home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«БОЛЬШЕВИК»

Клыки жеребца щелкнули, он едва не рухнул на скаку, когда Большой Брат на ничтожное мгновение — для него целую вечность — потерял контроль над всеми солдатами-зомби и братьями-подчиненными.

То есть абсолютно над всеми.

И особенно над тысячами тех, кого обожгла волна нестерпимого ядерного жара, испепелившего миллиарды нервных окончаний, которые напоследок содрогнулись от боли, — и все это сплелось в один огромный ком и ударило по Большому Брату.

Его организм был адаптирован, перестроен для удержания контроля над бессчетной армией, захватившей почти всю планету. И все же удар едва не убил его. Защита не выдержала, он покачнулся в седле. Братья в его глазницах дернулись, пытаясь разорвать соединение не только с ЦНС носителя, но и вообще отключиться от пси-сети.

Первое им не удалось — слишком крепки узы, связывающие их с Большим Братом, — а вот второе слегка ослабило удар.

И в то же время погрузило главу во тьму бесконечного одиночества!

Он настолько привык быть в тысячах, сотнях тысяч, а то и в миллионах разных мест одновременно, шевелить чужими ногами, смотреть чужими глазами и даже махать крыльями, а тут — никого! Вообще никого! Только он. Сам. Один.

Это было поистине страшно.

Такого ужаса он не испытывал никогда в жизни. В своей новой жизни не просто человека, но хозяина всей планеты!.. Его, самого эффективного завоевателя за всю историю человечества, низвергли, лишили власти!

Мысленный крик, преисполненный гнева, боли, разочарования и бессилия, заставил братьев вернуться в сеть. И он воспрянул, как если бы задыхался, а потом пальцы неведомого врага отпустили его сдавленное горло.

Почувствовав волю хозяина, жеребец под ним всхрапнул, встал на дыбы.

Орда взорвалась радостными криками.

И тут же сотни людишек повисли в петлях, наброшенных на ветви деревьев вдоль дороги, замельтешили, в агонии дергая ногами.

Вот по этой дороге, любуясь висельниками, Большой Брат и направил своего рогатого скакуна, от возбуждения то и дело высовывающего раздвоенный змеиный язык.

Впереди виднелась Стена Ленинграда.

* * *

— А у них ничего хуже не было? — Данила стоял у штурвала.

С управлением он разобрался сразу. Он ведь доставщик, а не домохозяйка, которая и ножом-то не умеет толком пользоваться, не говоря уже о машинах и механизмах.

— Было, брат, было. Только на кой нам хуже? Я самый лучший транспорт выбрал. Чтобы с ветерком.

— Тебе, Ашотик, ветра мало? — Данила поежился. Открытый ходовой мостик продувался со всех сторон.

— Да я не в том смысле, я… Ты думаешь, я хоть что-то в этих лодочках понимаю? Мне дед по ушам ездил, а я уж выбрал из предложенного списка. Это ж не просто катер, это «Большевик»! Тот самый!

Последнюю реплику Ашот выдал с таким апломбом, что Даниле даже неудобно стало — типа как он вообще мог наехать на «тот самый» катер, который, оказывается, не просто гнилуха деревянная, но ого-го.

— Он… это… сейчас вспомню… Он безреданный, полуглиссирующий, с остроскулыми обводами корпуса, вот. Толщина брони — аж семь миллиметров!

— Угу, отверткой проковырять можно эту броню. Хочешь, покажу как? Доставай свой мультитул!

— Водоизмещение почти шестьдесят семь тонн, — не сдавался Ашот, спрятав руку с мультитулом за спину. — Четырехвальная дизельная энергоустановка суммарной мощностью… э-э… Да какая разница? Скорость сорок три узла вытягивает, а?!

Заметив, что ТТХ не произвели на Данилу ни малейшего впечатления, Ашот прибегнул к решающему аргументу:

— И вообще, только этот катер у них заправлен был. Остальные пустые.

