home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Сжечь ведьму!

— Валет!

— Дама!

— Хе! Туз!

— Жульё!

— Сам жульё!

— Что-о?! На мечах!

— Э-э… Нет… В другой раз…

— Свинья в рясе!

— Козёл в латах!

— Мечи!

— Э-э… В другой раз.

Сэр Скотт в сердцах сплюнул на пол и, потрясая кулаками в воздухе, грязно выругался. Эдриан, пользуясь моментом, ловко стянул со стола последнюю карту и спрятал её в рясу.

— Чертовская игра! От Дьявола! — категорично заявил он, делая внушительный глоток из кружки, где, по всей видимости, бултыхалась вовсе не святая вода.

— Правильно! — живо воодушевился рыцарь. — Сжечь её!

— Не стоит… Она у меня в единственном экземпляре…

— Она от Дьявола!

— Ну и хрен с ним! Игру я ему не верну! Ведьм — пусть забирает, а есть вещи, друг мой, которые можно использовать во имя благородных целей!

— Ладно. Но я выиграю эту игру, клянусь шлемом моего деда!

— На что спорим? На замок?

— Богохульник!

— Да простит Господь грехи твои!

— На… треть моих земель!

— И Дианку в бонус!

— Мечи!!!

— Э-э… Нет… В другой раз…

— На Мону?

— Мона… По рукам?

— Идет!

— Дурак!

— Что-о?! Мечи!!!

— В другой раз.

— Сам дурак!

— Нет, это ты дурак — на карты посмотри!

Сэр Скотт с опаской взглянул на карты и побледнел, как полотно.

— Дуэль… — тихо молвил он, выбрасывая железную перчатку к ногам священника.

— Грешник мой… Попридержи коней! Дуэли будут популярны только в следующем веке!

— Мечи!!!

— В другой раз.

— К черту мечи! Я тебя так… Руками… Своими…

— Дездемона-а-а!!!

— Ага, ещё Отелло кликни…

— Изыди, Дьявол!

— ХА-ХА-ХА!.. Что за хрень?

Сэр Скотт мгновенно позабыл об убиении священника и решив, что следует внять заповеди «Не убий!», сметая стулья, кинулся к двери. Чудом спасенный святой — следом.

На улице творилось нечто невообразимое. Огромная, улюлюкающая толпа с воплями «Ведьма!» неслась вперед. Несчастная ведьма спасалась от фанатиков весьма изощренным способом — оседлав метлу по подобию лошади, она скакала по земле, размахивая руками и оглашая окрестности благим матом. Сэр Скотт поддался общему ажиотажу и, как главный камикадзе, бросился в самую гущу народа.

Эдриан же не спеша скатился по ступенькам, поддерживая руками увесистое брюшко. Потом постоял, пока «грешники» пробегут мимо, подобрал золотую монету, оброненную кем-то (кою незамедлительно припрятал в тяжелый кошель на поясе), и, блаженно помолившись, хотел уж отправиться поспать часок-другой, но тут…

* * *

Вот те на! Что это ещё за сюрпризы?! Какого хрена здесь делают свиньи?! Здоровые, розовые такие, хрюкающие твари, весело виляющие розовыми короткими хвостиками… Кажется, опять я чего-то напутала…

Белоснежка брезгливо потрясла копытом, обрызгав уж заодно розовые зады поросят, и задумчиво облизнулась. Зная предпочтения своей кровожадной кобылы, я даже могу угадать, о чем эта негодница думает. Но вот как отнесется к её детским проказам хозяин этой фермы, когда вместо фермы он обнаружит руины? Думаю, рад не будет… Мне-то плевать, да вот учителя у меня уж больно добросердечные, убьют меня ещё ненароком… Потом доказывай, что ангел.

