home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3. Ночной визит

— Армия, армия… — глубоко задумалась Катька. — Так не ходи!

Эта гениальная мысль поразила Володьку в самое сердце. Он уже давненько подумывал, чего б такого забацать, чтоб от армии откосить. Нет, его, конечно же, ой как привлекала война, автоматы и все такое интересненькое, но зато всю эту прелесть начисто перечеркивали рассказы очевидцев о зверствах в казарме. Хотя я вот лично ни капельки не сомневаюсь — никто бы там нашего Штива не обидел, как раз наоборот — это он, милашка, всем зубы бы повыбивал. Досталось бы полковнику от него по полной, да и все остальные бы точно дезертировали, потому что Володенька и автомат Калашникова — это идеальный дуэт Апокалипсиса, называется «Спасайся кто может, а кто не может- тот упокойся с миром!». На месте всяких полковников и командиров я бы выделывала кренделя от счастья, что Володе не удалось просочиться в армию! Да-а… У них, у этих заслуженных вояк, знакомство с Владимиром еще впереди! И я им, честно говоря, не завидую…

— Гениально! — издевательски заржал друг. — Да ты просто, Кать, гений какой-то! Прям Эйнштейн в джинсах!

— А чего?! — надула губы Катя. — Я дело говорю! Моими устами глаголет истина!

— Ага! «Истина»! А справочку о косоглазии, плоскостопии, инфаркте миокарда, параличе, переломе позвоночника, недержании мочи и сотрясении мозга с последствиями в виде амнезии ты мне достанешь?! Или снова на Пушкина, бедного, несчастного и заезженного, свалим?!

— Почему бы и нет? — невозмутимо отозвалась Катька.

— Так пойди и вытащи его! Пусть чайку с нами попьет, поговорим по душам, авось чего выгорит!

— Да иди ты к своему Пушкину! Он тебя, я уверена, примет! — вспыхнула Лиса. — Если хочешь, я тебя еще и закопаю!

Ладно, ну этих товарищей в баню! Пускай себе разбираются в свое удовольствие, главное, еще не съели друг друга, и то уже неплохо! Хотя иногда наблюдать за ними одно сплошное удовольствие…

Я снова погрузилась в книгу с головой. Там кто-то кого-то убивал, бегали кровожадные вервульфы, сходил с ума мертвый Дракула… Короче, серые будни в немного искаженном виде. Хотя, конечно, вы не встретите в реальности темной ночью почившего мерзкого старикашку, настойчиво требующего вашей крови, да и вечно голодным вервульфам здесь не климат. Зато вам вполне может повстречаться кошмар всей вашей школьной жизни в лице какой-нибудь Виолетты Федоровны, которая обязательно потреплет вас за щеки и елейным голоском пропоет: «А ведь я говорила тебе, чтоб ты математику учил(а)! У-у, ты мой сладенький котеночек, принеси мне конфетку за это!». По-моему, Дракула по сравнению с подобным ужасом выглядит просто милашкой…

Оторвалась я от книги только через часик. Тикали часы. Солнце тонкими лучами врывалось в комнату, освещая шкафы с книгами и тетушкиными чайными сервизами, в его свете отчетливо виднелись внушающие клубы пыли… Давненько мы не прибирались… За окном громко ругалась черная ворона, ей вторили откуда-то из коридора Катя с Володей, препираясь по поводу последнего шоколадного сырка. Наверное, опять Володя плотно позавтракал, полностью опустошив холодильник и оставив на расплод обертки. Прожорливость Володи достойна памятника. Поразительно, но он вечно голодный (наверное, сказывается студенчество…) и, самое главное, сколько бы не съел, все куда-то улетучивается и непонятно куда!

— Выходи, подлый трус! — истошно вопила Катька. — Вываливай! Вот подожди, я все Польке расскажу! Вылезай!

— Не-а… — последовал лаконичный ответ из туалета.

— Я буду ждать тебя! — грозно пообещала Лиса.

— Ну-ну!

Все ясно… Опять товарищи оккупировали туалет. Катька, как всегда, разместилась перед дверью, держа на изготовке ведро ледяной воды, Володька же, как обычно, читает газетку по ту сторону двери и изучает курс доллара на этой неделе. Наверное, туалет — это самое удобное место для проживания, иначе как объяснить столь повышенное к нему внимание?!