— Так бы сразу и сказал, а то — турбина, обводы… — Мариша старалась держаться подальше от девушки-зомби, которая бросала на нее слишком уж голодные взгляды.

— Это еще не всё, брат. — Ашот демонстративно не обратил на Маришу внимания.

— И?

— Топлива так мало, что едва хватит на дорогу в одну сторону.

Мариша жахнула из «калаша» по чайке, что устремилась к катеру, внезапно изменив направление полета, — на воду посыпались перья.

— А сразу ты не сказал, чтобы не расстраивать нас? — Она подмигнула Ашоту.

— Точно. Это вообще-то торпедный катер, но его еще в прошлом веке переделали — сняли оба палубных торпедных аппарата, спаренные зенитки-автоматы тоже долой. Это уже после Псидемии местные пулеметы на катере поставили. Ну, и гранат еще на борту немерено.

— Немерено — это сколько? — Данила вцепился в штурвал. Поднялась высокая встречная волна, на которую катер теперь буквально взлетал и с которой потом стремительно обрушивался. Дан вроде не страдал от морской болезни, но тут даже его крепкий организм почувствовал себя неуютно — начало подташнивать.

— Немерено — это три ящика Ф-1.[32]

Дан хмыкнул. Если учесть, что в ящике двадцать штук «лимонок» помещается, то…

— Только они все ржавые, брат.

— Ящики?

— Ящики деревянные, брат. Гранаты ржавые.

— Зашибись! — Мариша фыркнула так, будто Ашот лично виноват в том, что в природе еще случается процесс окисления.

Чтобы сменить тему, толстяк спросил:

— Долго нам бултыхаться еще, а, брат?

Вместо Данилы ответила Мариша:

— Морская миля — это примерно один запятая восемьдесят пять километров, а узлов мы сейчас даем где-то тридцать, не больше… Ашотик, раньше, чем приплывем, все равно не приплывем. Кстати, тут камбуз есть? Неужели ты там еще не побывал?

— Ну почему же не побывал?.. Пусто там. Даже консервов нет.

Девушка-зомби, которую привязали к поручню ходового мостика, зашипела и изогнулась, чтобы достать зубами Ашота — он оказался опрометчиво близко. В этот момент катер как раз швырнуло вниз, толстяк не удержался, упал прямо на зомбачку. И та не упустила своего шанса — откусила ему мочку уха. Ашот отпрянул. По шее его потекла кровь.

— Ай! Она же меня изуродовала! — Он замахнулся на зомби «винторезом», но не ударил. — Брат, а ты не думал о том, что не только твой батя может теперь узнать, где мы?

— Ты о чем?

— Глазами этой твари может видеть тот, кто руководит всеми зомбаками. Тот, кто кидает их против нас постоянно.

Данила нахмурился. Ашот наверняка прав. То, что видит эта зомбачка, видят все зомби, подсоединенные к пси-сети слизней.

— Может, пристрелить ее, пока не поздно? — предложила Мариша.

Редкий случай — она заодно с Ашотом. Пожалуй, стоит задуматься…

— В том-то и дело, что поздно уже, ребятки. — Данила смотрел вперед, туда, где над волнами появились черные спинные плавники — три штуки. Нет, четыре. Или больше?..

— Зомбокосатки. — Мариша навела на плавники «калаш», будто им можно нанести морским тварям хоть какой-то ощутимый урон.

— Вот! А я предупреждал! — Ашот тоже не обрадовался встрече.

Свое отношение к происходящему он выразил уже с палубы, куда очень скоренько выволок ящик с гранатами, вытащил из него банку с запалами, вскрыл банку консервным ножом и споро принялся доводить два десятка Ф-1 до боевого состояния. Мариша последовала его примеру, устроившись с ящиком на носу катера, у сварной треноги, на которой умельцы из Гремихи установили ту еще дуру КПВ.[33]

И тут катер ударило так, что все его полста шесть тонн водоизмещения подбросило в воздух на несколько метров, словно щепку. От удара этого все, что было не закреплено на нем, взвилось в атмосферу — включая Дана, Ашота, Маришу и ящики с гранатами. Последних было жаль особенно, ибо, упав в море и устремившись ко дну, они никак не могли больше помочь «варягам» справиться со злобными морскими зомби.

