home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. История в деталях

— Верба мертва, гауптша чуть не упустили!

— Ну так чуть! Не упустили же!

— Поговори еще у меня!

— Но…

— Я знаю, что вы сейчас скажете! Это отговорки. Мы работаем неэффективно, упускаем свои позиции! Вы не виноваты, тогда кто виноват?! Что Игорек скажет?!

Послышался нервный смешок.

— Впрочем, да, Игорек ничего не скажет… Ну? Чего ухмыляешься? Пошел вон отсюда!

Из левого коридорчика вынырнул встрепанный парень, посмеивающийся в кулак.

— Гер, а кто такой этот Игорек? — я подождала, пока парень пройдет, и вопросительно взглянула на Герку.

Наши шаги эхом отдавались от стен пустынного коридора ничем не примечательной внешне многоэтажки. Зато внутри обстановка была более чем запоминающейся, и после ходячих человекоподобных роботов, многочисленных систем проверки и лазерных установок я решила больше ничему не удивляться.

— Игорек — начальник всего НРАРФа, член Совета Ангелов, — терпеливо пояснил Гера. — В 1105 году нашей эры он возглавил силы Света, потом — НРАРФ, и с тех пор ни разу он нас уже не оставлял. Ты чего?

Герка удивленно обернулся, чтобы посмотреть на мое вытянувшееся лицо. А я в это время лихорадочно соображала, какой год сейчас идет. Когда сообразила, то поняла, что окончательно сошла с ума и восстановлению не подлежу.

— В каком-каком году? — подозрительно переспросила я, не желая мириться со своим собственным диагнозом. — В 1105?

— Э-э-э… — Герка немного растерялся и почесал макушку. Потом вздохнул и махнул рукой вперед. — Пошли. Тебе, я надеюсь, Пэ… Петр Петрович все объяснит… Если, конечно, на меня все не свалит…

Что именно должны были мне объяснить, я уточнять не стала. Но очень сильно подозревала, что ничего хорошего. С трудом закрыв рот, я мелкими шажками посеменила за знающим человеком, заодно размышляя о своей почти загубленной жизни, о своем плохом поведении и вообще о смысле существования. За такими вот философскими рассуждениями я не заметила, как мы дошли до двери с табличкой «Петр Петрович Петров» и ниже намалеванной поросячьей рожицей с надписью «Осторожно! Злая, жирная свинья!». Художественное творение наверняка принадлежало какому-нибудь юному одаренному сотруднику. Или не очень юному…

Я прыснула со смеху, представив себе Герку с кисточкой и ведерком, крадущегося темной ночью по безлюдному коридору, дабы злорадно вывести поросячью мордочку на двери ненавистного кабинета… Нет, наверное, у меня все-таки поехала крыша…

— Софья! — нетерпеливо окликнул меня Герка.

Я отогнала посторонние думы в сторону и добровольно перешагнула порог.

Кабинет был, на мой взгляд, излишне просторным, но скромно обставленным. К предметам роскоши можно было отнести только поражающий воображение размерами аквариум (почему меня даже не удивило то, что в мутной воде плавали отнюдь не золотые рыбки, а страшные клыкастые пираньи?), огромную люстру и гигантские часы. Прямо посреди помещения одиноко возвышался тяжелый дубовый стол, до отказа заваленный бумагами, пожелтевшими от времени газетами, старыми книгами… Огромные кипы счетов небоскребами поднимались к потолку, с них тоскливо взирал на нас запутавшийся в собственной паутине печальный паук. Он было обрадовался нашему приходу, но, видя, что мы не собираемся его распутывать, снова взгрустнул и, пошевелив лапками, алчно воззрился на попавшую в сети муху, очевидно, размышляя, кто чьей закуской станет.

И ко всему этому безобразию примешивался густой, сладкий храп… Источником храпа служил красный колпачек, робко выглядывающий из-за стола. Сам колпак, наверное, принадлежал пресловутому начальнику.

Герка нерешительно мялся перед столом, вытягивая шею, чтобы получше узнать, сколько же непечатных слов выдаст начальник, если его разбудят. Наконец, не выдержал и тихо постучал по аквариуму. Пиранья искренне возмутилась подобным неуважением и зловеще клацнула челюстями.

