home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10. Блуждающий оазис

Впереди расстилалась великая пустыня — безжизненная, суровая… завораживающая… Нигде ни травинки, ни деревца — только рыжеватый песок и больше ничего.

Я вздохнула. Легкое беспокойство не покидало меня все утро, а сейчас превратилось в самую настоящую панику. И что самое обидное — задание нам предстоит пустячное: всего лишь отыскать блуждающий оазис и поговорить с его Хранителем. Так что я никак не могла понять, чего боюсь.

Я нервно облизала пересохшие губы и обернулась. На пыльной дороге, рядом с джипами, стоял напарник и ожесточенно спорил с нашими проводниками. Разговора я не слышала, что меня, в общем-то, не сильно огорчало. За несколько месяцев я научилась доверять напарнику, как никому другому. Уж он-то нашу компанию в обиду не даст.

Гэри перехватил мой взгляд и задорно подмигнул. Ну, понятно, опять все мои мысли узнал, импат проклятый!

— Не понимаю вас…

Я вздрогнула. Катя стояла возле своего квадроцикла и буквально пожирала меня недовольным взглядом.

— О чем ты?

Подруга не ответила, но так сердито стукнула по квадроциклу, что я испугалась.

— Она о том, что пора бы перейти к следующему шагу, — ехидно подсказал Володя, залезая на квадроцикл. — Видишь ли, мы тут поспорили…

— Еще слово, и я тебя прирежу, — перебила его подруга. Ага, я, кажется, знаю, о чем они поспорили… Сводники!

— Хм, — я не стала поднимать бурю в стакане и ограничилась презрительной усмешкой. — Ну надо же. Как интересно.

Гэри присоединился к нам через пять минут, причем судя по расстроенным вздохам арабов и торжествующему лицу Геральда, арабы остались ни с чем.

— Всё. Поехали, — коротко приказал он, взбираясь на квадроцикл.

— О чем спорили? — я укутала все лицо платком, наподобие бедуинки, и надела очки. Скорость будет порядочная, поэтому защита от летящего в лицо песка не помешает.

— О ерунде всякой… — уклончиво ответил напарник, следуя моему примеру и обматывая голову бедуинским платком. — Я не хотел, чтобы кто-то нас сопровождал… Все готовы?

… Через минуту мы уже мчались по бескрайней пустыне, все дальше и дальше удаляясь от дороги и туристических маршрутов. Нас ждали непокоренные пути, которыми еще никто… ну, на квадроциклах-то точно не ездил! Ветер рвал одежду, песок хлестал по рукам, а скорость была такая, что любой каскадер позавидует!

Больше всех радовался Володя, с криками и гиканьем ныряя в песчаные волны. Катя не отставала, ну а мы с Геральдом тащились в хвосте, притворяясь осторожными и мудрыми взрослыми.

— Эй, вы!!! Каааапуш-ш-ши!!! Салют, черепахи!!!

Мимо нас на рекордной скорости пронесся квадроцикл, на котором восседали двое — какой-то незнакомый араб и говорящая собака!!!

— Тузик?!!! — удивленно воскликнули мы с Гэри. Ничего себе, больной песик!!!

Араб с «больным песиком» тем временем обогнали Катю с Володей, взлетели на бархан, подпрыгнули в воздух, словно крутые байкеры, и тут же рухнули камнем вниз.

— Йохаааа!!! — раздался из-за бархана торжествующий лай. — Догоняаайте, чааайники!!! Ждёоом на перевалеееее… Ааааааааа!!! ОЙ!!! Ух ты!!! А еще разок?!

— Блин, экстремал хренов, лежал бы себе дома!!! — громко выругался Геральд и прибавил скорости. Я последовала его примеру, про себя радуясь, что наконец-то могу побыть безрассудной. А то напарник всю дорогу мешал мне что-нибудь сломать, да еще так заботливо, что даже послать его язык не поворачивался.

Как мы ни старались, но догнать вредного добермана смогли только в бедуинском поселении, где у нас по плану была небольшая остановка. Тузик возлежал на потрепанном пуфике и нежился в лучах жаркого солнца. Вокруг него столпились местные кочевники — судя по одухотворенным лицам, они явно приняли нашего хвостатого коллегу за древнеегипетское божество и надеялись выведать секрет бессмертия. Божество лениво отмахивалось от назойливых поклонников, пока все это безобразие не прекратил злой и нехороший ангел.

— Что ты здесь забыл? — Гэри встряхнул добермана за шкирку. — Тебе кто выходить разрешил?

— Видишь ли, коллега, — песик гордо трепыхнулся в руках напарника, но, убедившись, что завис в воздухе надолго, сник, — скучно мне. Делать нечего совершенно! Так я тут нашел ваши каракули на листочке и решил развлечься…

— Развлечься? — иронично уточнил Геральд.

— Ты же меня не прогонишь, а? — совсем приуныл Тузик. — Мы ведь друзья, да?

Напарник вопросительно взглянул на меня. Я лишь плечами пожала. После болезни Тузик до жути походил на свеженькую мумию, так что, если на нас позарятся древнеегипетские фараоны в бинтах, то у добермана есть шанс с ними договориться… Ну, и если честно, то я неплохо понимала, каково это — торчать в отеле, пока твои друзья ищут приключения на свою голову. Это несправедливо и очень обидно.

— Ну хорошо, — Гэри разжал руку, и доберман свалился в песок. — С нами — так с нами, но учти, что никто с тобой носиться не будет. В случае чего оставим в пустыне. Поедешь с Катей… Твоему спутнику придется дожидаться здесь.

— Девять… Восемь… Семь… Шесть… Уже скоро.

Володя сверился с часами и задумчиво посмотрел на заходящее солнце. Раскаленный диск светила медленно скатывался за горизонт, окрашивая всю пустыню в фантастический красный оттенок… Словно бы оказались на мгновение в другом мире.

— Четыре… Приготовьтесь… Вот сейчас!

И правда — в последних лучах солнца вдруг сгустился туман, сквозь который медленно проступили очертания пальм…

— Вот он! — торжествующе воскликнула Катя. — Мы нашли его!

— Что толку, если мы его упустим… За мной! — скомандовал Геральд и первым бросился к призрачному оазису. Мы с друзьями испуганно переглянулись и кинулись вдогонку за напарником. А ну как убежит, где его потом искать?

Про Блуждающий оазис разнюхала Катя. Пока Володя уминал за компанию с контактом яичницу, подруга успела облазить чужую квартиру и обнаружить карту. Карта оказалась занятной, а через два часа зверского допроса контакт даже сознался, куда она ведет. Вообще, друзья меня поразили — они не только нашли карту, но и смогли спрятать ее от Пэка. Если бы не они, то наша операция закончилась бы, так толком и не начавшись.

Однако этот оазис не так-то просто найти: он появляется только на закате, когда солнце касается горизонта. А потом исчезает бесследно…

— Софья, сюда! — Гэри схватил меня за руку и помог забраться на небольшой зеленый холм. — В порядке?

