в клетке в сарае. Ну не смешно ли?

Ничуть.

Не смешно и то, что зомбооленей гнали в бой наездники-зомболюди.

— Да уж, это не шакальё… — Гурбан навел автомат на приближающуюся кавалерию, но стрелять не спешил — подпускал поближе, чтобы наверняка.

— Они что, теперь заодно? — Ашот удивленно моргнул. И было отчего. Раньше подобное единение зомбаков было замечено лишь у Москвы, да и то с подачи покойного ныне Стерха.

Значит, есть еще воля, способная подчинить себе полчища зомби. Дан задумался, что, впрочем, ничуть не помешало ему перезарядить оружие. Вывод очевиден: глава Братства стал настолько силен, что… И сила его растет с каждым днем.

Риторический вопрос Ашота Мариша не могла оставить без внимания:

— Иногда олени подвозят бородатых мужиков. Ты разве о Санта-Клаусе не слышал? Тут только телеги не хватает. Или саней.

— Реально жарко сейчас будет. — Бахир осклабился и первым открыл огонь по кавалерии зомби. «Варяги» и хозяйка подворья тут же поддержали его начинание.

Подстреленные олени падали на скаку, их наездники кувыркались, ломали кости, сворачивали шеи, но все равно поднимались, бежали, хромали и ползли к забору — и опять падали, сраженные очередями из автоматов. Раненые рогатые зверюги, брызжа кровью, протаскивая за собой внутренности из развороченных животов, мчали к бетонной преграде, и те, кому удавалось прорваться сквозь стальной шквал, в труху размалывали свои рога, расшибали черепа… Это было страшно. Привычно страшно. Дан видал такое много раз.

Кое-кто из кавалеристов сумел подобраться вплотную к оплоту людей. Со спин оленей наездники прыгали на колючку. Раздирая руки в кровь, они перелезали через забор. Данила всадил одному такому попрыгунчику очередь в живот, и он, еще живой, повис на колючке. Зато его коллега свалился прямо на Ашота. Вместе они рухнули с пирамиды, выстроенной толстяком. Ящики свалились сверху. Пребольно ударившись спиной, Ашот упустил автомат. Зомбак зарычал в предвкушении беззащитной, пропитанной адреналином плоти.

Слюнявые клыки вот-вот вопьются Ашоту в горло!

— Да не вертись ты… — Данила пристрелил бы тварь, но велика вероятность попасть в товарища, который — нет чтобы затихнуть, дать прицелиться — решил преподать зомби урок вольной борьбы, захватик показать, бросочек…

А тут еще на самого Данилу накинулся зомбак. Тот самый, что повис на колючке. Он не пожалел живота своего — в прямом смысле, — чтобы добраться до человека, смертельно его ранившего. Пришлось трижды двинуть зомби прикладом в висок, а потом на всякий случай вышибить пламегасителем «калаша» передние зубы и нажать на спуск.

Ашот тоже со своим клиентом справился — переломил ему хребет, подняв исхудавшее тельце в воздух и опустив на колено. Ну и без контрольного удара каблуком по слизню не обошлось, конечно.

Еще один зомбочеловек спрыгнул во двор — его пристрелила хозяйка. Но от следующего не увернулась — рыча, монстр впился зубами ей в плечо, вырвал кусок мяса вместе с одежкой. Уронив пистолет, одноглазая вскрикнула, зажимая рану, отшатнулась — и угодила в объятия следующего зомби, проникшего в пределы людей. Хорошо хоть, Бахир подскочил сзади и не побрезговал схватить слизня голыми руками да дернуть, отделив его от черепа. Зомбак свалился замертво. Бахир с размаху хряпнул слизня о бетон.

[26] как говорят у нас в Питере. — Татарин увернулся от кулака высокого бородатого зомби и попутно жахнул ему из АК по коленям.

Гурбан ударом головой в лоб сшиб очередного зомби с ног и рявкнул:

— В сарай все! Живо!

С боем «варяги» отступили к сараю.

Бахир помог дойти покусанной зомбаками хозяйке, истекающей кровью, — последние метры он нес ее. До Псидемии (Данила читал об этом) люди верили, что укушенный зомби сам станет таким же. А еще, что зомби — это живые мертвецы. И то, и другое — полнейший бред. Но от этого ничуть не легче…

Прикрыв огнем Маришу, он последним ввалился в хозяйственную постройку — протиснулся в щель меж створок, уже почти что закрытых Ашотом и Бахиром. После чего ворота окончательно захлопнулись, засов со скрипом вошел в паз.

Левой рукой Ашот вытер со лба кровь — хорошо хоть, чужую. В правой у него был зажат любимый мультитул, СВД он потерял в схватке. Вопрошающий взгляд Данилы толстяк истолковал по-своему:

— С помощью плоскогубцев можно чудеса творить с чертовыми зомбаками.

