home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Куда идем мы с Пятачком — большой-большой секрет!

…Главное, чтоб полиция не узнала, куда идем мы с Пятачком…

Никакой магии!!! Представить себе невозможно! Даже тащиться в Шотландию приходится на самолете!

Так мало того, что Пэк запретил использовать магию, ссылаясь на повышенную активность демонов, так он решил еще чуток поиздеваться и дал нам «для охраны» мистера Джонниса — огромного черного добермана. Он, если помните, был стражем в психбольнице «Святые ягнята».

— Мистер Джоннис, не будете ли вы так любезны убрать ваши лапы прочь от чемодана и вести себя, как обычная собака? — выдавила я сквозь зубы, в очередной раз убирая чемодан из лап «песика».

— Я не собака, — невозмутимо отозвался доберман, надевая черные очки. Я тяжко вздохнула и отняла их.

— Нет! Вы подумайте! Вы только подумайте! Я стою и спорю с собакой! Кажется, я схожу с ума!

— Спокойно, Софья, — Гэри успокаивающе положил мне руку на плечо. — Спокойно…

— Я СПОКОЙНА!!!

Напарник на всякий случай отошел подальше:

— Мне не нравится, когда ты так говоришь…

Я для пущей убедительности шикнула на него и оскалила зубы доберману. Мистер Джоннис испугался и юркнул за спасительную спину Гэри.

— Деточка, нервы надо лечить! — осторожно выглядывая, посоветовал он.

— Ах! Нервы лечить, говоришь?! — взревела я и, не обращая внимания на испуганных британцев, изловила псину за шиворот и напялила ему ошейник с шипами. — Какая-то псина будет меня учить, как жить!!!

— Зачем вы издеваетесь над животным? — опасливо спрашивали иностранцы на своем ломаном английской. Впрочем, ломаным он был как раз у меня, хотя ускоренная программа языков втолкнула в мою бестолковую голову столько английского, сколько не смогли вдолбить все вместе взятые школьные учителя. Но от акцента ой как непросто избавиться!

На замечания я чихать хотела, поэтому, когда доберман попытался оттяпать мне руку, я особо не церемонилась, изловчилась и надела на него еще и намордник.

— Ты мне за это еще запватишь! — мистер Джоннис обиженно пытался угрожать, но в наморднике это было весьма неудобно.

— «Запвачу-запвачу»! — грозно пообещала я. — Так!!! Одним меньше!

Гэри испуганно попятился:

— Я что? Я ничего!

— А ну иди сюда!

— Софья, — Гэри пустил в ход свое обаяние, очаровательно улыбаясь и невинно хлопая глазами. Это сразило бы наповал кого угодно… Но только не меня!

— Бери чемодан!

Гэри послушно исполнил приказание.

— И пошел! Пошел!!!

Гэри снова послушался.

— Софья, а знаешь, девушки твоего возраста…

— Разговорчики в строю! — я решительно прервала робкую попытку напарника завязать разговор. — А ты, Тузик, к ноге!!!

Тузик было зарычал, но я дернула за поводок, и рычание сменилось поскуливанием.

— Прошу вас, не злитесь на это бедное животное, — вежливо попросил какой-то иностранец. Хм-м-м… Симпатичный! Не чета Гэри, конечно, но все равно… И вообще, не совсем в моем вкусе, но ради того, чтоб позлить напарника… я готова пойти на кое-какие уступки.

— Если только довезете нас до старого замка, то я вообще его выпущу, — я попыталась мило улыбнуться… Надеюсь, получилось.

Парень неожиданно заулыбался в ответ:

— Для вас все, что угодно!

Сзади послышался грохот. Я обернулась, полная нехороших предчувствий. Ну да, разумеется, Гэри возмутился и, бросив чемоданы на пол, состроил кислую, недовольную мину… Кефир бы с него цедить!

— Извините, мы сами в состоянии справиться!!! — яростно заявил он чуть повышенным тоном. Ну, вот! Весь флирт испортил!!!

— К чемоданам! — рявкнула я, и Гэри послушно подхватил оные. Я же, убедившись, что все под контролем, снова обратила свое внимание на парня: — Сколько с нас? Понимаете, сами мы не местные…

Откуда же я взяла эту фразочку? Вот ведь, не помню, хоть убей.

— За одно доброе слово от такой прелестной леди, как вы! — низко поклонился джентльмен. — Куда вам?

