home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПРАВИЛЬНАЯ ДОРОГА

Таких огромных осьминогов Данила еще не видел. По правде говоря, он до этого вообще никаких осьминогов не видел. Разве только на картинках в учебниках по биологии. А там было написано, что эти головоногие моллюски должны быть значительно скромнее не только размерами, но и поведением.

Если тому спруту, что карабкался сейчас по опоре платформы, выпрямить щупальца, между которыми перепонки, то длиной — или ростом? — он метров на шесть потянет. А то и больше. Но для этого пришлось бы отлепить присоски от бетона, а тогда осьминог упал бы обратно в воду, что, кстати, было бы отлично. К сожалению, на такую удачу рассчитывать не стоило — и потому Данила открыл огонь. Автомат затрясся как припадочный.

Вскоре рожок опустел. Все пули нашли свою цель, с такого расстояния промазать практически невозможно. Теоретически — тоже. Но тварь продолжала подъем! Тигр свалился бы, медведь серьезно пострадал бы, но не порождение глубин и военной науки. Пули проткнули тело осьминога, точно иглы — желе. Входные отверстия мгновенно затянуло, будто их и не было. Единственное, чего добился Данила, так это контратаки — осьминог подобрался, напыжился и плюнул вверх сгустком чернил, если плевком можно назвать то, что делается посредством выроста на прямой кишке. «Плевок» едва не угодил доставщику в лицо — лишь отличная реакция спасла ему жизнь. Чернила украсили собой стальную балку над головой Дана. Металл тут же задымился, его разъедало на глазах.

Данила на миг представил, что случилось бы с его лицом, попади спрут в цель. Картинка ему очень не понравилась.

— Братишка, ты чего там замешкался?! Хватит волны считать. Давай уже валить отсюда!

Отвлекшись на долю секунды на Ашота, Дан едва не стал жертвой второго залпа гигантского моллюска. Он отпрянул, упершись спиной в рифленую стальную стенку, на которой было написано «Безопасность превыше всего». Ага, как же. Тут везде сплошные безопасные кракены и безопасные косатки… Но капля «плевка» — всего одна капля! — попала на рукав, вмиг продырявив ткань.

Твердо решив поквитаться с тварью, Данила сменил магазин и вновь открыл огонь. На этот раз он целил в щупальца, и эта тактика оказалась верной. Меткие выстрелы перебили четыре из восьми конечностей, на оставшихся зомбак повис вниз головой, задергался, пытаясь вернуться в исходное положение, но, сорвавшись, с брызгами хлопнулся в волны и распластался на них, окрасив воду вокруг себя черным. Наверх не залезет, а значит, одной бедой меньше.

Жаль — лишь одной.

«Варяги» поднялись на платформу, оставив косаток и белух, кракенов и зомботюленей внизу. У тварей не было шансов забраться наверх. Кракены пытались, но уж слишком они большие и тяжелые. И потому зомбакам оставалось только яростно бросаться на опоры платформы, расшибаясь насмерть.

Впору было праздновать победу.

Но не тут-то было.

Море исторгло из себя порцию очередных монстров — зомбоосьминоги двинули на штурм высоты.

— Брат, валим отсюда. — Ашот тронул его за плечо. — Батя твой с Маришей отошли уже, хватит их прикрывать. Все равно всех зомбаков не перебьем, патронов не хватит.

Данила обернулся. Так и есть. Жена и отец уже добрались до моста, ведущего к жилому блоку, или же ЛСП2, точнее — ледостойкой стационарной платформе. Дан в курсе, как раньше добывали нефть и как называются основные части этой громадины в море.

— Ага, валим.

Пока мчались к своим, Данила вспомнил, что читал когда-то о нефтяных платформах. Их проектировало конструкторское бюро «Коралл». Оно монополистом было, никто другой не мог. Хотя без разницы, конечно, кто корпел с линейкой над чертежами и занимался расчетами… Многие технологии утеряны безвозвратно вместе с компьютерами, уничтоженными электромагнитной катастрофой. Но и мудрость предков на твердых копиях не нужна поколению, привыкшему к постоянному бою с зомби. До логарифмов ли девчонке, на которую напала зомбоптица? Поможет ли закон Бойля-Мариотта тому, кто со Стены отражает атаку агрессивных полчищ?