И все-таки, как я здесь очутилась? Не могла же я так просчитаться в вычислениях! Впрочем, я — могла. А ещё я смогла вместо обычного портала создать «одноразовый», а это значит, что я отрезала себе все пути к возвращению. Ну что ж, выходит, мне остается только пойти на разведку, чем я и занялась с утроенным энтузиазмом. Энтузиазм мой выразился прежде всего в полном разгромлении свинарника, вытаптывании посевов на грядках и прочей антиобщественной деятельности. Даже как-то некультурно получилось…

А ничего местечко… С одной стороны — поля, с другой — темный лес, а впереди — уходящая вдаль дорога. Белоснежка размеренно цокала копытами, изредка скаля зубы пробегающей мимо курице; позади мелко семенил поросенок, увязавшийся за нами, словно Пятачок. Воздух был чист, как в заповеднике… Если, конечно, не считать аромат продуктов жизнедеятельности коров, придающий ферме особое деревенское очарование. И ничто не могло нарушить столь спокойное блаженство, которое вмиг воцарилось в моей душе…

Ах, прелестная провинция! Куда только способности не заведут? Надо срочно выяснить, где я, а уже потом снова попытаться открыть портал. Впрочем, а что если мне пропасть на денечек? На службу идти не надо будет… Интересная мысль! А потом отбрыкаюсь как-нибудь; скажу, что на меня напала банда маниакальных разбойников во главе с Али бабой… В общем, приукрашу немного, добавлю саблезубых тигров, мохнатых мамонтов, шпионов и Бабу-Ягу, и всё будет просто в ажуре!

Я блаженно откинулась назад, забыв, что не на кресле сижу, и в итоге чуть не сверзилась с лошади вместе с седлом.

— Ах ты, такое-сякое! — выругалась я, судорожно вцепившись в гриву Белоснежки, и уже про себя добавила, какое именно — «такое-сякое». Но зато я заметила торчащие из придорожного куста босые ноги сорокового размера и услышала заливистый храп. Ага, вот у кого я спрошу, где нахожусь!

— Эй! Ты! Проснись!

Обладатель сорокового размера ноги и пяткой не повел. Пришлось мне слегка посвистеть.

— А? Где дракон? — переполошился незнакомец на чисто французском языке. Похоже, меня занесло во Францию… Хорошо, что в НРАРФе французский язык изучают по ускоренной программе, так что я более или менее его знаю.

— Дракона съели… Что это за страна?

— Франция. Ну, ещё вчера — Франция.

— А сегодня что? Россия? — издевательски фыркнув, я уже собралась покинуть пьяницу, но тот огорошил меня своим ответом.

— Так вчера король наш подебоширил с рыцарями и чуть всю Францию Англии не отписал…

— Что?! Король?!

— Ну.

— Какой сейчас век?!

— Ну так… ХVІ вчера был.

— Черт дери…

* * *

— Так вот, Гэри, верняк, что скоро чой-то произойдет. В общем, капут кому-то будет… Ну, за твое здоровье!

Выпил Дед Мороз, закусил. Гэри с тоской посмотрел на алкоголь и поморщился. И как эту гадость пьют?

— А ты сам как думаешь, кто выиграет? Демоны? Ангелы?

— Хрен его знает, сынок! А девка-то ничего. Напарница?

Гэри подавился вишневым соком и схлопотал мощный удар по спине. В профилактических целях.

— Ой, бедняга! За здоровье!

Выпил Дед Мороз, закусил.

— Как понимать? — печально поинтересовался сотрудник «Кары», задумчиво хрустя огурцом. — В гроб меня загонит?

— Ну… тебе не привыкать… Может.

— Я уже и так предчувствую.

— Что?

— Что в гроб загонит.

Дедушка весело икнул:

— Не сомневаюсь. В белых тонах.

— Чего?

— Да так… Это я о своём. Ну? За вечное!

Хряпнул Дед Мороз, закусил.

— И всё-таки. Ты у нас, Мороз, всё знаешь. Подскажешь, что мне сейчас светит?

— Поездка во Францию.

— Куда?

— Во Францию ХVІ века.

— Зачем?

— Ну так…

— Кажется, я догадываюсь. Черт! Она меня точно в гроб вгонит!