— В полном… Хотя нет… подожди… — я сморщилась и оглушительно чихнула. — Ох.

— Будь здорова! — рассмеялся напарник. — Сюда, ребята! Не отставайте!

Пока Геральд помогал моим друзьям, я двинулась вверх, на холм повыше, и замерла на его вершине в восхищении. Внизу расстилалась невероятной красоты долина, окруженная со всех сторон изумрудными холмами и утопающая в зелени. Узкие дорожки, украшенные по бокам красными и желтыми цветами, змеились с холмов в самый центр долины, где возвышалась огромная пирамида… Она отличалась от пирамид Гизы, и в первую очередь своим совершенством. Вместо камней — гладкая поверхность металла, переливающаяся на солнце золотом… А на самом верху этого чуда красовался огромный камень, в гранях которого будто замерли солнечные блики…

— Вот это да… — потрясенно прошептала я.

— Ты еще не видела Главный Дворец Сиверлэнда.

Геральд, как всегда, подкрался незаметно и напугал меня до полусмерти.

— Черт бы тебя… — я схватилась за сердце и недовольно посмотрела на напарника. — Зачем так пугать?

Гэри ласково провел по моей щеке, убирая волосы, и едва заметно улыбнулся.

— Прости.

— А вот и не прощу! — я сердито увернулась от руки, хотя очень не хотелось. Однако женская гордость, чтоб ее, свои правила диктует! — Вот надену на тебя колокольчик — будешь знать!!! — я немного еще поиграла в маленькую тучку, но потом не выдержала и тоже улыбнулась. Слишком хорошо здесь, чтобы дуться.

… Хотя все-таки странное беспокойство не покидало меня, а наоборот — усиливалось.

— Пошли, — напарник усмехнулся и потянул меня вниз. Однако, чем ниже мы спускались, тем мне становилось страшнее. Будто в этом идеальном мире что-то не в порядке. Будто здесь притаилось что-то злое, что-то очень опасное…

Я остановилась на середине холма и оглянулась по сторонам, пытаясь отыскать источник опасности. Но вокруг царила гармония и покой, птички всякие пели, пчелки жужжали… И все же я, повинуясь какому-то инстинкту, нырнула за ближайший валун, знаком приказав друзьям сделать то же самое.

— Что случилось? — Гэри прислонился плечом к камню и осторожно выглянул. — Вроде все в порядке?

Я в ответ зябко повела плечами.

— Сама не понимаю… Дурь какая-то, но мне здесь не нравится.

— То-то я думаю, ты на себя не похожа. Сейчас посмотрим… Катя, не высовывайтесь!

Подруга нахмурилась, но спорить не стала и быстро скрылась в тени большой пальмы.

— Замечательно, — проворчала пальма Катиным голосом. — Только быстрей давайте, а то один придурок добрался до бутербродов!

— Фто? — отозвалась соседняя пальма. — Я вфё флыфу!!!

— Заткнитесь, — холодно прервал перепалку Геральд. — И чтоб никаких разговоров, ясно?

Пальмы красноречиво промолчали. Я тоже, хотя у меня как раз вертелся на языке один вопрос…

Сколько мы так сидели, я не знаю. Вроде бы долго, хотя часы показывали, что каких-то три минуты. Наконец Володя не выдержал.

— Ну и что мы торчим здесь? — друг вышел из-за пальмы и хмыкнул. — Здесь никого нет! Тишина, спокойствие… Вот смотрите! — Володя сложил руки рупором и что есть силы заорал: — ЭЙ, МЫ ЗДЕСЬ!!!

И тут же, словно приветствуя, прозвучала автоматная дробь… Володя чудом успел отпрыгнуть и скрыться за пальмой. Пули еще целую минуту добросовестно взрыхляли землю, а потом так же неожиданно все стихло.

— Идиот, — серьезно прокомментировал Геральд и оттеснил меня в сторону. — С такими только в разведку ходить!

— Извини, — виновато пискнула пальма и смущенно зашелестела листвой.

Ох, дотянуться бы до этого Володи и дать ему хорошего подзатыльника, чтоб не так обидно было! Так нет же, приходится терпеть молча…

— Ну и что дальше? — я встала на четвереньки, подползла к краю валуна и осторожно выглянула. Разряженные в камуфляж товарищи, которые вообще-то нам совершенно не товарищи, уверенно двигались в нашу сторону. Вот демон! Хотела бы я знать, чьи это люди. Наверняка не Хранителя, хотя кто их, этих Хранителей знает? Я еще ни с одним не встречалась…

— Софья, влезь обратно, — с тревогой в голосе потребовал напарник. А вот шиш ему, хочу — и вылазю… нет, вылажу… а хрен с ним, короче! Хотя заботится — приятно до ужаса!

— Не мешай, — нетерпеливо отмахнулась я. — Я в разведке.

— А может, мне тоже хочется? — капризно протянул Гэри и оттянул меня под прикрытие за воротник. — Слушай меня внимательно, вы сейчас сидите и не двигаетесь, а я с этими… быстренько…

— По стаканчику? — ехидно подколола я и снова подползла к краю. — Нет уж, Гэри, сейчас я чего-нибудь придумаю… — я подавилась словами, потому что напарник неожиданно оказался позади охранников. Как это так?

Я моргнула и оглянулась через плечо. Геральда рядом не оказалось. Ах он, эгоист хренов! Лишь бы с ним ничего не случилось, а то ведь я буду плакать и биться головой об стенку…

Я снова высунула свой любопытный нос из-за камня и приготовилась броситься на выручку в случае чего… Напарник отчаянно замахал руками, явно требуя, чтобы я исчезла. Пришлось притвориться, что я ничего не понимаю. Гэри нахмурился, но ему не оставалось ничего другого, кроме как смириться.

Охранников для ловли незаконных ангелов-иммигрантов выслали всего лишь двоих, но вели они себя очень неосторожно для такого малого числа. Один — светленький, низенький и с весьма противным личиком — беспечно курил сигарету, изредка бросая разочарованные взгляды в сторону пальмы, за которой притаился Володя. Видимо, ему очень не понравились незваные гости — с ними же еще разбираться надо, а так не хочется на рабочем месте работать! Здесь я с ним согласна, меня тоже всегда бесит такое положение дел.

Второй — на вид постарше — показался мне более опасным противником. Его походка напоминала походку разъяренного тигра — уже что-то да значит. При всей своей внешней расслабленности он не упускал ни одной детали вокруг — будь то хруст веточки или шелест листьев. В руках он держал автомат. Нехорошо, хотя что можно такого плохого сделать ангелу с помощью этой глупой железяки?

Я хмыкнула, но при этом в кои-то веки проявила разумность и не стала бросаться на нехороших дядей с криком «Банзай!». Много чести. Тем более что Геральд уже совсем рядом с этими двумя боровами, и явно замышляет что-то коварное.

