home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7. Ядовитая встреча

— Очаровательно! Ты опоздал! — я сердито посмотрела на напарника и требовательно протянула руку. — Где мой коктейль?

— Опоздал к чему? — Гэри избавился от стаканчика и сел напротив.

— Ты сказал «Подожди секунду»… Так вот, секунда прошла минут десять назад!

— Какая точность!

— Я всегда точная.

— Особенно когда опаздываешь на работу, — напарник прегадко улыбнулся, за что поплатился отдавленной ногой.

— Особенно когда опаздываю на работу, — я тоже умею прегадко улыбаться! Во как!

Ночь принесла с собой прохладу. Легкий ветерок, пахнущий цветами, соснами и морем, ласково касался лица, развевал волосы и уносил прочь салфетки со столика. В кустах то и дело мелькали какие-то загадочные насекомые, а по асфальтовой дорожке радостно скакала упитанная лягушка… Судя по всему, несчастная сбежала из французского ресторана!

Я задумчиво попробовала коктейль. Банановый плюс еще какая-то бяка. Странно, но мне понравилось!

На небольшой сцене, вокруг которой расставили столы, аниматор изображал Алладина, который как раз обнаружил, что в его лампу забрался посторонний джинн (действительно, наглость какая!). Народ потихоньку стекался на вечернее представление. Стоял шум — такой, что себя не услышишь, так что можно было говорить о шпионских делах без опаски.

— Ну что, Игорьку звонил? — я отставила стакан в сторону и вопросительно посмотрела на Геральда.

— Звонил, — уклончиво ответил напарник, внимательно разглядывая крышку стола.

— И?

— И оказалось, что у него нет телефона, — Гэри с наигранным удивлением пожал плечами.

Я вздохнула. И ведь действительно нет! Было бы забавно, если бы великий и всемогущий ангел всея Руси вдруг решил завести себе сотовый. Зачем ему эти новомодные штучки, если есть телепатия и эмпатия?

Я, кстати, не могу связаться с начальником напрямую: ведь ни телепатией, ни эмпатией не владею. Так что сначала мне приходится звонить в приемную, где на телефоне сидит злющая секретарша, от которой мне влетает по полной программе. Особенно ее раздражает то, что я, видите ли, такая-сякая и нехорошая, отрываю ее от задач государственной важности — ну например, от накрашивания ресниц или поглощения конфет. Через полчаса, кряхтя и охая, вредная тетка наконец нажимает заветную кнопочку… либо вешает трубку — это уж по настроению. Короче, терпеть не могу и секретаршу, и приемную, и эти чертовы телефонные трубки!

Зато напарник у меня эмпат, вот пускай и эмпатит потихоньку!

— Не цепляйся к словам, — я улыбнулась. — Что он передал?

— Да так, по мелочи… Кстати, наши вышли на еще одного человека…

— И, конечно, мы должны его навестить… — мрачно предсказала я.

— Неа, — Гэри довольно усмехнулся. — Догадайся, кто к нам едет?

— Катя с Володей, — наугад ляпнула я. Геральд обиженно насупился и ворчливо заметил, что «так неинтересно».

— Катя с Володей?!!! — я аж подскочила на месте, причем стакан подскочил со мной. В результате я оказалась заляпанной желто-зеленым коктейлем. Кранты платью!

— Ты не рада? — Гэри протянул мне салфетку. Как бы ему так объяснить, что друзьям я всегда рада, но мне гораздо спокойнее, когда они сидят под крылышком Игорька в полной безопасности?

— Понятно, — напарник вздохнул. Что значить эмпатия!

— И когда они прилетают?

— В пять.

— Но сейчас девять…

— Потрясающая наблюдательность, — что-то мне не нравится его тон.

— Они должны быть уже здесь!

— Ну так они здесь, — Гэри загадочно сверкнул глазами.

— Где? — я завертела головой, но увидела только снующих взад-вперед официантов и счастливых отдыхающих. Если бы мои друзья уже приехали, то отдыхающие выглядели бы далеко не такими счастливыми… После нашествия этой парочки все почему-то становятся злыми и невежливыми…

— Кхм. Володя отнимает торт у официанта, а Катя с интересом разглядывает твой стакан…

— …и думает, что за дрянь такая желто-зеленая! — подхватил голос за спиной. — Привет, ангел, давно не виделись…

Я резко оглянулась. Как это она за моей спиной очутилась?

