home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1. Лягушатник

Несуразное, нескладное существо — этот демон. Морда, как у пьяницы, и без того не красавца, глаза схожи с изображением инопланетянина, оскаленные зубы, красная кожа, рост недоразвитого хоббита… Впрочем, видали и похуже.

И все-таки я люблю лягушатников за их великолепную подверженность магии — простейшее проклятие способно превратить этого демона в мерзопакостную на рожу, но все-таки безобидную лягушку.

— Сдохни! — от всей души пожелала я долгой жизни мелкому пакостнику. Пакостник благоразумно послушался и растаял легкой дымкой. Я же еще минутку помахала руками для вида. Учитель загляделся, подивился и выставил мне «превосходно».

— Прекрасно справилась… — задумчиво протянул он. — Вот только где бы мне еще лягушатника найти?

Пожав плечами, я пожелала удачи и не стала радовать учителя тем, что за его спиной восседает молодой лягушатник, только что отделившийся от оригинала.

За дверью класса меня поджидал мрачный Ник. С некоторых пор он меня сторонится. Наверное, побаивается, что я опять его подожгу, заставлю плясать или еще нечто типа того.

— Здорово, Ник! Рада тебя видеть!

Ник прошипел что-то, смахивающее на «я бы век тебя не видел!», но взял себя в руки и улыбнулся:

— Я тоже тебя видеть… рад.

— А что мина такая кислая?!

— Тебя увидел, — честно признался парень. — Нет, я вообще не понимаю, как ты могла?! При всех, да такое выделывать…

— Ник, была дискотека. А на тебя посмотришь — так думаешь, похороны!

— Да лучше похороны, чем пляски!

— Зря обижаешься, все были в восторге! Ты же как машина какая-то, Терминатор русского пошива… Улыбки от тебя не дождешься искренней — только оскал!

Мы как раз дошли до перехода и остановились возле портала. Я, не глядя, нажала на пару кнопок. Система безопасности просканировала отпечатки пальцев, признала во мне свою и открыла дверь.

— Все-таки я тебе это припомню! — мстительно пообещал Ник. — Да, кстати, тебя Игорек вызывал.

Игорек? Вот как. Наконец-то я познакомлюсь с легендарным ангелом.

Учились мы в школе «Кары» уже почти месяц. Подразделение «Кары» находилось вне времени и пространства. Сама не понимаю, как такое может быть, но туда можно попасть из любой точки планеты, зная определенные секреты управления зеркалами. Зеркало — это дверь. А вот какое именно зеркало и что с ним нужно сделать — сказать не могу, потому как за разглашение ангельских военных тайн учителя нам обещают четвертование, колесование и… полуторачасовую лекцию от Пэка, чего не выдержит ни одно живое существо.

Пока что на жизнь я не жаловалась и на учебу тоже. Кормили на убой, хулиганить — да пожалуйста! Ник под боком в качестве подопытного кролика, класс дружный, хороший, из пяти человек — я, Катька, Володька, трусишка Колька и Луана — скромная, худенькая девочка родом с Украины, с двумя косичками и в очках. Вместе мы радовались жизни, как могли, огорчая тем самым наших чопорных учителей.

От обычной школы нас освободили, объяснив все тем, что кто-то же должен спасать мир! Тем лучше — честно говоря, никогда не любила школу. Тем более, что довольно приличный заработок был нам обеспечен на всю жизнь.

Способности потихоньку у нас развили. Володька оказался ясновидящим, что очень удобно в повседневной жизни — друг всегда знает, где пробки на дорогах, в каком настроении сегодня начальник и куда соваться не следует. Раньше он не замечал своего дара, но под чутким руководством учителей научился его контролировать, как и Катька. Катюша блестяще левитировала.

А я? Надо мной ломали головы. Я иногда специально проходила через лабораторию, где меня с нетерпением ждали ученые. Они меня так любили, что одаривали магическими штучками, раскрывали секреты своего ремесла… Взамен я отвечала на миллионы вопросов, касающихся моих способностей. Врачи так и вовсе пообещали мне лучшего патологоанатома «в случае чего». Как это мило с их стороны! Все дело в том, что у меня не было определенного дара. Каждый раз я выдавала нечто новенькое, но повторить это «нечто» специально я не могла, разве что огнем я научилась управлять в совершенстве. Я сожгла ненавистный школьный журнал, взорвала учительский стол, полетала над головой у изумленных людей, остановила время на контрольной, заставила плясать шкаф вприсядку прямо перед носом у изумленного Пэка, подожгла-таки Ника, чтоб не зазнавался… В-общем, стоило мне чего-то очень сильно захотеть и представить ясно и четко, как все сбывалось в соответствии с моими желаниями (хотя это очень и очень непросто — представить ясно и четко совершенно невозможные вещи!). С одной стороны, такая стихийность — признак силы, но с другой — когда не умеешь управлять этой силой, некоторые ситуации могут закончиться плачевно. Это то же самое, как если бы ты носил ядерную ракету на спине: вроде «бойтесь меня, люди добрые!», но без красной кнопочки и сделать-то особо страшного ничего не сможешь.