Невежество стало нормой.

Но очень скоро все изменится. Уж Данила постарается.

* * *

В первую ловушку они вляпались на мосту.

Они пробежали примерно полпути к жилому блоку, когда Дан почувствовал тревогу. Что-то было не так. Но что именно, он сказать не мог. А потом услышал звон в ушах, накатила тошнота.

— Мариша, ты как? С тобой все в порядке? — спросил он и не услышал собственного голоса. Картинка в глазах поплыла, исказилась, потемнела, как фотография, которую бросили в огонь.

Это напугало его до смерти. Что такое?! Что происходит вообще?! Страх нарастал, заставляя сердце стучать сильнее и сильнее, Данила тяжело дышал. Он отшатнулся в ужасе, когда Мариша протянула к нему руку, — показалось, что она хочет задушить его.

Профессор лег, свернулся в позу зародыша и обхватил голову ладонями.

Звук опять включился в ушах Данилы — клац! — и он услышал крики отца:

— Не трогайте меня! Слышите, не подходите! Не трогайте меня! Оставьте меня в покое!

Впору самому было заорать такое.

Здесь, на мосту, нельзя оставаться. Нельзя. Ни в коем случае. Надо бежать, бежать отсюда, бежать подальше и как можно быстрее. Данила едва удержался от того, чтобы прыгнуть с моста в море. Нет, назад! Туда, откуда пришли, там безопасно!..

— Они идут за нами! Они преследуют нас! — заорал Ашот и побежал по мосту к жилому блоку. Не назад побежал — вперед.

Преследуют? Идут за ними?! Данила помчался за толстяком. Сердце выпрыгивало из груди. Он обернулся — и испугался еще сильнее: Мариша и отец преследовали его, хотели догнать и убить!.. В панике он даже не подумал о том, что должен защищаться — поднять автомат и открыть огонь.

А потом как рукой сняло.

Данила врезался в спину Ашота. Сердце билось все так же быстро, но зрение восстановилось, слух тоже. И главное — отпустил страх. Адреналина в крови было еще предостаточно, но один лишь вид Мариши, растянувшейся на полу жилого блока, уже не вызывал паники.

Отец тоже отошел от всеобщего психоза и направил свое девичье тело к странному агрегату, установленному у входа на мост.

— Что это? — Данила кивнул на нечто вроде бидона с кучей дырочек, к которому подводился от компрессора сжатый воздух.

Чуть помедлив, отец ответил:

— Инфразвуковой генератор. Устроен донельзя просто, зато как эффективно действует! Только кто-то заходит на мост без пропуска, ротор начинает вращаться, отверстия в нем совпадают с отверстиями в статоре… Скорость вращения достаточно большая, чтобы довести человека до паники. Ультразвуковыми свистками до Псидемии собак отпугивали, а тут чуть круче — тут людей гонят прочь.

— От лаборатории?

— От нее, сынок, от чего ж еще…

Ашот поежился:

— Ни хрена себе свисток. Я чуть не обделался.

— Ну, кое-кому не помешала бы хорошая клизма. — Мариша встала, взглянула на ногти — не испортила ли маникюр.

— Петрушевич, ты, как всегда, галантна. Тебе, кстати, штанишки не надо сменить?

— Надеюсь, этим свистком все и ограничится, — сказал Дан.

И как сглазил.

* * *

— А ты думал, в сказку попал, да, брат? Типа только мы окажемся на платформе, так сразу нам ключики от лаборатории поднесут? А вот хрен. Не все так просто.

Дан и сам уже понял, что подобраться к лаборатории — та еще задачка.