Приземлившись задницей на настил мостика, Дан очень обеспокоился состоянием борта «Большевика», в который врезалось многотонное тело зомбокосатки. Борт ведь не новый, да и не рассчитан на то, чтобы по нему колотили агрессивной биомассой… Секунду спустя Дан успокоился — раз катер еще на плаву, есть шанс добраться до платформы, которая уже не за горами, но виднеется впереди.

Да и Ашотик не сплоховал — проводил зомбокосатку очередью из КПВ на корме, аналогичного тому, что на носу, возле Мариши. Та, кстати, гладила ушибленный бок. Загрохотало, поползла лента, посыпались гильзы. Спинной плавник косатке снесло напрочь, из хвоста — из задней части обтекаемого тела — вырвало знатные куски мяса. Все-таки калибр 14,5x114 мм — это вам не мелкашка в тире, КПВ лобовую броню БТР прошибает с полукилометра, не то что плавающую плоть. Не зря гремихинцы оснастили этими пулеметами свой флот, ой не зря.

— На! Получай! Вот тебе! — ликовал Ашот. — Давайте, твари, плывите ко мне!

И зомбокосатки откликнулись на его призыв. Расправа над подругой не изменила их планов относительно катера и его пассажиров: первый надо утопить, вторых — съесть.

Плавники разошлись в стороны, чтобы не попасть в один сектор обстрела.

Самая быстрая тварь даже выпрыгнула из воды, на миг продемонстрировав свое мощное великолепие. Красивое животное, вот только слизень на черепе его сильно портит. Ну и Ашот тоже — в смысле, окончательно испортит, наведя КПВ, нажав на спуск и…

И ничего не произошло.

Пулемет заклинило!

— Братишка, ты чего там делаешь? Завис, да?! — Ашот вмиг нашел крайнего.

Сжимая штурвал, Данила проигнорировал крики товарища. Как-нибудь с Маришей вдвоем справятся — если тут вообще можно справиться. Дан со своим АК много не навоюет. Его задача — довести катер до платформы. К тому же он решил: пусть даже «Большевик» на дно нырнет, он, Данила Сташев, не отойдет от девушки-зомби, пока в ней не объявится сознание его отца и не расскажет, как и что делать в лаборатории.

Зомбокосатка всё ближе — опять выпрыгнула из воды. Ее подруги куда-то делись. Куда?..

Очень хотелось вывернуть штурвал, уйти прочь от черно-белого зомби, почти настигшего торпедный катер, но тогда придется петлять вновь и вновь — если повезет, конечно, и «Большевик» сейчас уйдет от столкновения. А потом? Что потом, когда закончится топливо и окажется, что до платформы еще далеко?

— Любимый, ты там медитируешь, что ли?! — услышал он вопрос Мариши.

— Типа того, — буркнул Дан себе под нос.

Зомбокосатка, словно издеваясь, выпрыгнула из воды прямо по курсу катера. Мол, в любой момент атаковать могу, трепещите, людишки.

Черт!

И еще раз черт!

Душа профессора Сташева после смерти физического тела кочевала по пси-сети от одного носителя к другому. И Данила привык уже к этому. Подумаешь, вчера его отцом был вонючий зомбак по имени Михась, зато сегодня им станет девушка лет двадцати. Должна стать. Обязана! И лучше бы девушке и бате воссоединиться побыстрее. Иначе кое-кто потеряет последнюю возможность пообщаться с сыном перед трагической кончиной последнего в холодном северном море.

Словно издеваясь над ожиданиями Данилы, девушка-зомби завыла протяжно, по-звериному…

На сей раз черно-белое тело атаковало вскользь, как бы нехотя — и все же удар получился достаточно сильным, чтобы сдвинуть катер с курса, тряхнув его так, что у Дана клацнули зубы — он едва не откусил себе язык.