Но сюрпризы от самой себя тоже могут быть приятными. Вот неделю назад на уроке астрологии я, не обнаружив нужной планеты на карте неба, в конце концов разозлилась и в класс с потолка свалился огромный круглый шар, полностью имитирующий потерянную мной планетку. Учитель долго чесал репу и поставил мне — вот ведь гад! — «хорошо»! Хотел поставить… Пришлось загипнотизировать его, и он выставил мне «отлично»… Потом он, конечно возмущался, но мстить не стал. Еще бы — теперь тот шар стоял у него в кабинете в качестве наглядного пособия.

Всего в «Каре» работали и обучались двадцать пять ангелов. А демонов зато в «Анкаре» — завались! Да плюс к ним еще и чертята, некоторые виды вампиров, оборотни, черные маги. У нас, конечно, тоже были кое-какие подкрепления, типа протирающего штаны Пэка, Алхимиков, архангелов (души погибших ангелов, отказавшиеся вернуться на землю), маленьких фейри, духов… Только все они почему-то всеми правдами и неправдами стремились отмазаться от своих прямых обязанностей. Единственную помощь оказывали дружественные нам виды вампиров, но поди там разберись, где дружественные, а где голодные!

У нас в секретной школе иногда выскакивали из-под земли любопытные чертята, так на такой случай модернизированные облегченные кувалды имелись для самозащиты… И луки, и пистолеты, и автоматы, и даже бластеры, но кувалды, конечно, лучше, поскольку у них есть еще одно предназначение — вышибать запертые на замок двери.

Жизнь так называемого «Нового НРАРФа», где обитали немногочисленные избранные маги из людей, нас мало интересовала. Хотя мы и верховой езде, и стрельбе, и боевым искусствам обучались. Только вот без толку все это — на первом же уроке каратэ Володя отправил учителя в та-а-а-акой нокаут, что учитель теперь опасливо обходит Володеньку сторонкой. А уроки компьютерного мастерства натренировали меня настолько, что я от нечего делать вскрыла базу Пентагона и выслала им бесплатный вирус. Наверное, они хотели меня выследить. Наверное, даже пытались. Но я следы хорошо замела… Правда, учитель потом долго ругался, пытаясь в систему зайти. Пришлось мне вскрывать нашу же систему. Мне за это чуть ли не Звезду Храбрости дали, да только когда прознали, что это моих рук баловство, мгновенно передумали…

Веселились, короче, как могли…

— Игорь Васильевич, вызывали? — я робко выглянула из-за двери.

— Ну конечно! Вызывал… Давай проходи, сид даун плиз, как англичане говорят…

Я послушалась и села на мягкий стул, неплохо сохранившийся для антиквариата (каковым он, безусловно, являлся).

Шеф оказался человеком приятной наружности, тянувший от силы лет на тридцать. Э, пустое- обман! На самом деле начальнику было как минимум восемьсот тридцать, и это все знают. У него были необыкновенно добрые глаза, черные волосы до плеч и одна седая прядь. Что и говорить — красавец! Наверняка своим аристократическим обаянием святой ангел безжалостно разбил не одно девичье сердце.

— Игорь Васильевич…

— Игорек.

— Да… э-э… Игорек… Зачем вы…

— Ты.

— …ты… хотели… хотел меня видеть?

Уф! Никогда бы не подумала, что это так сложно — обращаться к начальнику на панибратское «ты».

— Короче, «чего надо»? — весело хмыкнул Игорек. — А, вот и суть! Знаешь, Софья, слышал тут о твоих подвигах… Слышал, слышал. В общем, надо сказать, я сильно удивлен, ну да нынче поколение другое — на лету схватывают. Вот скажи-ка мне, Софья, ты к службе готова?

— Да, наверное, — не долго думая, ляпнула я.

— Ага. Ну так служи. Напарника мы тебе подберем… Может, Ник…

У меня радостно екнуло сердце.