Дурдом, конечно, но по крайней мере все в порядке: подобные разборки у нас случаются каждый день. Вот если бы вдруг воцарился мир, я бы испугалась — это значит, что конец света не за горами.

Я стряхнула с книги Муську, удобно разместившуюся на раскрытых страницах, и снова погрузилась в чтение. Штив с Лисой все равно не успокоятся до тех пор, пока не переберут поэтапно друг другу косточки и не вымокнут до нитки. Это уже традиция. Сегодня ежедневный ритуал омовения холодной водой завершился подозрительно рано, я даже испугалась, когда друзья, мило болтая о пустяках, вошли в комнату. Всё, жди беды!

И беда пришла! Точнее, две беды сразу… Они вежливо постучались в дверь, едва не выворотив ее вместе с косяком, когда же это не возымело должного эффекта, то они позвонили. Мы как раз обсуждали вчерашнее происшествие — убийство Шапокляк. Признаться, ее было жалко… Ну сами посудите — жил себе человек, не тужил. Ну и что, что всех доставал?! Ну и что, что все готовы были ее задушить на месте?! Ну и что, что все ей потихоньку вредили?! Но никто же еще не доходил до преступления! Есть же моральные нормы какие-то! И вот… Да еще букву «А» на лбу вырезали… Очень похоже на сатанистов, и если я права, то убийство не последнее, и надо бы поосторожнее быть.

А еще это странное поведение Геры… Либо он мент, либо…

— Говорю вам, он из ФСБ! — уверенно заявлял Володька.

— Нет, мент он! — пылко возражала Катька. — Или больной… Тьфу ты… Врач!

— Сами вы больные врачи из ФСБ, сбежавшие из-под ментовской охраны! — невежливо встряла я. — Говорю же, менты и шпионы не бродят по улицам и не врезаются в чужие Мерседесы! По крайней мере, хорошие менты и шпионы…

— А я говорю…Черт! Кого нелегкая принесла?!

Иногда не стоит открывать двери кому попало. Иногда стоит посмотреть в глазок, прежде чем открывать. А иногда, посмотрев в глазок, стоит притвориться бесплотным призраком или, еще лучше, несчастной заплутавшей пылинкой, которая вообще в данный момент отдыхает на какой-нибудь Альфе-Центавре… Но попробуйте объяснить это Володе! Летит открывать двери, понимаешь ли, с распростертыми объятиями, да пусть там хоть сам Али-Баба с сорока разбойниками под мышкой притаился или мафиозный элемент из секты с многообещающим, совершенно безобидным, названием «Кровавые братья Бауту» при полном параде и с ритуальным кинжалом в кармане! Любой из вышеперечисленных рискует быть безжалостно задушенным в приветственных объятиях Володи, так что они сюда благоразумно не совались… А вот Муля Егоровна, ну та самая, которая воет по ночам под музыкальное сопровождение, оказалась наглой и смелой, особенно в ПТЗ — период тотального запоя. Именно она и пожаловала к нам на огонек! И не одна…

Господи!!! Она притащила маленьких монстров! Веса с Ядвигой!

— Деточки! — ласково проворковала соседка, подталкивая детишек внутрь квартиры. — Будьте… ик!..друзьями… Я на похороны иду… Ик! А детишек не с кем оставить… Последите за ними! Всего до завтра! Ик! Ну я пошла…

И, пока я старательно пыталась вернуть себе дар речи, а попутно и вправляла выпавшую от удивления челюсть, Муля Егоровна бессовестно и самым постыдным образом слиняла! Разумеется, оставив деток на нас…

И вот они стоят… Два ужасных исчадия ада, бесы с многолетним стажем, неумолимые семилетние хакеры… Один рыжий в веснушках, другая — с черными короткими косичками, упорно лезущими вверх…

Я сглотнула подкативший к горлу жуткий крик ужаса и переглянулась с друзьями. Похоже, они не в меньшем ступоре, чем я… Но надо же что-то делать, а то Вес уже косится в сторону дорогущей китайской вазы, примеривается, наверное, с какой бы стороны ее толкнуть, чтобы она поэффектнее разбилась!

— Так… — я озадаченно почесала затылок. — Давайте-ка вы в комнату валяйте…И чтоб без пакостей, а то уши пообрываю!