Скорректировав курс, Дан глянул, что там с Ашотом и женой. От удара Маришу едва не выкинуло за борт. Чудом она одной рукой уцепилась за ограждение, повиснув над водой. Почему только одной рукой?!

Хрен с ним, с курсом, плевать на сознание отца и воющую зомбачку!

Данила вмиг скатился с мостика, и вот он рядом с молодой женой:

— Руку давай!

Она мотнула чернявой головой.

— Давай!!! — Данила ухватил Маришу за локоть, но вторую руку она ему так и не протянула, а ведь это существенно облегчило бы ее спасение.

Метрах в тридцати от катера, неуправляемо шурующего по волнам, вновь возник черный треугольник плавника. И Мариша, конечно, заметила косатку. На ее лице проявились сначала испуг, а потом какая-то обреченная решимость. Но почему она, зная об опасности рядом, отвела опять свою чертову руку?!

Плавник стремительно приближался. Ашот оставил попытки реанимировать КПВ и долбил теперь по зомби из «винтореза» — все равно что в воздух стрелял, эффект аналогичный. Дан не оставлял надежды отжать от поручня побелевшие от напряжения пальцы Мариши, при этом ни на мгновение не ослабляя хватки на ее локте. А вот супруга почему-то всячески сопротивлялась, орала, чтобы Дан валил к такой-то матери, нельзя ему тут, пусть оставит ее в покое, а потом…

Потом косатка раскрыла свою бездонную, полную огромных зубов пасть.

Данила обмер. Сейчас у него на глазах морская тварь перекусит Маришу пополам! И он ничего не может сделать!

Ничего!!!

Как оказалось, делать ему ничего и не надо было.

За него постаралась жена. Она швырнула что-то прямо в разверстую пасть. Что-то, что сжимала в той руке, которую отказывалась подавать, — и вмиг взлетела на палубу, сшибла Данилу с ног. Позади громыхнуло, окатило жаром, кровью, ошметками мяса…

Хорошо хоть не осколками.

Ведь Мариша скормила косатке не что иное, как гранату.

Дан столкнул с себя жену, обалдело глянул на развороченный взрывом труп косатки, от которого катер стремительно удалялся.

— Ты в своем уме?! — Он схватил Маришу за плечи и встряхнул. — Ты что творишь?!

Хохоча, она вырвалась, отстранилась:

— Любимый, ты бы себя видел! Такой милашка, волнуешься за меня, переживаешь. Чуть в море меня не уронил, пальцы чуть не сломал… И не ори на меня! Надо ж было что-то с этой сволочью сделать, она бы нас утопила, зомбокосатка эта.

— И ты решила ее накормить собой?!

— Накормить — да. Собой — нет.

— Дура. Какая же ты ду-у…

Она не дала ему закончить, запечатав его рот жарким поцелуем.

На секунду-две все вокруг — море, катер, небо над головой — перестало существовать для Дана. А потом губы Мариши стали твердыми — и волшебство момента развеялось.

— Никогда — слышишь? — никогда не смей называть меня дурой! — Жена стукнула Данилу кулачком в плечо.

Их идиллию посреди моря, кишащего зомбаками, нарушил толстяк Ашот:

— Эй, молодожены! Вы чего там, охренели совсем?! Жить надоело?!

«Точно, ведь еще минимум два зомбака в любой момент могут атаковать катер!» — спохватился Дан. Они с Маришей определенно не в себе. О чем думают вообще?! Он вскочил. Катер, не снижая скорости, заметно сошел с курса, теперь волны били его в правый борт.

И вот-вот в борт ударят две туши весом по десять тонн каждая.

Дан метнулся к треноге с пулеметом.

— Патронов нет, — устало сказала ему Мариша. — Вот и всё, любимый…

В вое девушки-зомби на мостике, как показалось Дану, прорезались торжествующие нотки. Наслаждаясь беспомощностью людей, зомбокосатка — расстояние между ней и катером стремительно сокращалось — перевернулась на спину, продемонстрировав снежно-белый живот.