— Что? — Лиса недовольно нахмурилась. — У меня рога выросли?

— Нет, — честно призналась я. — Нимб.

— Дааа? — подруга задумчиво потрогала макушку. — Всё издеваешься! Володя, оставь его в покое!

Только тут я заметила Штива, вырывающего у официанта тарелку с куском торта. Официант, разумеется, сопротивлялся, но безуспешно.

— Оставь в покое! — строго повторила Лиса. — Обжорыч хренов…

Володя с сожалением покосился на торт, облизнулся и выпустил из рук тарелку. От неожиданности несчастный официант пошатнулся. Но быстро выровнялся и засеменил в сторону кухни. Друг тоскливо проводил его взглядом…

— Такая добыча удирает, — Володя расстроено вздохнул. — Привет, Соф.

Я молча кивнула в ответ. И куда их посылать? Они умудряются находить неприятности даже здесь, где нет злодеев и маньяков по прозвищу Пэк! О чем Игорек думал, когда посылал их в Египет?!

— Вы сами вызвались на задание? — я задумчиво поправила скатерть, задетую другом.

— А некого больше посылать, — покачав головой, ответила Катя. — Ник занят, он же теперь у нас индюк важный! Ты что, начальник «Кары»!

— Начальник?! — переспросила я.

— Ну да, вместо Пэка… Ты бы видела, какой сейчас кавардак в НРАРФе! Все бегают, суетятся, всех проверяют… Уже пятерых кротов вывели! Троих из Нового НРАРФа и одну секретаршу из наших… Ну помнишь нашего «Терминатора»?

Еще б не помнить! Это та самая, которая служила у Пэка и сидела в приемной — такого монстра не забудешь! Ага, я так и знала, что она что-то замышляет!!! Правда, я всегда почему-то думала, что она тайком подкладывает кнопки на кресло Пэка… Стоп. Но ведь они были из одной команды… а если это не она, тогда кто?! Кто подкладывал кнопки?!

Я подозрительно покосилась на Володю. Нет, у этого только еда на уме… Катя? Она бы меня обязательно с собой позвала…

— Элементарно, Ватсон… — задумчиво протянул Геральд.

Не может быть!

— И ты меня не пригласил?! — искренне возмутилась я.

— Видите ли, Ватсон… Я никак не мог вас пригласить, потому как меня самого приглашал Игорек…

— О чем это вы? — с интересом спросил Володя.

— О предательстве! — погрозив невозмутимому напарнику кулаком, я повернулась к Кате. — Что за контакт у вас?

— Точно не знаем, — Катя достала из кармана сложенную вчетверо бумажку. — Вот.

— Сказочный город? — я развернула бумажку и постаралась запомнить адрес.

— Вот и мы не знаем, что за фигня, — со вздохом призналась Лиса. — Какой еще Сказочный город…

— Надеюсь, там дают кушать, — мечтательно вставил Володя. Подруга хмуро посмотрела на него, но на этот раз промолчала.

— Игорек сказал, что Гэри знает… Гэри, ты знаешь?

— В десяти минутах от плато Гиза. Каирский пригород, — коротко ответил напарник. Все-то он знает! — Кому еще коктейля?

— Мне! — оживился Володя.

— Софья?

— Можно.

Напарник кивнул и исчез в толпе. Володя вскоре заметил официанта и тоже нас покинул.

— Я бы на твоем месте держалась за него, — тихо заметила Катя, когда мы остались за столиком одни.

Ну вот, опять она за старое!

— Кать, ты просто не знаешь, какой он вредный…

— Но заботливый, — кокетливо добавила подруга.

— И вечно чего-то недоговаривает…

— И красивый.

— Не все то золото, что блестит!

— И добрый, и решительный, и…

— Хватит, эй! — я шутливо надула губки.

— Мне бы такого, — вздохнула Лиса. — Ты ему скажешь?

— О чем?

Катя таинственно усмехнулась.

— О чувствах своих, конечно!

Пока я придумывала достойный, полный возмущения и негодования, ответ, вернулся предмет нашего спора. Да-да, тот самый заботливый, красивый, добрый и решительный, и вообще ангел во плоти!

— Что? — Гэри недоуменно посмотрел на наши задумчивые лица, особенно внимательно задержался на мне и улыбнулся.

— Думаю, о чем бы вы ни говорили, права Катя…

— Подслушивать нехорошо, — уязвлено заметила я.