Они шли по длинному коридору, следуя указателям-стрелочкам с надписью «Лаборатория». Надо же, объект секретный, а везде эти таблички. Будто кто-то специально заманил сюда спасителей человечества… Во всем видимом отрезке коридора длиной метров тридцать, до самого поворота, не было ни единого окна, дверь — лишь в начале и, надо понимать, в конце. Вытяжки-решетки из белого пластика у потолка были, а вот окон…

Вытяжек необычно много, кстати. Через каждый метр. Это почему-то не понравилось Дану. Зачем столько? Окон нет, а проветрить помещение хочется, без свежего воздуха никак?

Его пристальное внимание к вентиляции спасло им всем жизнь, ибо он вовремя заметил, что в коридор начал поступать газ — почти бесцветная дымка.

— Бегом! — рявкнул Дан. — Газ! Ловушка!

Они помчались вперед со всех ног, газ заструился быстрее, он уже клубился над головами «варягов», приходилось пригибаться, чтобы не окунуться в него. До поворота добежали почти без проблем, а вот там…

Следующий отрезок коридора почти скрылся уже в газовом тумане. Стрелочка на стене услужливо показывала, куда следует пройти — прямо в этот туман, шагом марш. Ашот собрался уже рвануть назад, но и там было не лучше.

Разве что проползти еще можно.

Что Дан и сделал, показав на собственном примере — на четвереньках, а потом и на пузе, — как выбраться из этой душегубки. По-пластунски скользя вперед, он без всякого инфразвука боялся, что выход из коридора окажется закрыт. Но наверное, те, кто придумал эту ловушку, и предположить не могли, что из нее кто-нибудь выскользнет. Расплющив нос о линолеум, закрыв глаза, Данила головой протаранил дверь. За ним из газовой камеры вылезли по очереди отец и Мариша.

— Ашот где?

Тишина в ответ.

Дан метнулся обратно, но ворваться в смертельную атмосферу не успел — из нее, кашляя и схватившись за лицо, выпал-таки толстяк. Данила подхватил его под руки и оттащил подальше. Мариша помогла, взяла однокашника с другой стороны.

По пути толстяка пару раз вывернуло.

— Об этом не было никакой информации… — Профессор виновато моргнул нынешними своими глазами цвета молодой майской травы. — Я просматривал все данные относительно лаборатории и этой платформы, но там…

— Профессор, вы… это… — Ашот закашлялся. — Вы бы глянули еще разочек, что там, в сети зомбацкой, по поводу ловушек, а то ведь все здесь останемся. Наверняка ведь у Братства есть карта прохождения этой полосы препятствий.

Они остановились, отойдя, как им казалось, на безопасное расстояние. Ашот привалился спиной к стене, ноги его подогнулись, он сполз на пол.

— Ну, не повезло вам в прошлый раз, не нашли. Может, сейчас найдете?

— Ты чего такое говоришь? — Данила всерьез разозлился на однокашника. — Ты отцу предлагаешь пробраться в сеть Братства, да? А то не знаешь, какая там защита. Она ж ему мозги выжечь может!

— Тоже мне проблема… Она ж не ему мозги выжжет, а зомбаку. Да и то не факт. С чего ты вообще это взял?! — Ашот рывком поднялся, шагнул к Дану. — Хрена ты командуешь вообще?! Самый крутой, да?! Хочешь, чтобы мы все тут погибли, да?!

Между ними встала Мариша:

— Мальчики, не ссорьтесь. У нас что, и раньше все гладко было, что ли? Прям — раз! — и все готовенькое? Разрулим, решим как-то. Главное, на ерунду не отвлекаться. А то, что вы, мальчики, тут затеяли сейчас, — это даже не ерунда, это детский сад.

— Да я… — начал Дан.

— Да мы… — подхватил Ашот.

— Ладно еще Ашотик, он по жизни с приветом, но от тебя, любимый, я такого не ожидала… Я замуж за мужчину выходила, а не за сосунка.

Лучше бы она Данилу пощечиной приласкала, чем так. Он почувствовал, как кровь прилила к липу, и смутился еще больше.

