home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7. В мире животных

Паук — это такое маленькое безобидное домашнее животное.

Главное, задавить это животное прежде, чем оно тебя съест…

Где-то в полдень я аккуратно раскрыла стеклянные створки окна и опустила вниз веревку. Теперь главное — ни на кого не наткнуться, в особенности на Гэри и Тузика, иначе крику-шуму не оберешься. Особенно нежелательно встречаться с нашим эмпатом, а то будет нудить под ухом — «это нехорошо», «это не так., то-то не этак»! Что-то в последнее время он за мной так следит, что впору вешаться на лампочке! Впрочем, это ведь тоже «нехорошо»! Его послушать, так ко мне надо приставить дюжину охранников и дежурить рядом днем и ночью. Приятно, конечно, но я требую свободы!

Сотовый лежал в самом дальнем углу квадратной ямы. Пришлось мне лезть внутрь. И зря! Стоило мне ступить ногой на рыхлую землю, как почва, и я соответственно вместе с ней, поползла вниз. Что за фокусы, я не врубилась! Пока я летела вниз, успела перебрать все возможные ругательства, которые знала… Не помогло.

Черт, а теперь-то что делать?! Я представила, какая от меня симпатичная горка белых косточек останется после падения, и религиозно перекрестилась. Господи, если ты меня слышишь! Если я живой останусь, то обещаю — я больше никогда не буду обзывать Деда Мороза алкоголиком! Я попрошу прощения на могиле старушки Шапокляк! Я больше никогда не буду устраивать фейерверки в квартире! Я больше никогда не буду топить соседей снизу и напускать на них акул! Я буду слушаться Гэри! Я вообще буду паинькой, честное слово!

Бог, наверное, услышал мои мольбы и возрадовался, поскольку падение оказалось более или менее удачным. Копчику, правда, кранты, а так — всё прекрасно! Сотовый шлепнулся рядом.

Насчет Гэри я пошутила! И насчет паиньки тоже! И вообще — всё это было сказано под нажимом чрезвычайно опасной ситуации!

Я потерла спину, сунула сотовый в карман и, поднявшись, огляделась. Темное местечко… Специально для таких, как я! Нет, ну надо же! Как я теперь отсюда выберусь?! Ладно бы знала, куда ползти, а так я не обнаружила на потолке ни дырки, ни трещины, ни люка! Как я сюда вообще попала?! Но как-то же попала…

Сзади послышалось интеллигентное покашливание. Кажется, я здесь не одна…

Я медленно повернулась.

Это был огромный паук. Он стоял с видом поучительного очкарика, умильно сложив все свои передние мерзкие лапы на брюхе, и ухмылялся! Семь метров… Не меньше.

Я сглотнула. Мне, как обычно, везет. Что делать? Первое, что пришло в голову — поорать. Да вот беда, прям катастрофа, голос куда-то пропал! Пропал?! Ну уж нет — хоть раз в своей жизни покричу от души!

И я покричала… Такого крика и Кинг-Конг не слышал! Пол под ногами задрожал, а сверху посыпалась земля, корни какие-то, еще всякая дрянь.

Ненавижу пауков! Особенно размером с небоскреб!

Опять по уши вляпалась!

Висеть головой вниз неприятно… Более того, опасно.

Это паучье отродье, чтоб его, решило меня подвесить, как пучок травы! Нет, такого я не прощаю! Доберусь до этого паука обязательно, вот только дайте мне чудо, чтоб я смогла выбраться из этой липкой паутины!

Я испробовала магию — фиг вам, что называется! Либо здесь вся магия не работает, либо паутина у этого адского отродья антимагическая, но я смогла только поджечь искоркой пробегающей мимо мышке хвост. Серая взвизгнула, сплясала чечетку и побежала преспокойно дальше.

— Ты по-русски говоришь? — я решила развеять зловещую тишину в пещере.

Паук вертелся рядом с котлом, что-то мурлыкая себе под нос и бросая в варево какие-то специи. Ох, чует мое сердце — не к добру это! Никак решил мной отобедать?! Эллочка-людоедочка, блин! А, может, старуха Шелоб? Нет, тогда уж старичок Щелбан!

На русский Щелбан внимания не обратил. Ладно, попробуем другие языки.

— А по-украински балакаешь? Может быть, speak English? Или парле ву Франц? Или шпрехен зи дойч? Podria usted decirme,?que hora es (эта галиматья испанская — «Который час?» К чему я это спрашиваю?!)? Эй, дубина мохноногая! Колись, откуда прибыла!

«Дубина мохноногая» на свое новое прозвище с удовольствием отозвалось на чистом русском:

— И незачем так орать!

Ё-моё! Что ты будешь делать?! Интеллигент проклятый! Я ему лингвистические упражнения на четырех языках, а он мне на русском! Заставил меня сто-олько вспоминать! Голова кругом! Ему это с лап не сойдет!

— Ты что, меня на обед пустить хочешь, да?! — узнав, что мой родной язык подходит, я могла теперь выпытать наконец, что хотела.