Второй охранник внезапно остановился и поднял руку, призывая к тишине первого. Они замерли, и тут второй резко развернулся и ударил прикладом Геральда! Точнее, попытался ударить. Я шумно выдохнула, когда обнаружила напарника в двух метрах от автомата — целого и невредимого… Вот черт, я уж думала самое худшее…

Геральд тем временем бросился вперед и резко ударил рукой. Автомат переломился надвое, а Гэри продолжил избиение вооруженных дядей… Каюсь, самое интересное я пропустила — просто потому, что за напарником уследить практически нереально. В любом случае, через секунду оба охранника, обезоруженные и недвижимые, лежали на земле, а Геральд брезгливо вытирал руку в крови о рубашку.

Тут я не выдержала и выскочила из убежища. Уж очень хотелось узнать, что за типы решили выступить против троих ангелов, одного вампира и зловещего говорящего добермана (надо ж додуматься!) с жалкими автоматами. Я почему-то твердо знала, что это — не люди Хранителя. Хранитель выставил бы людей с мечами, безжалостных и неумолимых, таких, которые порубят армию демонов на кусочки, а потом спросят, кто это был… Артефакт — это все-таки не игрушка, его охранять надо.

— Надо их связать, а то вдруг очнутся! — я подбежала к Геральду и присела рядом с горе-охранниками.

— Нет необходимости.

— Что?

Геральд с непонятным сомнением на меня посмотрел и спрятал руку за спину. Кажется, я понимаю…

Я присмотрелась к охранникам. Так и есть. Мертвы. И на руке напарника именно их кровь… Ну что ж… Се ля ви!

— Профессионально, — я потерла руки и отогнула воротник одного. На шее охранника черным пятном выделялось клеймо Аннулара — змея, свернувшаяся кольцами. Гэри присел рядом.

— Ты не расстроена?

— Что?

— Я убил их.

Я вздохнула. Похоже, Геральд думает, что я тут сейчас срочно запишу его в злодеи и начну истреблять. Не дождется. Я уже взрослая девочка и в курсе, что бывает с людьми, которые лезут не в свое дело. На войне как на войне: либо ты, либо тебя. Сомневаюсь, конечно, что я смогла бы так же легко убить кого-то, но осуждать других точно не стану. Тем более эти охранники сами виноваты — нечего было на нас покушаться.

— Это хорошо, — напарник вздохнул с облегчением и приступил к осмотру трупов. — Похоже, это люди демонов. Поверить не могу, что Ний и сюда добрался!

— Думаешь, опоздали?

Геральд с сомнением мотнул головой и протянул мне нож.

— Пригодится.

Я не стала говорить, что у меня этих ножей с собой столько, что любой металлоискатель сломается при одном моем виде, и без разговоров приткнула дополнительную игрушку к любимому кинжалу, спрятанному под штаниной. Гэри кинжал заметил, но не стал ругаться, только выразительно хмыкнул и перевел разговор на другую тему.

— Скорей всего, мы как раз вовремя. Иначе бы охраны здесь не оказалось. Поэтому сейчас надо проникнуть в Храм и все выяснить, как следует…

Мой тяжкий вздох потонул в одобрительных возгласах друзей. Вот не нравится мне это, и пусть считают меня коммунисткой, но не хочу идти в Пирамиду!

Но кто ж меня послушает?

Меня грубо схватили, закрыли рукой рот и втащили за угол.

— Тихо!

Я узнала Геральда и кивнула. Он немедленно убрал руку с лица, продолжая, тем не менее, держать меня за талию. И хорошо, что так, иначе бы я точно грохнулась. И нас тогда даже чудо бы не спасло.

По коридору, четко чеканя шаг, прошествовали несколько странных типов в черных мантиях. У этих, в отличие от охранников снаружи, автоматов уже не было. Вместо бесполезных в этой местности (кишащей ангелами и, как выяснилось, демонами) огнестрельных игрушек — смертельно опасные катаны за спиной.

— Кхахтанг ура ккетсан! — прошипел один из этих типов, внезапно остановившись. У меня от его голоса чуть волосы дыбом не встали!

— Шингара, — ответил второй и обернулся. Лучше бы он этого не делал! Потому что, как только я увидела его лицо, мой ужин попросился наружу — к счастью, не очень настойчиво. Нет, в принципе, самое обычное, даже, наверное, в чем-то симпатичное личико, если бы не два больших «но». У него не было носа, зато были красные глаза с вертикальными зрачками.

Гэри успокаивающе прижался щекой к моей руке и знаками показал, что все в порядке. Ага, в порядке! Мне же кошмары всю жизнь сниться будут!!!

— Гирган, — в коридоре появился еще один тип в мантии. Судя по походке и властному голосу, это начальник… Да и куда более симпатичный, кстати… Хоть на человека похож! — Тоде!

Те двое склонились в поклоне и чуть ли не бегом бросились в боковой коридорчик. Старший же — теперь я точно знала, что это старший — остался маячить в коридоре, действовать нам на нервы и смущать своим присутствием. Впрочем, недолго. Очень скоро вернулись его подчиненные, волоча по металлическому полу двух измученных пленников.

— Да будьте вы прокляты, отродья тьмы!!! Я проклинаю вас!!! — кричал один из пленников. — Да покарает вас рука богини за то, что осквернили Храм ее!!! Вас ждет кара небесная! Вы сгорите в аду!!!

Все проклятия несчастного остались без внимания. Главный нетерпеливо проверил веревки на руках пленников и удовлетворенно кивнул головой.

— Вастархс, — сухо прошелестел он. — Вакаллана… здис! — махнув рукой, он круто развернулся и пошел туда, откуда пришел. Подчиненные с пленниками двинулись следом. Черт! И ведь даже помочь им нельзя!!!

— Пойдем за ними, — прошептал напарник, когда захватчики скрылись за углом. — Прости, что тащу в самое пекло, но оставлять тебя здесь опаснее… Эй! — Гэри махнул рукой друзьям, показывая, что надо идти по следу. Катя с Володей двумя тенями метнулись к стене, Тузик спрыгнул со статуи и прижался к полу.

— Надерем им за… уши? — хрипло поинтересовался доберман.

— Надерем, — серьезно ответил Гэри. — Но позже. А пока кто дернется — лично разберусь… Софья, ближе ко мне держись!

— Я же не маленький ребенок, — едва слышно пробубнила я, но спорить не решилась. Не время и не место. Но потом… Да, потом я отыграюсь!!!

Если выживу.

Я скользнула к стене и почти с ней слилась. Гэри, который сам себя возвел в руководители операции, крался впереди, то и дело останавливаясь, чтобы проверить, все ли на месте.