Действительно, а куда нам? Какое-то название заковыристое… Где же эта бумажка? Я перерыла содержимое рюкзачка, но, как и следовало ожидать, измятый блокнот преспокойненько лежал себе в кармане. Вечно со мной так: ищешь книгу по всей квартире, а она в книжном шкафу оказывается!

Адрес я с грехом пополам продиктовала, причем запиналась я на каждом слове. Но парень понял и громко присвистнул:

— Надо же! Мне тоже туда! Вас случайно зовут не Софья?

— Так вы оттуда? Какое совпадение!

— Какое чудесное совпадение! Меня зовут Уильям. Для вас просто Уилл, — он наклонился и поцеловал мне руку. Вот что значит настоящий джентльмен и хорошее воспитание!

Сзади тихо зарычал Гэри.

— Кажется, ваш коллега не в духе? — участливо поинтересовался Уилл. Про то, что мы с Гэри коллеги, британец узнал потому, что Пэк выдумал какую-то фантастическую историю про агентов разваливающейся компьютерной фирмы, коими по счастливой случайности оказались мы. Нас отправили в командировку, чтобы мы отладили программу, и для этого нам просто необходим доберман в черных очках! Все так просто! И, главное, комар носа не подточит!

— Ах, этот коллега!! Не обращайте внимания! Он что-то съел не то в самолете, так у него теперь в животе урчит, — равнодушно пояснила я, принимая предложенную Уиллом руку.

Гэри с еще более яростным рычанием подхватил чемоданы, кивнул Тузику, чтобы тот своими лапами шевелил, и поплелся следом. Так мы и дошли до красного, явно недешевого, автомобиля. Гэри скинул ношу в багажник и уселся на заднее сидение. Его взгляд был подобен молниям в ночной тьме, но мне-то какая разница? Я пожала плечами и села рядом с водителем.

— Так, значит, в животе урчит… — мстительно прошипел мне в ухо напарник.

— Уилл, у вас не найдется какой-нибудь музыки?

— О, конечно! — джентльмен покопался в ящике и извлек несколько дисков. — Все, что душе угодно!

— Я с тобой потом поговорю… — снова донеслось сзади.

— Уилл, жутко неудобно, но моему коллеге, похоже, совсем нехорошо. У вас не найдется таблеточки?

«Лучше, конечно, цианистый калий… На худой конец, опиум сгодится…»

Таблеточка нашлась. Я с какой-то злорадной нежностью проворковала:

— Ну же, приятель, открой ротик, — я старательно пыталась всунуть таблетку в плотно стиснутые зубы, пока Уилл зачем-то вылезал из машины. Зато когда он вылез, Гэри решил отомстить, резко схватил мою руку и до боли сжал, да так, что таблетка упала на пол. Минуту он пожирал меня взглядом.

— Да что с тобой сегодня творится?! — ядовито осведомился он.

— Пусти! Мне больно!

— Что ты строишь из себя глупую девчонку?! — Гэри только усилил хватку. — Я что, должен с тобой возиться, как с младенцем?!

Мне удалось-таки нечеловеческими усилиями вернуть себе онемевшую руку. Господи, ну и сил у него! Ему бы на боксерский ринг. Хотя нет, там мышцы накачанные нужны, а у этого сила идет изнутри… Как у вампиров или оборотней.

— Кажется, ты и так уже возишься! Или забыл? Ну что тебе тот парень сделал?!

Парень, про которого я говорила, как раз и был той причиной, по которой я, добрый, милосердный ангел во плоти, бесилась. Точнее, бесилась я из-за поведения Гэри, нехарактерного для воспитанных джентльменов… Он, кажется, решил мне заменить няньку и бдительно следил за моей честью, отбивая всех кавалеров. Вот, например, в самолете со мной пытался познакомиться какой-то скромный парень, так напарничек ему та-а-акого наговорил!!! Покраснели даже мои ботинки!

— Ну что? Поехали? — Уилл захлопнул за собой дверь, вытирая о красное полотенце руки.

— Конечно, — миленько улыбнулась я, не без злорадства наблюдая за тем, как кожа Гэри приобретает зеленоватый оттенок от злости. Но Уилл, очевидно, решил, что это все от несварения желудка.

— Может вам вызвать врача? — новый знакомый с волнением оглянулся на симулянта. Напарник демонстративно отвернулся, подкрепляя тем самым худшие опасения Уилла. Тузик грозно зарычал.

— Нет, я думаю, с ним все будет в порядке, — поспешила я исправить ситуацию.