— Избитый прием, детка! — поучительно заявил Вес. Нет! Вы подумайте! Как меня этот мелкий пакостник назвал?!

— Что-о-о?! Ща ка-а-а-ак…

— Да ладняк, мамаша, проц не грузи, перегреется, так потом новый не зафиндючишь! — стремительно наглел Вес, деловито осматриваясь вокруг. — Поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою! Кстати, жрачки не найдется? Я ваще щас бы быка схавал!

Я с ехидненькой улыбочкой объявила, что быка он вполне может поискать на ферме, а здесь таковых не имеется, и выдворила пацана в зал. В холодильнике все равно пусто, а, признаться, и я бы от обеда тоже не отказалась, так что, наскоро собравшись, мы с Катькой отправились грабить магазин. Можно было бы, конечно, по-быстрому сварганить самим чего-то типа французского супа, у нас как раз осталась одна луковица… Правда, чахлая какая-то луковица, должна признаться. Как будто ее долго-долго держали на солнце, потом полили дождевой водичкой, попинали, после чего дня два использовали в качестве теннисного мячика. Да и не особо-то я готовить люблю. Лучше затариться готовыми салатами, тортами, йогуртами и прочей снедью в магазине.

Так вот, в магазине мы приобрели кучу нужных и ненужных продуктов, сложили все в корзину для покупок, потом долго смеялись над упаковщицей, которая в поте лица засовывала каждый продукт в отдельный пакет. Не менее долго мы хохотали, когда увидели друг друга: у каждой в руках было около дюжины мелких пакетов, и смотрелись мы с этими авоськами более чем смешно! Зато по крайней мере нам больше не грозила голодная смерть.

— Так! Харчей нахапались, теперь и домой могём шкандыбать! — радостно покрутила головой Лиса, тщательно выискивая глазами машины на дороге, которые были бы способны напасть и задавить. Малюсенькую «Оку» она упорно не желала брать в расчет, поэтому пошла прямо ей наперерез, наплевав на все правила дорожного движения. Мужик за рулем гнусно выругался, но на тормоза нажал. Оно и верно! Связываться с нашей Катькой — себе дороже, весь ее вид говорит «Не подходи ко мне, я обиделась!». Волосы цвета вороного крыла, чуть вздернутый нос, кожаный прикид… В-общем, помесь ведьмы и рокерши!

— Ага! Там же эти монстры! Я вот чего предлагаю — немного прогуляться по округе, перекусить мороженым, а Володька пускай там себе развлекает детишек, ему полезно!

— Во! Хорошая идея! Как это я сразу не догадалась?

Таким образом, мы, злорадствуя про себя, оставили Володю за няню, а сами с чистой совестью купили по мороженому и принялись изучать окрестности. И все бы хорошо, и добрались бы до дома без приключений на свою головушку, если бы не наша жалостливость ко всякого рода зверюшкам. Поэтому мы не смогли пройти мимо жалобно плачущего черно-белого котенка, беззащитно вжавшегося в остатки картонной коробки. Бедняга сидел в осколках битой бутылки, такой маленький…

— Скоты! — в сердцах сплюнула Катька. — Выбрасывают на улицу, как последний мусор! Их бы сюда, живыми бы не уползли! Ну смотри какой лапа! Давай его с собой возьмем, а?

— Кать… Слушай… По-моему тогда мы от тети моей живыми не уползем…

Катька отмахнулась:

— Ничё! Я его с собой в Москву возьму! Мои предки против не будут!

Я тяжко вздохнула. Если подруга что-то втемяшила себе в голову, так ее потом и с танком не переубедишь! Значит, спорить бесполезно… И я, добровольно вызвавшись, полезла в битое стекло и прочий кошмар.

И надо же было такому случиться, чтобы в этот самый момент Ник решил прогуляться по нашему маршруту! И, естественно, этот индюк не упустил возможности надо мной поиздеваться!

— Что? Записалась в бригаду спасения бездомных тварей? — нарочито вежливо полюбопытствовал он, спуская на нос черные очки.

