home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Тысячи линий пересекали бумагу. Ну и карта! Самый настоящий лабиринт… Как еще не додумались построить несколько этажей?

Приглядевшись повнимательнее, я схватилась за голову. Додумались! Еще как додумались! Под землей находились несколько уровней, каждый из которых один другого запутаннее. Теперь я, кажется, понимаю, почему на ближайшей стене крупными буквами написано «Карту не забудь!!!». Дельный совет. Жаль только, что тут и с картой заплутать можно…

Я встряхнула желтоватый лист. От него тут же отвалился кусочек и с тихим шелестом упал на пол. Вот ведь замечательно! Теперь мы тут точно веками бродить будем!

— Они что, бункер тут построили?! — я с досады пнула камешек прямо под ноги напарника. Гэри удивленно посмотрел на «подарок» и перевел взгляд на меня. Какие же у него глаза красивые… И почему я думаю не о том, о чем стоит думать?!

Геральд благополучно прочитал мои мысли и просиял. В первый момент я хотела его отругать, чтоб неповадно было, но потом передумала. Пусть себе читает на здоровье, жалко, что ли? Ничего такого особо секретного в моей голове не содержится, разве что ветер гуляет из стороны в сторону, порой я даже слышу его свист…

— Зря ты так… Мне твои мысли даже очень нравятся… — противный эмпат насмешливо улыбнулся. Вот всегда он так! Имею я право на свободу мыслей или нет? Надо будет написать какой-нибудь шишке в правительстве, чтоб он запретил копаться в чужих мозгах!

Я не ответила, только постаралась сделать сердитую мину. Боюсь, мне это не очень удалось, но я честно-честно старалась!

— Что тебя беспокоит? — неожиданно спросил Геральд. Глаза, еще секунду назад насмешливые и озорные, стали серьезнее и проницательнее. Да, он меня насквозь видел. Всегда видел. Мне иногда кажется, что он знает все мои тайны, все мои страхи и надежды… Что он знает меня лучше меня самой. Это одновременно и пугало, и притягивало.

Я помолчала, пытаясь подобрать нужные слова. Как ему объяснить это чувство, когда боишься непонятно чего и непонятно почему? Когда ждешь беды на каждом шагу? Невозможно объяснить…

— Я понимаю тебя, — тихо сказал напарник. — Но нельзя сдаваться, надо идти вперед. И в жизни, и в… отношениях.

Больше всего мне хотелось подойти к напарнику и прижаться к нему, спрятаться от мира и всех-всех проблем… Вместо этого я просто кивнула и отправилась наверх за друзьями. Если я хочу, чтобы в будущем что-то было, то я должна действовать. Не прятаться, а идти вперед. Геральд прав: нельзя сдаваться.

Мрак казался чем-то живым, материальным… Будто дотронешься до него, и он утянет тебя неизвестно куда. Туда, откуда нет выхода… Да еще и воздух здесь, под землей, какой-то… странный. Непривычный, сырой. К сырости примешивался и другой запах — запах древности, старой пыли и смерти. Неудивительно. Наверняка табуны скелетов в бинтах бродят…

— Кто-нибудь догадался с собой фонарик взять? — сердито проворчала Катя.

В ответ послышалось шуршание. Видимо, кто-то пытался отыскать фонарик.

— Блин! Хрен с этим фонариком! Я покушать забыл!

— Володя… — раздался сдвоенный вздох.

Тут чиркнула спичка и робкий огонь факела осветил лицо напарника.

— Что бы вы без меня делали?

Мы с ребятами переглянулись и дружно пожали плечами. Наверное, померли бы в поисках двери…

— Берите факелы, — закатил глазки к потолку Геральд. — Лучшей компании для сверхсекретной операции не придумать!

— Ой-ой, подумаешь! — прошептала я, за что получила строгий взгляд от напарника. — Что?

Геральд усмехнулся.

— Ты — это разговор вообще отдельный.

Я не совсем поняла, что хотел сказать напарник, но на всякий случай обиделась. Схватив факел, я поднесла его к факелу Геральда, чтобы зажечь, и ядовито уточнила:

— Да что ты?

Он аккуратно заправил прядку моих волос за ухо.

— Для меня — всегда особый.

— Мы что-то пропустили? — деловито вклинился Тузик. Пришлось срочно строить невинное личико. Этот пес всегда не вовремя, чтоб его!

В свете факелов стали видны древние стены узкого коридора, ведущего вниз, вглубь… Наверное, к тому самому лабиринту, который нарисован на карте.

Странно, но на миг мне захотелось, чтобы мы заблудились и не нашли Золотой пирамиды. Такое чувство, что это неправильно, что мы собираемся нарушить границы, которые пока еще не время нарушать.

