home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Барабаны в ночи

Думаешь, что поймал — ан сам попался.

— Скажи-ка, дядя, ведь недаром… — я задумчиво перевернула страницу книги по Вуду и продолжила разговор сама с собой: — …паук меня едва не съел?… Гэри, положи моё печенье на место…

Напарник с сожалением прекратил воровство и с детской обидой посмотрел на меня.

— Жадина!

— Угу, — отстраненно согласилась я, но тут же опомнилась: — То есть сам жадина!

— Я просто кушать хочу!

Я только вздохнула. Мало ему, что ли, двух тарелок гумбо (причем одна из них была моей!) и пяти пирожных?!

— Гэри, а кто такой Кетонур? — вместо очередного бесполезного пререкания я выдала вопрос. — Он как-то связан с артефактом?

— Первый раз слышу… Кя… как там?

— Кетонур.

— Нет, не знаю такого. А что?

Я покачала головой. Если бы я хотя бы догадывалась, почему этот Кетонур так меня интересует! Было такое странное чувство, что где-то я о нем уже слышала… Это имя — Кетонур… Нет, не помню.

— Ерунда, — я махнула рукой.

Мы сидели в холле — я, Гэри и Тузик. Гадята, по-видимому, были в засаде: «желтяк» ожидался с минуты на минуту. Так что пока было тихо и спокойно, и даже не хотелось по-быстрому переквалифицироваться в Бабу-Ягу, любящую обедать детишками.

Я снова перелистнула страницу и наткнулась на изображение огромной змеи, со смаком пожирающей человечка. О Господи, ужас какой! Срочно захотелось чего-нибудь перекусить. Где там печенье? Не отрываясь от книги, я пошарила в тарелке и выудила оттуда… руку напарника! Я резко отдернулась.

— А где печенье? — подозрительно сощурилась я.

Гэри пожал плечами. Я перевела взгляд на добермана

— Я не жнаю, — искренне заверил песик, старательно что-то прожевывая.

Понятно, печенье пропало без вести в желудке Тузика. Обеда не будет, разве что Тузиком закусить.

Я фыркнула и отбросила книгу в сторону: настроение читать пропало.

— Гэри, сбегай за пончиком, а? — тоскливо проныла я. — А то скучно…

— А почему я?

— А кто?

— Ну… — выразительно промычал напарник, поглядывая то на меня, то на Тузика. — Даже не знаю, кого из вас назвать…

Я вздохнула и уселась поудобнее. Вот так всегда. Никто не хочет помочь бедному, уставшему существу! Жалко себя до ужаса, но ничего не поделаешь — придется поголодать, потому как от этих не дождешься (проще заставить баобаб пять раз присесть!), а я из вредности шага не сделаю.

Время шло, голодовка против вредности напарников продолжалась. От нечего делать я с тоской посмотрела в окно. Там жила своей жизнью природа. Послеполуденное солнце каким-то странным печальным светом окидывало слегка притихший сад… Я в который раз поразилась, как величественна природа и как суетлив и ничтожен по сравнению с ней человек. Или ангел… Или демон. В конце концов, какая разница, кто ты? Те же буддистские монахи раз в двести умнее «светлого и невинного ангела», бегающего по улицам с воплями бабуина и с потрясающим упорством маньяка коцающего представителей бесчисленной демонической армии. Все-таки какой фигней мы занимаемся! Как будто, если угробить какого-нибудь оборотня, мир станет лучше. Какая глупость… И не могу понять, при чем тут я, Володя, Катя, Гэри, Тузик, Игорек… Почему мы все должны погибнуть за то, что какая-то сволочь в прошлом нарушила правила и решила завоевать мир?

— Софья?

Я оторвалась от увлекательной картинки за окном и с удивлением обнаружила, что Гэри смотрит на меня с каким-то сочувственным интересом.

— Чё это ты на меня так смотришь? — я со страхом отшатнулась, хотя вроде бы сидела.

— Если Аннулару достанется мир, не останется ничего.

Я задумчиво провела рукой по деревянному подлокотнику кресла и промолчала. Говорить обо всем этом не хотелось.

— Пойми, мы не просто так кровь проливаем… — Гэри явно хотелось прочитать хотя бы одну нудную лекцию. — Когда видишь, как погибают люди, и знаешь, что можешь помочь… Вот тогда начинаешь ценить свое дело, Софья.

Я улыбнулась, надеясь, что мой намёк поймут верно и отцепятся наконец.

— Мне не нравится твое настроение, — печально продолжил пытку напарник, явно ожидая от меня как минимум исповеди и обиженных рассуждений на тему «загубленной жизни». А вот фиг!