— Зато как приятно, — напарник расплылся в улыбке чеширского кота. — Коктейли, плиз…

Я взяла бокал и следующие полчаса молча наблюдала за сценкой «преследование доблестного официанта голодным студентом Володей». Я все еще злилась. Наверное, больше на себя, чем на кого-то. Катя права, я это знала. Признать не могла.

— Володя! — Катя решительно отставила бокал в сторону и поднялась. — Оставь официанта в покое!

— Торта дай, жмотяра! — другу и дела не было никакого до какой-то там Кати. А зря.

— Ван минут, — вежливо отпросилась подруга и двинулась на помощь арабу.

Мы с Гэри помолчали минутку.

— Ничего не хочешь мне сказать? — напарник откинулся на спинку стула.

— Ээээ… Слушай, я правда не хотела… Она как-то сама разбилась… — виновато промямлила я. Конечно, глупо было надеяться, что разбитый сувенир-ракушка останется незамеченным, но ведь надежда умирает последней?

— О чем ты? — непонимающе нахмурился Гэри.

Блин, проболталась!

— Да так… Ерунда! А ты о чем?

— О совете Катерины… Так значит, ты ничего не хочешь мне сказать?

Понятно. На миг мне действительно захотелось последовать этому совету… На миг. А потом я вспомнила, что на задании, что Пэку нужен чертов артефакт, что все плохо и вообще… чувства для нас — непозволительная роскошь. Нет, только не сейчас, сейчас ничего нельзя менять. Это неправильно. Не сегодня.

— Спроси меня через недельку, а? — я потянулась. — Может, я натворю делов и мне захочется на кого-нибудь все свалить…

— Я ведь спрошу, — грозно пообещал напарник.

— Ну-ну!

Мы немного поиграли в кто кого переглядит. Я проиграла.

— Так ты разбила мою ракушку? — Гэри заинтересованно подался вперед.

И какой черт дернул меня за язык?

Мы опоздали на завтрак, зато как раз вовремя успели на обед. Пока Володя со скоростью звука метался между столами с мясом, салатами, пирожными и макаронами, пугая несчастных поваров бешеными глазами и радостным гиканьем, мы с ребятами заняли самый отдаленный столик, убрали с него все лишнее (цветы, соль, перец, салфетки и чей-то рыжий парик) и достали карту.

— Посмотрим? — Гэри пристально посмотрел на нашу притихшую компанию и с шелестом развернул карту. — Нам придется разделиться…

— Надеюсь, у тебя есть карта Каира? — недовольно проворчал Тузик. — Я в этих их районах совсем не смыслю!

— Конечно, есть. Кать, вам сюда, — Гэри обвел фломастером точку на карте. — Городок престижный. Я думаю, бояться вам нечего, так что проблем быть не должно…

— А если Пэк встретится, можно нам его… — и подруга выразительно провела рукой по горлу.

Тут к нам подошел официант, чтобы поменять пустую бутылку из-под воды на полную, и мы дружно прикинулись молчаливыми чайниками.

— Добое утго, — блеснул араб знанием русского языка.

— Сабах ан-нур, — блеснула я знанием арабского.

— Битакалим араби?! Иззейяк? — блин, лучше бы не блистала! Кажется, он удивляется, что я знаю арабский, и интересуется, как у меня дела.

— Квейесаль хамду лиль-ля, — сказала я, что все в порядке. — Анна Миш ариф араби, — и добавила, что не знаю арабский. Официант очень удивился, но мужественно сказал:

— До свидана.

— Ма ас-саляма, — дружелюбно ответила я то же самое.

— Какое «Ма ас-саляма»?! Мне агва, пожалуйста, мазбут! — ворчливо потребовал Тузик кофе с сахаром.

— Ииии!!! — в ужасе взвизгнул официант и удрал без оглядки. Почему-то все национальности без исключения реагируют на Тузика одним словом «ииии»… Наверное, это общепринятое слово реагирования на говорящих собак…

— Тебе не показался этот араб знакомым? — Гэри сосредоточенно потер лоб. — Ведь где-то я его видел…

— Это ты на солнышке перегрелся, — я нарисовала на карте цветочек.

— Нет, где-то… — напарник налил в стакан воды и замер. — Что-то знакомое…

— Глюки, — повторила я.

— Точно. Гэри, надо шляпку надевать, бери с меня пример, — Тузик тоже налил себе воды и протянул бутылку Кате. — Давайте дружно выпьем за то, что собрались все вместе?