— Хорошая рыбка, — не слишком убежденно пробормотал Гера, на всякий случай отходя подальше.

Спас положение ядерный взрыв за спиной… Чуть разобравшись и пораскинув мозгами, я откинула версию ядерной катастрофы и с опаской оглянулась. Увидела я вывороченный косяк, отлетевшую дверь и посмеивающегося в кулак Владимира.

— Извините, — выдавил Штив с невинным выражением глаз. — Я случайно… это… Мы не опаздали?

— Вы как раз вовремя! — хором откликнулись мы с Геркой.

— Весьма, — ошарашено добавил писклявый голос из-за стола. Грешна — я подумала, что это паук от избытка чувств человеческим голосом заговорил, ан нет — это был очнувшийся начальник.

Хе-хе… Пожалуй, карикатура на двери и карикатурой-то не являлась, а была своеобразным портретом. Петр Петрович Петров и впрямь походил на свинью. Едва достающий мне до пояса, толстенький, с маленькими, бегающими, злыми глазками, он оставлял далеко не лучшее о себе впечатление. Особенно меня позабавил его оригинальный костюмчик в стиле а-ля Супермен. Что ж, зато я точно узнала, кто бессовестно дрыхнет на рабочем месте.

— Доброе ут… то есть, вечер! — я широко улыбнулась, сдерживая рвущийся наружу смех. Тоже мне начальник! Да я его одной ногой раздавлю!

Пэк минуту удрученно созерцал нашу дружную компанию, потом встряхнулся и слащаво заулыбался:

— О! Я вас так рад видеть! Новое пополнение рядов! Гера, объясни все, — добавил он изменившимся тоном и резво проскакал к зеркалу, где и… испарился. Серьезно! Вот стоял-стоял, а потом взял и исчез. Больной какой-то, честное слово.

— Опять все шишки на меня, — грустно покачал головой Гера. — Садитесь.

— Куда?

Взявшиеся из ниоткуда стулья повергли меня в шок. Все, главное — больше ничему не удивляться!

Сказать легко…

— Итак… — тожественно начал Герка.

Эта история началась очень давно. В те далекие времена мир был совсем не таким, каким он является сейчас. Бурные леса покрывалом лежали на земле, глубокие озера перекатывали свои тихие волны, воздух был чист и тишину нарушали лишь птицы.

Тогда первыми на Землю ступили бессмертные ангелы — прекрасные и благородные существа. Они были высоки и стройны, их глаза горели смелостью. Их мудрость, знания и упорство были достойны Богов.

Ангелы создали могущественную Империю Ангелов — Эвлисию. Центр Эвлисии находился у подножия Созидающей Горы, которую сегодня знают, как мифическую Алатырскую. С Созидающей Горы стекала удивительная река, дарующая бессмертие и силу, превращающая обычный металл в золото. Справедливость, правда, любовь и счастье царили в Эвлисии. Жизнь там текла совсем иначе, не так, как в наше время.

Люди прибыли в мир гармонии. Ангелы искренне их полюбили за ум и доброту. Мягко их направляли по верному пути, обучали искусству и мудрости, письму и грамоте, и вскоре новоприбывшие стали достойны своих предков и учителей.

Так появился Свет.

Но недолго царило спокойствие в Эвлисии. Всегда найдется кто-то с черной душой, и такое существо нашлось. Звали его Аннулар, он был спасен ангелами с далекой, отравленной страхом планеты, погибающей под ядом обид и ненависти. Никто тогда не мог предположить, что ангелы пригрели на своей груди ядовитую змею, лишь затаившуюся для смертоносного броска… Для удара, погубившего уже не один мир.

Зависть грызла Аннулара, когда он смотрел на счастье других. Речи его были сладки, и он достаточно быстро склонил на свою сторону уязвимых и доверчивых людей… Вскоре ему удалось посеять раздор даже в рядах ангелов. И Эвлисия треснула, разделилась на сотни мелких стран. Возникли новые народы среди некогда единого — ведьмы, нимфы, фейри, русалки… И все они некогда были ангелами.

Так в Свете появилась Тьма.

И началась Великая Битва. Это история целого поколения… Падшие люди и ангелы, имя которым — демоны, под предводительством Аннулара начали одерживать победы, склоняя на свою сторону самых верных Эвлисии людей… И многие ангелы отвернулись от Новоприбывших.