Карта ловушек… Это было бы очень кстати. Может, не так страшна пси-сеть Братства, как Данила думает? Он обернулся к отцу:

— Батя, а может, все-таки…

И осекся.

Сташев-старший не стал дожидаться, пока молодежь определится, что ему и как делать. Отец уже принял решение. Смазливая девичья мордашка его окаменела, превратившись в безжизненную бледную маску. Он замер где стоял. Не человек прям, а изваяние — хоть сейчас серебрянкой покрасить, постамента не хватает. Он не дышал, глаза его смотрели вроде бы на Дана, но не видели ничего.

Внезапно лицо профессора исказила судорога, он дернул головой и начал падать вперед. Данила с Ашотом одновременно подхватили его.

В глазах отца появилось осмысленное выражение. Он задышал, жестом показал, что его держать не надо, он может самостоятельно передвигаться.

— Не смог войти в сеть Братства. Там сплошные блоки везде. Впрочем, туда и раньше было практически невозможно попасть, я по чистой случайности… Но в этот раз меня почти взяли.

— Взяли? — Мариша смотрела на профессора с искренним участием.

— Это не совсем верное слово, но оно наиболее подходящее для того, чтобы… Взяли, и хватит об этом. Едва вырвался. Всё, нельзя терять времени, надо идти! Быстрее, давайте за мной! — Никого не дожидаясь, отец поспешил дальше.

Стрелки продолжали указывать правильную дорогу.

* * *

Этот коридор после газовой камеры был таким светлым, таким… безопасным, что ли? И даже располагающим. Он будто приглашал войти и больше ни о чем не беспокоиться.

Да и чего волноваться тем, кто обречен на смерть от лучевой болезни, верно?

Единственное, что напрягло, — в коридоре свет не горел. Но это поначалу. Выключатель обнаружился слева, как обычно. Ашот подсветил его зажигалкой:

— Вроде нормально все. Проводов оголенных не вижу.

— Ну-ну. Но лучше бы не рисковать.

— И не думал даже. — Толстяк осторожно ткнул в пластиковую кнопку прикладом «винтореза» и отпрянул — вспышка ударила по глазам, это одновременно загорелись все потолочные лампы в коридоре.

Стены тут выкрасили в голубенький — умиротворяющий — цвет. Чтобы утихомирить, наверное, страсти на платформе, где до Псидемии работали в основном мужчины-ученые. Ведь мужчины? Дан хотел об этом спросить отца, но передумал. Дамочек, что готовили светочам пищу, на всех, конечно, не хватало. Или лаборанток сюда регулярно завозили? Юных и с формами? Дан поймал себя на мысли, что думает о чем-то не о том…

— Сначала я, остальные за мной. — Он шагнул первым.

На полу — ламинат под паркетную «елочку». Даже блестит еще, будто только что покрытый лаком. Похоже, тут давно не ходили, грязь сюда не натаскали, а пыли в море не очень-то много… Коридор себе и коридор. Следов сырости нет. Дверь в конце — наверняка незапертая, как и все двери, что попадались по пути. Вот так смотришь — и ничего такого, всё в порядке.

Они медленно двигались вперед.

Они почти дошли до двери, когда Ашот закашлялся и Данила с Маришей одновременно шагнули к нему, а отец вырвался вперед и…

Поначалу Дан даже не понял, как это случилось. Только что отец шел себе и шел, а тут ему отрезало ноги чуть ниже колен, и он упал, и завопил от боли, и захлестало алым, и забелели кости в ровно обрезанных культях…

— Отец! — Дан рванул вперед, на помощь, но на нем повисли Мариша и Ашот.

Толстяк сделал подсечку, свалив его на пол, и насел сверху. Ашот еще что-то кричал, но Дан его не слушал, не понимал ни слова, он смотрел на культи, на искаженное девичье лицо, на алую лужу, брызги…

Толстяк ударил его по липу, потом еще, и еще, и так, пока Дан не взмолился:

— Хватит!

— Мономолекулярная нить, брат.

— Что? — Дана отпустили, он поднялся вместе с Ашотом.