— …а, может, и агент Эввот — ценнейший наш сотрудник. Что скажешь?

— Вам решать…

— Ну хорошо, — Игорек вырвал страницу из ежедневника и быстро начеркал там пару строк. — Значит, агент Эввот. На первых порах, по крайней мере.

Внутренне я долбилась головой об стенку — ну что мне стоило сказать, что я предпочитаю Ника?! Теперь вот дождалась — незнакомый и, скорее всего, престарелый мудрец, раз «ценнейший сотрудник»! Ну ё-моё! Что ты будешь делать?! Голова моя, голова, где тебя только что черти носили?!

— Как скажете, — покорно улыбнулась я, наступая на горло собственной песне.

— Ну вот и славно. Значит, первое твое задание через неделю получишь от нашего коротышки Пэка. Там же и с Эввотом познакомишься — сейчас он на задании, оборотня ищет, горемычный… Ладно, можешь идти. Да, я тебя прошу, как человек… тьфу ты!..как ангел ангела- излови ты ради Бога этого лягушатника! Профессор Леон от него уже целый вечер носится… или за ним — демон их там разберешь!

— Хорошо, изловлю, — пообещала я.

А все-таки Игорек приятный начальник, не то что Пэк… Эх, кабы только не моя глупость… Да ладно, проехали.

Пойду нашему Леону помогу.

Леон, очевидно, действительно долго носился то ли за лягушатником, то ли от него, прежде чем заперся в своем кабинете. Из чего я сделала вывод, что учитель бегал все-таки от демона. Я, от робости не умирая, интеллигентно замолотила в дверь, выстукивая мелодию похоронного марша.

Учитель, кстати, был наполовину вампир из клана бенеди, что не мешало ему, впрочем, панически бояться темноты и длинных клыков. Мы один раз спросили у него, кто такие вампиры, так потом кошмары снились.

Постучавшись и не получив ровным счетом никакого ответа, я всерьез начала опасаться, что учитель случайно заперся вместе с лягушатником и теперь от него остались мелкие косточки. Конечно, молодым демонам этого типа заклятие смерти недоступно, зато они ой как любят заклятие подчинения. Вот почему они считаются одним из самых опасных видов демонов.

— Учитель?

Ответа снова я не дождалась. Постояв и подумав, я поступила проще — телепортировала к себе в руку любимую кувалду и аккуратно вышибла дверь. Лягушатник пулей шмыгнул под моими ногами и понесся вперед по коридору. Я было кинулась за ним, но вспомнила об учителе и махнула на демона рукой. Промазала — заклятие врезалось в стену в двадцати сантиметрах от пакостливого существа. Стена чуток потрескалась, но ничего страшного, починят!

А вот за лягушатником предстоит еще побегать…

Учитель, как ни странно и ни прискорбно, оказался жив-живёхонек и развлекался танцем живота. Да-а… Леону бы в гарем в качестве главной жены шаха…

— О… ос-станов-ви мен-ня! — заикаясь, потребовал он, тыкая в меня пальцем. Эх, ведь надо же остановить! А то потом еще неуд поставит по магическим существам… А как хорошо танцует — просто загляденье!

— Ваше желание, учитель, и я повинуюсь!

— Спасибо, — Леон устало повалился на пол и старательно изобразил инфаркт, схватившись за сердце. — Уморил, гад ползучий, бес окаянный! Пожилого человека… Никакой совести, никакой! Чтоб ему каток под ноги попался, чтоб он подавился! Ух, прости Господи… Софья, прикончи этого козла прыгучего! И его копыта к черепушке приколоти!

— К чьей? — на всякий случай уточнила я.

— К моей!!! Ёлки, неужели непонятно?! Человек тут умирает, а ты — «к чьей»! Иди и считай это задание своим зачетом!

На мой взгляд, «умирающие человеки» так не ругаются, но свое личное мнение я оставила при себе. Как-никак, а Леон все-таки учитель — захочет зачет устроить, и ведь устроит же, гад! Так что, засунув свою гордость в пятки, я без особого энтузиазма отправилась на поиски шустрого мстителя. Найду и превращу не в лягушку, а в жабу, чтоб мне проблемы не создавал!

Найти столь быстрого демона хоть и не просто, но вполне возможно. Достаточно «нащупать» след ауры в воздухе. Чем я и занялась.