Мы завернули за угол, потом еще за один и оказались в достаточно широком коридоре, где притаились за единственной статуей. Металлические стены поблескивали в свете факелов и уходили к огромному залу, в центре которого на троне восседал темноволосый мужчина. Еще не старый, но уже и не юноша, он держался с той особенной величавостью королей, которая заставляет народы сгибаться в рабском поклоне. Он был красив, даже очень — какой-то странной, резкой красотой. Жестокие, абсолютно черные, глаза, их хищный и проницательный взгляд и оттенок тьмы во всем образе… Я невольно поежилась. Он напомнил мне чем-то Геральда, когда тот в ярости. Такой же… опасный.

Глаза Гэри неожиданно полыхнули чернотой, когда он увидел этого мужчину. Мне стоило огромного труда не отшатнуться от напарника в ужасе. Но я справилась, вместо этого дотронувшись до его плеча. Геральд растерянно посмотрел на меня, чуть улыбнулся и приложил палец к губам в жесте молчания. Что ж, дельный совет.

Пленники стояли на коленях перед троном, раболепно склонив головы перед могуществом странного мужчины. Если бы я только могла помочь… А почему нет? Их всего лишь четверо, этих странных захватчиков… Мы справлялись с целыми армиями, почему бы сейчас не попытаться?

Я посмотрела на друзей. Судя по их лицам, мысли у нас совпадали. Только вот Гэри почему-то не спешил разделять нашего боевого настроя. Строго посмотрев сначала на меня, а потом на всех по очереди, он резко рубанул воздух ладонью, вроде как показывая, что он с нами сделает в случае непослушания. Мы с едва слышными вздохами отказались от нападения и стали выжидать.

— Ну так что, мои хорошие, вы ведь мне все расскажете, не так ли?

От этого вкрадчивого голоса я похолодела. Ох, лучше бы этот мужчина на троне орал или вел себя так, как положено вести себя всем негодяям… Но не так, словно ему все равно.

— Иди к черту, отродье тьмы!!! Богиня покарает тебя!!! — зло сплюнул один из пленников, тот самый, который упирался. — Убирайся в ад!!!

Мужчина запрокинул голову и расхохотался.

— Браво! Так меня еще никто не смешил! Да будет тебе известно, что я только что оттуда! Замечательное выступление… Что скажешь ты, Алоакан? Тоже будешь отсылать меня домой? Или все-таки проявишь элементарное гостеприимство?

Второй пленник поднял голову и спокойно ответил.

— Ты знаешь, что я не могу тебе противостоять… Десять веков я был хранителем Храма, десять веков я берег то, что завещали моим предкам найнберги… Я не предам их, Кетонур, будь ты хоть трижды правой рукой Аннулара! Но я проклинаю тебя… Навеки. Тебя и твоего хозяина! Когда вернется богиня, она покарает тебя!

Кетонур? Да, много я про него слышала, но представляла я его несколько… иначе.

— Вот как… Жду с нетерпением, — равнодушно хмыкнул Кетонур. — Только видел я твою богиню… Маленькая глупая девочка. Ей не суждено вернуться в этот мир, ведь ты ее душу охранял… сколько там? Да, десять веков. Что? Ты не знал, что это она создала Книгу? О, постой-ка, это становится интересным…

Кетонур легко спрыгнул с трона и обошел вокруг пленника несколько раз.

— А ведь не похож на глупца, — с легким разочарованием заметил он и склонился над несчастным. — Знаешь, что я делаю с такими, как ты, Алоакан? — он резко выдернул из рукава своей мантии кинжал и полоснул им по шее пленника. Брызнула кровь — не красная, как обычно, а какая-то черная… Я дернулась, но Гэри не дал мне наделать ошибок, удержав на месте. Хотя я не могла понять, почему напарник ждет. И чего он ждет… Пока и второго пленника прирежут, как свинью?

— Нельзя, — одними губами прошептал он.

Кетонур же, дождавшись легкого стука, с которым тело опустилось на пол, спокойно закончил свою фразу:

— Я их убиваю. И забираю их души, — он расправил мантию и сел обратно на трон. — А ты? Что будешь делать ты, служитель? Так горячо посылал меня в ад, бросался громкими словами, и вдруг словесный поток иссяк? Ну-ну… Хочешь попробовать меня убить, а? Давай же! Не стесняйся! Я весь в твоем распоряжении.

— Ты не узнаешь от меня, где Книга, — твердо сказал пленник.

— Ты меня разочаровываешь… Я не спрашивал, где Книга. Для этих целей вполне подойдет и Хранитель…

— Не смей трогать его!!!! Или я убью тебя!!!

— Как там сейчас люди говорят? Бла-бла… — презрительно скривился демон и дал знак своим подданным. — Я ведь уже предлагал тебе меня убить… Смотри — кинжал… Видишь? Я даже сопротивляться не буду… Считай меня самоубийцей, но я…

Демон не договорил. Пленник, неожиданно схватив предложенный кинжал, бросился вперед и воткнул его по самую рукоятку прямо в сердце Кетонура. Я даже раскрыла рот от восхищения — настолько быстрым и точным было движение пленника. После такого удара еще никто не выживал!

Кетонур удивленно посмотрел на кинжал в груди и… и рассмеялся!!! Он смеялся долго, очень долго, будто наслаждаясь…

— Идиот! — почти дружелюбно заметил он, когда отсмеялся. — Считай, что ты меня прикончил… Ну и что дальше? Три моих помощника прекрасно расправятся с тобой без моей помощи.

Пленник в ужасе вскрикнул и сделал несколько шагов назад. В его глазах плескался не просто страх, а самый настоящий ужас… И он, и мы, и, разумеется, Кетонур- все прекрасно знали, что этому человеку не выжить…

— Беги, — улыбнулся Кетонур.

И пленник побежал — безумно кинулся вперед, надеясь выбраться из этого зала, выбраться живым… Я до боли закусила губу и зажмурилась, лишь бы не видеть торжествующей улыбки на губах демона… Я закрыла уши, лишь бы не слышать равнодушного приказа «Убить». Увы, я все равно услышала, как услышала и жуткие крики… Они сожгли его. Сожгли живьем. Это я знала. Хотя лучше бы не знать.

Гэри дотронулся до моей руки, и я открыла глаза. Обугленное тело лежало совсем рядом с выходом… Иногда магия приносит вред. Страшный вред.

Я выдохнула — оказалось, что я не дышу — и сосчитала до десяти. Нет, легче мне не стало. Но панический ужас перед этим странным существом, восседающем на троне, сменился холодным безразличием.

Кетонур равнодушно посмотрел на кинжал, застрявший в сердце, и легким движением выдернул его.

— Победа будет легкой… — задумчиво сказал он, будто бы рассматривая кинжал. — Ангелы, похоже, настолько далеко ушли от найнбергов, что даже не в состоянии поставить вокруг себя защиту… Или скрыть себя от любопытных глаз… Не так ли, малыш Геральд?

Геральд вздрогнул, вздрогнула и я. Откуда он может знать? И неужели он все это время знал о нас?

— Милый Геральд, будь добр, подойди ко мне с твоей прекрасной спутницей… Я очень давно тебя не видел. Хотелось бы поговорить… по душам. А остальных — так и быть! Отправлю в темницу сразу! Взять их!