В общем, заменить воду просила я, а в итоге мне ее досталось совсем немного… Что за люди эти ангелы?!

Я состроила влюбленные глазки стакану и резко нахмурилась. Что-то мне не нравилось. Что-то не давало покоя…

— Что-то не так, Соф? — Гэри замер со стаканом в руке и внимательно посмотрел на меня.

Я помотала головой.

И вдруг меня осенило… Запах! Странный запах, почти неуловимый, почему-то навевающий мысли о чем-то зловещем…

— За нас! — торжественно провозгласил Тузик.

Это же…

— НЕТ!!! — мы с Гэри вскочили одновременно. Катя от неожиданности выронила злополучный стакан, но вот Тузик… он успел сделать несколько глотков…

О Боже! Что же делать?!

— Что? — удивленно спросил доберман, когда мы со страхом и тревогой посмотрели на него.

— Сколько? — хрипло спросил Гэри.

— Полчаса, — я покачала головой. — Максимум.

— Ребят, вы чего? — Катя переводила взгляд с меня на Гэри и обратно.

— Яд. Не узнаешь? — я кивнула на воду.

Она узнала. Растерянно посмотрела на меня, на Гэри, на обычную с виду бутылку и побледнела.

— Но кто мог?

— К-какой яд? — у Тузика испуганно округлились глаза.

— Так, — Гэри положил руку Тузику на лоб. — Без паники. Никто ничего не должен узнать…

— Нам нужен врач, — запротестовала я.

— Отведите его ко мне в комнату. Через двадцать минут я приведу врача, — напарник говорил решительно, и мне хотелось ему верить. Но где в такие сроки можно найти нормального врача, разбирающегося в ядах и имеющего на руках противоядие?

Однако выхода нет: в больнице Тузику вряд ли помогут…

Гэри ободряюще кивнул, развернулся и ушел.

— В комнаты, — я коротко кивнула Кате, чтобы она забрала совершенно растерянного добермана. Пока что ему хорошо и комфортно, но через десять минут — легкое недомогание, потом будет всё хуже и хуже… Но у нас есть полчаса. Это время небольшое, но все-таки время. Мы успеем. Обязательно успеем.

— А ты?

— Подойду позже, — я внимательно осмотрелась. Кем бы ни был отравитель, он наверняка все еще здесь. Он не мог далеко уйти. Уверена, что отравили только нашу воду… Кто мог это сделать?

Дурочка! Надо было обратить внимание на то, что бутылка открыта!!! Впрочем, была ли она открыта?

Этот яд разработали специально в «Акаре» — разумеется, против ангелов. На обычных людей он не действует, зато на нас еще как действует. Хватит 1 грамма, чтобы навсегда уснуть… Что будет с Тузиком, я не знаю. Он не совсем ангел, но ДНК у него такое же.

Надо найти официанта. Возможно, он видел отравителя… Или он сам отравитель. Если так, то он подписал себе смертный приговор!

Я осмотрела зал несколько раз. Официанта здесь не было. Значит, надо идти на кухню.

Я решительно двинулась мимо поваров в святую всех святых — на кухню. Вокруг носились официанты с подносами, недоуменно на меня поглядывая. Да, я посторонняя, но отсюда не уйду, пока не найду этого засранца, что принес нам яд в бутылке.

— Нет посторонный! — ко мне подошел толстый повар в белом колпаке и ткнул пальцем на дверь. Я нехорошо сощурилась. Повар попятился.

— Мне нужно, чтобы все официанты выстроились в ряд, — без колебаний потребовала я, наступая на повара. — Сейчас же. Немедленно.

— Нет посторонный…

— А мне плевать, что тут есть и чего нет! Выполняй или я тебя собственный язык заставлю сожрать!

То ли я хорошо объясняла, то ли повар отлично знал русский язык… Через две минуты передо мной стоял весь персонал, вытянутый по струнке. Я прошлась перед рядом, внимательно всматриваясь в каждое лицо. Все официанты были удивительно похожими друг на друга, словно пешки на шахматной доске, но ни один из них не был похож на того, кого я искала.

И тут я заметила слабую тень, метнувшуюся к заднему выходу… А, черт!

Долго я не думала. Схватив первый попавшийся ножик, я выскочила на улицу. Ножик — это на случай совсем уж непредвиденный, без оружия с врагами — с такими врагами, как у меня — лучше не встречаться.