Дед Мороз флегматично пожал плечами вслед удаляющемуся Гэри и налил себе ещё водки.

— Это точно! В белый такой, с шариками! За любовь!

Сразил змий зеленый доблестного Дедушку Мороза. Прямо красным носом в салат.

* * *

Так… Значит, я в провинции, во Франции, да ещё и в ХVІ веке! Я совершила невозможное — превзошла саму себя!

Блин!

Да, если мне память не изменяет, то влипла я по самые уши. ХVІ век — один из веков расправы над ведьмами… Надо срочно переодеться, пока меня не пустили на жаркое для Папы Римского. Вот ведь ирония судьбы — я, православный ангел из ХХІ века, могу разделить участь французской католической Жанны Д'Арк!

Кого б ограбить?

— С доро-оги, кляча!!!

Я резво подпрыгнула вместе с впечатлительной лошадью, но от испуга, тогда как кобыла уже выпускала пар через ноздри от плохо сдерживаемой ярости.

— Спокойно, милая! — похлопала я мою злючку по макушке. — Сейчас разберемся.

— С до-ороги!

Я, не оглядываясь, хорошенько выругалась, воспользовавшись преимуществами живой русской речи, и продолжила свой неторопливый путь.

— С дороги! Эй, ты!

На этот раз я оглянулась.

Надо сказать, этот француз был довольно чудаковатым. Его соломенные волосы торчали во все стороны, реалистично имитируя ядерный взрыв на макаронной фабрике, вместо нормальной одежды — подозрительно хлипкие латы, на поясе висит ржавый меч… Короче, сбрендил мужик окончательно. Мало того, он ещё и не мылся лет сто — от него воняло невообразимым ароматом, способным свалить с ног бывалого бандита. В общем, парень был небритым, воняющим психом, но в целом симпатичным.

Ах да! Я же забыла — это ХVІ век. Ладно, оставлю несчастного в живых. В виде исключения.

— Не трамвай — объедешь, — с мрачной торжественностью заявила я, являя собой образец смирения и всепрощения.

— С дороги, холопка, иначе прикажу выпороть! — не ручаюсь за качественный перевод, но смысл был именно таким.

Нарывается…

— Отстрянь, выродок, а то я тебя властям сдам! — равнодушно (пока) откликнулась я.

— Да как ты смеешь?! Презренная!!!

Это кто тут «презренная»?!!!

— Извинись, — прищурившись, посоветовала я. — А не то я на тебя лошадь спущу!

Белоснежка в подтверждение моих слов круто развернулась и, приподняв чуть морду, мило улыбнулась… Зрелище не для слабонервных! Нахальный француз, активно просящий фингала под глаз, дернулся и побледнел, но упрямо продолжил своё нехорошее дело:

— С-с д-дор-рог-ги…

— Белоснежка! Фас его!

Белка только того и ждала. Встав на дыбы, она дико заржала, словно Кровавая Графиня в своем замке, и ринулась в атаку. Французик, жалобно всхлипнув, обратился в бега; его кляча смешно перебирала несуразными толстыми ножками и почему-то мычала, так что у меня даже возникли подозрения относительно ее происхождения. Да нет, вроде на корову-то не похожа.

Теперь я и сама начинаю верить, что я — ведьма. Так и в ангелов поверить можно… Черт, проблема века — я в себя не верю…

Наконец, мы загнали нарвавшегося на неприятности француза в тупик и одарили многообещающими взглядами.

— Уважаемая ведьма, пощадите! — взмолился несчастный, слезая с лошади. Кажется, я знаю, кого можно ограбить. Благо он сам же и напросился.

— Не будет тебе пощады, рыцарь! — неумолимо отчеканила я. — Сдавайся!

— Пощадите! — рыцарь весьма реалистично выдавил слезу. — Я всё для вас сделаю!

— Так… — я задумалась. — Для начала — вымойся.

— Пощадите!!!

— Ну вот… А говоришь — всё.

— Так я про выкапывание мертвых младенцев из могил… Ну там… по мелочи.

