home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Я, лошадь и странный ангел

Вы когда-нибудь падали вниз на лошади? И не советую. Ощущение не из приятных.

— Уходи-и! — заорала я парню, когда поняла, что Белоснежка с диким ржанием намылилась спикировать прямо на его макушку.

Но парень, вероятно, списал вопли на ветер и продолжил балансировать на бревне, постоянно приговаривая «Хоть бы дойти, хоть бы дойти…». Что ж, понимаю — такого безобразия, как в этом пруду и на помойке отыскать проблематично. Впрочем, не была, не ручаюсь.

Так вот, парень бормотал себе под нос «хоть бы дойти», даже не подозревая, что дойти ему как раз и не суждено, ибо судьба подкинула ему мою скромную орущую персону и красноглазую лошадь. Бедный парень! Из всех возможных мест приземления Белоснежка выбрала его голову. Ничего! Зато падать будет помягче! Мне.

В самый последний момент парень удосужился-таки обратить свой взор на шумное существо… Его глаза расширились от священного ужаса, а в следующую секунду он сделал попытку выругаться с чисто русской щедростью души, но не успел. Как раз в этот момент он заметил ещё и копыта с подковами, а потому счел за благо свалиться в речку самостоятельно.

Белоснежка, издевательски заржав, вполне удачно приземлилась на бревно, привстав на цыпочки для пущего равновесия. Такого коварства я от любимой лошадки не ожидала и вместе с седлом, у которого лопнула подпруга, съехала вслед за парнем. Так, я обязательно выясню, у кого Белоснежка подобным фокусам научилась!

Выругаться я не успела, сообразив вовремя, что ил в той речке — не самый изысканный деликатес. И, кроме того, я заметила объект моей погони. Лягушатник с красной рожей испуганно пялился на меня с речного дна. Ну всё! Теперь не уйдет!

Схватив демона за лапы, я попыталась выволочь его на тьму Божию и преуспела бы в своем благородном порыве, если бы мне хватило воздуха. А так, после короткой борьбы я была вынуждена выплыть на поверхность и отпущенный лягушатник выпрыгнул из воды сам и бросился вон от меня на берег.

— Стой, дрянь болотная, сдохнуть тебе на месте, гад! — на одном дыхании выпалила я, в привычном жесте вскидывая руку вверх. Проворная тварь на этот раз убежать не смогла и увернуться от проклятия не успела. Ну наконец-то! Счастье-то какое! Прикончила!!!

Ну, учитель Леон, погодите… Я вам этот зачет ещё припомню.

Теперь мне предстояло разобраться с парнем и с Белоснежкой. К своему удивлению, я обнаружила, что ни та, ни другой в моей бесценной помощи не нуждаются. Белоснежка придирчиво осматривала свои копыта на предмет царапин и повреждений, парень же как раз выходил на берег, старательно выплевывая водоросли. Я последовала его примеру.

— Какой демон тебя укусил?! — справедливо возмутился парень и с ужасом осмотрел то, что когда-то называлось костюмом. — Ты сдурела?! Другого места для посадки не было?!

— Во-первых, надеюсь, ты заметил, что я вроде как сверху падала. Во-вторых, я НЕ СМОТРЕЛА!!!.. Ну, и в-третьих, Белоснежке мягче падать на кого-то, — ехидно улыбнулась я, поглаживая ухмыляющуюся кобылу по морде.

Парень с досадой фыркнул.

— О чем ты вообще думала?!

— О пейзажах, ясно?

— Какого хрена ты… Ты вообще откуда?!

— С Марса! С неба!

— А там ты что забыла?

— Знаешь, — я устало отмахнулась, — тарелку искала. Летающую. Я ее в прошлом году потеряла, теперь ищу… Нет, ну не ясно, что ли?!