— Пойду-ка я за печеньем, — я встала и походкой Джека Воробья отправилась грабить кухню. — Кому чего? Яд бесплатно.

Тузик выдал огромный список, прося принести ему пару тонн колбаски, десять килограмм печенья и еще одного барашка на всякий случай. Гэри только головой покачал, пробормотав что-то вроде: «Может, и хорошо». Ну я так и подумала, что напарнику то же, что и Тузику.

Да, Гэри. Моя мечта — быть обычным человеком, прожить самую обычную жизнь. Рождение — ясли — детсад — школа — университет — работа — смерть… А не колесить по всей планете в течение нескольких столетий, не искать «то, не знаю что» и не находиться рядом с существом, которого могла бы полюбить, а нельзя, потому что то-то и тот-то мешает, правила запрещают и вообще — страшно, потому что все равно потеряешь.

И пусть мечты остаются мечтами. Кто знает? А вдруг обычная жизнь еще хуже?

Ритмичные звуки барабанов влетали в окно и эхом отдавались в голове. И кому взбрело в голову в двенадцать ночи устраивать этот дурдом?!

Я отложила книгу в сторону, встала, закрыла окно. Тише от этого не стало.

Бам-бам-бумс…

Тьфу на них!

Опять барабаны…

Зовут… Зовут… Надо идти…

Вокруг вдруг стало темнеть, пока всё не превратилось в одну сплошную черноту. Что-то вязкое окутало меня и потянуло туда, где раздавалась бешеная барабанная дробь. Сил сопротивляться не было — я хотела пойти за этими звуками, будто от этого зависело всё… Будто, кроме барабанов, ничего и не было во всём этом мире.

И я шла.

Идти… Зовут…

— Очнись же ты! Софья!

Всё в болото. Мне надо идти…

Что-то больно зацепилось за мою ногу, и чернота вдруг рухнула, схлынула, как какое-то наваждение…

… Рухнула и я. На пятую точку.

Я потрясла головой. Вокруг были деревья, я сидела на грязной тропинке, а вдалеке всё так же гремели барабаны. То, что зацепилось за мою ногу, оказалось Тузиком. Причем очень злым Тузиком.

— Ты что творишь?! — орал доберман, отплевываясь от ниток. Всё, моим джинсам хана!

— Что мы тут делаем? — я ещё раз огляделась и даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что не сплю.

— Вот и я у тебя спрашиваю! Ты почему не сказала, что лунатишь по ночам?!

— Я не луначу! — всерьез обиделась я.

— А как это называется?! — Тузик обвиняюще ткнул в меня лапой. — Я тебя всю дорогу звал, а ты… да, ты! Если Гэри узнает, что я тебя на улицу выпустил, он с меня три шкуры спустит! А ты чихать на это хотела!

Я вздохнула и виновато чихнула. Тузик оскалился.

— Домой! — сердито скомандовал песик.

— Эти барабаны… Это они меня звали, — задумчиво прошептала я скорее для себя, чем для Тузика. — В них что-то есть.

— Но это не наше дело, Софья!

Да, точно. Во что бы то ни стало я должна узнать, откуда эти звуки идут и — главное! — что там творится. Гэри, конечно, меня убьет и порежет на мелкие кусочки… Ну и ладно.

Я встала с тропинки, потрепала доберманчика за ухо и пошла на звук. Жаль, у меня с собой ни меча, ни другого оружия. Если что — я ведь почти беззащитна. Разве что магия, но с ней надо быть аккуратной: вон что в прошлый раз на кладбище получилось, чуть сама себя не угробила! Рисковать я так больше не хочу — лучше уж без магии вообще, чем с такой!

— Софья, одумайся! — семенил следом доберман, едва не наступая мне на пятки.

— Тузик, это бесполезно. Хочешь — иди домой, можешь даже Гэри наябедничать…

— Он ушел! — трагически возвестил Тузик.

— Что? Насовсем?! — резко остановилась я, представив напарника в гробу с цветочками.

— До утра, — еще более трагически проскулил коллега.

— Что?! — в мыслях промелькнуло черненькое личико Эвонны, и воображение нарисовало отвратительную, пошлую картинку: Гэри и Эвонна в… рамочке в виде сердечка!!! А-а! Убью!!!

…Хотя мне-то что? Я-то чего переживаю? Разве что меня спасать никто не будет — мелочи какие!

Вот умру — будет знать! Пускай потом отчитывается перед начальством, где и как умудрился напарницу потерять!

Плакать хочется.