Отец уже не кричал.

— Что слышал. Дальше никак. На куски порежет. На уровне колен натянута, не видно ее, тонкая очень. А вдруг там еще есть?

— На уровне колен, говоришь? — Прежде чем друзья успели ему помешать, Дан метнулся к отцу, подпрыгнув повыше. Приземлившись в лужу крови, поскользнулся, едва не опрокинулся на спину — аккурат на нить, — но все же удержал равновесие. Он взглянул на толстяка: — Нет здесь больше нитей, я проверил.

* * *

Стрелки не обманули, привели к двери с бронзовой табличкой «ЛАБОРАТОРИЯ».

«Варяги» буквально ввалились в просторное помещение, в котором при их появлении вспыхнул свет — сработал датчик движения. Не вставая с пола, тяжело задышали — последний рывок с профессором на руках им тяжело дался. Рефлекторно выставили перед собой стволы, поводя ими из стороны в сторону. Ибо свет — это хорошо, но мало ли какой еще сюрприз им приготовила охранная система? И вроде не в кого стрелять, но осторожность не помешает.

Даниле почудилось, что где-то взвыла сирена, воображение легко дорисовало электронный таймер с обратным отсчетом времени, скоро все охватит пламя взрыва, и доставщики сгорят раньше, чем раскуроченная стальная конструкция рухнет в море, навсегда похоронив в пучине последнюю надежду человечества на спасение…

К счастью, это была всего лишь игра воображения, не более того.

Дан избегал смотреть на отца, на обрубки, в которые превратились его ноги.

— Мариша, помоги ему. Ашот, проверь тут всё.

Стены отделаны белым пластиком, потолок — аналогичный. Под ногами тоже не натуральный паркет. Ряды столов, на столах много чего — микроскопы, скальпели, еще какие-то инструменты зловещего вида, названий и назначения которых Данила не знал. Стеллажи. Сейф, к которому подведены трубки, — быть может, в них циркулирует хладагент? И еще сейф. И второй такой же — массивный, с большой ручкой-вентилем и панелью с кнопками для введения кода… Наверное, у настоящего медвежатника эти сейфы вызвали бы приступ веселья, но Данила, которого сосед Петрович обучил основам искусства взлома, не взялся бы их открывать — ладно просто не получится, а если сработает самоуничтожение того, что внутри? Дан предполагал, что в военной лаборатории должны быть специальные хранилища для образцов, но чтобы столько…

— Брат, у меня чисто. Мы тут в гордом одиночестве.

Данила кивнул. В лаборатории посторонних нет, враг не спрятался под столом, не грозит огнестрелом из-за шкафа — уже хорошо. Теперь бы только без сюрпризов, как по пути.

— Даня, любимый… — Голос Мариши дрогнул, она замолчала.

— Что там? Порядок? — Дан лукавил. О каком порядке может идти речь, если человеку отрезало ноги?..

— Даня, я не могу с этим ничего сделать, раны слишком… Потерял много крови…

Данила медленно подошел к девичьему телу отца, взял его за руку. Увидел, что губы шевелятся, голову ближе — и услышал:

— Это она…

— О чем ты говоришь, отец?

— Это и есть та самая лаборатория. Мы сумели, мы… Теперь нужно сделать самую малость. Даня, сынок, надо…

— Что надо, отец? Что нам делать, скажи?!

Но Сташев-старший уже ничего не мог сказать.

— Отец?! Отец, очнись! Батя, что с тобой?! — Последний вопрос был явно лишний. Что с профессором — и так понятно. Его носитель, девушка-зомби, посмела отойти в мир иной в пункте назначения.

Чем не ирония судьбы? Зомби погибает, не давая тем самым уничтожить всех своих сородичей по биочипам. Вполне логичный поступок, не правда ли? На душе у Дана стало тоскливо. Казалось бы, он должен был привыкнуть к тому, что появления отца в мире живых кратковременны, что смерть постоянно настигает его физические тела, но по сути профессор не погибает — сознание его уходит в сеть слизней и ждет момента, чтобы вновь присоединиться к «варягам».