Стоило этим словам прозвучать, как ожили стены, закопошились тени… и нас взяли в кольцо. Откуда они появились только? Я отшатнулась к друзьям и приняла боевую стойку. Но уже совсем скоро поняла, что нам не справиться с таким огромным количеством врагов… Что же делать? Одно ясно — сдаваться им нельзя!

Я потянулась к кинжалу, но Гэри остановил меня и на этот раз.

— Не надо. Только хуже сделаешь, — хрипло выдохнул он и совсем сник. — Прости. Я не хотел, не знал…

Он не договорил и закрыл лицо ладонями. Мне очень хотелось его утешить, но я не знала, что сказать. Мы проиграли. Впервые встретились с серьезным противником и проиграли…

— Ты не виноват, — я попыталась улыбнуться. — А мы выберемся…

У меня мелькнула безумная мысль использовать свои силы на полную катушку. Хоть это и риск, но он оправданный. Однако, когда я попыталась вызвать магию, я обнаружила, что у меня ничего не получается… Я попыталась еще раз… И еще. Бесполезно.

— Не получится, — с болью прервал мои попытки напарник. — Здесь высшая магия под запретом…

— Браво, малыш… — послышался голос Кетонура. Демон даже не встал, чтобы полюбоваться на свою победу над нами. — Есть места, где даже нам, избранным, приходится действовать, как обычным людишкам… Приведите Геральда и юного найнберга ко мне… Остальных — в темницу! А псу намордник наденьте! Не хватало только бешенства в моих рядах!

Нам пришлось подчиниться — тем более, что выбора не было. Нас всех связали — довольно грубо, могли бы и повежливее! Впрочем, когда с пленниками обращались хорошо?

Я проводила взглядом друзей и пожелала им выбраться из этой заварушки живыми. Как раз в этот момент меня резко дернули за веревку, и я чуть не упала.

— Шаккесса!!! Коргадо лендесс арени! — прикрикнул на демона Кетонур, и тот склонился в поклоне.

— Кергес, — почтительно отозвался демон и с ненавистью посмотрел на меня. Я уж думала он меня на мелкие кусочки порвет, но вместо этого демон с издевательским полупоклоном сделал приглашающий жест. Ага, понятно, это, типа, чтобы я своими ножками шла.

— Иди, — тихо подсказал Геральд. — Я рядом.

Я кивнула и подчинилась. Гэри действительно был рядом. Он как-то так встал, что оказался чуть позади меня, будто боялся, что демоны могут напасть со спины.

— Ближе, — с усмешкой приказал мне Кетонур, когда я оказалась в пяти метрах от трона. Я сделала несколько шагов, и демон довольно улыбнулся. — Это из-за тебя так много шума в двух мирах? Забавно… Ты не знаешь. Совершенно ничего не знаешь… Что в тебе особенного? — он подался вперед, словно хотел лучше меня рассмотреть, и нахмурился. — Ах, вот оно что! Теперь понимаю… Встать на колени!

Геральд неохотно опустился. Мне вдруг стало обидно и больно… Это уже слишком. Кетонуру мало нашего поражения, выходит? Надо еще и унизить, как следует? Ну уж нет. Хватит с меня.

— А не пойти ли тебе…? — дерзко начала я, но Кетонур в мгновение ока оказался рядом и хлестнул меня по щеке. Я упала от удара и приложила ладонь к лицу. Теплая кровь побежала вниз по руке…

— Придется преподать тебе парочку манер… Раз малыш Геральд не смог!

— Не надо, — почти умоляюще прошептал Гэри. — Прошу тебя…

Кетонур посмотрел в глаза напарнику и до странности мягко улыбнулся.

— Ну хорошо. Не сейчас. Вылечи ее, — демон кивнул одному из своих подданных и тот немедленно подбежал ко мне. Ему хватило пары секунд, чтобы избавить меня от пульсирующей боли и остановить кровь. Похоже, и порез тоже исчез. Это хорошо, а то бы неделю еще точно заживал.

— Жалко портить такую красоту… Тем более, девчонка тебе дорога, как я погляжу… Интересно — насколько? Я хотел бы проверить… — задумчиво прошептал Кетонур.

— Оставь ее в покое, — Гэри едва взглянул на меня и опустил голову. Ну вот, он, похоже, чувствует себя виноватым… Не хватало этого только! — Тебе не она нужна, а я.

— Уверен? Боюсь, что у тебя, малыш, мания величия. «Я» да «я»… Мне приказано убить ее, и приказ отдал Хозяин. Во что бы то ни стало убить.

— И что ты… Ты выполнишь приказ? — Гэри нервно сглотнул, а я лишь усмехнулась про себя. Конечно, выполнит! Приказы Аннулара не обсуждаются. И теперь я, кажется, начинала понимать почему. Если уж какой-то Кетонур может так подчинять себе, то что уж говорить о существе, которое смогло уничтожить непобедимую цивилизацию ангелов…

— Посмотрим, — после долгой минуты раздумий ответил Кетонур. — Уведите их!

Коридоры освещались горящими факелами, и все равно казалось, будто тьма клубится вокруг. Время в этом странном месте текло иначе, и через маленькие окошки, расположенные под самым потолком, пробивались яркие лучи солнца. На улице разгорался день, но здесь казалось, будто наступила ночь.

— Шакесс! — веревка предупреждающе натянулась. Я подавила в себе злость и ускорила шаг. Хотя больше всего мне хотелось вцепиться этому мерзкому исчадию ада в горло и уничтожить его раз и навсегда. Однако при всем моем желании, я понимала, что мне, да еще с завязанными руками, никогда не справиться с этим демоном… Сил не хватит.

— Делай, что они говорят, — Гэри незаметно сблизился со мной и с болью улыбнулся. — Пока я жив, они тебя не тронут. Обещаю.

— Эштал! — второй демон грубо дернул за веревку Геральда и заставил его отойти от меня на положенное расстояние. Я опустила голову вниз, чтобы напарнику из-за выражения моего лица не досталось. За последние десять минут я уже успела убедиться, что за малейшее неповиновение следует кара. Причем наказывали не виновного, а того, кто рядом. Демоны быстро раскусили, что я готова рисковать собой, но ни за что не подставлю под удар напарника.

Нас вели вниз — очевидно, в темницы. Я старалась поменьше смотреть по сторонам, чтобы не видеть трупов служителей. А их здесь было немало, и чем ниже мы спускались, тем больше нам встречалось окровавленных, словно бы изломанных тел… Старики, юноши, мужчины, иногда женщины… и даже маленькие дети. Демоны никого не пощадили.

«Скоро ты к ним присоединишься» — эта мысль крутилась в голове, как назойливая муха, и отравляла и без того безрадостные минуты. Но даже хуже этого была другая мысль: моих друзей тоже навряд ли пощадят. И Гэри… Я всхлипнула и тут же одернула себя: раскисать нельзя. Не время для истерик.