Я медленно подняла голову вверх. Сегодня Ник был одет в синий костюм и здорово смахивал на интеллигентного петуха, в смысле расфуфыренный и серьезный, как петух на унитазе. Он небрежно подпирал стену и жаждал поиздеваться ну хоть над кем-нибудь! Знаю я такую породу! На ум почему-то пришла моя Белоснежка… Если эта лошадка хоть денек проживет без подстроенной кому-то пакости, то считает, что день прошел зря… Видимо, Ник из той же оперы сбежал.

— Ник, иди ты на фиг! — в точно таком же тоне отозвалась я и тут же порезалась. Черт! Вечно мне не везет! Выругавшись для приличия, я схватила коробку с котенком. Я вообще неплохо боль переношу, чаще всего вместо крика и визга я посылаю разнообразные проклятия сквозь плотно сжатые зубы, а иногда и вовсе не обращаю внимания на кровь. Подумаешь! Я в детстве столько дралась, что всевозможные боевые раны вошли в привычку. Вот и теперь я отнеслась к сочившейся крови на редкость спокойно, а коварный осколок был извлечен и с презрением выброшен. Ник испуганно замер. Ага! Крови боится! Или все-таки за меня испугался (от него, правда, дождешься…)?

— У вас столбняк, Ваше Омерзительное Высочество? — совсем не дружелюбно улыбнулась я на прощание. — Может, вызвать вам бригаду «Скорой помощи»? Так я с радостью вам помогу!

— Себе вызови! — сердито огрызнулся Ник. Ну что за товарищ, никакого сочувствия! Как таких земля носит? Но как-то же носит…

— Ник! Приятель! Давненько не встречались! — тяжело сопя, Катька пробивалась вперед сквозь буйные заросли крапивы, чтобы помочь мне. — Прямо со вчерашнего дня! Скажи, а это правда, что дважды два равняется пяти или у тебя был сдвиг по фазе?

Ага! Побледнел, красавчик! Ну как же он не любит, когда указывают на его ошибки! Зато чужие сам с удовольствием высмеивает…

— Если бы вы знали, кто я такой! — помпезно начал он свое восхваление. Ну, правильно! Сам не похвалишь себя, никто не похвалит! Щас он еще отставит ножку в сторону и торжественно объявит: «Трепещите и дрожите! Я — Гай Юлий Цезарь, великий и непобедимый! Меня крестил сам Папа Римский, короной одарила Клеопатра, и вообще, я с Наполеоном дружу, так что сматывайтесь-ка вы отсюда по-быстрому, пока Сталина не вызвал!»

— Ну и кто?

— Не ваше дело! — гордо возвестил этот нахал, и вправду отставляя ногу в сторону. — И лучше вам в это дело свой нос не совать! Потому что Я и только Я…

— Слушай, якалка местного разлива, мозги не пудри! — нагло прервала парня Лиса. — А то я щас прям от страха на месте помру! Сразу предупреждаю, тебе это с лап не сойдет, я специально записочку посмертную оставлю! Ты лучше колись, великий и ужасный, какого черта в нашем скромном дворике забыл, тебе по определению положено на Олимпе дрыхнуть!

Ник состроил оскорбленную гримаску:

— Не советую тебе обращаться ко мне в подобном тоне! Я не к вам вовсе пришел, а к Полине Александровне по поручению Георгия Петровича. Она, я надеюсь, дома?

— Не надейся! — радостно обнадежила я этого индюка, пытаясь удержать на руках царапающегося котенка. — Полька-то как раз на похоронах несчастной старушки, советую тебе ее там поискать! Кать, забери своего «лапу», пожалуйста!

— Лапа… А что? Мне нравится! Будет он у меня Лапой теперь! Вот и имечко нашлось! — подруга отобрала у меня зверька, зато осчастливила лишними сумками, которые я тут же сплавила Нику под предлогом «жуткой боли руки вследствие пореза». Он рад, конечно, не был и недоуменно на меня уставился.

— Донесешь до дома! Чего непонятного? — в приказном тоне пояснила я. — Тебе полезно!

Приятель поморщился, но особо возражать, как ни странно, не стал. Так мы и дошли до квартиры с грехом пополам, переругиваясь и споря. Ник утверждал, что он не обязан таскать сумки двум «истеричкам», а я, внутренне с ним соглашаясь, вслух доказывала обратное — уж больно не хотелось снова эти авоськи брать, гораздо легче идти рядом и вешать лапшу на уши! Удивительно, как иногда помогает наглость! Потом мы, разумеется, поблагодарили индюка за оказанную помощь («Сэнкс фор ю большой за сумочки, а теперь могешь домой идти, мы тебя не тронем!») и любезно подсказали, где находится дверь.