Парень озадаченно замолчал, переваривая информацию, а заодно изучая меня с ног до головы. Хм. А что? Симпатичный… Даже очень. Даже красивый… Ну, ладно, даже очень и очень красивый — подобных комплиментов от меня еще ни один мужчина не удостаивался! Красиво подстриженные светло-каштановые волосы с золотистым отливом, высокий (уж выше меня по крайней мере на голову), с потрясающей улыбкой… А глаза! Таких я еще ни у одного живого существа не видела. Ясные, насмешливые, необыкновенного космически синего цвета, будто светящиеся изнутри глубиной океана… В них так и плясали веселые искорки. И в то же время эти глаза пронизывали насквозь.

Я поплотнее закуталась в мокрую кофту. Подумаешь… Таких поклонников у меня, конечно, никогда не было, но симпатичных — пруд пруди, хоть веником отгоняй! Я раздраженно отряхнулась от речной растительности. Ну, вот ведь как назло — если упала в речку, вся мокрая, злая и на кикимору смахиваешь, то рядом обязательно будет ухмыляться парень в мокром, но дорогом костюме, мечта всех девчонок… Это хорошо, что я не «все», мне-то по барабану, что обо мне подумают, но все равно обидно. И в туфлях хлюпает, и юбка тянет вниз, и с длинных волос капает… Эх, жаль лягушатника уже прикончила, а то сорвала бы на демоне свою досаду и злость, глядишь — согрелась бы!

— Ну, чего уставился? — я недовольно сощурилась. — Мокрых кикимор не видел?

Парень, очевидно, мокрых кикимор и впрямь ещё не видел. Удивленно приподняв бровь, он насмешливо, но, справедливости ради, абсолютно добродушно, ухмыльнулся.

— Не знаю, как на счет кикимор, но летающую катастрофу вижу впервые… Так вот ты какой — северный олень! — тихо смеясь, подколол он. — Красавица!

Я состроила самую злую гримасу, какую только смогла. Обычно, завидев меня в таком настроении, тетя старалась побыстрее «убежать на важную встречу по вопросам общественно-социального синдрома рождественского похмелья», Катя с Володей молча сползали под стол, а Ник самым постыдным образом спасался храбрым бегством. Этот же и ухом не повел! Честно говоря, я рассчитывала на более бурную реакцию. Мог бы хоть подыграть… Разобиженная в самых лучших чувствах, я взяла Белоснежку за повод и провела рукой по проточине. Общение с лошадьми всегда меня успокаивало, вот и сейчас я будто бы зарядилась от Белоснежки энергией, усталость уступила место бодрости, и я снова почувствовала в себе силы жить, вредничать и делать пакости. Белоснежка, по всей видимости, тоже что-то подобное в себе почувствовала, поскольку уткнулась мне в плечо мордой и начала беззвучно ржать, изредка ехидно фыркая.

— Ничего смешного, — сердито буркнула я сразу обоим. — Всё могло кончиться далеко не так удачно, а с двумя… нет, с тремя трупами. Какому хрену взбрело в голову расставлять диагональные порталы где попало?! Кто автор этой блестящей, гениальной идеи, а?!

— Не я! — поспешно заверил меня парень.

— А кто же тогда? — я подозрительно прищурилась. — Не сам же он возник?

— Чего это ты на меня так смотришь? Это Пэк постарался, я тут ни при чем!

Пэк! Свинья в кроссовках! Он не успокоится, пока не отправит меня на тот свет!

— Так я и знала… Так ты ангел?

— Нет, Дьявол во плоти, — на полном серьёзе признался красавец, протягивая руку. — Рад познакомиться! Я — Гэри!

— А я — королева Великобритании, — я проигнорировала протянутую руку до выяснения обстоятельств. Кто там этого Гэри знает, что он за фрукт? А вдруг он не шутил и правда является Дьяволом во плоти? В этом мире всякое случается. — Так ты не ангел, а демон?

— Так ты королева Великобритании, а не ангел? — шутливо откликнулся новый знакомый. Меня терзают смутные сомненья…

— Издеваешься, — я вздохнула и резко пожала протянутую руку. — Меня зовут Софья… Так это Пэк пытался меня угробить?

— Не одну тебя, — коллега взглянул на часы и вздохнул.