Но от привычки и понимания ничуть не легче.

Данила легонько шлепнул девушку — отца? — по щеке. Никакой реакции. Пульса как не было, так и нет. Искусственное дыхание и непрямой массаж сердца не помогли. Всё.

Поднявшись с колен, он выругался:

— Зомбак меня закусай! И что теперь, а?!

Ашот стоял, скрестив руки на груди и наморщив лоб, — типа обдумывал ситуацию. Мариша попыталась прижаться к мужу со словами, что все будет хорошо, любимый, ты только не раскисай, но Дану нынче претили нежности. В данном случае смерть отца — это не просто смерть любимого человека, это крах всего, ради чего они прошли через страшные испытания.

— Ну вот что теперь делать, а?

Надо же, они добрались до той самой лаборатории, где находится вирус, способный избавить человечество от мерзких слизней. Но они не в курсе, где именно находится вирус, как его запустить в пси-сеть. Даже как он выглядит, в чем хранится — и то не знают.

— Зомбак меня закусай! — Кулаки Данилы непроизвольно сжались.

И все же отчаянное положение — еще не повод сдаваться. Это доставщик четко усвоил сначала в теории в Училище, а потом уже на практике — на Территориях. Если в безнадежной ситуации не знаешь, что предпринять, делай хоть что-нибудь — хуже, чем если вообще ничего не делать, не будет.

Итак, надо еще раз осмотреться, а уже потом делать неутешительные выводы. Может, емкость с вирусом — пробирка? колба? титановый контейнер? миска с ложкой, которой надо вирус черпать? — стоит где-нибудь на видном месте, а вовсе не спрятана в одном из сейфов, и только и ждет, чтобы ее нашли и применили. Как ее, эту емкость, верно применить? Дык, рядом конечно же валяется инструкция, где подробно, черным по формату А4…

Глупо на это надеяться.

— Ищите, — все же скомандовал Дан и двинул в обход по лаборатории, внимательно осматривая все вокруг.

— Что искать, брат?

— Бутерброды с ветчиной, Ашотик. И тортик с заварным кремом. — Даже сейчас, когда все предельно серьезно, Мариша не смогла удержаться от подколки.

* * *

Растерянные, не знающие, что дальше делать, они стояли посреди лаборатории, глядя на оборудование, здесь собранное. До сих пор, кстати, стерильное и в рабочем состоянии.

— Брат, ты умный, ты у нас командир, вот ты мне скажи…

— Не сейчас, Ашотик, не надо. — Мариша верно уловила настрой толстяка и уберегла его от высказываний, из-за которых потом будет стыдно. — А то я припомню все, что ты наговорил на лестнице.

Ашот заткнулся и густо покраснел.

Шкафы, столы, сейфы эти чертовы и прочее. Дан заскрежетал зубами от бессилия. Ни малейшего понятия, как быть, что открывать! Короче, полный облом, всё зря. Платформа окружена косатками и кракенами, осьминоги небось уже забрались наверх, топают по пятам, скоро будут здесь… И вернуться на полуостров и добыть нового зомби, чтобы отец восстал из мертвых, «варяги» не смогут — да хотя бы потому, что «Большевик» затонул. Да и будь он на плаву, в баках пусто. Куда ни кинь, везде клин. Они обречены остаться здесь до самой смерти.

Которая, кстати, не за горами. Лучевую болезнь еще никто не отменял.

— Ашот, ты прав. — Данила нарушил затянувшееся молчание.

— Что, брат? Ты о чем?

— Ты прав, говорю. Я действительно умный, и я — командир. Но… Короче, приплыли. На этом наша миссия закончена. Поищем, что ли, столовую? Жрать что-то хочется. Может, тут консервы какие есть? Вдруг не протухли, а?

Мариша открыла рот и захлопнула, не сказав ни слова.

— Ты чего, брат? — Ашот округлил глаза. — Это я такое предлагать должен, а не ты.