— Надо же чем-то питаться! — невозмутимо объявило чудовище, бросая головку чеснока в котел.

— Это что?! Чеснок?! — возмутилась я. — А ну вынь немедленно! Я не собираюсь плавать в одном котле с этой гадостью! Фу-у-у! Ну как не стыдно! Меня, да с чесноком в паре?! Обнаглел вконец?!

Щелбан со вздохом выудил чеснок из котелка:

— Ну вот… Опять чеснок не любят! И почему он всем так не нравится?!

— Потому что от него воняет! — сердито выкрикнула я, норовя топнуть ногой. Но потом вспомнила, что я вроде как несчастная жертва большого буки, вишу вверх тормашками, связанная… подумала и передумала. — Слушай, давай по-хорошему разойдемся, а?! Я жить хочу!

— А я кушать.

— Давай я тебе анекдоты потравлю, а ты меня отпустишь?

— Нет, дорогуша, я и так неделю на супчиках сижу! Надоело до жути, хоть вешайся!

— Так повесься! — радостно посоветовала я. — Жизнь — дурная штука! Посмотри: кругом несправедливость, разврат, чиновничья братва ворует из-под носа, бедность, война, налоги население душат, тысячи пауков гибнут во время террористических атак на общежития! Кончи свои страдания, воссоединись с великой материей! Ад ждет тебя!

Законченная сатанистка… И чего болтаю?

— Что, правда, пауки гибнут? — с волнением переспросил паук.

— Да! О да! От атак террористов гибнут твои собратья! Для галочки — я террористов не люблю, при случае сажаю на ракету и отправляю на Венеру! — на всякий случай уточнила я.

Паук в самых расстроенных чувствах сшиб котелок с огня. «Обеда не получится!» — обрадовалась я про себя, слушая жалобные позвякивания огромной посудины.

— Что?! Как так можно?! Гадкие террористы! — бушевало тем временем чудовище.

Паук внезапно кинулся ко мне. Блин, щаз без гарнира съест! Жизнь, прощай, любимая!

Но нет… Паук размотал меня и бережно поставил на ноги.

— Враги моих врагов — мои друзья! — торжественно возвестил он. А ничего так паучишка! Душевный, за пауков переживает… Я нашла «Гринпису» лидера!!!

Я отряхнулась.

— Спасибо, что не съели, — вежливо буркнула я.

Паук сотворил нечто наподобие улыбки и поднял с пола двухметровый котел.

— Придется опять щи делать! Ты суп любишь? — весело поинтересовался Щелбан. Вообще-то я супы терпеть не могу, но отказываться от угощения не стала, а то вдруг у пауков принято неблагодарных гостей варить? Нет, мне жить хочется, я ж не камикадзе! Но надо отдать должное кулинарным навыкам Щелбана: суп вышел отменным!

— Что там в мире-то творится? — паук с любопытством наблюдал, как я опустошаю огромную тарелку. — Я на поверхности тысячу лет уже не был!

— А почему?

— Что почему?

— Я думала, пауки живут в квартирах, домах, лесах, а не в пещерах… Почему вы здесь? Ведь вы из России, нет?

Щелбан вяло махнул сразу двумя лапами:

— Долгая история! Я в России жил.

— А почему сбежали?

— Не сбежал… Я б там навеки остался! Но… видишь ли, не хотел я так жить. Меня ведь Аннулар создал…

Что-то подобное я ожидала услышать. Куда ни плюнь — всюду этот треклятый Аннулар!!! Я б его уже только за одно это прибила!

— Так вы служили Аннулару?

— Служил?! Ха! Да кто б меня спросил! Меня поселили в Сибири… я выполнял поручения Ния, убивал ангелов, которые слишком близко подобрались к артефакту…

— В Сибири есть артефакт?! — я аж подпрыгнула, в результате облилась супом. — А где?

— Уже нигде, — мрачно сознался Щелбан. — Его перенесли после моего побега… Дело в том, что Ния я долгое время терпел, но когда пришел Кетонур…

— А кто такой Кетонур?

— Страшное существо! — паук задумчиво подпер лапой подбородок… или то, что можно было бы назвать подбородком. В этот момент он мне сильно напомнил Александра Сергеевича Пушкина. — Он считается левой рукой Аннулара, но такое чувство было, что он не до конца решил, на чьей он стороне. Но меня он гонял немилосердно! О, ужасное столетие под его началом! Он то давал приказ уничтожить противника, то у него просыпалась жалость, и он велел спасать врагов… Короче, мне пришлось туго. Но когда я решился выйти из-под власти Аннулара, он мне помог сбежать! За это ему большое спасибо.

— А почему тогда «страшное существо»?

— Ний по сравнению с Кетонуром — мышка! По жестокости Кетонур сравним разве что с Аннуларом… Страшное существо этот демон! Если бы ему, а не Нию, дали задание уничтожить ангелов, то сегодня не осталось бы света… Но Аннулар посчитал, что Кетонур может перебежать на другую сторону, — Щелбан вдруг встрепенулся и поспешно переменил тему: — Знаешь, забудем о демонах! Что там новенького на поверхности? Что за триста лет изменилось?