Белая спина знакомого официанта скрылась за углом. А приятель быстро бегает!

Я кинулась вдогонку. Значит, все-таки официант… Могла бы сразу догадаться!

— Стой!

Наивная. Преследуемый замелькал пятками с удвоенной силой. Ведь все равно не уйдет! От меня еще никто так просто не уходил, тем более когда я такая злая.

Когда бежишь, главное — дышать носом, а не ртом, иначе надолго сил не хватит. Простое правило, но как же оно выручает в трудные минуты!

Мы пересекли поле для гольфа, официант ловко поднырнул под сетку. Видимо, там вырыта ямка, достаточно глубокая, чтобы позволить человеку проползти под сеткой. Выяснять я не стала; куда как легче перелезть через ограждение. Так я и сделала, хотя потеряла несколько драгоценных секунд. Хотя, если бы я вдруг вздумала искать ямку, я бы потратила не секунды, а минуты.

Отравитель надеялся, похоже, скрыться в жилых бунгало, поскольку отправился прямиком в тупик. Там он подпрыгнул, зацепился за перила нижнего балкона, подтянулся и скрылся в комнате. Пришлось повторить его фокус. Чувствую себя мартышкой…

В комнате никого не было. Только в ванной шумела вода и кто-то напевал песенку на немецком… А вот входная дверь открыта настежь.

Я выбежала на площадку перед дверьми. Ага, вот он где! Беглец ловко карабкался вверх по колонне, цепляясь за резные выступы и помогая себе ногами. Никогда не любила канаты, а уж о колоннах и говорить нечего! Поэтому я бросилась вверх по лестнице и успела как раз вовремя, чтобы заметить, как негодяй вбегает в самую крайнюю комнату. Нет, ну только не это! Если он запрется изнутри, я ничего не смогу сделать!!! Разве что дверь взорвать…

К счастью, удалось обойтись без магии… Я умудрилась в самую последнюю секунду проскользнуть внутрь. Как мне это удалось — сама не пойму.

— Добегался? — выдохнула я, запирая дверь. Официант затравленно оглянулся в поисках выхода. — Сабах аль-хейр, милый… Может, поговорим по-хорошему, а? Кто тебя подослал? Господин Ний, да?

— Ний мне не хозяин, — на чистом русском отрезал египетский официант. А ведь где-то я слышала этот голос…

— Тогда кто же твой хозяин? — неарабский араб медленно продвигался к балкону. Я заметила это и погрозила пальчиком: — Даже не думай, иначе я выброшу тебя с этого балкона собственноручно!

Отравитель понял, остановился… Он не мог не догадаться, что на то, чтобы открыть балконную дверь, уйдет время, за которое я вполне могу отправить его на тот свет. Если захочу, конечно.

— И что дальше? — официант нагло усмехнулся. — Убивать будешь, детка?

— Не очень-то ты вежливый для официанта, — я вытащила из-за пояса нож. — Убивать не будем. Будем учить вежливости и почтительному обхождению с туристами.

— А ты изменилась, Софья, — с довольной улыбкой заметил отравитель. — Еще немного, и ты станешь нашей.

— Откуда ты меня знаешь?

— Аннулар! Она не помнит меня! Наверное, я должен плакать? — обиженным голоском поинтересовался враг.

— Сними парик, — я заглянула в глаза отравителю и нашла там жуткий холод, оставшийся вместо души. Он человек. Но он предал себя, предал то единственное, что действительно принадлежало ему. Он предал свою душу, отдал ее на растерзание злу, превратил себя в жалкую марионетку… Презираю таких людей. Они хуже любого демона, хуже даже Аннулара… Демоны никогда не обижают свою душу — у них ее просто нет. И поэтому они знают ей цену.

— Узнаешь? Нет? Что ты видишь, малышка?

— Вижу? Я вижу безмозглого дурака… Снимай парик!

Араб улыбнулся — ядовито, насмешливо, с чувством превосходства — и стянул парик… вместе с лицом… То есть с маской.

Я ожидала увидеть всё, что угодно, но только не это. Я ожидала увидеть черную тень Аннулара, ехидную морду Пэка, что-то страшное и демоническое, а увидела… карие глаза, блондинистую челку…

— Коля?!