Я передернулась от отвращения. Фи! Гадость какая! Ничего себе — «по мелочи»! Я уж хотела объяснить, что делать мне больше нечего, как по могилам шнырять да людей честных пугать, но передумала.

— Значит, так! Сейчас мы направляемся в ближайший населенный пункт, где ты отмываешься по полной! И попробуй вякни — я тебя тогда самого в могилу урою! Или этим делом займется Белка…

Белка, жаждавшая пира на весь мир, согласно фыркнула. Это до парня дошло, и он живо запрыгнул на свою доходягу.

— Как скажете, госпожа! А как ваше имя, прекрасная дева?

— Жанна Д'Арк, — ни с того ни с сего ляпнула я первое, что на ум пришло. — Или, вернее, Софья.

— А можно Жанной? Привычнее.

— Как хочешь. Кстати, а где тут ближайший населенный пункт?

— Да вот — недалеко. Рукой подать. За час доберемся! — радостно воскликнул юноша. — Городок небольшой, но монастырь, двор постоялый имеется.

— Ладно, сойдет. Постоялый двор… Надеюсь, ванна там есть?

— Что?

— Мыло душистое, полотенце пушистое, мочалка пожестче! Чтоб ты вымылся наконец!

— Госпожа, но я ведь только два месяца назад мылся! — искренне покаялся рыцарь. — Пощадите?

— В навозе купался? Охотно верю. Ты… как тебя там?

— Меня? Меня зовут Людовик.

— Так вот, Луи. Не спорь со мной, пока я добрая! А то могу стать злой ведьмой!

— Не похожи вы на злую ведьму. Скорее, на прекрасную музу, танцующую в предрассветных облаках…

— Не вешай мне лапшу на уши! — резко оборвала я восторженные похвалы себе, любимой.

— Простите. Но вы правда не похожи на ведьму! Хоть ею и являетесь.

— Рада слышать.

Луи немного поерзал в седле, задумчиво посматривая на меня из-под светлых бровей.

— Жанна, а вы не могли бы оказать мне маленькую услугу…

— Не надейся — мыться всё равно будешь!

— Да я не про то! У меня родители… умерли, и я подумал, а что если… воскресить их? Вы сможете?

— ?!

— Я заплачу!

— Луи, ты знаешь цену жизни?! Бросить вызов Богам?! Я, конечно, очень соболезную твоему горю, но я не могу.

— Но вы же ведьма!

«Ведьма» тем временем хмуро обдумывала свою незавидную участь. Ох, Луи! Знал бы он, как бы я хотела вернуть своих родителей, хоть разок увидеть их своими глазами, сказать, что люблю их, что жду. Но нельзя вернуть мертвых. Мир несправедлив, но бросать вызов самой жизни — это глупо. Лучше терпеть, страдать, но не вредить ни себе, ни другим.

— Знаешь, друг, я не желаю никому вреда. Понимаешь?

— Но вы же ведьма!

— С чего ты взял?!

— Так это… Одежда, лошадь бешеная… Вы — ведьма!

— Может, я ангел?

— Может. А нимб? А крылья?

— Щас отращу, тебе покажу.

— Что?

— Нимб и крылья!

Парень глубоко задумался. Я испугалась, что сейчас у него от высоких мыслительных процессов крыша съедет, и поспешила разъяснить, что к чему.

— Понимаешь, считай меня ведьмой, но я издалека. Там умеют отдельные личности колдовать во благо, а ещё там все носят странную одежду и питаются черт знает чем!

— Так вы, значит, не ведьма?

— Пока нет, но уже начинаю в этом сильно сомневаться. И если в ближайшие пять минут ты не соизволишь прекратить называть меня ведьмой, то я ею точно стану! Поехали!

— Как скажете, госпожа ведьма! — ехидно улыбаясь, повиновался Луи. — Вам, госпожа ведьма, понравится мой замок! Обещаю, госпожа ведьма!

— Богохульник!