Помянутые им зомби снаружи стучались, ломились и всячески намекали, что хотят попасть в сарай и пообщаться с людьми как можно ближе. Рык и рев перемежались собачьим лаем, который вскоре прервался — зомбаки расправились с четвероногими недоброжелателями.

— Собачек жалко, хорошие были… — Мариша занималась ранами хозяйки, перевязывала бинтами, найденными помимо прочего в куче боеприпасов, среди ящиков с оружием.

[27] — От пережитых волнений Бахир незаметно для себя перешел на родной язык. Что он сказал — никто не понял, но уточнять не стали, не до того.

Гурбан поймал взгляд Мариши. Она покачала головой — мол, раны такие, что одноглазой не выжить, крови много потеряла, заражения не избежать. Зомболюди ведь зубки не чистят, а падалью частенько не брезгуют. В общем, понятно.

— Твою мать! Ну, попали! — Данила с досадой ударил себя кулаком в ладонь.

— Да ладно тебе, братишка, все не так уж и плохо.

Только Ашот это сказал, в сарае погас свет.

— И как я теперь?.. — В темноте Мариша продолжала обрабатывать раны одноглазой на ощупь, судя по слабым стонам последней и просьбам первой немного потерпеть — мол, скоро легче станет.

— Зомбаки повредили ветряк. — Ашот шмыгнул носом. — Умные, с-суки!..

— Не они умные, а тот, кто ими руководит… Темно, хоть глаз выколи. Хоть бы одно окно. Или нет, не надо окон. — Дан понял, что ляпнул глупость — будь в сарае окна, зомби уже проникли бы внутрь.

Выставив руки перед собой, шаркая ногами по полу, чтобы не зацепить чего и не упасть, Данила добрался до вездехода. Дверца водителя оказалась не заперта, ключ торчал в замке зажигания. И то верно, кто угонит отсюда «Тайгу», от кого ключи прятать? Движок завелся, зарокотал. Фары-прожектора хоть как-то осветили помещение. Да что там — отлично осветили.

Все обрадовались, загалдели. Даже на бледном с синевой лице аборигенки проявилось подобие улыбки. Только зомбаку в клетке иллюминация пришлась не по нраву. До того момента сидевший тихо, он зарычал, взвыл. Собратья по слизням снаружи поддержали его дружным ревом негодования.

— Батя, ты чего? — Данила выбрался из вездехода, подошел к клетке. Как же легко он научился принимать отца в иных обличьях. Это только поначалу было непросто.

— Михась, ты? — Одноглазая, опираясь на Маришу, поднялась. — Это опять мой Михась. Чужой дух покинул его тело.

Это Данила уже и без нее понял. Черт, а ведь отец хотел что-то сказать, он предупреждал об опасности. И чего Данила не выслушал его?!

И главное — почему отец покинул подходящее для контакта тело?..

Хозяйка взмолилась:

— Спасите Михася! За себя не прошу, мне нет спасения, вы хоть мужа моего… Пообещайте! И я помогу! Я!..

Гурбан без промедления, чтоб одноглазая не заподозрила подвоха, кивнул. Его голос едва заметно дрожал, когда он заговорил:

— Не проблема. Спасем.

Дан знал, что командир лжет. И Мариша знала, и Ашот. Гурбан мог обмануть разве что Бахира и одноглазую. И Дану показалось, что женщина лишь сделала вид, что поверила командиру диверсантов.

— Спасибо, — кивнула она. — Я отблагодарю напоследок. Не хотела, но чего уж теперь, возьмите вон там… — Она указала на ворох грязных тряпок, отсыревших, покрытых плесенью шкур и еще какой-то дряни.

— Глянь, — велел Гурбан Ашоту. — И поживее.

Ворота содрогались от ударов. Зомби не отступят, это не в их привычках.

— Как в дерьмо лезть, так сразу Ашот… — Бурча себе под могучий шнобель, толстяк принялся сбрасывать барахло на пол. Резче запахло тухлятиной.

Мариша поморщилась, махнула перед личиком ладошкой:

— Опять ты, Ашотик, воздух испортил.

Толстяк одарил ее испепеляющим взглядом и удвоил старания. И зомбак в клетке разъярился минимум вдвое пуще прежнего. Его прям трясло от негодования, когтями он царапал грудь, срывал с себя то немногое, что сохранилось от одежды, с клыков капала пена. А потом как обрезало: почти по-людски сплюнув и скривившись, он забился в дальний угол клетки.

— Чего это с ним? — Ашот сбросил на пол очередной пласт гнили. — Успокоился вроде?

Словно назло ему, зомбак протяжно взвыл.

В ворота заколотили чаще и сильнее. У зомболюдей точно открылось второе дыхание. Мариша и Дан удивленно переглянулись. Гурбан нахмурился. Бахир подскочил к Ашоту и принялся помогать. И минуты не прошло, как под ворохом тряпья обнаружилось нечто странное.