И в этот момент ее подруга вцепилась зубами в опрометчиво открывшееся слабое место!

Это случилось так быстро и столь неожиданно, что Данила застыл на месте, глядя на битву двух огромных сильных существ. Катер уносило прочь, а зомбокосатки рвали друг дружку в клочья, соленая вода окрасилась кровью, алое пятно все увеличивалось, на волнах покачивались выдранные из распоротого брюха кишки, могучие хвосты вспенивали море…

Это отец помог. Больше некому.

— Может, я поведу? — Ашот тронул Дана за локоть.

И только тогда Дан понял, что девушка-зомби перестала выть.

— Пулеметом займись! — Он помчался на мостик.

Дорога каждая секунда. Кто знает, как долго отец задержится в теле внучки гремихинского лидера…

— Отец, расскажи, что нам делать, когда мы попадем…

— Веди катер! Потом. Всё потом! — Девушка смотрела на Данилу взглядом Сташева-старшего. Интонации в ее — его! — голосе тоже были правильные.

Вывернув штурвал, штыком-ножом от «калаша» Дан перепилил веревку, которой Ашот привязал зомби к поручню ходового мостика, затем также безжалостно он расправился с остальными путами. Некогда возиться с узлами, да и есть надежда, что «пеленать» зомби больше не понадобится и отец в этом теле задержится подольше.

Впереди, на фоне открытого моря, темнела громадина платформы.

— Отец, я знал, ты не оставишь нас. Почему ты так долго? Тебе не нравится это тело? Потому что женское?

Ашот и Мариша как раз поднялись на мостик. Недоверчиво покосившись на зомби, толстяк поднес к глазам бинокль, обнаруженный им в кубрике.

— При чем здесь пол? — сказал Сташев-старший. — Косаткой же я стать не побрезговал. Надо было сначала хотя бы мало-мальски обеспечить вашу безопасность, а уж потом…

— Профессор, вы с нами опять? — Ашот с предубеждением посмотрел на новую оболочку Павла Николаевича, недавно откусившую ему мочку уха. — Кусаться будете?

— Что?

Вмешалась Мариша:

— Не обращайте внимания, профессор, это у него юмор такой.

— Пошутишь тут… На-ка, Петрушевич, глянь в оптику. Веселье только начинается. Зомбаки, похоже, со всего Мирового океана собираются по наши души. Далеко пока, но скоро будут рядом, будьте уверены.

Мариша прильнула к визорам, покрутилась на месте и, побледнев, протянула бинокль Дану. Он не взял:

— Меньше знаешь, лучше катер направляешь. Все равно отступать уже поздно — теперь либо доплывем до платформы, либо…

За него, хохотнув немного нервно, закончил Ашот:

— Либо не доплывем, брат. — И вновь обратился к профессору: — Какими судьбами к нам? Мы прям и не ждали, сюрприз какой.

Тот сделал вид, что не услышал:

— У нас очень мало времени. И я должен… Там, куда мы плывем, всё контролируют компьютеры. Поддерживают необходимый уровень температуры и влажности, управляют системой охраны и…

— Отец, ты хотел сказать — «управляли»? Ведь вся электроника на планете вышла из строя. Кое-что, конечно, восстановили, но… Я так понимаю, на платформе давно нет людей, там некому этим заниматься.

Лицо девушки-зомби исказила узнаваемая улыбка отца — так же он улыбался, отвечая на каверзные вопросы маленького Дани:

— Это объект Министерства обороны. Да, в России процветала коррупция, бюджетные деньги разворовывались, но вояки соображали, где можно урвать, а где не сто ит, ибо опасно. Лабораторию-платформу проектировали и собирали на совесть. Там все заэкранировано так, что оборудование не выйдет из строя даже под воздействием электромагнитного импульса в ядерной войне. И энергии для работы системы предостаточно. Там стоят солнечные батареи, есть ветряки и гидротурбины. Все дублируется. В сети слизней я нашел подробное описание…

— Этот момент мы прояснили, — опять вмешался толстяк. — Но, профессор, я бы хотел…

— Ашотик, помолчи, а? — приструнила его Мариша. — Не перебивай старших.