— Все мы грешники, госпожа ведьма! И…

— Предупреждаю…

— Госпожа ве…

В следующую секунду болтливый юноша заткнулся и беспомощно замычал. А я что? Я ничего, я предупреждала. Мне тоже на костер не больно улыбается!

Зато сейчас я самодовольно улыбалась. Может, я и не ведьма, но как приятно слегка напакостить! Подпортить репутацию, так сказать…

Какая я нехорошая! Аж гордость берет!

Луи не обманул, до городка можно было за час добраться запросто, но на машине было б быстрее, да и комфортнее. Всё-таки от верховой езды сильно устает кое-какая задняя часть… Ладно, чего не сделаешь ради искусства и романтики? Как только мы подъехали к городу, я расколдовала Луи и завалила его вопросами о городе.

Миленькое поселеньице. Деревня деревней, конечно, но деревня очаровательная! Маленькие, чуть покосившиеся домики утопали в зелени, около каждого стояла деревянная скамейка, где в обязательном порядке сплетничали местные жительницы. По широкой, пыльной тропе не спеша топала тощая лошадка с телегой. Хозяин ее весело посвистывал, лежа на мешках с мукой, и мечтал о вечном и прекрасном.

— Эй! Мельник! — окликнул его Луи. — Ты ещё не отдал королю тридцать два мешка муки?!

Мельник свалился с телеги, из чего я поняла, что вышеупомянутые мешки лежат себе преспокойно в его закромах.

— Луи! Как тебе не стыдно так пугать честных людей, а?! — укоризненно покачал головой несчастный, когда разобрался со сползшей на глаза шляпой и поднялся с земли. — Я тебя обидел, что ли? Ты мне прямо смерти желаешь! Ну! Обними старого друга!

— Это ты про кого? — ядовито прищурился рыцарь. — Не про себя ли? Тогда… Ой, друг! Сколько лет! Давай я тебя на радостях Инквизиции сдам!

Мельник был против, что следовало из его пьяного мычания и молитвы на коленях.

— Встань! — Луи поморщился. — И веди себя, как мужчина! Я тебя прощу на сегодня, но мне нужна маленькая услуга с твоей стороны…

Через полчаса разграбленный дом мельника Отто осиротел на тридцать два мешка, которые Луи прихватил с собой чисто из вредности, одно платье и одну жирную свинью. Пропало также великолепное вино, дорогой подсвечник, запас атласа и серебряная шкатулка с деньгами. Сам хозяин лишился кафтана, сапог и шляпы, хозяйка — золотого кольца (конечно, не обручального! Мы же не варвары какие-нибудь…).

— Грабители!!! — громко пожаловался Отто, когда мы выезжали за ворота.

— Это кто там вякает? — Луи иронично хмыкнул, якобы разворачивая коня. Мельник намек понял.

— Ты что так с ним невежливо? — сдерживая смех, интересовалась я спустя десять минут.

— Он мою сестру сдал Инквизиции. Ей было всего тринадцать… — печально ответил Луи. — Это было ужасно. А эти вещи изначально принадлежали нашей семье. Кроме муки и свиньи, разумеется.

— А кольцо?

— Сестры. Он… украл его.

— Сестра была невиновной, так ведь?

— Как тебе сказать? Она и правда была достойной представительницей нашей семьи. Мои предки увлекались белой магией и истреблением вампиров.

Понятно. Люди всегда боялись тех, кто сильнее их хоть в чем-то. Обладающие Силой, как ангелы, вампиры, ведьмы, вынуждены молчать. За свою болтливость приходится дорого платить, а мы и так слишком большую жертву приносим в обмен на свой дар. Эта жертва — ответственность за свои поступки, мысли, за свою Силу. Даже Зло платит по счетам. Рано или поздно.

Но как ужасно, когда ты вынужден защищать тех, кто причинил тебе боль. Бедный Луи…

— Её… сожгли?

— Долго пытали, но она не выдала нас. А потом… Да, сожгли.