— Кот-то вам нужен? — оглянувшись, осведомился Ник.

— На живодерню не продаем! — возмутилась Лиса.

— При чем здесь живодерня? Герка искал племяннице своей кота на День Рождения… Раз уж тут такой случай… Как хотите, впрочем…

— Эх, Лапка, — подумав, Лиса протянула свою находку Нику. — Нет хозяев — и это не хозяин, да только со мной тебя незавидная участь ждет… Либо на месте Полька прибьет, либо предки на улицу выгонят… Держи, Ник! Да только если шерстинка его упадет, уж я постараюсь тебя в зомби превратить!

Ник только улыбнулся. Милый парень, что и говорить… Изменился, повзрослел и вроде как добрее стал… Хотя не ручаюсь — вредный по-прежнему; могу поспорить, до сих пор в чужие компьютеры лазит! Да и хвастун жуткий… Но кто же идеален? Ангелов-то не существует…

Дома безраздельно царил хаос. Что здесь было?! Ледовое побоище? Сталинградская битва? Нашествие бешеных слонов? Повсюду весело кувыркался пух, залетая во все щели, кучками валялась разбросанная одежда, откуда-то появились лужи на полу, шелестели вырванные из книг страницы…

Мы с Катькой обеспокоено переглянулись. Нет, это было не нашествие слонов и даже не Ледовое побоище… Это было кое-что похуже!

— Володя, ты живой?!

Сломя голову, мы рванули в зал. Друг был еще как живой и, развалившись в кресле, щелкал орешки посреди жуткого пейзажа. Такой невозмутимый, такой спокойный… Для полноты картины не хватало только сигары или на худой конец трубки.

Вся комната была перевернута с ног на голову. Детки, видимо, очень постарались, за что и поплатились. Теперь они лежали в углу, связанные, с кляпом во рту, и отчаянно мычали, пытаясь выругаться.

— Ну, наконец-то! — вздохнул Володя. — А у нас тут тихий час…

Ночь подобралась незаметно. Тетя еще не вернулась, впрочем, как и Муля Егоровна. Наверное, сегодня они решили переночевать у родственников старушки, так что ждать мы их не стали, пришлось бесят укладывать спать. Без боя, погонь, веника и красочных ругательств, разумеется, не обошлось, зато через час нам удалось загнать их в комнату для гостей.

— А сказочку? — плаксиво заканючила Ядвига, не желая лезть в кровать.

— Сказочку? Щас… — погрозилась Лиса. — Слушай сюда! Жил-был монстр, который жрал непослушных детишек, избирая особо хакеров. Усекли?

— Ну и? — капризно поджала губы девчонка.

— Ну и били-били, не добили, сами в желудок попали… И жили там долго и счастливо! — отрезала Катька не терпящим возражений голосом.

— А принц? — не унималось это исчадие ада.

Подруга зло сверкнуло глазами, но все-таки прошипела сквозь зубы:

— А прынца с прынцессой схрумкали самыми первыми!!!

— А королева?

— Слышь ты, королева! Тебе это все равно не светит, так что давай, скелет свой в кучу собрала быстро и под одеяло, а не то с монстром познакомишься!!! Всё!

Ядвига обиженно всхлипнула, но послушалась. С Весом было проще — он сказок не требовал, спать лег без лишних разговоров, сразу после того, как попытался устроить поджог.

Перед сном я решила пощекотать себе нервы вечерними новостями. Лучший ужастик! Всегда что-то новенькое — то труп обугленный, то взрыв, то террористы проклятые бомбами своими размахивают…

В-общем, всякие «Крики» и в подметки не годятся реальности.