— Многое, — я нехотя подхватила новую тему. Старая могла бы быть очень полезной, но ничего не поделаешь. — Войны всякие, прогресс, спутники в космосе, сотовые телефоны…

Я еще долго объясняла новому другу о мобильных, о ракетах, спутниках, кино и т. д., и др., и пр… А сама все думала насчет Аннулара, Кетонура и Ния… У меня всё никак не складывалась общая картинка. Было такое чувство, что я упускаю что-то невероятно важное… Но что?

После того, как я с грехом пополам прочитала пауку курс физики, начали травить анекдоты. Потом в прятки играли. Так забавно! Меня-то фиг найдешь, а вот бедного «ма-асенького» паучка… Пришлось притвориться, что я слепая, глухая и ничего не замечаю, хотя не заметить семиметровую глыбу — это еще постараться надо!

Затем распевали песни. Я научила паука «Марсельезе», а он меня какой-то «Трамба рабарам тулаха фасионатрамтара». Язык я сломала, зато теперь смогу общаться с аборигенами.

Вечером наступил черед страшных историй. И вот, когда я начала рассказывать «Вия» со вставками отсебятины о куклах-убийцах, сверху послышался страшный шум. Паучишка взвизгнул не своим голосом и не хуже гончего пса рванул вглубь пещеры, где умудрился спрятаться в котле… Я же прикинулась валуном. Вдруг не заметят?

Угу, еще как заметили! То есть заметил!

Сверху свалился Гэри. Вот блин, и ведь нашел! Сейчас влетит…

Напарник подошел ко мне, покачал головой и… подхватил моё «обмякшее» тельце на руки.

Я возрадовалась и притворилась мертвой.

Гэри притворно вздохнул.

Гэри разжал руки.

— Эй! — я мигом ожила и принялась возмущенно тереть ушибленную спинку. — Ты совсем спятил?! Ты совесть имеешь?!

— Нет, — спокойно заявил нахал. — Она ушла в отпуск.

— Пень бесчувственный, — обиженно всхлипнула я. Но ведь пришел? Значит, не плевать на меня? И это мне польстило…

— Где ты так долго шлялся?! — состроила я суровое личико гестаповца. — Меня тут чуть не съели!

— А кто просил тебя лезть, черт возьми?! — вскипел напарник. — Ничего не сказала, дозвониться не могу!!!

— Что? Страшно стало, что перед Игорьком придется отчитываться? — ядовито процедила я. Знаю, что виновата я, но ничего с собой поделать не могу!

— Да к черту Игорька!!! Ты бы хоть… Я… Обо мне ты подумала?! Я так перепугался! Да я все морги обзвонил!.. Софья, ну что ты со мной делаешь? — Гэри устало потер виски. — Ладно, забыли.

— Прости, — виновато пискнула я. Он просиял, улыбнулся и тихо попросил:

— Не делай так больше.

Я в ответ кивнула, хотя прекрасно понимала, что вру. Надолго моей вины не хватит, а сидеть на месте я не могу… Обязательно ведь влезу куда-нибудь еще! Похоже, Гэри подумал о том же.

— Да знаю я, что ты влезешь еще куда-нибудь, но будь хотя бы чуточку попослушней!

Я в ответ скептически приподняла бровь. И как он себе представляет меня послушную?!

— Ладно, я и не надеялся! — обреченно посетовал Гэри и посмотрел вверх. — Тузик!

Наверху что-то загрохотало и потолок неожиданно начал разъезжаться в разные стороны. Ага, так вот в чем секрет! Веревочная лестница опустилась в полученную дыру.

— Ты первая, — скомандовал мне Гэри. — И чтоб я тебя видел!

— Но Гэри, я не попрощалась…

Напарник вздохнул и махнул рукой.

— Жду тебя наверху… Через пять минут лезу обратно и зверски убиваю одного вредного ангела, — он полюбовался на мое вытянутое лицо и весело рассмеялся: — Шутка… Давай быстрее только!

Паука я нашла в котле. Я так и не поняла, как он там уместился… Торчали одни лапки.

— Э-э… — я озадаченно потерла нос, не зная, с какой частью паучьего тела разговаривать. — Мне пора, за мной пришли…

— А что? Куклы не было? — донесся взволнованный шепот из глубин котла.

Кажется, с куклами-убийцами я перестаралась…

— Нет, это мои коллеги…

Котел затрясся и выплюнул компактно сложенного паука.

— Уф, я перепугался! — испуганно выдохнуло добродушное чудовище. — Ну что ж, прощай?

— Может, увидимся еще?

— Увидимся, ангел. Обязательно увидимся! — паук от всей души пожал мне руку кончиком лапы. — Ты это… пауков не дави! И еще: я всегда к твоим услугам…

Взбираясь по лестнице, я подумала о том, что друзей можно найти в самых неожиданных местах. И любого врага можно сделать другом. Это тяжело. Однако именно это — победа.


Глава 6. Заживо погребенный | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 8. Барабаны в ночи