— Да ладно, расслабься. Надо уметь проигрывать. Мы — ничто, это ты верно подметил. Мы настолько ничто, что это даже грустно. Так бездарно все провалить… — Говоря все это, Данила постепенно успокаивался. — У нас осталось мало времени. Надо бы прожить его по-человечески.

— Это как, брат? — Ашот недобро усмехнулся. — Типа будем подставлять друг друга, лгать и убивать, ненавидеть и завидовать? Нет, брат, я не хочу как человек. Я хочу как герой. Как Бахир. Как Гурбан. Как все наши, кого больше нет уже. И как твой отец, брат. Как он тоже.

У Данилы не было ни сил, ни желания с ним спорить. Он широко зевнул, не потрудившись прикрыть рот. Вся накопленная усталость навалилась на него, сломала стержень, не позволявший сдаться и плюнуть на все раньше. Но теперь-то чего уж напрягаться, терпеть зачем?.. И даже необычная серьезность Ашота не особо его удивила — надо же толстяку хоть когда-то взрослеть? Самое время, потом будет поздно, ха-ха.

— Зря, брат, руки опускаешь. Нехорошо получилось, я понимаю. Но это не конец, брат.

— Угу. — Дан закрыл глаза, проваливаясь в блаженную дрему. Он передумал куда-то идти, ему не нужны консервы. На голодный желудок помирать легче будет. — Не конец, а то. Самое начало, зомбак меня закусай.

— Мы — ничто, брат.

— Точно.

— И ты, и я. Мы — ничто. А раз я — ничто теперь, то… Я подсажу себе слизня. Позволю ему закрепиться на затылке. Я теперь зомби, брат.

— Ага… — Смысл сказанного Ашотом не сразу дошел до Дана. Он вскочил, сна как не бывало. — Ты чего несешь?! Ты в своем уме?!

Данила крикнул это словно в пустоту — в глазах Ашота светилась решимость исполнить задуманное, он ничего не слышал из того, что могло помешать ему Толстяк склонился над трупом девушки-зомби, поправил задравшееся платьице. Покрытый вязкой защитной субстанцией слизень, эдакий толстый червь размером с большой палец руки, уже почти что отлепился от трупа. Он подрагивал и извивался, окончательно разрывая контакт с ЦНС погибшего носителя — из основания девичьего черепа вытягивал одну за другой и целыми пучками тончайшие белесые волоски.

«Главный из Гремихи никогда больше не увидит внучку», — подумалось вдруг.

— Ашот, ты это не всерьез. Ведь не всерьез? Ты пошутил, да, Ашот? — Данила неуверенно улыбнулся. — Ну и разыграл ты меня, вот так разыграл! А я уж было поверил…

Напрочь игнорируя товарища, Ашот протянул раскрытую ладонь к слизню, который как раз запутался в волосах мертвой девушки.

Дана передернуло от отвращения. Лично он никогда не прикоснулся бы к мерзкому червю добровольно. Неприязнь у него просто патологическая — как у большинства нормальных людей. А после того как сначала обычный слизень, а потом биочип Братства побывали у него на башке, любви к искусственно созданным существам у Дана не добавилось. И Ашотик, кстати, столь же трепетно не жаловал слизней.

Раньше не жаловал.

Так какого черта, зомбак его закусай?!

Слизень переместился на ладонь Ашота, которого от омерзения буквально передернуло. И все же толстяк нашел в себе силы не сбросить с себя эту дрянь, не растоптать ее.

— Не смей. Слышишь, не смей этого делать! — Голос Данилы сорвался на сиплое непонятно что. — Не думай даже! Это приказ! Я командир, я…

Дан пребывал в полнейшей растерянности. Подсадив себе слизня, Ашот точно погибнет даже при благоприятном исходе дела, что еще не факт. Известно ведь, что сознание профессора своей оккупацией нарушает двигательные функции носителя, в конце концов доводя тело до нежизнеспособного состояния. И с одной стороны, понятно — не сделай Ашот того, что собирается, они все тут обречены. Но с другой — при любом раскладе толстяку ничего не светит, и потому…

Мы — ничто?