«Сегодня в Новосибирске был найден труп молодой женщины. Эксперты не смогли точно установить причину смерти. Согласно экспертизе, женщина погибла вчера, около восьми часов вечера. Следов насильственной смерти не нашли, тем не менее можно со стопроцентной уверенностью говорить об убийстве — на лбу жертвы была вырезана буква «А», что говорит о причастности религиозных организаций к этому леденящему душу преступлению. Сейчас ведется следствие. А теперь о других событиях…»

Вот значит как! Опять эта буква «А»! Несчастная старушка погибла тоже вчера, в восемь часов вечера… И на ее лбу тоже была вырезана треклятая буква… Что это? Совпадение? Сомневаюсь…

Но кто совершает эти преступления? Секты? Но мало какая секта может похвастаться своими последователями в разных городах! Хотя есть и такие. Возможно и секта…

Ладно, не мое дело, в конце концов! Я поплотнее закуталась в плед и зевнула. Надо выспаться, как следует, а то мы с ребятами завтра в кино собрались. Но Морфей почему-то не желал посещать меня и упорно обходил стороной. Я ворочалась, считала розовых слоников, нагло танцующих хип-хоп, дошла до одной тысячи и переключилась на фиолетовых старичков в белую крапинку. И тут из кухни донесся какой-то звук. Звук мне решительно не понравился. Кто может хлопать окном в три часа ночи?! Полтергейст? Дурь какая! Уж скорее я поверю в вора-скалолаза… Ой!

Воображение тут же красочно нарисовало мафиозного элемента, тучного, с бандитской харей, автоматом через плечо и ножом во рту. И вот он ползет по стене, пот катится по лицу, руки тщательно пытаются нащупать выступающий камень, а с неба льет как из ведра дождь… Господи, бедняга! Как же его жалко! А если учесть, что сейчас он повстречается со мной, то на его месте я бы сама покончила жизнь самоубийством, чтобы время зря не терять!

Может, это и не вор даже? Грохот тут же развеял все мои сомнения. Чем бы оглушить незваного гостя? Может, ваза сойдет? Нет, потом еще перед тетушкой оправдывайся! А вот сковородка от «Тефаль», оставшаяся на столе после моего ночного пиршества, вполне сойдет!

Я схватила сковородку и, крадучись, отправилась на поиски субъекта, посмевшего потревожить мой и без того беспокойный покой. Наверное, со стороны я здорово смахивала на «нечто встрепанное из космоса. Часть вторая», но чувствовала себя я настоящим рыцарем в доспехах. По дороге на кухню я повстречалась с друзьями, вооруженными какими-то палками и деревяшками, и мы вместе двинулись спасать квартиру.

Неправильный какой-то вор! Щупленький, неуклюжий, низенький… С таким даже воевать неинтересно! Но это был вор, и пощады ему не будет!

«Гость» тем временем с неподдельным интересом осматривал коллекцию фарфора на полке. Что ж, сам напросился! Припечатаю-ка я сковородку к его темечку! План был тут же претворен в жизнь. С криком «Ура! Защитим родную квартиру!» я, растрепанная, с полубезумными от радости глазами, вылетела из-за угла.

Вор обернулся, шарахнулся в сторону и, издав девичий визг, попытался дезертировать… Ну уж нет! Раз залез, то обратно не улезет! Сковородка опустилась на его тыковку, и грозный враг оказался побежденным и без сознания.

— «Тефаль»! Всегда заботится о вас! — победоносно возвестила я. — И о ваших врагах!

— Слышь, а, может, он того… Случайно залез? — Катька озадаченно почесала голову.

— Ага! И так случайненько наткнулся на фарфоровую вазу с деньгами! — согласилась я. — И на третий этаж как-то сам по себе влез. Угораздило же парня…

— Действительно, Кать. Джентльмены так себя не ведут! — поддакнул Володя, задумчиво осматривая место сражения. — Если только он не псих, конечно…

— А что, психи по стенкам бегают? Нет… Он не псих! По-моему, мы все-таки зря так с ним негостеприимно! А вдруг он из милиции? Вон и чего-то такое у него из кармана выпало, как бы не нарваться на неприятности!

Катька указала рукой на красную книжечку, выпавшую из кармана нашей жертвы. Я, как водится, не удержалась и посмотрела ее повнимательнее…

«Николай Алексеевич Краснов.

Является учащимся секретной школы НРАРФа, подразделение «Кара»

Опаньки-европаньки! Везет же нам! Вечно в какие-то передряги вляпываемся! Но кто бы мог подумать, что у шпионов такой оригинальный способ хождения в гости?!