— Давно я хотела ему морду набить… Жаль, что начальник, а то устроила бы ему стрелку в темной подворотне…

Белоснежка одобрительно фыркнула, выражая свою полную со мной солидарность. Да, Пука… то есть, Пэка… не любили все. Ник, скажем, называл его не иначе, как «старый хренов хрыч», а Катькины слова я и вовсе передавать не решаюсь…

— Ты тоже? — усмехаясь, переспросил парень. — И я. Вот раньше этого Пэка в помине не было, теперь же о тех беззаботных деньках остались одни воспоминания.

— Сколько тебе лет, говоришь? — живо заинтересовалась я.

— А я не говорил.

— Так сколько?

— Ну…Двадцать три, положим… — не слишком уверенно произнес Гэри. У меня создалось чувство, что он и сам-то толком не знает. Впрочем, ведь сказал?

Так, ему двадцать три, и он старше меня на целых пять лет. Это хорошо — есть за чью спину спрятаться, если что!

— А что ты здесь делаешь?

— Рыбу ловлю! — нетерпеливо отмахнулся новый знакомый. — А ты?

— Летаю, нападаю на беззащитных парней и ищу пропавшую марсианскую тарелку… Забыл?

— Ах да! Забыл, — рассеянно отозвался коллега.

Странный какой-то. Я погладила Белоснежку по лбу и постаралась привязать её к дереву с помощью оборванной веревки, которую с некоторой натяжкой можно было назвать поводом. Кобылка искренне возмутилась подобными действиями и сердито фыркнула.

— Ну чего ты фыркаешь? Стой спокойно! Гэри — странное имя, не находишь?

Гэри мудро промолчал, хмуро осматривая меня с ног до головы. Ну, коллега, держись! Я из тебя вытрясу все, что хочу узнать! Ишь ты — рыбу он ловит!

— Много рыбы поймал?

— Двести кило…

— Что-о?!

— За всю жизнь.

— Все равно неплохо.

— На рынке.

— А! А сегодня?

Коллега, равнодушно пожав плечами, отвернулся от меня и всмотрелся вглубь леса. Наверное, он хотел показать, что разговор окончен, но от меня не так-то просто отвязаться! Притворившись непонятливой, я продолжила допрос.

— Гэри, а ты русский?

— Японец… С примесью индейца… Не видно?

Чудненько! У него еще есть чувство юмора! Интересно, а оно будет работать, если ему за пазуху случайно упадет паучок?

— А ты где учишься?

— В Российской Федерации.

— О! — притворно восхитилась я, намертво приматывая оборванный повод кобылы к дереву. — Какое потрясающее совпадение!!! Я тоже! Представляешь?

Товарищ смерил меня подозрительным взглядом. Видимо, хотел сказать, что не представляет.

— Что?

— Ничего… — неопределенно ответил Гэри, снова отворачиваясь в сторону леса.

Всё-таки красиво в лесу ближе к полуночи. Тихо так, будто на кладбище, только комары немного жужжат над ухом в предвкушении пиршества. Ветер шелестит в темно-зеленой мрачной листве, круглая луна, укутанная облаками, отражается в грязной, зеленоватой воде. Где-то тонко и протяжно затянул песню волк… Романтика…

Романтика?! Черт дери! Полнолуние, волки… Нет, не волки — оборотни!!!

Я в срочном порядке вспомнила лекции про оборотней, и у меня волосы встали вертикально к голове. Свезло так свезло… Куда б мне удрать?

А впрочем… Я вроде как не одна! Нас двое — ангелов, а оборотень гуляет в одиночку. Так что кому не повезет — ещё неизвестно. Окончательно успокоившись, я села под дерево и решила позлить Гэри, который давно и безуспешно пытался выследить в темноте леса оборотня.

— Что? Веришь в оборотней? — съязвила я и тут же прикусила язык под смеющимся взглядом нереально синих глаз.

— А кто его знает? — пожал плечами спутник.

— Не верю я во все это… В оборотней, вампиров… — уверенно заявила я, рисуя незаметно на земле защитную пентаграмму. Не поможет, конечно, но для успокоения нервов идеальное занятие!

Как бы в ответ на мои слова волк возмущенно взвыл вдали. Гэри, вздохнув, сел рядом со мной.