— Прости, я не должна была спрашивать. Это, наверное, очень тяжело…

— Ничего, давно это было, — печально отмахнулся француз. — Прошло уже.

— Так, — я остановила Белоснежку и огляделась. — Кажется, мы почти приехали. А зачем тебе в монастырь, кстати?

— В церковь.

— Ну?

— Моя сестра спрятала там кое-что важное для меня. Ответ на вопрос.

— А какой вопрос-то? Может, я помогу? Как-никак в ХХІ веке знают больше…

Честно говоря, мне и правда хотелось помочь этому парню. Похоже, смерть сестры его сильно потрясла. Сейчас со мной разговаривал не незадачливый Дон Кихот, а взрослый, серьезный человек. Но всё же я не должна была упоминать про ХХІ век…

— Какой век?!

— Извини, я не сказала? Я издалека, — недовольная сама собой, я тяжко вздохнула. — Да, ХХІ век. Я оттуда, а здесь совершенно случайно… И я действительно не совсем ведьма. Я — ангел, и не смей спрашивать, где мои крылья! Всё равно ангел из меня никудышный!

— Вовсе нет, — Луи ошарашено потряс головой. — «ХХІ век переплетается с ХVІ. Великая и Великий приходит, чтобы спасти Истребительницу…» Я думал, это сказки!

— Это и правда сказки. Ты не по адресу. Так какой вопрос?

— Как уничтожить вампиров?

— Смотря каких… Есть особые приметы? Ты знаешь, какой вид?

— Я называю их упырями. Они страшные такие, словно покойники. Но при этом способны обращаться в кротов и удирать в свои могилы.

Кроты… Кажется, я догадалась.

— Ясно. Это токмары. Здесь один способ — убей их главаря… И всё будет тип-топ.

— Но как?

— Тут нужен Истребитель, вооруженный специальным мечом.

— Ага! Великолепно! Где я этого Истребителя со специальным мечом отрою?! В мусорном ведре, что ли?

— А ты попробуй. Вдруг поможет?

— Я пробовал. Не помогает, — смущенно поведал юноша. Он хотел рассказать что-то еще, но внезапно нахмурился: — Слушай, а что это там? Господи Всевышний! Что это?!

На нас мчалась орущая толпа, вооруженная вилами, во главе со скачущей на метле девчонкой…

* * *

Мария не знала, что делать. Мало того, даже не предполагала.

Вот уже два часа психи гоняли ее по городу в надежде изловить и устроить пьяные пляски у костра. Вооруженные вилами, лопатами и прочей утварью, эти фанатики оглашали окрестности истошными воплями: «Сжечь ведьму! Сжечь!!!». По скромному мнению Марии, ведьм здесь отродясь не водилось, только ведьмаки, но сами ведьмаки считали несколько иначе…

После часа преследования Мария совершенно уверовала в то, что весь мир окончательно сбрендил. Бежать было тяжело, она вспотела, взмокла, а волосы неприятно липли к шее, так что несчастная девушка уже просто мечтала о треклятом костре… Но костер костром, а задавленной быть не хочется. Похоже, психованные религиозные фанатики так вот весьма своеобразно развлекались и, остановись она сейчас, толпа по инерции бежала бы дальше. А толпа не маленькая и после ее нашествия от крошки Марии осталась бы только мелкая лужица. Мария всё это прекрасно понимала и благоразумно не останавливалась, для пущей важности прихватив у дворника метлу и пытаясь на этой самой метле взлететь. А вдруг получится? Но метла то ли бракованной оказалась, то ли ленивой, но летать явно не собиралась.

— Дьявол! — только и сказала юная леди, оглядываясь назад.

Сегодня Мария как никогда поверила в подземного владыку. Поминутно произнося его имя, она читала про себя страстные молитвы, дабы от этого самого владыки спастись. Но всё было совершенно напрасно — видимо, вопли фанатиков заглушали даже самые святые слова.

— Чтоб тебя! — в сердцах сплюнула Мария, когда к толпе присоединился рыцарь.

