home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Страшные глюки сэра Скотта

Да, задачка предстояла не из легких! Но чем черт не шутит? Может, в кои-то веки у меня все получится?

Сжав веревку в руках, я зашептала слова заклинания. Вокруг резко потемнело, полыхнули пока еще отдаленные молнии. Вообще-то другой должен быть результат, если честно… Должен был налететь ветер, не более! Но ладно, сойдет.

Я усилила слова мысленным приказом. Молния вырвалась из тесной хмурой тучки и ударила в землю прямо перед сумасшедшими фанатиками. Послышались крики ужаса, народ подался назад. Тут и моя очередь настала…

Ну какого хрена я делаю?! Развернув веревку, я начала ритуал создания массовой галлюцинации… Если не получится, то сегодня будет четыре зажаренных на ужин шашлыка…

* * *

Сэр Скотт, к которому было вернулось его привычное нерасположение духа, сейчас снова повеселел. «Запах жареного ведьмака тоже весьма неплох!» — злорадно думал он, ухмыляясь своим мыслям.

— Сжечь ведьмака! Сжечь ведьмака! — воодушевленно орал он вместе со всеми. — Сжечь ведьмака!

«Ведьмак» лишь устало вздохнул. Сэр Скотт заулыбался. Он уже чувствовал веселую забаву и хороший банкет после казни. Ничто теперь не спасет этого отступника! Ничто не вырвет этого колдуна из лап Святой Инквизиции! Во всяком случае, пока светит солнце!

Солнышко застенчиво убежало за тучки…

— Тьфу, чтоб тебя! — выругался сэр Скотт сквозь зубы.

«Ладно. Тогда, пока нет грозы…» — подумал рыцарь, почесывая затылок.

В небе заплясали алые отблески, и одна из зловещих туч с треском выплюнула зигзагообразную огненную линию.

— Вот те на! — ахнул перепуганный вусмерть сэр.

«Что ж. По крайней мере, еще пособники Преисподней не пожаловали…» — уныло подумал рыцарь, уже предчувствуя опровержение своих мыслей.

— ХА-ХА-ХА!!! — не замедлили явиться «пособники Преисподней».

Сэр Скотт резко обернулся…

…и едва не лишился чувств, как последний трус.

Да, не так он демонов себе представлял. Он-то думал, они такие миленькие, пушистые зверьки, ласковые, дружелюбные…

Огромный, изрыгающий адское пламя конь несся на него, угрожающе клацая выступающими вперед клыками. Его копыта выбивали искры из земли, а глаза горели зеленым пламенем и в их глубине явственно читалось проклятие: $!

Но конь — еще полбеды, а вот зараза, которая на нем восседала, выглядела куда хуже… Закованное в тяжелые, металлические, с выступающими отовсюду шипами, доспехи чудище было в высоту метра два, в ширину — метра три, где голова неясно, вместо нее — огромная, зияющая чернотой дыра, из которой вырывались огненные шары. В костлявых руках демон держал огненный хлыст, которым размахивал в воздухе. И такой ужас вдруг пронзил рыцаря, что он громко и пронзительно заверещал… Впрочем, все фанатики орали и сматывали удочки, так что сэра Скотта никто и не слышал.

Наконец, наш доблестный рыцарь, не прекращая верещать, бросил вилы и, повинуясь всеобщему энтузиазму, ударился в позорные бега… Сзади раздавались жуткие звуки ударов кнута о землю, что побуждало нашего героя двигать ногами быстрее, и, если бы кто-то засекал с секундомером его скорость, то рекорд и через тысячу лет не смог бы никто побить!

Лишь очутившись через день в Париже, сэр Скотт остановился, чтобы отдышаться, и случайно наткнулся на постоялый двор. Там он смог рассказать о своем невероятном приключении, но никто ему, конечно, не поверил.

Долго еще сэру Скотту снились кошмары по ночам…

После того, как маленький городок в считанные секунды опустел, на площади остались самые храбрые. А именно: виновник Олимпийских игр — демон; близкий к обмороку Луи, Мария, летающая вниз головой, раскрывшая рот и пребывающая в состоянии, близком к Нирване. И бледный, словно поганка в тумане, Гэри, явно ошарашенный столь обильным дождем несчастий на свою голову. Также прибежал Святой отец… У последнего персонажа немой сцены вдруг приросли ноги к земле, и он при всем своем желании двигать ими не мог. Хотя очень хотел, ведь его кошелек, резво соскочив с толстого брюшка, поскакал по дороге, рассыпая золотые монеты.

* * *

Упс… Кажется, я перестаралась.