— Надеюсь… Тогда поехали!

Агентство НРАРФ забросило нас в такую провинцию, о которой, наверное, сами шотландцы и не подозревали. Наверное, побоялись запускать двух русских в цивилизованный город. Нет, такая версия мне не по душе… Тогда я подумала о другой — как насчет того, что нам решили предоставить шикарные покои в замке? Хотя тоже нет, не похоже на правду… Скорее Пэк решил избавиться от нас с помощью каких-нибудь призраков, если они, конечно, здесь водятся…

Честно говоря, улицы Шотландии меня немного разочаровали — ну где, спрашивается, Горцы в легких юбочках в клеточку и с волынкой за спиной?! Перевелись, что ли, все?!

Зато замок был по всем правилам голливудского блокбастера. Огромный, нависающий серой глыбой, со множеством башенок, мрачный и погруженный в свои вечные думы, он молча разглядывал гостей. Где-то позади замка виднелись зеленые поля и еще дальше — мрачноватый лес. А что — здесь наверняка можно повстречать трехсотлетнего прозрачного графа. А, может, даже горца какого… Сгодится и несчастное привидение, звенящее цепями!

Что меня поразило, так это то, что внутри замок оказался еще больше, чем казался снаружи. Например, главный зал мог бы вместить в себя два школьных спортзала. Поистине гигантские красные колонны удручали, а массивная люстра в центре внушала опасения… Еще более странно смотрелся малюсенький столик прямо напротив длинной, широкой лестницы, которая, могу поспорить, ничуть не меньше Чкаловской лестницы в Нижнем Новгороде. Кто когда-нибудь полз по этой самой Чкаловской лестнице вверх, тот знает, что я имею в виду… Короче, зал, несмотря на сочившийся из высоких овальных окон солнечный свет, выглядел воистину зловеще. Не хотела бы я здесь жить!

Но зато здесь было полно антиквариата и не было извечной музейной надписи «Руками не трогать!», так что есть шанс оторваться по полной, к чему я тут же и приступила, обломав одной статуе ненужный ей нос.

— Право же, варварство какое! — укоризненно фыркнул напарник.

— Я случайно!

— Скажи это статуе…

— Она не против, — я дружелюбно постучала по плечу мраморной безносой девушки, как будто та была живая. — И потом, ей так идет… хм-м-м… безносость!

Подоспевшая прислуга несколько взволновала меня, и я поспешно сунула нос Гэри. Напарник, к его чести, не стал орать во всю глотку: «Это не я! Это все она!!!», лишь скривился (что, вероятно, означало вежливую улыбку).

— Ей так идет… безносость, — тоном романтика протянул коллега, выразительно поглядывая в мою сторону. Взгляд ничего хорошего не предвещал, кроме скорой кончины, так что я поспешила заняться отламыванием уха у многострадальной статуи. Через минуту мне это удалось…

— И безухость…

Моя комната тоже оказалась вполне сносной. В ней не было огромных люстр (что меня очень обрадовало…), солнце дружелюбно заглядывало в два больших окна, кровать была застелена красным бархатным покрывалом. В-общем, ничего страшного в дизайне не было, однако все равно мне было как-то не по себе, очень неуютно. Ах да, чуть не забыла- на стене висели два портрета: какого-то старичка и, видимо, его пожилой жены. Может, от них я почувствовала себя не в своей тарелке? Никогда не любила старинные портреты.

Позже Уилл провел для меня персональную экскурсию по окрестностям замка. Гэри был категорически против, но все его возражения были нещадно погребены горничной. Горничная была полной, сильной и без труда прописала для напарника два часа строгого постельного режима в связи с «пищевым отравлением».

— Вы любите лошадей? — с улыбкой повернулся ко мне Уилл.

Я склонила голову на бок, прислушиваясь к командному голосу горничной, как раз пытавшейся всучить градусник моему упрямому коллеге.

— А у вас есть лошади? — оживилась я. Давненько что-то я не каталась. Уже успела соскучиться по лошадкам!

— А как же? Отменные лошади, специально для такой изящной леди, как вы, — игриво подтвердил он, подавая руку. Вообще-то, не то чтобы он такой уж красавец — симпатичный, спору нет, волосы темные до плеч, слегка вьющиеся, темно-карие глаза, черты лица правильные, улыбка широкая, но Гэри-то лучше. Вот Гэри — красавец, каких на свете мало. Но всегда язвительный и вредный, от него заботливости не дождешься. Уилл же околдовывал словами, с ним я почувствовала себя если не королевой, то принцессой точно.