Пока мы рассуждали, что делать, как быть и не удрать ли, пока не поздно, шпион начал потихоньку приходить в себя и растерянно сел, выпучив глаза до подбородка. Подбородок в свою очередь оказался где-то на уровне коленок… В общем, тот еще видок!

— Здрасьте! — тупо произнес он.

— Здравствуйте, я ваша тетя! — очень серьезно заверил Володя, протягивая гостю руку.

— Правда?

— Нет. Я белая горячка. У вас амнезия и то, что вы сейчас видите — это плод вашего сотрясения мозга!

Учащийся секретной школы потряс головой и рассмеялся. Мы его сделали дауном… Точно. Он не был психом. Теперь стал.

— Смешно.

И чего это ему смешно? Можно подумать, мы тут представления устраиваем в его честь!

— Ты кто? — осторожно поинтересовалась я, на всякий случай сжимая покрепче сковородку наподобие биты, готовая в любой момент отразить атаку. С психами не шутят!

Николай посмотрел на красную книжечку в моих руках и решил не кочевряжиться.

— Я учащийся школы НРАРФа — Независимого Разведывательного Агентства Российской Федерации.

— Студент?

— Ага!

Володя тяжко вздохнул:

— Здравствуй, брат по несчастью! Теперь я понимаю, почему ты занялся грабежом! Но, уважаемый! Разве ты не знаешь, что грабеж — это низко? Мысли масштабнее! Если уж грабить, то не квартиры. Советую тебе заняться подпольным бизнесом или…

— Да я не вор!!! С чего вы взяли?! — заупрямился шпион-студент. — Я в жизни копейки чужой не взял!

— Ну не хочешь признаваться — не надо! Но по секрету тебе скажу, что много бабок гребут…

— Я НЕ ВОР!

— Слышь, честный ты наш! — вклинилась злая Катька. — Профессионала послушай! А то вишь ты! Не вор он! Ха! Нам можешь не врать, мы не выдадим…

— Я просто принес письмо от Петра Петровича Петрова!

— Кто такой?

— Начальник мой… Пэком кличут.

— А двери для чего? — недоуменно поинтересовалась я. — Для понта?

Николай виновато опустил глаза вниз:

— Да я звонил, стучал, чего только не делал, а у вас тут как повымирали все! Вот я и полез по стене на третий этаж… Не так высоко…

Это, конечно, все объясняет! Нет, нечисто тут.

— Что за письмо?

— Секретное.

— Зачем?

— А я знаю?!

— Кто велел передать?

— Да начальник, я ж говорил! Это допрос?!

— А завтра доставить не судьба?!

— Оно срочное!

— Давай сюда свое письмо, чтоб тебя!

Шпион медленно протянул руку с письмом. Я схватила белый конверт и вскрыла. Для начала на полстраницы развернулись приветствия, потом представления, потом наконец всего два важных предложения, сводящихся к тому, что мы должны быть поосторожней. Следом шествовал список разнообразных прощаний и подпись — «Подразделение «Кара». На этом сверхважное сообщение заканчивалось.

— И это все? — я разочарованно вернула письмецо Коле. — И ради вот этого ты посмел прервать мою бессонницу?!

— Убью! — нехорошо блеснула глазами Катька. — Передай этому… Петру Петровичу Петрову… Короче, Пэку! Передай ему, что найду и прибью гвоздями к стенке!

— Х-х-хорошо, — Коля испуганно попятился к окну. — Я… Я передам! Ну я… п-пошел!!!

И он, бросив письмо на стол, сиганул в окно. С третьего этажа падать, наверное, больно, вот почему через несколько секунд снизу послышался грохот косточек об асфальт и выразительная ругань, в лучшем виде повествующая нам о том, кто мы есть. Мы кинулись к окошку, чтобы полюбоваться на лепешку, но нас поджидало глубокое разочарование…

Там не было не только лепешки, но и трупа… Но самое удивительное, что и Коли не было видно нигде! Не провалился же он сквозь землю!!! Хотя… Кто там знает? Вдруг удар был сильным настолько, что земля не выдержала… Нет, быть не может! Но тогда где этот шпион?! Чертовщина какая-то!

Ох, уж эти мне шпионы…


Глава 2. Сон в руку | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 4. Ловушка