Империя была разрушена, и Земля погибала под ядом ненависти и зависти… Но надежда осталась. И ангелы обратились к Богам. Боги подарили им Огненную Книгу, вобравшую в себя всю их Силу, способную творить миры из пустоты. В руках ангелов Книга сохранила мир.

Так мир был спасен от уничтожения. Но какой ценой! Ангелы почти исчезли, а все, что было создано, рухнуло в одночасье.

Огненная Книга давала огромную власть и силу. Для безопасности она была разделена на пять артефактов, чтобы Избранный смог использовать ее во благо — для восстановления Равновесия и былой гармонии. Но до тех пор между последним оплотом ангелов «Карой» и подземным миром демонов «Анкарой» будет идти вечная война. И от исхода этой войны зависит будущее всего мира…

— Война идет и сейчас. Впервые «Кара» была официально признана при Петре І. Надо сказать великому реформатору повезло повстречаться с оборотнем, так что ему было очень выгодно иметь на всякий пожарный парочку ангелов. Мы, ангелы, тоже были не против — время диктует свои правила, и денежное финансирование пришлось весьма кстати. Впрочем, обычные человеческие маги, ринувшиеся толпами к нам, неплохо помогали и помогают до сих пор — тоже выгода.

После смерти Петрушки, как обзывали в «Каре» царя, не осталось ни одного простого человека, знающего о существовании «Кары» и прикрывающем это подразделение НРАРФе. Так было нужно. Ну-с?

— Что это — «ну-с»? — ворчливо переспросила Катька. — Наговорили тут — голова пухнет! Мы тут при чем?

— Так вы — ангелы, — беззаботно улыбнулся Герка.

Мама, роди меня обратно! Что этот сумасшедший тут болтает?! Какие, к черту, ангелы?!

Я боязливо потрогала спину на предмет лезущих откуда ни попадя крыльев. Не обнаружила. Может, у меня нимб вылез, а я и не заметила? Да нет, вроде голова, как голова…

— Вы шутите, — твердо заявила я, когда отчаялась найти у себя признаки вышеупомянутого ангела. — Это что? Проверка на вшивость?!

— Нет, — продолжал нагло улыбаться Георгий Петрович. Так, сейчас я ему повыбиваю белые зубы и изготовлю из них ожерелье! Прямо неудержимое желание!

— Дайте подумать, — возник сбитый с толку Володька. — Может, это розыгрыш? Кто это устроил?

— Наверное, Володенька, это твои друзья решили пошутить! — ехидно фыркнула Катька. — Они явно будут поталантливее тебя!

— Вообще-то это не его друзья, — раздался в ответ странно знакомый голос над моим ухом. — Вот что интересно — я, когда подобный бред услышал, подумал, что меня упекли в дурдом и пытаются проповедовать христианство… Впрочем, я ошибся.

Я обернулась, но никого за моей спиной не было. Только зажигалка с сигаретой плавно летала в воздухе. Занятно…

Что?!

Всякое я видела, но чтоб летающие зажигалки?!

— Блин, — лаконично подметила я.

— Ник, хорош дурака валять!

Зажигалка перелетела в медленно появляющийся карман. Вскоре появилось и все остальное, в том числе и возмутившая меня до глубины души довольная усмешка.

Ненавижу этого Ника, черт его дери, чтоб провалился на месте!

Не успела я подумать об этом, как Ник и правда… провалился. Озадаченно посмотрев на пустое место, я подумала, что быть ангелом вовсе не плохо. Сколько пакостей можно наделать… Что ж, похоже, я все-таки что-то от прабабки унаследовала.

Вот здорово!

* * *

В темной, глухой подворотне, как в сказке, возник из ниоткуда странный тип в синем костюме. Он выглядел подозрительно потрепанным и злым, словно встретился невзначай с бандой крупногабаритных преступных элементов, но не в этом было дело…

— Ну, Софушка… — мстительно прошипел он, поправляя манжету, — я тебе это припомню, ведьма окаянная…

И, сопровождаемый ехидным взглядом бездомной собаки, тип тяжело затопал вверх по улице, громко чавкая промокшими ботинками.


Глава 4. Ловушка | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 1. Лягушатник