Не ожидала я такой реакции на свою галлюцинацию… Куда все побежали? Я даже не успела произнести коронные слова любого уважающего себя злодея. Ну, хотя бы нечто вроде: «Дрожите и трепещите, мелкие людишки! Ибо я, Великий и Всемогущий (тут несколько эффектных молний), Гадкий и Злой (гримаска Гринча), Отвратительный и Ужасный (мумии отдыхают!) ВЛАДЫКА ЗЛА!!! (декорации рушатся, Владыка со злобным смехом проваливается, куда ему положено, занавес закрывается, мокрые штаны сушатся…)». Но — увы! Я только «Ха-ха-ха!» и сказала, а всех уже и след простыл… Обидно. Плакать хочется.

Что мне оставалось делать? Постучала веревкой по земле, пытаясь привлечь внимание, да так и осталась в растерянности стоять, как дура, посреди площади.

Хуже всего, что предмет спасения, похоже, тоже лелеял мысли о побеге! Нет, пора кончать этот маскарад, а то и правда ведь сбежит — лови потом по всей Франции! Я быстренько ликвидировала свою магию. Галлюцинация рассеялась легким дымком, тучи разошлись, ярко засветило солнце, девчонка, которую едва не сожгли на костре, свалилась вниз около прыгающего кошелька. А вот дядя в рясе так и остался торчать на дороге, как дымоход на крыше. С двумя приятелями тоже были проблемы. Ладно, начнем с дяди…

* * *

Мария блаженно летала себе вниз головой, пока не свалилась, но даже тогда она не потрудилась открыть глаза. После того, что она увидела, она решила твердо пойти в церковь исповедаться, а затем самовольно сдаться лекарям в руки. Дело в том, что у девушки появились серьезные опасения относительно своего умственного здравия, она подозревала у себя болезнь, которую вскоре назовут паранойей.

Но тут, в самый разгар раскаяния, Мария услышала сладкий звон золотых монет.

— Ух ты, — прошептала она, открыв глаза и увидев кошелек. Тот почему-то прыгал, но Мария даже не удивилась. — Вау!

Она попыталась схватить дразнящий кошелек рукой, но с первого раза не преуспела. Зато преуспела со второго.

— Денежки, денежки! — счастливо пропела девушка. — Теперь я богата! УРА!!! БОГАТА!!!

— Это мое! — оживился толстый истукан на дороге. — Верни церкви ее заработок, дитя, и я прощу тебе все грехи!

Желание исповедаться улетучилось.

— Вот еще! — бойко отозвалась она. — У меня грехи, пусть со мной и остаются!

— Верни ему, а то лопнет! — устало посоветовала красивая девушка на белом коне… нет, на белой лошади. Странно, но Мария ее раньше никогда не видела. Что-то было в ней такое… возвышенное, что юная француженка обозвала ее про себя ангелом. А еще было в этом ангеле нечто, что заставляло повиноваться, но вроде как по своей воле. Мария вздохнула. Придется денежки вернуть, а то и правда нехорошо как-то.

— На! — она с презрением кинула кошель под ноги толстопузу и огляделась.

Люди почти все разбежались кто куда. Был только ангел, юноша, почесывающий затылок, и алчный священник. А еще на площади был красивейший парень, но его синие глаза, хоть и не пылали злобой, все же заставляли держаться подальше. Он был в странном наряде и, кажется, именно его недавно хотели сжечь как ведьмака и общественно-опасного элемента.

* * *

— Итак, Софья, мало того, что благодаря тебе я искупался и был вынужден гоняться за оборотнем, так ты меня еще и во Францию затянула!!! Ты — опасна для общества, тебя близко к людям нельзя подпускать! От тебя, Софья, одни неприятности! Я, как твое непосредственное начальство обязан сделать тебе выговор! Только выговор, хотя с большим удовольствием выпорол бы как следует! Честное слово, ну что за ребячество?! Катастрофа, одним словом!!! За что мне такое несчастье?! Что я сделал тебе, Боже?! Ты меня до инфаркта доведешь! Что еще за шуточки с демонами?! Да меня чуть не сожгли! Ты! Слушай сюда!

Я вздрогнула и отвлеклась от созерцания великолепных пейзажей, раскинувшихся вокруг.

— Прости, что?

— О Господи!!! Она меня даже не слушает! Нет, вы только посмотрите, какая наглость! Ты — опа…

Дальше, я, каюсь, опять отвлеклась. Слушать пять часов песни о своей собственной неисправимости было невыносимо. Ну плохая, ну нехорошая… Ну в гроб вгоню и кол сверху в сердце… Подумаешь! Он меня еще плохо знает, а то бы спрыгнул уже с крыши и сбежал куда подальше…

Луи же, в отличие, разумеется, от меня, страстно внимал лекции Гэри и все с большей опаской поглядывал в мою сторону. Ангел, найдя в его лице благодарного слушателя, переключил свое бесценное внимание на Луи и начал громко жаловаться.

