home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пролог

Петр Петрович Петров быстро пересек дорогу, свернул в арку и скрылся за углом. Там он остановился и внимательно огляделся. Ничего особенного: воробей на дереве, встрепанная кошка, торопливо доедающая оброненный бутерброд, синяя иномарка — стекла были не тонированы… Ничего.

Начальник «Кары» удовлетворенно кивнул, вытер тыльной стороной ладони пот со лба и поправил галстук. Всё отлично. Пока всё отлично.

Эта мысль немного успокоила Петра Петровича, но на всякий случай он еще раз осмотрелся. Его взгляд привлек мирно дремавший на подоконнике голубь. Сидел голубь очень-очень тихо, будто задумал какую-то пакость. Выглядело подозрительно. Господин Петров нахмурился…

…Быстрый выпад, движение рукой — и пташка упала на асфальт с вывороченной шеей. Петрович подождал — минуту, две… Голубь — то, что было голубем — неожиданно потемнел и расплылся в очертаниях.

— Метаморф[2], - зло скривился Петров.

Господин Петров выждал еще две минуты и осторожно двинулся дальше, прямо к скрывшемуся в тени дуба кафе. Пока шел, аккуратно прочесал окрестности на предмет всяких ангельских тварей и шпионов. Но всё было чисто.

Охранник пропустил начальника «Кары» без лишних слов и снова закрыл дверь, на которой болталась табличка: «Ремонт». На ремонте кафе почему-то было со времен перестройки.

Господин Петров плевать хотел на ремонт. Видимо, его здесь ждали и ждали давно.

— А вот и ты, — человек (а может быть вовсе и не человек) сидел к господину Петрову спиной, что не помешало ему безошибочно распознать посетителя. Пальто, шляпа — всё это давно вышло из моды, а летом было совершенно неуместно. Загадочный незнакомец спокойно курил трубочку, с наслаждением пуская колечки дыма в потолок, и равнодушно насвистывал старую мелодию.

— На улице лето, Кетонур, — холодно заметил Петр Петрович.

— Да ну? — так же холодно «удивился» незнакомец. — А я и не заметил! Но тебя ведь это не смущает?

— Твоя одежда…

— А что моя одежда? Официант, подойди!

Пробегавший мимо парнишка испуганно выпучил глаза, опустился с цыпочек на полную ногу и послушался.

— Изволите вина?

— Тс! Какое вино? Господин Ний предпочитает ром, — насмешливо фыркнул человек в шляпе.

Петр Петрович в ответ раздраженно щелкнул пальцами и без приглашения уселся в кресло напротив.

— Красного! — потребовал он.

— Р-рома? — запинаясь, выдавил официант.

— Вина! — рявкнул Петров. — Да пошевеливайся!

Официант привычно испарился — причем не куда-нибудь, а в сторону кухни.

— Хозяин, — человек в шляпе выпустил колечко дыма, — недоволен, Ний. Он велел передать: еще одна промашка — и ты пожалеешь, что не сдох в Алатырской битве[3].

— Не ухмыляйся, Кетонур. Я и тебя за собой утащу, — ядовито пообещал Петр Петрович.

— Хм. Охотно верю, друг мой, — иронично отозвался Кетонур. — Только ты учти: Хозяин нервничает. Он хочет начать войну и ждет, что ты — не я, мой друг! — принесешь ему Книгу. Но прошло уже 20 лет, а у нас всего один артефакт. Понимаешь, что это значит?

— Что? — злобно переспросил Петр Петрович.

Кетонур вздохнул, отложил трубку в сторону.

— Война близко. Майя — да-да, не кривись, именно эти ангельские прихвостни! — не случайно отметили 2012 год. Знаешь, что они говорили?

— Нет.

— Ну что ж, ты никогда не интересовался бытом простых…

— Зато ты был на стороне найнбергов[4] в Алатырской битве, да, Кетонур?!

— Да, мой друг. Майя говорили о конце света, смене эпох и новой расе. Они ошиблись с годом. Но ненамного. Как только один из материков уйдет под воду, Хозяин начнет войну. И благодаря твоей лени мы можем ее проиграть, — Кетонур притворно вздохнул. — Боюсь, мне не собрать все твои кусочки…

— Не забывайся, — Петров медленно подался вперед, его глаза горели жгучей яростью.

— Ах, друг, не трать попусту силы, — ласково, словно играющая с ланью тигрица, посоветовал Кетонур. — Хозяин требует, чтобы ты достал все 4 артефакта и уничтожил не только девчонку, но и «Кару». Как тебе, а? Кажется, задание усложняется?

— Я тебя уничтожу!

— Тс-с!

Официант аккуратно выставил перед важными господами два бокала. Кетонур изящно подхватил один и шутливо отсалютовал Петру Петровичу:

— Громкие слова, Ний! Твоё здоровье!

Петр Петрович бессильно скрипнул зубами и сжал руки — так, что костяшки пальцев побелели. Разговор пошел совсем не так, как он планировал… И начальнику «Кары» это не нравилось.

… И никто не видел, как черная кошка неподвижно наблюдала эту сцену через окно. Вскоре она мягко спрыгнула на землю… и тут же поменяла цвет на рыжий.

— Мур-мяу, дело принимает интересный оборот… Пожалуй, я даже навещу Игорька, — размышляла вслух пушистая кошечка, спрыгивая с синей иномарки. Машина возмущенно взвыла.


Глава 6. Страшные тайны замка | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 1. За что я убью Пэка…