Я подошла к левой стене и осветила ее факелом. Тысячи непонятных закорючек пересекали ее горизонтально. Приглядевшись, я поняла, что не такие уж они и непонятные: всего лишь древние иероглифы. Некоторые из них я даже знала, а вот в целую картину они никак не складывались…

— Справа налево, — подсказал Гэри. Ах да! Древнеегипетские надписи, в основном, читаются справа налево, а я совсем об этом забыла.

Весь смысл написанного сводился к одному — всех, кто осмелился потревожить «священный покой гробницы знаний», ждет, как минимум, четвертование, повешение, колесование и мечи загадочных Стражей с последующей мумификацией. О максимуме скромно умалчивалось…

Я усмехнулась. Древние в своем репертуаре; всё, как обычно. Ну и ладно! Подумаешь! Напугали ежа известно чем.

— Опять? — скривилась Катька, выслушав от меня перевод надписей. — Лучше бы они триллеры писали, а то такой талант пропал!

— Ну не скажи… — простонал Володя. — В животе уже урчит… Наверное, проклятие действует!

— Поскорей бы оно тебя добило! — от души ляпнула подруга. — Что там с картой?

— Пойдемте, — кивнул Гэри.

Коридор оказался не просто узким, но еще и низким. Кое-где нам пришлось даже ползти — сначала на коленках, а потом и вовсе на животе. Стены хранили зловещее молчание, и вокруг царила густая — иначе не назовешь — тишина. Лишь изредка до нас доносились какие-то шорохи и постукивания, но от этого становилось не легче, а даже еще страшнее. В такой тесноте встреча с любой, даже самой неповоротливой змеей, может быть смертельной: нет никакой возможности повернуться и посмотреть, что происходит сзади, не то что в сторону отпрыгнуть..

Постепенно туннель начал расширяться и ветвиться. Вот один коридор, другой, и еще один… Без карты мы бы уже заблудились. А так пока что шли вроде верно, хотя точно ведь не скажешь.

Время от времени попадались древние комнаты. Странно было проходить мимо них. Столько веков они не видели человека… А ведь когда-то, давным-давно, здесь кто-то ходил, проектировал, строил… Я словно бы увидела человека с дощечкой, в задумчивости стоящего посреди одной из таких комнат… Хотела бы я хоть на минуту оказаться в прошлом.

Мы сделали первый привал, когда не обнаружили нужного поворота. По карте получалось, что он обязательно должен быть…

— Где-то сбились, — наконец выдавил Геральд. Я прекрасно понимала его чувства. Сбиться сейчас, когда мы так близко к цели! И когда так мало времени…

Я села прямо на пол. Ноги гудели, а голова отказывалась работать. Больше всего хотелось выйти на свежий воздух, и чтобы рядом не было никаких стен — только чистое поле, где так хорошо и свободно дышится!

— Нельзя оставаться на одном месте, — Гэри аккуратно свернул карту и присел рядом. — Ты как? Можешь идти?

Я вздохнула. Интересный вопрос. Могу ли я идти? Разумеется, нет…

— Да, — соврала я без зазрения совести. А то хватит ума меня здесь оставить!

— Софья, врать нехорошо… — нахмурился Гэри и громко объявил: — На пять минут привал!

Друзья с тихими стонами повалились на пол, а я прислонилась к плечу напарника и закрыла глаза. Хорошо-то как…

— Мы найдем путь, — прошептал он. Почему-то я ему не поверила. Но возражать не стала.

Через полчаса, в которые вылилось наше «пять минут», мы наконец двинулись дальше. Володя нашел в рюкзаке мел, и теперь мы оставляли пометки на стенах, чтобы в случае чего найти место, из которого отправились. Очень быстро мы поняли, что ошиблись в выборе коридора: путь преграждала стена.

— Очень мило! — Тузик с тоской осмотрелся. — Что за идиоты строили этот Лабиринт?!

Никто доберману не ответил. Я прислонилась лбом к холодной стене и закрыла глаза.

И будто провалилась…

Это был огромный зал, не похожий ни на один из тех, которые я видела раньше. Повсюду горели странные светильники, они парили в воздухе и медленно меняли цвет: от красного к фиолетовому, от фиолетового к синему, от синего к зеленому… В центре зала росли настоящие деревья; они располагались кругом, как колонны. Летали бабочки, пели птицы, но это был именно зал. Здесь были такие же стены, как в лабиринте.

— Эн ту айри Бэа Нэвет… Нера хэме-нечер перте…

Я подошла поближе к центру зала, заинтригованная подозрительно знакомой речью. Этот язык я точно никогда не изучала, но я его уже слышала. Где-то слышала…

Я выглянула из-за дерева и застыла. Женщина смотрела прямо на меня, но… не видела. Она протянула ко мне белую изящную руку, но тут же опустила ее и удивленно пожала плечами.