Толстяк натужно засопел — обиделся типа, — но таки замолчал.

— Наша задача, — вновь заговорил профессор, — проникнуть в главный лабораторный блок, отключить охранную систему, извлечь емкость с вирусом и запустить вирус в пси-сеть. Всё.

— Типа это плевое дело. — Недолго же толстяк держал рот на замке.

— Если бы. Все предельно просто, верно. Но лишь для того, кто знает, что и в какой последовательности делать.

— Так научите нас, профессор. На всякий случай. Мало ли…

За это «мало ли» Дану захотелось врезать Ашоту. Пусть даже не думает о плохом. Хотя… Верно толстяк подметил. А Дан пусть не забывает: каждый из «варягов» — ничто, давно уже ничто. И они в ответе за всех людей.

— Я — ничто, — прошептал Данила.

— Что ты сказал, сынок?

— Мы — ничто, отец. — Лицо Дана окаменело. — Расскажи нам, что делать в лаборатории.

Сташев-старший покачал головой девушки-зомби:

— Охранная система имеет динамический пароль, рассчитанный на спецов очень узкого профиля. Таких во всем мире до Псидемии было несколько человек. Я не знаю, какой вопрос задаст система. А за пару минут не смогу растолковать вам всё, что знаю сам, о чем писал диссертации.

Катер мчал к платформе. На подступах к ней вздымались над волнами огромные щупальца — Дан видел их без всякой оптики. Иметь дело с кракенами очень не хотелось. Если уж подводная лодка не справилась с атакой этих тварей, что говорить о торпедном катере, на котором нет торпед?..

Дан обернулся.

— Не верти головой, брат. Позади не лучше, — «успокоил» его Ашот. — Косатки и белухи. И тюлени еще.

— Много, — зачем-то уточнила Мариша. — Всех много. И тюленей, и косаток, и…

— Да я уже понял. И вот еще… Батю сберечь надо. Только он может достать и запустить вирус в пси-сеть. Вопросы? Пожелания?

— Обижаешь, брат.

— Даня, любимый, только не надо пафоса. Тебе не идет.

«Большевик» то и дело зарывался носом в свинцовую тяжесть вод. Ветер швырял в лицо ледяные брызги. Небо сливалось с водой, клочковатые облака так и норовили окунуться в волны. Если сейчас тут такое творится, что же тогда зимой?..

И было невесело, а тут еще погода подбросила сюрприз: ветер вдруг стих, и катер врезался в стену тумана, возникшего сразу, из ниоткуда, — не было ее, стены этой, и появилась. А зомбаки-то рядом!..

Теперь плыли наобум, ничего не видя перед собой дальше пары-тройки метров — и все же Данила не сбавил скорость.

Бегом, но без суеты Мариша с Ашотом сняли ленту с КПВ на корме и зарядили пулемет на носу. Это немного обнадежило. Не все еще потеряно! Они еще повоюют!

Словно в поддержку людям, опять налетел ветер и разогнал молочную пелену. Дан и представить не мог, что так обрадуется его пронизывающим порывам.

Открывшееся впереди сооружение поражало своим величием. Платформа состояла из двух площадок на остовах из толстых труб, соединенных между собой довольно длинным мостом — метров семьдесят, наверное, точнее определить трудно. Одна площадка высотой метров сто, вторая вдвое ниже. Секции сварены. И тянутся к небу фермы буровой вышки!..

— Ого, — только и сказал Дан, глядя на искусственный остров посреди холодного моря.

А в следующий миг загрохотал КПВ — это Ашот открыл огонь по кракенам.