А какие лошади! Гнедые, вороные, дымчатые кони, породистые, в основном породы хакнэ и рейнские упряжно-верховые, на ногах красные ленты, а вышагивают, будто павы! Я залезла в седло (причем предварительно отказавшись от помощи угодливого Уилла) и дернула поводья белого красавца. Я, конечно, предпочитаю русских рысистых и терских, но, надо отдать должное, лошадки Уилла были ухоженными и прекрасно воспитанными, в отличие от моей «терской» Белоснежки и Катькиной «русской рысистой» Милки.

— О, а вы прекрасно держитесь в седле! — восхитился Уилл, предпочитая вороную кобылку.

— Да, — без промедления согласилась я. — Училась.

— Тогда наперегонки? — азартно предложил Уильям.

Я весело усмехнулась. Меня обогнать?! Да никто этого сделать не сможет! Ни слова не говоря, я дернула поводья сильнее и конь, весело заржав и забив копытами, рванулся вперед.

Ветер хлестал по лицу, волосы развевались, и настроение быстро поднималось. Уилл догнал меня только тогда, когда я остановила коня, сжалившись над бедным парнем.

— Ну, вы даете! — выдохнул он, хватая ртом воздух. — Кажется, меня вы победили!

— Кажется, так! — неумолимо подтвердила я, разворачивая лошадь по направлению к замку.

— Вы знаете, что вы самая прекрасная леди, которую я когда-либо встречал? — влюбленно поинтересовался собеседник.

Ну вот, «нехотя с ума свела»…

— Правда?

— Да.

— Спасибо, — поблагодарила я от всей души.

* * *

Избавившись наконец-то от надоедливой горничной, Гэри подошел к окну. Да, вид был замечателен — зеленые поля, словно плюшевое покрывало, заняли огромную территорию; куда ни глянь — всюду зелень, зелень, зелень…

Что-то не так. Чувство тревоги все нарастало и нарастало, захватывая постепенно самые удаленные уголки души. Но что вызывало это беспокойство?

Вдруг новое чувство целиком поглотило тревогу. Чужое чувство. Гэри только поморщился, услышав стук двери. Он прекрасно знал, кого увидит. Но вот этого «кого» он видеть бы точно не хотел.

— Элизабет… — обреченно протянул агент «Кары». — Что ты…?

— Тс-с-с! — она ласточкой подлетела к нему и приложила руку к его губам. — Я так долго тебя ждала. Неужели ты прогонишь свою преданную жрицу?

— Слушай, мне, честно говоря, жрицы даром не нужны, — Гэри резко оттолкнул Элизабет от себя. — Попробуй наняться в храм какой-нибудь. Займи себя делом.

Элизабет была давно знакома с Гэри. Впервые он встретил ее три с половиной года назад, на роскошном вечере, устроенным крупным начальником шотландской фирмы. И Гэри не испытывал к ней ничего, кроме жалости. Да, она была жалка. Как птичка в клетке, бьющаяся об прутья, которые она сама же и воздвигла. В Элизабет не было ничего необычного, как, впрочем, и обычного — она была пуста, словно кукла.

— Уходи, Элизабет, — тихо попросил Гэри. — Уходи.

— Я не уйду! Я ждала тебя! Ждала тебя все эти годы! И ты меня прогоняешь?! — она сорвалась на всхлипывающие интонации. Ее била мелкая нервная дрожь. Да как он посмел?! Все эти годы она хотела лишь одного — встретить его еще раз… И вот теперь он ее прогоняет?!

— Я не прогоняю тебя, я прошу тебя уйти. Оставь меня в покое, Элизабет. Живи своей жизнью.

— И ты это говоришь?! Я… Я ненавижу тебя! — Элизабет вздрогнула, и ее глаза наполнились слезами: — Неужели… неужели я совсем тебе не нравлюсь? Неужели… А я… я люблю тебя, Гэри!

— Не болтай ерунды! — резко отрезал Гэри. — Ты — лишь глупая девчонка, возомнившая себя вершиной мира! Хватит! Мне надоел этот любовный роман! Убирайся и оставь меня в покое!

Она не знала, что ей делать. Обидеться ли, уйти с гордо поднятой головой? Потерять его? И она сделала совершенно безумный шаг…

— Не бросай меня, прошу тебя! — взвизгнула она, дрожащими пальцами расстегивая пуговицы на своем лучшем платье. — Я все отдам! Видишь, я на все готова!