— Если ты ИМ это в глаза скажешь, тогда и поговорим.

— А ты, выходит, уже говорил?

Он невозмутимо пожал плечами:

— Пытался…

— И получилось?

— Ну… Они меня не догнали…

— Так. Постой. Кто пытался кому что сказать? Ты им, что они не существуют, или они тебе, что сейчас пообедают?

— Смотря с чьей стороны взглянуть.

— С твоей, предположим!

— Э-э… Второе, — честно признался парень. — Ну, он мне, правда, не страшен, но… неприятно.

— Как это не страшен?

— Ну, так. Я неплохо бегаю, скажем так.

— Это многое объясняет… И все-таки, ты что здесь делаешь? Только не врать!

— Сижу, говорю с приятным человеком…

— Это с кем же? — уточнила я на всякий случай, поигрывая палочкой. — Не с собой, случаем?

— С тобой, — улыбнувшись, парировал Гэри.

— Тогда… Во-первых, ты ошибаешься, я не из приятных. Во-вторых, врешь про рыбу!

— Я?!

— А кто еще?!

— Вовсе нет!

— Тогда признавайся, партизан несчастный, что ты тут забыл в двенадцать ночи?!

Гэри помедлил и наконец раскололся.

— Это связано с оборотнем.

— В… в смысле?… Ты чего… того… за оборотнем? — я, убедившись, что вервульф действительно бродит где-то здесь, попыталась удариться в панику. — Да?

— Да, я того, охочусь на оборотня, — серьезно подтвердил мои опасения Гэри.

— Как?! — я чуть не заехала парню веткой по лицу, но промахнулась. — И ты молчал?! Демон тебя раздери, а раньше сказать не мог?!

— Ангелочек, успокойся…

— Я СПОКОЙНА!!! Вместо того, чтобы сейчас отправлять в ад оборотня, я сижу с тобой и теряю время?! Ах ты… — я осеклась, вспомнив кое о чем. — Ангелочек?! Ты меня назвал… АНГЕЛОЧКОМ?! Да я тебя руками… своими… вместе с оборотнем!

Парень ловко увернулся от грозной ветки и, виновато отведя глаза, терпеливо дожидался, пока я вволю набушуюсь. Мне через некоторое время и правда стало стыдно, и я, на всякий случай добавив, что век бы его не видела, обиженно замолчала.

— Ну, сказал бы я тебе, что на оборотня охочусь, чтоб ты сделала? — спокойно обронил коллега, вытирая кровь со щеки. Бедный… Я всё же заехала ему веткой по лицу. Нет, он прав, катастрофа выглядит в точности, как я!

— Извини, я не хотела… Слушай, больно? Хочешь я заклинанием вылечу?

— Нет уж, знаю я, как студенты лечат, — Гэри как ни в чем не бывало стер кровь с лица. — А чем тебе ангелочки не нравятся? Ты же ангел.

— Ангел! Но не ангелочек.

Царапина тем временем мало того, что не кровоточила, но затягивалась просто на глазах. Через две секунды от неё и следа не осталось! Неужели… регенерация?

— Регенерация, — подтвердил коллега. — Повезло с даром.

Да уж. Повезло. Быстрая регенерация среди ангелов встречается раз в двести лет и дает высочайшие привилегии. Такой ангел способен залечивать свои раны мгновенно, за несколько секунд, а то и вовсе восстанавливать поврежденное сердце и порой даже мозг. Встретиться с подобной персоной — это почти то же, что встретиться в ХХ? веке с Петром?. Достаточно сказать, что среди всех ангелов и оборотней этого мира способных самоизлечиться по пальцам сосчитать можно, вампиры же и вовсе не обладали этим даром, довольствуясь заменяющим его глотком крови. Но это насколько мне известно, а там хрен его знает.

— Повтори! — требовательно приказала я, не веря глазам своим.

— Может, мне ещё и зарезаться, а? — ядовито процедил Гэри, наконец не выдержав.

— Если тебе так хочется… — задумчиво протянула я. — А что? Мысль…

Я хотела еще спросить про план коллеги по охоте на монстра, но меня опередили с ответом.