Пули били по массивным тушам, всплывшим на поверхность из океанских глубин, вырывали из кракенов куски плоти, похожей больше на резину, чем на мясо. Щупальце размером с хорошее дерево вынырнуло у самого борта «Большевика», вцепилось в поручень ограждения, из-за чего катер резко вильнул в сторону, описав дугу. Ашот продолжал долбить из пулемета — ему можно было вообще не целиться, ибо море вокруг катера буквально кишело зомботварями. Огромные глаза, присоски, когти, пятна слизней на головах… Катер пошел на второй виток вокруг кракена, его «заарканившего», когда Мариша сорвала с пожарного щита топор с длинной красной рукоятью и, подскочив к щупальцу, рубанула по нему изо всех сил. И еще, и опять!.. Спасибо начинающему хирургу, ампутация прошла удачно. Искалеченное щупальце, оставив часть себя на катере, скрылось в пучине.

Катер словно сорвался с привязи, да по сути так оно и было.

Наскочив днищем на неудачно подвернувшегося кракена, «Большевик» едва, что называется, не сел на мель. Живую мель. Едва — потому что четыре трехлопастных гребных винта неплохо справились с функцией мясорубки.

Пулемет замолчал. Мариша и Ашот кинулись его перезаряжать. Профессор хотел было спуститься с мостика, помочь им, но Дан не дал ему это сделать:

— Куда?! Назад! Держись крепче! — Он направил катер прочь от скопления кракенов, заметив небольшой проход, фарватер, по которому можно прорваться…

Как по команде, над проходом этим поднялись из воды щупальца, образовав подобие живой арки. А поворачивать-то уже поздно. Катер ворвался под своды «арки», и «своды» не замедлили обрушиться на него…

Страшной силы удар в корму придал ускорения «Большевику», швырнув его вперед на несколько метров. Дан упал на отца, Мариша с Ашотом покатились по палубе, скользкой уже не только от соленых брызг, но и от крови зомбаков. Вместо того чтобы навалиться на катер, увлекая его под воду, щупальца кракенов обвили два массивных тела, которые, так вовремя атаковав, ускорили плавсредство и вытолкнули его из «арки». Кракены вмиг разорвали зомбокосатку и зомбобелуху. С катером они бы тоже не замешкались…

До платформы оставалось каких-то метров сто, Данила уже видел стальную лестницу, к которой надо подвести катер, чтобы пришвартоваться и забраться наверх.

На палубу запрыгнул зомботюлень — возле Ашота и Мариши, в мертвой для пулемета зоне. Отпрянув от треноги, оба схватились за личное оружие.

Дан же лихорадочно соображал, что делать. Сбавить скорость и неспешно подойти к лестнице? На это не было времени. Поэтому он выбрал единственный возможный вариант — направил катер в зазор между лестницей и толстенным столбом-опорой, выкрашенной бордовой краской, не выцветшей за годы. Зазор незначительный, в общем-то, всего лишь метров пять, можно промазать, но если повезет…

— Батя, держись! — крикнул Данила за миг до того, как «Большевик» на всем ходу, со скрипом и визгом мнущегося и рвущегося металла втиснулся носом в щель.

Дан упал, больно ударился копчиком, потом его швырнуло обратно к штурвалу, рассекло кожу на лбу, глаза залило алым, он машинально вытерся рукавом, по лицу текло… Он поднялся и, пошатываясь, шагнул к отцу, который лежал на грязном полу мостика.

— Батя, ты как? — Данила рывком поставил худенькую девушку на ноги.

— Нормально.

Над морем вставали и с плеском опускались десятки, если не сотни щупалец. В том бульоне трепыхались плавники белух, всплывали и вновь погружались черно-белые косатки.

— Давай быстрее! — Дан потащил отца за собой. На катере нельзя оставаться, надо забраться на платформу. Это их единственный шанс. И не только на спасение своих никчемных жизней…

Одного взгляда хватило, чтобы понять: опоре, конечно, хоть бы хны, а вот лестницу погнуло, развернуло под углом, но, к счастью, не оторвало и не сломало ударом. Зато на нее нанизало того злополучного зомботюленя, что посмел подняться на борт «Большевика» без приглашения. Зомботюлень был еще жив — он вовсю размахивал ластами с солидными когтями на концах. Толчками выплескивалась кровь из его клыкастой пасти, щелкающей на Ашота и Маришу, что приближались к нему с оружием наперевес.