Он смотрел на нее с отвращением. Она было кинулась ему на шею, но он грубо оттолкнул ее. Упав на кровать, Элизабет зарыдала.

— Ты глупа, — усмехнувшись, Гэри снял рубашку и бросил Элизабет. — Прикройся!

— Почему ты так жесток? Ну почему?!

— Я хочу, чтобы ты поняла, — Гэри с видимым спокойствием подошел к графину и налил себе воды, а заодно и Элизабет: — Я хочу, чтобы ты поняла, что между нами не может быть ничего, понимаешь? Я не люблю тебя, вот и весь ответ. Ты же знаешь, я не ангел.

— Знаю… Но ты с ними, — Элизабет всхлипнула и приняла стакан с водой из рук Гэри. — Почему? Почему с ними, а не со мной?! Ведь я люблю тебя! Очень люблю!

Он молча подошел к ней и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Нет, — наконец покачал он головой. — Нет, Элизабет. Это не любовь, это одержимость. А я не умею притворяться и не стану играть в фальшивую любовь ни для кого.

— Что ты имеешь в виду?

— Я говорю о том, Элизабет, что у тебя нет ни одного шанса пробудить во мне чувства. А потому забудь меня. Так будет лучше, поверь. А теперь тебе лучше одеться и уйти. Забудем о нашей встрече.

Продолжая всхлипывать, Элизабет послушно натянула платье…

* * *

Вернулась я в самом распрекрасном расположении духа. Все-то меня радовало, да и замок показался не таким зловещим, как в первый раз! Я даже соизволила вспомнить о Гэри и пожалеть о своем нехорошем поведении. Зря я, наверное, так с ним! Бедняга, как он там? Надо пойти его проведать! Он меня, разумеется, убьет… Ну и ладно! Ничего страшного, пусть убивает.

Даже перспектива ближней кончины не смогла сбить прекрасного настроения, царящего в душе. Я зажмурилась от яркого солнца и улыбнулась.

— Жду вас к ужину, — Уилл галантно поклонился и удалился по своим делам.

Я еще минутку постояла, полюбовалась на длиннющую лестницу, по которой мне предстояло совершить восхождение, и решительно направилась в комнату Гэри. Пританцовывая и напевая веселый мотивчик, я удивительно легко поднялась наверх и постучалась.

Увиденное заставило меня резко помрачнеть. Открыла мне какая-то эффектная женщина в слишком открытом красном платье с золотой вышивкой, натянутом впопыхах. Я сказала — женщина? Простите, ошиблась. Это была девчонка лет 20, просто ее макияж и поведение наталкивали на мысль, что стоишь перед тридцатилетней. Она удивленно вскинула накладные брови при моем появлении. Что особо возмущало — за ее спиной маячил Гэри, обнаженный по пояс. А я-то, дурочка, еще беспокоилась, как там он поживает! А он развлекается!

Хорошее настроение испарилось.

— Простите, я, кажется, не очень вовремя, — сквозь зубы процедила я и, оттолкнув девчонку, захлопнула дверь. После чего твердым шагом направилась к лестнице. И чего это я взбесилась? Гэри — взрослый человек… тьфу ты! ангел, и он имеет право делать то, что он хочет. Но как… отвратительно!

— Софья! — дверь открылась и оттуда вылетел Гэри. Я не оглянулась, прекрасно зная, что в гневе себя я контролировать не могу, не дай Бог, расцарапаю премиленькую рожицу, потом отчитывайся перед начальством что да как. Но Гэри все-таки догнал меня и развернул за плечи. Я с яростью взглянула на него, про себя прошипев слова проклятия в сторону этого… этого… гада!

— Ты чего? — заботливо проблеял он.

— Ничего, — я выдавила из себя улыбку: — друг… Вот, решила прийти, прощения попросить…

— Да ладно! Чего уж там…

— Какая щедрость, напарник! — я стерла с лица доброжелательную улыбку и сорвала с шеи кулон. — Знаешь, мне показалось, что твоей новой подружке не хватает какого-нибудь украшения… Что же ты так, а? На вот, возьми, подари ей на память от себя… Привет от меня передавай!

Выпалив все на одном дыхании, я неожиданно для себя мстительно улыбнулась.

— Прости, босс… Ничего личного.

Гэри озадаченно моргнул, пребывая в полном недоумении относительно моего странного поведения. Я же развернулась и ушла, столь же ошарашенная своими словами, сколь и Гэри.