Я, как могла, старалась запомнить дорогу, хотя все эти залы и помещения до ужаса походили друг на друга. Единственное, что я поняла — так это то, что мы спускались все ниже, под землю.

— Ширгедес, — демоны неожиданно встали, и я смогла осмотреться, как следует. Мы остановились посреди длинного коридора — металлического, как и все помещения в этой пирамиде. Только в этом коридоре было очень много дверей с небольшими оконцами-решетками. Похоже, мы дошли до темницы…

Демоны о чем-то негромко переговаривались. Наконец, один из них дернул мою веревку, заставляя подойти ближе.

— Иди, — шепнул Геральд. Я кивнула, да и не было у меня особого выбора. Когда я подошла, демон взял меня за локоть и подтолкнул вперед.

— Шакесс.

«Шакесс», как я поняла, означает «вперед». Я растерянно оглянулась на напарника. Неужели нас в разные камеры посадят? За себя я не переживала — все равно Кетонур выполнит приказ — но вот за напарника очень.

— Шакесс! — на этот раз демон не стал ждать от меня послушания, а больно стиснул руку и повел к одной из дверей.

— Софья!

Я снова обернулась. Геральд упирался, пытался вырваться из рук демона, освободиться от магических сетей… Может, здесь можно колдовать? Может, у меня получится?

Я попыталась снова вызвать хоть немножко силы, и поняла, что не могу. Но почему?! Если они могут, то почему я не могу?!

— Пусти меня!!! — я попыталась вырваться из лап демона, но тот лишь сильнее сжал руку и толкнул вперед, прямо в железную дверь. Я зажмурилась, понимая, что сейчас будет больно, но вместо того, чтобы врезаться, пролетела через дверь и оказалась в темной комнате. От неожиданности я не смогла сохранить равновесие и упала… Впрочем, тут же кошкой вскочила и метнулась к двери… Толку-то! Дверь — та самая дверь, через которую я пролетела, словно через воздух, — обратно меня не выпустила.

— Гэри! — я в отчаянии пнула дверь ногой. — Только сделайте с ним что-нибудь, и я обещаю… я… я…

Я всхлипнула и села прямо на пол. Что я могу им сделать? Я тут беспомощна, как котенок, как какой-нибудь младенец. Без магии я никто.

— Кто ты? — в темноте загорелся робкий огонек и осветил лицо старика, сплошь покрытое мелкими, но глубокими морщинами, словно бы вырезанными ножом. Белая борода и такие же, абсолютно белые, волосы резко выделялись на фоне смуглой кожи… — Как ты сюда попала?

Незнакомец выглядел безобидно, но я поднялась на ноги и сосредоточилась. Мало ли, как выглядят люди, иногда они прикидываются овечками, а на деле оказываются самыми лютыми волками. Надо быть всегда настороже. Особенно, когда кругом одни враги.

— А вы?

Старец подошел поближе и грустно улыбнулся.

— Не бойся. Я Хранитель… А ты…

— Я ангел.

— …ты найнберг.

Он не спрашивал, он утверждал, и мне оставалось только кивнуть головой.

— Отсюда можно как-то выбраться? Я хочу…

Хранитель поднял руку вверх, призывая к молчанию, и покачал головой.

— Это невозможно. Отсюда нет выхода, иначе я давно бы выбрался. Весь оазис зачарован, здесь крепость, а не простой храм. И магия здесь не действует…

— Действует, — я снова села. Итак, выбраться отсюда нельзя, моих друзей увели, а я сама скоро… даже думать не хочется. Остается только ждать — ждать и надеяться неизвестно на что. — Но как же Кетонур вас захватил, если здесь крепость? Почему вы не смогли его… победить? Что за дурацкие… — я хотела сказать, что ни к черту не годятся здешние воины, что это не крепость, а какая-то насмешка… Много еще чего хотела сказать, но вовремя прикусила язык. Легче всего обвинять других в своих неприятностях, срывать на других свою злость. Но все мои слова были бы несправедливы. Кроме Кетонура и моей собственной слабости никто не виноват. Если бы я только научилась контролировать свою силу! Если бы только научилась!

— Хорошо, что ты понимаешь. В урагане не виноваты волки… Однако помни, что ураган никому не подчиняется, и иногда нужно просто спрятаться от него…

Я устало потерла лоб. Вот только загадок мне для полного счастья не хватало!

— Что?

— Проще говоря, ты не виновата, что вы попали в ловушку, как не виноват никто из вас, — Хранитель поставил свечку на пол и сел по-турецки. — Здесь не действует высшая магия, такая, как твоя или Темного Жреца — Кетонура. Зато простая магия здесь в избытке. Твои друзья могли бы использовать свою силу, только вот толку от нее немного.

Я вздохнула.

— Ничего не понимаю.

Хранитель задумчиво погладил свою бороду и устало улыбнулся.

— Есть ангелы и есть найнберги. Вы по своему невежеству не разделяете их. Однако ангелы никогда не смогут сотворить то, что за границами их дара. Знание полета исключает знание будущего, а знание будущего исключает знание материи. Для найнбергов же нет ничего невозможного, но вся их сила связана с этим миром, вся их магия разлита в воздухе. Здесь в воздухе магии нет. Так уж завещала богиня. Ты задумалась?

Я невесело усмехнулась и встала. Что толку от этих знаний? Какая мне разница — ангелы или найнберги, я только поняла, что мне отсюда не выбраться.

— Надо делать что-то, — я прошлась по периметру комнаты, зачем-то ощупывая стены.

Хранитель следил за мной с интересом — так смотрит исследователь на крысу, загнанную в огненное кольцо, — и улыбался.

— За тобой уже идут, милая. Но сначала запомни, что я скажу… Иди под статую, если хочешь найти наследие богини.

Я покачала головой. Не хочу я никакого наследия, я выбраться хочу! Даже не так — я хочу, чтобы хотя бы Гэри выбрался. Хотя бы он.

Но слова все-таки запомнила.

— Значит, за мной идут?

Старец не ответил… Он сидел на полу, с закрытыми глазами, и казалось, что спал. Я подошла к Хранителю поближе и внимательно посмотрела на него.

Говорят, Хранители обладают особым даром — они могут остановить свое сердце, заставить его замолчать… Когда живешь тысячи лет, жизнь становится скучной и предсказуемой, и хочется узнать главную тайну: что ждет там, за пределами мира… И когда Хранитель понимает, что ему больше нечего делать на Земле, он уходит искать ответ.

Я стояла долго, молча всматриваясь в суровое лицо мудреца, и все никак не могла поверить, что он решился на такой шаг…

Он умер. Просто умер.

За мной действительно пришли очень скоро. Кетонур расщедрился и отправил за мной сразу несколько демонов. То ли он боялся, что я попытаюсь сбежать, то ли решил, что я проникнусь его заботой и скажу спасибо за дополнительный эскорт… Плевать.