— Наверное, к Эвонне? — как можно равнодушнее бросила я.

— Нет, по делам.

Фух, уже лучше звучит. Хотя тоже не очень: по делам ушел, а меня взять забыл! Как так можно?!

Успокоившись, я снова двинулась вперед по тропинке. Тузик, смешно перебирая лапами и жалобно на меня поглядывая, засеменил рядом.

— До добра это не доведет, — коллега явно решил записаться в Нострадамусы. — Я тебя предупреждаю!

— Я учту, — весело подмигнула я, и Тузик совсем скис. — Иди домой, я скоро вернусь!

— Оставь тебя одну — планеты не досчитаешься! — проворчал доберман себе под нос. И не ушел. Что ж, моё дело предложить…

Барабаны были всё ближе. Я вдруг поняла, что иду на кладбище. Опять. Как оно меня достало!

— Там кладбище! — Тузик остановился перед выцветшей табличкой и растерянно оглянулся на меня. А то я не знаю!

— Ага, туда-то нам и надо! Запомни, Васька Джоннис, кто не рискует, тот не пьет шампанского и «Чаппи» не кушает!

«И того не собирают по кусочкам по всем кустам!», — мрачно додумала я, но вслух ничего не сказала.

— Софья, ты — профессиональный камикадзе…

— Спасибо, я знаю.

— Если тебя не прибьют здесь — прикончит Гэри… — продолжал взывать к моему благоразумию доберман. Наивный! Нельзя воззвать к тому, чего нет.

— Надо же ему хоть как-то развлекаться? — спокойно парировала я.

— Соф, а может ну его, не пойдем?

Может, и правда — ну его? Я же ничего не потеряю, если отступлю? С другой стороны, совесть тогда будет гоняться за мной до конца моей жизни. А учитывая, что конца может и не быть… Нет, не «ну его»!

Идти прямо в ворота — это то же самое, что ворваться в здание ЦРУ, обозвать Буша козлом и пообещать коммунизм всем американцам. То есть глупо и неправильно. Поэтому ворота мы пропустили и двинулись вдоль ограды — искать какую-нибудь лазейку: дырку или, на худой конец, место, где можно сделать подкоп. Спасибо Тузику, который тут уже прятался вместе с Гэри.

Мы проползли в огромную дыру, прикрытую роскошными и ужасно колючими кустами. Мне показалось, что мы с песиком наделали много шума и нас сейчас схватит какой-нибудь зомби своими костлявыми ручищами. И правда: что-то вцепилось в моё плечо!!! Ааааа!!!

Я шарахнулась в сторону и едва не заорала от ужаса. Но, слава богу, сдержалась! Коварный зомби на поверку оказался скрюченной сухой веткой… Ветка. Всего лишь ветка… Всего лишь дурацкая ветка, чтоб ее!

Не-на-ви-жу свою работу!

Я перевела дыхание и жестами показала Тузику, что живая и даже целая. И поползла дальше; не возвращаться же теперь обратно?

К счастью, нас не заметили. Вскоре я аккуратно раздвинула листву — так, чтобы нас не было видно. Взлетела в воздух потревоженная мошкара и растворилась в лунном свете. Красиво, безумно красиво… Но я не о том думаю.

В центре кладбища был нарисован огромный круг с непонятными символами внутри. В центре же этого круга был крест — к нему привязана девушка, причем девушка дико орала, из чего я сделала вывод, что она не сама привязалась! Рядом с крестом разместился седой старикашка — наверняка колдун — который пытался впасть в Нирвану. Из-за диких воплей жертвы это ему не удавалось, и колдун старательно покрывал всех неприличными словами. А вокруг плясали и били в барабаны какие-то больные крымоу и не очень здоровые зомби.

Я оглянулась на Тузика. Доберман нервно скалил зубы, стоически сдерживая рычание. Спектакль ему явно не нравился. Что ж, мне тоже. Надо что-то делать, а то ведь пропадет девчонка! И что за вечное желание вляпываться в неприятности?!

Я снова сосредоточилась на ситуации. Хреново, без магии — никак… Ну нет, только не магия, тошнит от нее! Единственно верное решение — это вернуться домой, найти Гэри и вызвать «Кару» в полном составе. А еще лучше — сразу весь НРАРФ… на всякий. И чего это я сегодня такая осторожная? Без помощи, правда, мне не обойтись.

Я уже хотела было развернуться и поползти обратно, но тут обнаружила, что Тузика рядом нет! Кто украл добермана?! Найду и…

Додумать я не успела. Помешали птички над головой.


Глава 7. В мире животных | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 9. Как достать врага