Живы. Лучший друг и любимая жена — живы! И похоже, не очень-то пострадали. Чему Данила обрадовался неимоверно. Он бы даже сплясал от возбуждения, но обстановка не располагала к проявлению чувств.

Первым к лестнице подбежал Ашот. Он чуть ли не в упор разрядил в голову тюленя магазин «винтореза» — от черепа зомбака мало что осталось. И хотя по жизни Ашотик выглядел внушительно там, где у многих талия, это не помешало ему допрыгнуть до первой перекладины лестницы, рывком подтянуться, перекинуть руку выше, потом еще… Он пнул обезглавленное тело зомботюленя, и оно удивительно легко соскользнуло вниз, едва не пришибив Маришу. И секунды не прошло, как толстяк оказался метрах в пяти над палубой катера.

— Любимая, давай! Не тормози! — рявкнул Дан, заметив, что супруга намеревается дождаться его и Сташева-старшего, который как раз умудрился поскользнуться и упасть на колено, серьезно, видимо, ушибив его.

Со лба лило в глаза. Данила, как мог, на ходу вытерся опять рукавом.

Вняв рыку мужа, Мариша примерилась прыгать, ноги ее чуть подогнулись и…

Мощный удар в корму вдавил катер в щель еще на метр, не меньше.

Маришу опрокинуло на Дана, который и так уже поддерживал одну даму, пусть таковую лишь по форме, но не содержанию. Втроем они каким-то чудом умудрились не упасть на палубу.

— Давай! Поможешь! — Дан буквально закинул Маришу на лестницу, а уж там ее подхватил Ашот, не дав ни малейшего шанса вернуться обратно.

Пока Данила подсаживал отца, а толстяк ему помогал, Мариша поднималась все выше и выше. «Хорошо хоть зомбочаек нет», — поймал себя на мысли Дан и сплюнул трижды через плечо.

Это суеверие едва не стоило ему жизни.

Ибо нос катера резко, со скрежетом, просел, когда на него всей своей многотонной тушей навалился кракен. Вода, прокатившись волной по палубе, плеснула на ноги. Дан взглянул вверх, на лестницу. О том, чтобы допрыгнуть до первой перекладины, теперь уже не могло быть и речи. Слишком высоко.

Вот и всё. Дан улыбнулся, снимая с плеча автомат. Он будет стрелять, пока есть патроны и пока… ну, понятно. Кракен тянул к нему щупальца, когтил мокрую палубу.

— Руку давай! — Ашот, изловчившись, повис вниз головой, цепляясь сгибами коленей за нижнюю перекладину.

Акробат, однако. И Дану не поможет, и себя загубит.

— Руку давай, идиот хренов! Или я твою Маришу… — Дальше толстяк коротко, но образно поведал, сколько раз и в каких позах он противоестественно совокупится с женой Данилы Сташева, импотента и рогоносца.

Пристрелить его за это мало! Повесив автомат на плечо, Дан подпрыгнул и одной рукой, левой, вцепился в протянутую ладонь Ашота, а кулаком правой двинул ему в челюсть, но не попал, потому как у толстяка оказалось достаточно сил, чтобы забросить Данилу на лестницу. А уж оказавшись там, Дан тут же пришел в себя и передумал драться. И что на него нашло?.. Ашот ведь хотел помочь, потому и позволил себе лишнее.

Меж тем на корму катера забрался второй кракен. Под весом двух туш «Большевик» со скрежетом ушел под воду по самый мостик. Кракены погрузились вместе с ним, выставив над водой щупальца, словно перископы.

— Лезь давай! — Ашот, покрасневший от напряжения, вошел во вкус, эдак он теперь постоянно будет разговаривать с Даном в подобном тоне.

Ну да не время и не место его окорачивать.

Ведь кракенами беды «варягов» не ограничились.


ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ | Война зомби | ПРАВИЛЬНАЯ ДОРОГА