Вообще, каждое существо имеет свою ауру, неповторимую и уникальную. Эта аура определяет личность, характер и судьбу, а также играет очень большую роль в магии. Например, запомнив ее, можно вмешаться в чужую судьбу, изменить характер или найти носителя по горячим следам. Скажем, пробежал мимо преступник, скрылся от милиции, а ты его очень сильно огорчил, появившись в его укрытии через десять минут и таща за собой компанию товарищей из ФСБ. Всё: преступник пойман, ты — герой, усё как положено. Другое дело, что те, кто способен видеть ауру, весьма редко гоняются за обыкновенными преступниками, предпочитая им демонов.

Через полчаса я, злая и раздосадованная, сделала вывод, что лягушатник умен не по годам и догадался замести следы. Теперь мне только и остается, что пробежаться по всем и поинтересоваться, не замечали ли они чего-нибудь странного, красного и прыгучего. Но, еще разочек просканировав помещение, я все-таки отыскала полустертые отпечатки ауры… Ага, попался! Ну, погоди у меня!

Лягушатник, как оказалось, удрал через зеркало, забежал поздороваться к начальнику, заставил кувыркаться Кольку и усыпил Ника, после чего со спокойной душой упрыгал в лес. НРАРФ разместился за городом, чтоб никто не мешал спокойно работать, поэтому кругом молча возвышались дубы, темнели в наступивших сумерках пышные ели и царила просто идеальная тишина.

Но где же этот мелкий пакостник?

Заметила я его, к сожалению, не сразу, а только тогда, когда нос к носу столкнулась с разгуливающей по территории НРАРФа ёлкой. Сначала я с этой ёлкой поздоровалась, но потом, когда хвойное дерево с бешеной скоростью ринулось вглубь леса, заподозрила неладное. Вот ведь з-зараз-за!

Пришлось прибегнуть к услугам моей альбиноски Белоснежки, выкупленной у владельца и переведенной служить на благо агентству… или во вред. В общем, если не считать каждодневного поедания завтраков начальника, то Белоснежка с успехом била баклуши и до вечера простаивала в конюшне, лишь изредка цапая конюшего за руку или за ногу. Вечером она катала меня по лесу, после чего блаженно дремала до следующего завтрака… И так каждый день.

— Белоснежка, за ним!

Белоснежка рада была стараться. Сорвавшись с места, она развила такую скорость, что ветер в ушах засвистел. Но лягушатник, хоть замедлился из-за ёлки, бежал быстрее нас. Как бы мне его догнать?

Решение пришло внезапно… Точнее, отпала необходимость в нем. Где-то через полчаса я заметила, что впереди, вместо мелькающих деревьев, в которые мы периодически пытались врезаться, что-то подозрительно чернеет… Демон в темноте его разберет, что там такое! Но выглядело не очень дружелюбно, и я попыталась остановить разгоряченную погоней лошадь. Какое там! Белоснежка, выгнув шею, упрямо перла вперед, как танк времен Второй мировой. Я отпустила поводья и вцепилась в её гриву… Что-то мне это решительно не нравится! Ой, совсем не нравится! Лягушатник, как раз допрыгавший до странного места, бесследно сгинул, и я почему-то вдруг сразу вспомнила заклинание ночного видения.

Уж лучше бы не вспоминала! Впереди действительно ничего хорошего не наблюдалось — там был диагональный портал! А это значит, что я сейчас окажусь хрен знает где, да ещё и в небе! Весело. Черт, ну почему у меня этот гадский талант — попадать во все, абсолютно во все, неприятности, которые только можно придумать?!

Белоснежка тем временем беззаботно следовала прямо за лягушатником. Я, как ни старалась, удержать её, этот таран на копытах, не смогла.

— Ой, — только и успела я сказать, прежде чем моя лошадка остановилась в задумчивости и начала флегматично жевать брошенный мною повод. Ненадолго, впрочем, на секунду, но и этой секунды мне хватило, чтобы посмотреть вниз и понять, где моя будущая могила. Оказалось, ей станет болотистая речонка, скорее даже пруд. Ил, водоросли, ряска… Фу-у-у…

Через вышеупомянутую речку было перекинуто тонкое бревнышко, на котором практиковался в акробатике слегка взъерошенный парень. Черт! Ну только этого для полного счастья мне и не хватало! Какого хрена он забыл в этом лесу в одиннадцать часов вечера?!

На большее обдумывание ситуации мне времени не хватило — Белоснежка все-таки сообразила, что земли под ногами явно не хватает и начала стремительно падать вниз.


Глава 5. История в деталях | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 2. Я, лошадь и странный ангел