Он — ничто?..

— Извини, брат, но я так решил. — Не моргая, Ашот посмотрел Дану в глаза. — Если все получится… Может, мне повезет больше, чем предыдущим бедолагам?

Ашот склонил голову, рука со слизнем на раскрытой ладони приподнялась и…

Без слов — слова не нужны больше — Данила кинулся к толстяку. Надо помешать ему! Они все вместе еще раз проверят лабораторию и найдут вирус, не может быть, чтобы не было еще вариантов!..

Ему помешала жена, до сего момента безучастная, казалось бы, к происходящему. Она встала между ним и толстяком, маникюром своим впилась в Дана, словно пиявка, повисла на нем, схватив за руки. И все это молча, без единого слова, но с мокрым от слез лицом.

Он так же молча стряхнул ее с себя.

Но той пары секунд, что ему потребовалось для этого, Ашоту вполне хватило. Он подсадил себе на затылок слизня. И мерзкая тварь, конечно, не теряла времени в ожидании Дана. Крепежка у биочипа что надо, на зависть всем и каждому. Слизень выпустил тончайшие нити, проникшие через поры кожи, вклинившиеся в кость и ворвавшиеся в мозг Ашота. Каждая нить тотчас разветвилась на десятки подобных ей, а те в свою очередь… Толстяк упал на колени перед Даном, потом рухнул лицом вперед, разбив свой выдающийся нос в кровь, — не на затылок же падать, верно? Слизень уже вступил в права хозяина. И то, что тело нового носителя трясло и выгибало в судорогах, было обычной реакцией на вторжение.

— Да как же это?.. Ашотик, ты что?.. — Опустив руки, Дан стоял над телом товарища, проникаясь той простой мыслью, что Ашота больше нет.

Нет его.

Ну вот нет, и всё!

Есть лишь тело, захваченное слизнем. Тело, в котором больше не будет добряка Ашота, пожертвовавшего собой ради…

Ряди чего, а? А что, если все пойдет не так, как надо? И сознание отца не выпорхнет, как птичка из гнезда, из пси-сети, будь она неладна, и не завладеет предоставленным ему убежищем? Что, если, подергавшись немного, зомбак, которого только что звали Ашотом, встанет и, рыча и скалясь, кинется на Маришу?! Если бы на Дана — пусть, плевать на Дана, но если на Маришу?! Ведь придется тогда убить зомбака, и все насмарку, и…

Те же мысли посетили и Маришу.

Иначе с чего бы она кинулась к толстяку, сняла с него ранец, разгрузку и стащила куртку, которую споро разодрала ножом на полосы? Пребывая словно во сне, Данила опустился рядом, завел Ашоту руки за спину, помог Марише связать их, потом — ноги. Решили обойтись без кляпа.

Лишь после этого Данила позволил себе высказать Марише, все, что он думает о ее поступке:

— Это было самоубийство. И я мог бы… а ты… ты помешала мне. Понимаешь? Ты помешала! Я бы мог! Он — мой лучший друг!

Дан ждал, что она будет оправдываться, просить, чтобы не кричал на нее.

Не дождался.

— Прекрати истерить, слушать противно. — Тело Ашота рывком перевернулось с живота на спину и село. Взгляд отца продрал Дана до дрожи — взгляд отца из карих глаз Ашота. И голос Ашота, а слова отца, беспощадные слова, но верные. — Твой друг совершил настоящий подвиг. А твоей жене хватило смелости ему в этом помочь. Так будь же благодарен им за то, на что у самого не хватило смелости.

Мариша вспорола ножом путы.

Профессор Сташев, обживая новое тело, несколько раз присел, развел руки в стороны и, закрыв глаза, коснулся кончиками пальцев распухшего носа, из которого все еще кровило.

Дан отвернулся. Было больно смотреть на тело друга, даже зная, что им распоряжается не кто-то посторонний, но твой отец.


«БОЛЬШЕВИК» | Война зомби | ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