Мне связали руки и снова потащили куда-то. Я даже не сопротивлялась, хотя могла бы. Поскорей бы все это закончилось! Лишь бы Кетонур не тронул друзей и Геральда.

Когда я вошла в зал, у меня внутри будто что-то оборвалось. Геральд… Он был прикован к стене, по пояс обнаженный, а по всей груди шли красные полосы — будто от кнута.

— Геральд! — я рванулась к нему, но веревка быстро поставила меня на место.

— Эштал!

Я вложила во взгляд всю свою злость и посмотрела демону прямо в глаза. Тот неожиданно отступился от меня, будто демоном здесь была я, а он — жертвой.

— Отпусти! — прорычала я. Я знала, что он послушается. И он послушался.

— Интересный номер…

Я резко обернулась и столкнулась взглядом с холодными черными глазами. Кетонур снисходительно усмехался, вытирая руки бархатной тряпкой.

— Очень, — довольно уточнил он. — Но теперь командовать здесь буду я. На колени!

Какая-то неведомая сила бросила меня на пол, заставив подчиниться.

— Вот это мне уже больше нравится… Подчинение и дисциплина, — Кетонур медленно прошел к трону и с достоинством сел. — Позволь мне объяснить… Видишь ли, милый Геральд проявил крайнее неуважение к старшим, и мне пришлось его… наказать. Надеюсь, ты будешь более благоразумной…

— Может, тебе еще и сплясать? — со злостью прошипела я. По лицу Кетонура пробежала тень неудовольствия, однако тон остался все таким же неестественно спокойным.

— Я вижу, ты просишь научить тебя манерам…

— Не смей! — Гэри дернул рукой, но от оков избавиться не смог. — Ты обещал!

Кетонур холодно усмехнулся и равнодушно посмотрел на меня.

— Я помню, малыш. Только обещания, знаешь ли, всего лишь набор букв. Впрочем, как пожелаешь… Твоей подружке будет достаточно знать, что за ее непослушание будешь наказан ты… Не так ли?

Я испуганно посмотрела на Геральда. Он ободряюще кивнул, будто говорил, что за него не стоит волноваться, но я волновалась. И еще как. Не думала, что он так много для меня значит!

Я покорно склонила голову в поклоне.

— Любовь творит чудеса, — довольно подытожил Кетонур. — Я так и знал. Теперь твоя подружка, Геральд, будет подчиняться мне, словно рабыня. Я могу делать с ней все, что мне угодно… Вертеть и так, и сяк…

— Чего ты хочешь? — прошептала я.

— Правильный вопрос… — Кетонур махнул рукой, приказывая мне встать. Я подчинилась. — С одной стороны, я обязан выполнить приказ… Убить тебя — это было бы забавно, но не доставит мне нужного удовольствия.

Кетонур выдержал паузу и усмехнулся.

— Нет… Слишком просто… Я хочу проверить, насколько ты благороден, малыш Геральд…

— Не трогай ее, ты меня понял?! — глаза напарника потемнели от ярости. — Тронешь ее, и я тебя с того света достану!!!

— От тебя зависит, что с ней станет… — демон медленно встал и кинул на пол стеклянный шарик. Шарик разбился, и от него пополз белый туман в разные стороны. — Я бы остался, но совершенно нет времени. Дела, сплошные дела. Однако я ни в коем случае не брошу вас одних… Мои слуги займутся вами, уж поверьте… Убейте девчонку, только по-честному! Хендапетес!

Геральд с отчаянием рванулся вперед.

— Ты же обещал!!! Ты ведь обещал мне!!!

— Я обещал, что Я не трону ее. Ну так я и не трогаю!

С этими словами демон шагнул в белый туман и растворился в воздухе. А мы остались. Геральд, прикованный к стене, и я — окруженная демонами.

Демоны подходили не спеша, растягивая удовольствие. Наверное, забавно наблюдать сейчас за моим лицом. Могу себе представить, насколько я растерянная. Вот всего ожидала, только не демонов с катанами! Будь я на их месте, я бы воспользовалась каким-нибудь заклинанием, да помощнее, чтоб долго не мучаться… Но раз они хотят поиграть… Будет им игра.

Я резко бросилась в сторону — туда, где круг демонов не успел сомкнуться — и оказалась за его пределами. Не ожидала от себя такой скорости! Мимолетная гордость за свои достижения сменилась паническим ужасом, когда ближайший из демонов оказался прямо передо мной и со всего размаху рубанул катаной по тому месту, где должна была находиться моя голова. Я вскрикнула и уже потом поняла, что каким-то чудом успела увернуться.

Демон недовольно цокнул языком и нанес еще один рубящий удар. И опять я увернулась. Выходит, я могу двигаться быстрее их!

Следующий удар уже не застал меня врасплох. Я поднырнула под меч, схватила демона за запястье, а правой ногой резко ударила врага в колено. Что-то неприятно хрустнуло, и демон заорал от боли.

Торжествовать победу было некогда. Выхватив катану из ослабевших рук врага, я толкнула беднягу вперед, а сама отпрыгнула назад. И как раз вовремя. Оружие другого демона разрубило пополам подбитого врага и лишь чуть-чуть задело меня.

Я до боли закусила губу, чтобы не закричать. Мдааа… Первая кровь — и так больно! Придется потом на руку швы накладывать… Потом… если выживу.

Я чудом увернулась от удара слева и отбила справа. Долго так продолжаться не может. Я катану первый раз в жизни держу в руках, нечего и думать о том, чтобы защищаться. Самурай из меня никудышний — и это еще мягко говоря.

Надо что-то придумать… Я огляделась по сторонам и метнулась к какому-то предмету, накрытому белой тряпкой. К сожалению, я была одна, а демонов много, и при всем моем желании всех врагов я держать в поле зрения не могла.

— Шик-шик-шик, — клинок катаны оказался прямо у моего горла. Я едва смогла остановиться, чтобы не напороться на него. — Шик-шик-шик…

Демон, поймавший меня, довольно улыбнулся.

— Гирда мон, наинберг! Гирда мон.

Я замерла на месте, заворожено разглядывая опасный клинок. Вот и доигралась. Вот и всё.

— Ну давай, — выдохнула я. — Давай, не тяни.

Демон понимающе кивнул и чуть отвел катану от горла, чтобы покончить одним ударом… но вместо того, чтобы ударить, он закатил глаза и осел к моим ногам.

— Гирда мон, — Геральд нервно рассмеялся. У него на руках все еще висели кандалы, только к стене они уже не крепились. — Отойдите от нее!

Демоны все, как один, подались назад. Я же бросилась к напарнику, но не решилась подойти к нему ближе, чем на три шага. Напарник был не просто в злости, он был в ярости. Глаза сверкали черным пламенем, на лицо легла тень мрака…

— Софья, отдай мне катану и отвернись, — холодно приказал он и протянул руку. Я заколебалась, но все-таки послушно отдала оружие. Он, конечно, прав. Оставлять демонов в живых — глупо. Да и не настолько я ангел, чтобы играть во всепрощающую доброту… Хотя сама бы убить не смогла.