— Здорово, да? Пять тыщ отвалил за этот маскарад, не хило? — противная улыбка заиграла на лице бывшего одноклассника. Только и осталось от него это лицо…

Тихий омут…

— Что, не ожидала? А это я, видишь, похорошел, возмужал… Пойдем со мной. ОН будет рад видеть тебя в своих рядах, — Коля окинул меня оценивающим взглядом. — Всегда тебя любил… А сейчас вообще конфетка. Нам было бы классно вместе, а?

— Не думаю, — мрачно отрезала я.

— А зря. Но ты все равно будешь моей… Когда ОН выиграет войну, я займу его место на троне… И весь мир будет у моих ног, — Коля весело хохотнул.

— Аннулар в курсе твоих планов?

— Неа.

— А ты его хоть раз видел?

— Неа.

— И хочешь занять его место?

— И займу, увидишь, — неожиданно гневно взвизгнул блондин.

— Зафига козе баян? — философски заметила я. — Поднимай руки и пошли.

— С какой стати?

— Хочешь иметь дело с полицией?

— Хочу иметь дело с тобой, — Коля по-мальчишечьи откинул челку с глаз и задорно улыбнулся. — Я обещаю сделать тебя счастливой, со мной у тебя будет вечный медовый месяц… Я сделаю для тебя всё!

— Например, отравишь? — не вдохновилась я. Надо было прирезать этого монстра пару минут назад и не мучаться…

— Софья, ничего личного, милая, — ласково проворковал Коля. — У меня противоядие есть, я бы тебя вылечил… И потом, яд совершенно безвредный…

— Умница. А теперь подумай своей безмозглой башкой и уясни, кто я и для кого создавали этот яд… А? Пасьянс складывается или помощь нужна? Кто отдал тебе приказ?

— Я сам себе…

— Кто-отдал-тебе-приказ? — я начала потихоньку выходить из себя. Еще немного, и будет много трупов. Один точно.

— Ний, — неохотно признался одноклассничек.

— Зачем?

— Я не могу…

— За-чем?!

— Конкуренция, милая.

— Назовешь меня еще раз милой, и я сготовлю из тебя котлету по-киевски…

— Милая, милая… Милая. Очень милая. Обожаю, когда ты злишься… милая, — он улыбнулся, зачем-то посмотрел на ковер… И вдруг бросился резко вбок, вышиб стекло плечом и спрыгнул вниз. Вот скотина!

Я выбежала за отравителем на балкон и, как и он, спрыгнула вниз… Но поздно. Вокруг щебетали птички, вдалеке грохотало море, а вечно спокойное солнце с интересом рассматривало одинокую меня, растерянно бродящую по изумрудной полянке…

Николай сбежал.

Я посмотрела на часы. Если потороплюсь, еще успею с противоядием. И если оно, конечно, в комнате несостоявшегося убийцы.

Я обошла бунгало слева и поднялась по лестнице на второй этаж… Дверь, само собой, оказалась запертой — я ведь ее так и не открыла. Пришлось помудрить с магнитным замком. В конце концов, что-то там щелкнуло, пискнуло и разблокировалось. Надеюсь, я успею обшарить комнату, прежде чем придут нехорошие дяденьки с ресепшена… Насколько я знаю, Коля считает, что лучшие места для припрятывания — это под подушкой и в носках… С них и начнем.

Фу, сколько дряни мне пришлось увидеть за следующие десять минут! Я в подробностях изучила все тайные стороны мужской жизни… К плюсам Гэри, как выяснилось, можно отнести еще и аккуратность! Я перевернула вверх тормашками всё, до чего дотянулась…

… И нашла пузырек с черной жидкостью в столе.

— Наконец-то! — я с облегчением вздохнула и тут же навострила ушки. Внизу тихо переговаривались два мужчины… и они направлялись сюда. Вот с кем-с кем, а с охраной отеля мне болтать некогда. Я захлопнулась ящик, быстро протерла ручку краем футболки и смылась через балкон.

Когда я пришла, Тузика колотило. Вокруг его кровати с похоронными лицами сидели Володя, Катя, Гэри и еще какой-то старичок в белом хитоне, помешивающий что-то в плошке. Это что-то воняло, словно конский навоз, и выглядело просто отвратительно.

— Противоядие, — пояснил Геральд.

— Ужас, — я с отвращением поморщилась и кинула пузырек с черной жидкостью напарнику. Теперь я знаю, что за дрянь там плавает, хотя лучше бы не знала! — Оно?

— Где ты… — Гэри оживился и торопливо открутил крышечку. Фууу. — Оно! ОНО!!! Софья, ты ангел!