— Вы как всегда прелестны, леди! — комплимент Уилла, пришедшего проводить меня на ужин (наверное, чтобы не заблудилась!) живо поднял мне настроение. Не все так уж и плохо. У Гэри, кажется, появилась пассия? Что ж… Пусть думает, что у меня появился возлюбленный!

За столом уже сидели в ожидании блюд Гэри, та девчонка в красном, которая, кстати, являлась сестрой Уилла Элизабет, и наш доберман. Он-то что здесь делает?!

Мистер Джоннис неодобрительно покачал головой, увидев меня в сопровождении Уилла, и что-то шепнул на ушко Гэри. Тот нахмурился.

— Попробуйте вот это вино, — предложил Уилл, наливая мне в бокал красную жидкость. Я улыбнулась, но к вину не притронулась. Сейчас оно интересовало меня меньше всего. Элизабет активно строила глазки напарнику, тот вел себя, словно джентльмен. Я про себя возмутилась — ну почему он так себя со мной не ведет?!

Но напарник то и дело бросал на меня свой взгляд бездонных синих глаз, и я расслабилась. Значит, не так-то его интересует эта девчонка! Еще бы, я вообще не понимаю, что он в ней нашел… Черт! Я что, ревную?! Кого?! Этого нахала?! Да никогда!

Я со злостью нанизала на вилку кусок несчастного мяса, злясь уже на себя.

— Вам еще передать что-нибудь? — как всегда, вежливо, спрашивал Уилл. «Слушай, а не пойти ли тебе…!» — раздраженно подумала я. Видимо, раздражение отразилось на моем лице, и на губах напарника заиграла легкая самодовольная улыбка.

— Да, пожалуйста, вон тот салат. Совсем немного, — вежливо попросила я, мило улыбаясь. Гэри резко помрачнел, и пришла моя очередь самодовольно улыбаться.

— О! Какой замечательный выбор! — похвалил меня Уилл. — А каких лошадей вы предпочитаете?

— Тех, которые хорошо бегают, — рассеяно ответила я. — И, конечно, обожаю терских и русских рысистых.

— Где вы так хорошо научились держаться в седле?

Гэри подавился. Наверное, припомнил, как моя Белоснежка едва не утопила его в зеленой луже, которая гордо именовалась речкой. Может, стоило бы его и правда утопить?

— Я долгое время ходила в секцию верховой езды, — скромно поведала я.

— Вот как? — едва слышно фыркнул напарник, намекая на то, что я жуткая неумеха, ни хрена делать не умею, даже картошку варить. Впрочем, насчет картошки, может, и правда. Последний раз я стояла у плиты в семилетнем возрасте с выжженными бровями и копченым лицом, с тех пор я стараюсь не подходить к подозрительным объектам, избегая не только плиты, но и все, что имеет хоть какое-то к ней отношение…

— Чудесно! — невесть чему обрадовался Уилл. — Мои лошади всегда к вашим услугам!

Ужин подходил к концу, и Элизабет, даже не дожидаясь его, поспешила предложить Гэри прогуляться, и тот (вот нахал!) согласился.

Они ушли. Доберман состроил из себя верного Тузика и увязался за ними. А я осталась наедине с Уиллом…

— Не хотите ли… — галантно начал он, но я, как поджаленная пчелой, вскочила со старинного стула.

— Прошу прощения, Уилл, я так сегодня устала, я ужасно хочу спать! Прошу меня извинить, но я, пожалуй, пойду! — затараторила я и, не дожидаясь ответа, кинулась в отведенную мне комнату и захлопнула поплотнее дверь. Как они могли меня одну оставить с малознакомым мне человеком?!

Спать я не собиралась. У меня были несколько иные планы.

Мы должны были искать вампиров с завтрашнего дня, но я сейчас была настолько зла, что хотела хоть чем-то выделиться и достать себе право называться пионером.

И, недолго утруждая себя размышлениями, я открыла окно и, зажав фонарик в зубах, сиганула вниз. Магией не пользовалась — запрет! Но приземлилась очень удачно, не зря же в «Каре» учили шпионить. А в шпионаже не так спрыгнул — и все, конец тебе! Это только в Голливуде, если в фильме есть армия нехороших людей, вооруженных до зубов сверхопасным оружием, то обязательно найдется хороший дяденька, вооруженный ножом, который с натяжкой можно назвать перочинным, и этот самый дяденька одним махом их всех перережет! В жизни так не бывает, хотя ангел магией пятерых замочить в состоянии. Да только магия — штука ненадежная и, знаете, никакой романтики в ней нет. Я один раз дралась с оборотнем заклинаниями — толку, будто я пыталась отмахнуться от него веером. Так я плюнула на магию и воспользовалась приемчиком каратэ. И сработало! Оборотня потом так и не откачали.