— Сначала надо этого монстра найти, Софья, а там… по обстановке.

— Как ты узнал?

— Что?

— Я не задавала вопроса!

Новый знакомый с опаской покосился на меня, напоминая загнанную в угол мышь-полевку, стащившую с хозяйского стола пачку банкнот и отчаянно пытавшуюся скрыть сей факт своей биографии.

— Иногда я по глазам узнаю, какой вопрос мне хотят задать, — сбивчиво пустился он в разъяснения. — Этому просто надо научиться… Так ты будешь портал переоткрывать или лучше пойдем отсюда?

— Куда? — я направила какого-то бешеного ночного паука, нервировавшего меня своими выпуклыми глазищами, коллеге за пазуху и постаралась замять свое преступление, невинно хлопая глазками. — И зачем?

— Знаешь что, ты меня удивляешь… Ай… Ай!!!

Гэри вскочил и запрыгал на месте, снимая рубашку.

— Что? — мило полюбопытствовала я, внутренне помирая от смеха.

— Это нехорошо!

— Что нехорошо?

— Как тебе не стыдно?! Сними его с моей спины!

Я еще немного поиздевалась над коллегой, заставила его поплясать, пока паучок с выпученными от ужаса глазами не спрыгнул сам на землю и не удрал, постыдно вскидывая длинные лапы. От таких диких криков и мертвый смоется куда подальше! Гэри выглядел обиженным, но особо возмущаться не стал. Вот ведь выдержка! Я бы уже убила шутника и даже похоронила, а этот только смерил меня укоризненным взглядом и забыл! Какой милый!

Поэкспериментировав с порталом, так некстати зависшим в воздухе, мы пришли к выводу, что придется открывать новый — этот уже никуда не годился.

Огонь мы разжигать не стали, боясь привлечь внимания оборотня. Я еще и меч свой серебряный телепортировала. Серебро — металл чистый, светлый, смертельно опасный для вервульфов. Мечу нас обучили в первую очередь. Ангелы предпочитают традиционное оружие, как и демоны. Оно и верно — ни одна пуля не возьмет бессмертного, зато меч совсем другое дело! Конечно, даже с мечом приходится трудновато, мухлевание и у ангелов, и у демонов в большом почете, хотя есть и четкие правила, нарушить которые было бы верхом наглости:

— Безоружного убивать нельзя.

— Лежачего не поднимать (никак не пойму — это что, типа труп на ноги не ставить, а то упадет, либо можно поспать чуток на поле боя, пока враг крутится на месте, готовясь к атаке?)

— Не нападать со спины (есть маленькое «но» — при особенных случаях это разрешается… А особенный случай возникал в большинстве случаев…)

— Никакой помощи со стороны — только один на один или стенка на стенку!

Существуют, конечно, и другие правила, да только их никто не соблюдает, поскольку создавались они явно под хмельком. Как вам, например, это: «Если вас поразили в сердце, то не прыгайте по всему залу, гоняясь за черной вороной, утащившей сыр у бедной лисы в момент спячки медведя»? Правильно, бред сивой кобылы в лунную ночь. Похоже, остальные тоже так считают, и пока что правила типа «Для поединка необходима пижама с розовыми слониками» попадают в полный игнор.

От столь важных юридических размышлений меня отвлекла Белоснежка, про которую я уже успела основательно позабыть. Поэтому её настойчивое ржание застигло меня врасплох.

— Ты чего?! Здесь ещё?

Лошадь выглядела чем-то взволнованной… Даже не так — она казалась взбесившейся. Тяжело хрипя, она била копытом по земле, поднимая пыль, и пыталась порвать повод, приковавший её к дереву.

— Не нравится мне это, — оживился Гэри. — Никак оборотня чует.

Белоснежка согласно фыркнула и рванула вперед так, что повод порвался. Это произошло в считанные секунды, я даже не успела понять, что к чему…

…Но зато оборотень принял дезертирство лошади как сигнал к действию…


Глава 1. Лягушатник | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 3. Летний Дед Мороз