— Проклятье! — прорычала она, когда обнаружила, что потеряла золотую монетку. — Найду, кто прикарманил — убью!

Надо сказать, Мария действительно обладала, мягко говоря, не самым покладистым характером. Все её восемь сестер боялись ее гнева, как огня, а мать с отцом давно отчаялись воспитать из «этого сорванца» настоящую «даму». Так что девушка была вполне счастлива, а потому от избытка чувств пакостила потихоньку всем без разбора. Может, за это ее и невзлюбили? Как бы то ни было, что-то было в этой французской провинциалке зловещее, а что именно — даже Бог не скажет.

— Господи, помоги!!! — мало надеясь на успех, пробормотала Мария. И — о чудо! — Бог помог!

Мелко завибрировав, метла преодолела земную силу притяжения и стрелой рванула в небо. Поняв, что к чему и освоившись в воздухе, Мария счастливо засмеялась… Спасена!!!

А люди внизу раззявили рты и все, как один, остановились. О чудо! Ведьма взлетела!

— Святая! — вскричал подбежавший священник и бухнулся на колени.

И был бы здесь хэппи-энд, если бы…

На глазах у изумленных фанатиков прямо в воздухе появилась черная дыра и из этой тьмы вылез молодой парень. На нем был необычайно странный наряд синего цвета и значок с буквой «К», переливающейся дьявольской радугой.

— Здрасьте! — угрожающе произнес пришелец на какой-то малопонятной тарабарщине.

— Дьявол!!! — вскричал побледневший священник, тыча в красавца пухлым пальчиком.

— Ведьмак!!! — дружным, радостным хором подхватила толпа. — Сжечь ведьмака!

* * *

— Сжечь ведьмака!!! Сжечь ведьмака!!! — как зачарованная, повторяла дружная толпа, раскачивая вилами в такт.

Вот блин! Я сейчас буду очень и очень ругаться! Этот еще откуда вылупился на мою несчастную головушку?!

Но выручать-то этого дурака надо — как-никак коллега!

— Кажется, ты говорил, что твоя семья увлекалась белой магией? Советую вспомнить всё, что тебе о ней рассказывали!

— Зачем? — удивленно поинтересовался Луи.

— А затем, друг мой, что в ХХІ веке есть дураки, способные внаглую досаждать Инквизиции… — я немного подумала и добавила: — Вроде меня и Гэри.

Итак, несчастную девчонку я спасла, повелением своим оживив метлу. А этого как спасать?! Что же делать?

— Что будем делать? — в тон моим мыслям упрямо вопрошал рыцарь. — А? Что? Делать-то что будем? Ты знаешь, что мы делать будем?! Ну скажи!!!

— Рот заклею, — лаконично известила я нытика. — Веревка есть?

— Что?! Вешаться в такой момент?! — возмутился Луи, выпучив глаза, как жаба на принца. — И не проси!

— Дурак! Вешаться потом будем! У меня план есть!

— Не понимаю…

— ГОНИ ВЕРЕВКУ!!! — рявкнула я, да так, что у самой в глазах потемнело. Но пока этот рыцарь препирается, Гэри вполне могли сжечь. Горе-фанатики не спеша подбирались к явно оторопевшему от подобного дружелюбия ангелу. Видимо, они растягивали своё удовольствие, но вечно так продолжаться не может.

— Вот… — Луи протянул мне моток веревки.

— А теперь слушай сюда… Я сейчас их отвлеку, а ты поможешь Гэри… Это тот больной ведьмак, видишь?

— Угу. Извини, но как?

— А хрен его знает! Что-нибудь придумай!

— Я имею в виду, как ты их отвлечешь?

— Э-э… Я не знаю. Буду импровизировать!

Я и правда весьма смутно представляла себе, что буду делать. Плана у меня не было, знаний катастрофически не хватало, и я чувствовала себя абсолютно беспомощной. Ну да ладно, это лишь временно…


Глава 3. Летний Дед Мороз | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 5. Страшные глюки сэра Скотта