Но вернусь к пирогам. Спрыгнула я с окошка и пошла на поиски приключений в ближайшую часовенку, что в двух километрах от замка. Навещу святую обитель, исповедаюсь, повыспрашиваю. В-общем, совершенно безобидный визит в церковь совершу. Разве что исповедаюсь относительно двух десятков нечисти, а спрашивать буду исключительно о вампирах, но это уже мелочи.

А темнота-то, хоть глаз выколи! Так и ждешь, что чья-нибудь когтистая лапа постучит по плечу. Я машинально сжала в руке меч, который прихватила на всякий случай.

Кругом был лес… Может, свернуть обратно? Я гордо подняла голову. Ну, нет! Дудки! Слишком часто я поворачивала назад!

Пройдя где-то километр, я услышала сзади шум и резко обернулась. Никого… Ух! Нехорошо как-то! Не увлеклась ли я слежкой за таинственным врагом настолько, что не заметила, как этот самый таинственный враг ведет слежку за мной? Это было бы весьма обидно.

Я усмехнулась, тем самым пытаясь подбодрить себя, и продолжила свой путь… Злая, обиженная и одинокая.

И снова за спиной хрустнула веточка. И опять я обернулась, только на этот раз медленно и с опаской.

«Ну что? Допрыгалась?!» — ругал меня мой же внутренний голос.

На тропинке стоял вампир-яппи… И гнусно ухмылялся…

Вампир?! Я, кажется, кричать должна?! А-аааа!!! Помогите!!! Ну, ладно, от души покричать я всегда успею! Лучше уж попытаться унести свои пятки или спасти жизнь. Эти понятия, правда, взаимоисключающи, от вампира фиг убежишь — он слишком быстр, перемещается со скоростью кометы, он почти неуязвим. Что ж, остается еще два пути — драться или крепко-накрепко улетать в Святую Нирвану, что я обычно люблю делать.

Желание все-таки набить морду Гэри и отдавить в конце концов хвост Тузику оказалось сильнее, и я приняла мудрое (или не очень?) решение драться. Я для красоты помахала мечом, вампир красоты не заценил и противно заржал. В следующую секунду меч летел высоким и красивым полетом над лесом, по пути подстригая верхушки деревьев. Я с тоской посмотрела вслед улетающему, ойкнула и отскочила на два шага назад.

Эй!!! Кто-нибудь!!! В Небесной Канцелярии есть местечко для срочной молитвы?! Если есть, то вот заказ-во-первых, SOS, а во-вторых, убейте этого кровожадного монстра!!! Я жить хочу!!! Мне почему-то вспомнились слова: «Жизнь-игра. Задумана хреново, но графика обалденная!»

Я попробовала сжечь вампирюгу, наплевав с высокой колокольни на все запреты Пэка, но, как обычно, магия в самый ответственный момент не помогла. Черт! И что я должна делать?!

Вампир оказался рядом с моей шеей внезапно. Ну, моя реакция меня не подвела, и я отправила его с помощью ботинка в подбородок в затяжной полет ласточки ровно на два метра назад.

Эх, зря! Он, кажется, разозлился! Поднявшись с земли, вампир первым делом вправил себе челюсть, даже не поморщившись.

Остальное трудно описать словами, потому как опомниться я не успела, как проклятый монстр прижал меня к дереву и продемонстрировал свои ослепительно белые клыки. Ну, хоть зубы почистил, и то уже неплохо!

Сначала я ничего не почувствовала, но потом будто жизнь начала ускользать от меня… Дура! Дура! Бесполезно убивать мертвого!

Ладно, по крайней мере, завтра Гэри найдет в лесу мой хладный трупик, будет убиваться и плакать и корить себя за то, что язвил мне и что флиртовал с этой дурой Элизабет. А потом он будет ходить на мою свежую могилку, приносить цветочки и убиваться, убиваться! Он будет биться головой об ограду могилки. В конечном итоге он получит шишку на голове и загрызет бедного Тузика за то, что тот рычал на меня. А потом он начнет мстить и убьет Пэка, за что попадет в тюрьму… И в тюрьме будет висеть мой портретик, такой милой девушки! А, когда он выйдет дряхлым стариком из тюрьмы, он сразу же бросится на кладбище, и снова принесет мне цветочки. И снова будет биться головой об ограду… И биться! Наконец, он снесет ограду и пробьет себе череп… И скончается на месте от кровоизлияния в мозг! И свершится МЕСТЬ МОЯ!!!