— Ну и что это? — Ашот вытер грязные руки о штанины.

Ископаемая штуковина была похожа на металлическую бочку, покрытую чехлом из странной на вид ткани. Данила подошел, пощупал — из освинцованной ткани. Судя по лямкам, как у рюкзака, эту штуковину можно носить на спине. Вот только лямки слишком уж серьезные — ткань в пять слоев, накладки, пропитка… рассчитаны на неслабый вес, на любителя потаскать штангу между лопатками.

— А это еще что? — Данила отшатнулся, заметив на боку штуковины знак радиоактивной опасности.

Гурбан, наоборот, шагнул ближе, склонил голову к плечу. Выглядел он озадаченным, удивленным и немного даже восхищенным, что ли.

— Это РЯ-6, ребятки. Он же ранец ядерный. По сути, портативное взрывное устройство ранцевого типа, термоядерное, начиненное торием и калифорнием.

— Чего?!

— Да, Ашотик, я тоже думал, что ядерный фугас — это басня для особо впечатлительных барышень. До Псидемии много говорили о подобном оружии, вроде бы мощность заряда у него должна быть порядка килотонны в тротиловом эквиваленте… Опасались, что ранцы эти попадут в руки террористов… Откуда это у вас? — Гурбан обернулся к одноглазой.

— У нас тут чего только нет, военные базы ведь кругом. — Хозяйка едва стояла на ногах, бинты пропитались кровью. Если бы не помощь Мариши, упала бы. — Не теряйте времени. Грузите фугас, пригодится. И Михася не забудьте, вы обещали. И уезжайте отсюда.

Чуть подумав, Гурбан кивком отдал приказ.

— Тяжелый, зараза… — Ашот поднял ранец и опустил. — Килограммов тридцать точно есть.

Бахир ему помог, вместе они загрузили РЯ-6 в вездеход, предварительно освободив для него место.

Данила отозвал Гурбана — мол, командир, надо бы посовещаться.

— Что с этим делать будем? — одними губами спросил доставщик и посмотрел на зомби в клетке.

— Я слово дал. — Гурбан отвел глаза.

Через минуту связанного зомбака по имени Михась уложили на дно вездехода рядом с ядерным фугасом. Баюкая прокушенную руку, Ашот засунул Михасю в рот кляп:

— Теперь уколы от бешенства делать придется.

— Я открою ворота. — Одноглазая отстранилась от Мариши. — Будьте готовы.

— Это верная смерть, — возразила ей Мариша. — Вы погибните!

Одноглазая покачала головой:

— Я уже мертва.

Данила плюхнулся за руль вездехода. Как всегда, это возмутило Ашота. Типа он тоже не прочь погреть зад на водительском сиденье. Однако толстяк быстро успокоился после нагоняя Гурбана. Мариша села рядом с благоверным. Бахир — возле командира. Дверцы захлопнулись.

Навалившись всем телом, хозяйка отодвинула засов.

В тот же миг ворота распахнулись, десятки лап схватили ее, повалили…

На миг закрыв глаза, чтобы не видеть расправы, учиненной над одноглазой, Данила утопил педаль газа. Турбодизель взревел. Вездеход рванул с места, сшибая зомбаков, ворвавшихся в сарай, перемалывая траками их в фарш.

И вот уже «Тайга» во дворе. «Варяги» открыли огонь из окон, со звоном посыпались гильзы. В салоне стало дымно и душно.

Данила направил вездеход к наружным воротам, собираясь протаранить их с ходу. Но Гурбан скомандовал не делать этого:

— Не хватало еще тачку разбить. Отставить!

Он высунулся из вездехода с РПГ-7 в руках — несколько гранатометов «варяги» позаимствовали у покойной ныне одноглазой. На Гурбана тут же кинулся плешивый, как колено, зомбак, вцепился в куртку, дернул на себя, едва не вытащив командира из «Тайги». Держа РПГ одной рукой, Гурбан отмахнулся второй, попал зомбаку по роже, расплющил нос. Но плешивый и не подумал отступить. Спасибо Марише, она быстро и эффективно избавилась от проблемы — приставила ствол АК к виску зомби и нажала на спуск. Гурбана, конечно, чуток заляпало, ну да это не помешало ему жахнуть из гранатомета по воротам.

Бахнуло добротно, дымящиеся продырявленные створки сорвало с петель.

— Вперед! — скомандовал Гурбан, вернувшись в салон и задраив окно.

Даниле не надо повторять дважды.

Гусеницы провернулись, направив вездеход прочь от поселения, захваченного зомби.

С неба сыпал снег.


СТАЛЬНЫЕ ГЛАЗА | Война зомби | ЕЩЕ ЖИВЫ