— Спасибо, что напомнил… А то я уже начала забывать, — я устало плюхнулась рядом с Тузиком и положила ему на лоб руку. Да, бедняжка, мучается… Но теперь все будет в порядке. Обязательно будет.

Старичок в белом достал шприц, наполнил его черной бякой и вколол Тузику…

— Имши, — старичок нервно махнул рукой в сторону двери.

— Что он сказал? — шепотом спросила я у напарника.

— Что мы должны уйти, — Гэри поднялся на ноги, поклонился доктору и вышел. Нам тоже пришлось уйти: старичок разбушевался не на шутку, сыпал проклятиями на тарабарском и грозил нам страшными очками в позолоченной оправе.

— Псих, — обиженно пробурчала Катя. — Вот где тебя носило?

Последнее адресовалось мне… А как же! Надо же поругать на всякий случай, а то вдруг у меня войдет в привычку лазать по чужим балконам!

— Вот и мне интересно, — поддакивал Лисе напарник. Конечно, интересно!

Я честно рассказала друзьям всё-всё, кроме того, что отравитель — мой бывший одноклассник Коля. Мне не хотелось об этом вспоминать. Кроме того, Катя тоже хорошо знала Николая, одно время они неплохо дружили, и я боялась, что подруга сильно расстроится… Рано или поздно она все равно узнает, но хотя бы не сегодня. И не от меня.

— Зачем Нию травить Тузика? — Катя сосредоточенно нахмурилась.

— Не Тузика, — отрезал Гэри. — Он ни при чем. Нию нужны мы с Софьей… Вероятно, вы теперь тоже, раз ввязались в это дело.

— И что теперь? — я пнула ногой камешек.

— Ничего. Идти дальше, — спокойно усмехнулся Гэри. — Господи, ты не могла поаккуратнее через кусты лазить?

— А что? — я с тоской посмотрела на исцарапанные руки. Ничего страшного, через неделю всё заживет, словно на кошке. Даже следа не останется. — Тебе меня жалко?

— Мне жалко кусты, — невозмутимо признался напарник.

— Паразит, — беззлобно огрызнулась я.

— Давай сюда, экстремалка, — подумав, Геральд вытащил из кармана ватку с йодом.

— У тебя в карманах всегда аптечный склад?

— Взял у Мухаммеда…

— Который старичок в белом балахоне?

— Да.

— У которого очки в позолоченной оправе и коса за спиной?

— Соф, Мухаммед славный дедушка!

— Это не дедушка. Обычно так выглядит белая горячка… Ай! — я отдернула руку. — За что так больно?

— Мухаммед один из наших, местный колдун… — Гэри подул на мою руку. Жечь перестало.

— Во-во, если наши, значит, точно со сдвигом… — я оглянулась. Катя с Володей загадочным образом исчезли. Мелкие интриганы! Надеюсь, их сперли зеленые человечки!

— Соф, — Гэри принялся за самую гадкую из всех царапин, и я то шипела, то ругалась, то морщилась от боли. — Ты рассказала не все.

— И что?

— Не расскажешь мне хотя бы? Я же вижу, тебя мучает что-то…

Я задумалась, не забывая при этом изредка шипеть и ругаться. Почему бы и не рассказать?

— Это был Коля.

— Коля?

— Ну тот, в самолете… Помнишь?

Гэри сочувственно на меня посмотрел.

— Мне очень жаль.

Я кивнула.

— Да, мне тоже. Но он сам свой путь выбрал… Знаешь, во всех людях скрывается и зверь, и ангел… Кого они выберут, тем и станут. Коля выбрал зверя… Ай!

— Извини, — Гэри улыбнулся.

— Афван, — тюрбан Мухаммеда высунулся из двери и прервал наш разговор. Гэри встал и потянул меня за собой в комнату.

Старичок бегал по комнате и что-то лепетал на своем арабском. Тузик лежал неподвижно и выглядел спокойным, словно труп, но, прислушавшись, я поняла, что он просто дрыхнет. Слава Богу!

— Мухаммед говорит, что все в порядке… — Гэри просиял. — Тузику надо полежать дня три, но он точно поправится…

Слава Богу…

Теперь осталось только прибить Пэка за нехорошее поведение и наставить на путь истинный Николая… Ну и еще найти артефакт… Мелочи какие, подумаешь!

Но по сравнению с жизнью Тузика все это действительно мелочи.


Глава 6. Прекрасная страна Египет | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 8. В гости через окно