Картинка оказалась такой заманчивой, что я даже порадовалась своей грядущей смерти, совершенно забыв о том, что умираю не понарошку, а очень даже всерьез.

И внезапно все мои мечты разбили!!! Что-то тенью пролетело мимо, и вампир, наслаждавшийся кровью юной, милой (для красного словца — я отнюдь не милая!!!) девушки, отлетел и врезался в дерево. Больно, наверное! Он встряхнул головой и зашипел.

Гэри, — а это был он, за-араза! — зашипел в ответ. Тот вампир… Какого хрена он вытворяет?! Он должен был броситься на напарника, и они бы схватились в жесткой схватке за МЕНЯ!!! Я что тут, для понта стою, что ли?! Не врубаюсь! Я обижусь! Навеки! Они должны были по правилам сценария кататься в пыли, наносить кровавые раны и мочить друг друга!!! А я бы скромно стояла в сторонке и показывала большой пальчик: вверх — жизнь, вниз — извини, голубчик! А эти двое?! Гэри зашипел, другой… поклонился! Нет, это чистая наглость!!! Где драка, спрашивается?! Над чьим хладным трупом мне лить слезы, а?! Над кем мне убиваться?!

Вампир улетел, а я закатала рукава. Ну, надо же продолжать красочное действие кому-то, раз уж все равно здесь нет настоящих мужчин!

Гэри повернулся ко мне лицом, и я мудро передумала…

Ну да, такому бы и я в ноженьки поклонилась! Еще б и ботиночки почистила… Нет, пожалуй, это уж слишком!

Глаза зловеще сверкали, брови сурово сдвинуты, лицо перекосилось от гнева… Весь его вид говорил: «Подойдешь — зарежу, порежу, схвачу, голову отрублю, еще и над трупом поиздеваюсь!!!»

Я сочла за благо опустить руки. Похоже, ожесточенное сражение откладывается до лучших времен!

— Кто тебя просил?! — вот это голосок! «Спой, птичка, не стыдись!» Ну, птичка и спела, так лиса замертво упала и больше сыр не клянчила…

Голос был нечеловеческим. Я уняла дрожь в коленках и прикинулась смелой!

— А тебя кто просил?! — очень даже правдоподобно закричала я, вспомнив о разбитых воздушных замках.

Надо же, а со мной все в порядке. Я дотронулась до шеи. Раны были на месте, только не кровоточили. А я-то свято надеялась, что сейчас упаду в обморок, и Гэри испуганно подхватит меня на руки и подвезет до замка… По крайней мере, не придется тащиться на своих двоих… Лень, знаете ли, моя верная спутница, родилась вперед меня и вечно требует главенства.

— Не надейся! В обморок не упадешь! — грубо оборвал мои чаяния напарник.

Та-а-ак… До меня начинает кое-что доходить… Он что…

— Ты ЭМПАТ?!

— ДА!!!

Ах, он эмпат… Обманщик! Что же, выходит, меня нагло обманывали? Я уверена, и Иорек, и Пэк об этом знали, но мне не соизволили сказать. Да и зачем? Я же всего лишь жалкая пешка, недоучка, низшее существо! Низшее существо?! Ненавижу!

— Ах, ты дрянь собачья! — рвала и метала я. Значит, все это время он безнаказанно читал мои чувства?! — Ненавижу!!! Вас всех ненавижу! Идите вы все к черту!

Тут я заметила, что Гэри как-то испуганно побледнел. Пора бы остановиться, а то лишусь напарника ненароком… Случайно.

Я старательно подавляя ярость и продолжая ругаться, открыла портал с расчетом на свою комнату. Надеюсь, расчеты неверны, и я опять попаду в прошлое, чтобы меня никто не нашел! Полная надежды, я шагнула вперед. Деревья завертелись, закружились звезды, воздух размылся, словно дым, и понеслась вперед мелькающая дорожка…


Глава 1. Дом с вампиром | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 3. Крутые разборки. Или кто кого побьет — призрак дома на холме или мы его. Или все-таки ничья?