Однако отворачиваться я не стала. Слишком много врагов и рисковать напарником я не хотела.

— Отвернись, я справлюсь, — сухо обронил Гэри. — Прошу.

Почему он хочет, чтобы я отвернулась? Что в этом такого?

И все-таки я отвернулась. Никогда себе не прощу, если с ним что-нибудь случится, но он никогда себе не простит, что позволил мне это увидеть… Тут и эмпатом быть не надо, чтобы понять.

Я выдержала минуту от силы и повернулась обратно. Гэри стоял посреди зала с черной от крови демонов катаной и держал за волосы последнего из демонов. Уже мертвого…

Я отшатнулась, но тут же одернула себя. А ты чего хотела? Цветочков вместо крови и бабочек вместо трупов?

— Софья, — Геральд смотрел на меня с болью и со стыдом.

— Все нормально, — я выдавила из себя улыбку. — Спасибо, я бы без тебя…

Гэри вздохнул и отшвырнул мертвого демона в сторону.

— Пойдем отсюда, — он старательно вытер руку о штаны и подошел ко мне. — Прости меня. Я так… виноват. Я… от меня одни неприятности…

— Глупости, ему нужна была я…

Гэри с досадой рыкнул и ударил по предмету, скрытому белой тканью.

— Много ты знаешь! Почему ты веришь мне?! Я… я… А что если я не тот, за кого себя выдаю?! Что если… — он закрыл глаза и продолжил уже спокойнее. — Я должен был тебе сразу рассказать. Но как же я боюсь этого момента, Софья! Как боюсь…

Он замолчал и ласково прикоснулся пальцами к моей щеке.

— Я испугался. Я думал, что он все-таки… прости меня.

Я резко шагнула назад.

— Если ты будешь себя винить, то я тебя никогда не прощу.

— Соф… ведь я… чудовище… посмотри вокруг… — Гэри махнул рукой. — Это всё я. Я. Я могу убивать, не замечая этого… Это темная половина, с которой ты не знакома, но это часть меня…

— Хочешь сказать, что ты собираешься меня с ней познакомить? — я насмешливо взглянула на напарника и улыбнулась. — Хватит. Ты никогда мне ничего плохого не сделаешь… Потому что я всегда дам сдачи.

Геральд сопротивлялся, но я так старательно корчила рожицу крутой Терминаторши, что ему пришлось улыбнуться.

— Уверена?

— А ты сомневаешься? — я вздохнула легче, когда поняла, что приступ самобичевания у напарника прошел. — Можешь проверить!

— А если я проверю? — глаза Геральда нехорошо блеснули. Уж не собирается ли он и правда проверить?

— А ты… — я не договорила. Гэри резко наклонился и прикоснулся губами к моим губам. Прежде чем до меня дошло, что я делаю, я ответила на поцелуй, да еще как! Вот уж не ожидала от себя… Сердце колотилось, как бешеное, готовое вот-вот вырваться из груди, а я сама с упоением наматывала волосы напарника на пальцы, не в силах остановить это безумие, которое — я знала — разрушит наш хрупкий мирок. Я знала, но ничего не могла поделать с собственными чувствами. Словно бы время остановилось…

Я нашла в себе силы остановиться, только когда в странное безвременье ворвалась боль.

— Прости, — Гэри испуганно отшатнулся и с недоумением посмотрел на свою руку в крови. — Тебя задели? Почему ты не сказала?

Я судорожно вдохнула воздуха, попутно вспоминая, как дышать, и, заикаясь, призналась.

— З-забыла…

Напарник обреченно вздохнул.

— Ты всегда молчишь о самом главном, — он порывисто прижал меня к себе и ласково провел рукой по волосам. — Если бы ты только знала… — он осекся и тут же отпустил меня, будто вспомнил о чем-то.

— Если бы я только знала что? — я постаралась нахмуриться. После последних минут состроить оскорбленную невинность оказалось нелегко, но я честно старалась.

— Потом поговорим, — Гэри сдернул ткань с предмета и оторвал от нее приличный кусок. Однако перевязать руку я ему так и не дала…

Под тканью хранилась чудесной работы статуя. Волшебная, летящая работа — девушка с крыльями и таким живым лицом, что я сначала приняла камень за настоящего человека. Волосы девушки разлетались застывшим камнем, словно от ветра, и сама она будто жила… Чем дольше я смотрела на это чудо, тем прекрасней мне оно казалось. Свет, любовь, солнечный свет, радость… С каждой секундой открывалось новое чувство, новая грань…

Я обошла статую по кругу. Совершенство!

— Иди под статую, если хочешь найти наследие богини, — потрясенно прошептала я.

— Софья, что с тобой? — Гэри с неодобрением посмотрел на девушку, застывшую в камне, и схватил меня за здоровую руку, чтобы удержать на месте.

— Ты не понимаешь? Нам нужно туда, — я решительно указала вниз. — Под статую. Так сказал Хранитель.

Геральд недоверчиво покосился на меня, но, к счастью, дар эмпатии у него не отшибло, иначе решил бы, что я сошла с ума.

— Ну, хорошо, мой ангел. Но сначала я остановлю кровь, а потом ты отправишься домой, а я…

— Один ты не пойдешь, — резко перебила я. — А за подкреплением ты не успеешь. Нет. Пойдем вместе.

— Соф…

— Не надо, — я протянула раненую руку и подвела итог. — Перевязывай. Потом идем вызволять друзей, а затем спускаемся вниз… вместе!

— Нет, — твердо отрезал Гэри. — Я пойду один.

Я помолчала, стараясь найти что-то такое, что заставит напарника передумать. Там может быть Ний и, что еще хуже, Кетонур… Мы не в состоянии с ними справиться даже вместе, а что уж говорить о каждом в отдельности. Нет, отпускать напарника одного я не стану. Если честно, то я бы тоже предпочла отправить Геральда домой, от риска подальше… Но разве от него теперь избавишься? Он же полезет следом и тогда…

Я хмыкнула. Вот оно! То, что подействует безотказно.

— Тогда я пойду следом за тобой, и ты не сможешь меня защитить, — непререкаемым тоном пригрозила я. — Даже не думай, что я отступлю.

Геральд возвел глаза к потолку и вздохнул. Как я и ожидала, страх, что я влипну куда-нибудь одна, оказался сильнее страха, что мы влипнем в это «куда-нибудь» вместе.

— Хорошо. Ты пойдешь со мной. Ты довольна?

Я зашипела от боли и на вопрос не ответила. Что ж, своего я добилась. Теперь осталось убедить себя в том, что я в состоянии пережить очередное приключение. Мне сильно не нравилось предчувствие, которое весь день меня не покидало. Я старалась отмахнуться от него и не могла… Что-то произойдет. Вот только что?


Глава 9. Узники пещеры | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 11