Направлялись мы ни близко, ни далеко, а в уже знакомую избушку обреченного мельника Отто. То-то он обрадуется! А уж уж как наша честная компания рада! Мария со священником, предвкушая пир на весь мир, дрались за злосчастный кошелек. Золотые монеты градом сыпались на тропинку, а хитрая Белоснежка аккуратно подбирала их зубами и прятала за щечку. Ха! Моя лошадка своего не упустит!

Не столь давно, буквально два часа назад, мы навестили-таки церковь, причем Гэри не переставал меня ругать на чем свет стоит на протяжении всей дороги и зудел над ухом, как голодный комар над своей жертвой. Мне же оставалось лишь глазеть по сторонам и рассматривать иконы.

Тем временем троица, состоящая из священника, Марии и Луи, носилась по катакомбам церкви, изучала темницы и вообще — развлекалась, как могла. В конечном итоге Луи выскочил перед нами, победно размахивая капканом на правой руке. Он вопил что-то о ловушке и мече, но мы ровным счетом ничего не поняли и решили разобраться во всем сами.

Темницы, освещенные тусклым пламенем, с узкими коридорчиками и изломанными ступеньками, не внушали особого оптимизма. Пару раз я честно пыталась сломать шею и, если бы не Гэри, честное слово, сломала бы! Но коллега был начеку и каким-то чудом видел все, вплоть до крыс, чем и выводил меня из себя. Он видит эти гадкие создания, а я — нет!!! Как это называется?!

Когда спустились вниз, мы легко нашли священника и Марию по крику, исходящему из камеры. Оказалось, святой отец ошибку Луи проигнорировал и тоже попался в капкан, неосмотрительно всунув руку в отверстие в каменной кладке стены. Охотилась жертва за мечом, но неудачно.

Долго мы думали, в чем тут загвоздка, и наконец прочитали надпись над отверстием. Оказалось, меч вытащить должен был тот, кому суждено истребить вампиров из клана токмары. Мы почему-то решили, что это обязательно кто-то из нас!!! Вот и пришлось всовывать здоровую ручку в ловушку, а высовывать уже ручку с капканчиком, почти каждому. Хотя я вот лично подобным образом не развлекалась: Гэри, как настоящий джентльмен, сказал, что «маленьким девочкам рученьки белы еще понадобятся, чтобы готовить супчики!». Возмущенная, я отвесила коллеге подзатыльник, отыскала какую-то железяку, поковырялась в отверстии… Оттуда выпал здоровенный камень с торчащей из него золотой рукояткой… Моя прелесть… Голм…

Ну что ж, если уж я в Средневековье, то почему бы не поиграть в короля Артура? Однако «прелесть моя» оказалась далеко не мое и накрепко застряла в камне. Как несправедливо!

Осталась среди нас одна Мария. Иона — о чудо! — меч вытащила! Вопрос об истребителях был решен.

А вот сейчас мы ехали к господину Отто, чтобы, во-первых, отведать зажаренного в яблоках поросенка, весть о котором уже достигла самых отдаленных уголков деревушки, а, во-вторых, стребовать с него тюремный дневник сестры Людовика. Этот дневник, кажется, недостающее звено в общей картине истребления токмаров и найти его было очень важно. Наш святой отец признался, что вещи невинно сожженной ведьмы перешли в руки (и явно нечистые руки) мельника… Но лично я ехала за поросенком!

Наконец, мы достигли пункта назначения. Бедный Отто и впрямь нам обрадовался, да так, что даже слегка поседел…

— Здорово, продажная душонка! — не забыл поздороваться Луи. — Давно не виделись! Ходят слухи, ты тут поросятами балуешься? Да, кстати, это не ты Марию оклеветал?

— Я-а… — растерявшись, Отто плюхнулся на скамью. — То есть…

— Нехорошо, гражданин товарищ! — по-змеиному сощурился Гэри. — Ой, как нехорошо, гражданин товарищ!

— Я… То есть… — нервно дернулся правый глаз мельника. Я только сейчас заметила, что глаза у Отто разные.

— Ты?! — взвизгнула Мария. — Я тебя убью!

— Не стоит, дочь моя, — спокойно остановил разъяренную истребительницу священник. — Я сам!

— Не стоит, святой отец, — злобно хихикнул Людовик — Лучше я!

Э-э… Так мы поросенка не попробуем!

— Я, конечно, понимаю, что мы все тут ярые товарищи-коммунисты, — сурово произнесла я, привлекая всеобщее внимание, — но этому тунеядцу даже Лубянка раем покажется! Предлагаю начать пытки прямо здесь, дабы не оскорблять общественное заведение плаксивой свиньей в ботинках!

— Это кто тут свинья?! — всполошился Отто, беспокойно подпрыгивая на скамье. — Это кто тут свинья?! Да какое право… Хрю! Хрю! Хрю-хрю!!!

— Успокойтесь, — Гэри склонился над розовым боровом, — вы свинья… Вы.


Глава 4. Сжечь ведьму! | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 6. Экзамен