— Ту хурма сэдем айд, — тихо прошептала она. К ней тут же подбежал мужчина и поклонился.

— Айти?

«Айти»… Я потерла лоб, пытаясь вспомнить, и неожиданно в голове всплыло «Повелительница»… И понеслось… Тысячи слов носились в голове — незнакомых и в то же время родных. «Эн ту айти Бэа Нэвет» — «я обязана хранить Город Ангелов»… «Нера хэме-нечер перте» — «только жрица Хаоса пройдет»… «Ту хурма сэдем айд» — «я должна слушать сердце»…

— Мой мир рушится… Взошла звезда Бену, мой друг…

Я схватилась за голову. Каждое слово женщины отдавалось страшной болью. Но я понимала ее!

— Светлое крыло смотрит в темную сторону. Наступит миг, когда темное крыло выберет свет. А пока… Я должна сохранить душу Великой. Ты будешь охранять гробницу знаний. Только жрица Хаоса пройдет… Слышишь? Только жрица Хаоса.

Слуга поклонился и подошел к стене с замысловатым узором. Он нажал сначала на круг, потом на глаз Гора, на птицу и на цветок… Стена медленно поехала вверх, открывая проход.

Женщина снова посмотрела на меня, но опять не увидела. Растерянно покачав головой, она положила руку на голову черной кошки…

— Софья?

Я вздрогнула и раскрыла глаза. Лбом я упиралась в тот самый замысловатый рисунок! Ну конечно…

— Я не слышу тебя, — растерянно прошептал напарник. Я поморщилась от боли в голове. Ну и ну! Похоже, переутомилась и теперь у меня галлюцинации… Правда, полезные галлюцинации, особенно если сработает.

Круг… Глаз Гора… Птица… Цветок…

Стена дрогнула, внутри что-то заскрежетало, и древний механизм заработал!

Друзья испуганно отшатнулись — то ли от стены, то ли от меня. Надеюсь, что все-таки от стены!

— Как ты догадалась? — Геральд сощурился. Сейчас будет мои мысли читать, параз… ох!

Я грохнулась на пол от невыносимой боли. Голову словно на части разрывало.

— Перестань! Пожалуйста, перестань! — закричала я сквозь слезы. Тысячи иголок вонзались глубоко-глубоко, и я никак не могла им помешать.

— Софья! — испуганно вскрикнул Геральд. Он, кажется, опустился рядом со мной, но я этого не видела. Скорее, почувствовала…

Он больше не пытался прочитать мои мысли. Боль отпускала — медленно, но отпускала — и я смогла вдохнуть воздуха. Ничего себе прислонилась лбом к стенке!

— Соф!

— Соооф, — жалобно протянул напарник, обхватывая меня руками. — Скажи хоть что-нибудь!

Много бы я тебе сейчас сказала!!! Но скажу только одно…

— Задушишь…

— Ну слава Богу! — выдохнул Володя.

— Ну и напугала ты! — подхватила подруга.

Гэри нервно рассмеялся, но, когда я посмотрела в его глаза, то увидела в них не смех, а боль и страх. И вину…

— Я всем приношу несчастье, — тихо прошептал он. — Прости меня.

— Гэри… — я хотела дотронуться до него, но он отшатнулся. Резко поднявшись, он через силу улыбнулся и отошел к открывшемуся проходу.

Я знала, какой зал будет за стеной. И действительно — это был он. Только светильники не горели, деревья засохли, а краски потускнели. Жизнь ушла из этого места, да иначе и быть не могло. Но дух величия остался…

Немного волнуясь, я подошла к трону. В моей галлюцинации на нем сидела женщина, но сейчас он был пуст. Еще бы! Непонятно, чего я ожидала…

В полном расстройстве я прошла из одного угла в другой. Может, я ошиблась, и мы совершенно случайно попали в этот зал? Я-то уже размечталась, что нас сюда привели древние силы… Чтоб долго не бегали по лабиринту…

Вздохнув, я уже собралась объявить друзьям, что пора искать другой путь, но тут стена с грохотом опустилась на место. Это произошло так быстро, что мы даже не успели ничего понять!

— Это что еще? — Тузик испуганно прижал к себе корону и отступил в центр зала.

Мы кругом встали в самом центре, напряженно ожидая, что из углов полезут всякие забинтованные дяди или какие-нибудь кровожадные тараканы. Мало ли какую бяку подготовили любящие древние своим дорогим потомкам?!

Но время шло, а из углов никто не лез. Обидно даже.

— Может, на что-то нажали? — робко сказал Володя.

— Наи, — рассмеялся кто-то. — Наи…

Стены — все, кроме той, которая могла бы вывести нас отсюда, и еще одной, поднялись вверх. За ними скрывались небольшие ниши, а в нишах клубился черный дым… Один из столбов дыма приблизился к нам. Он вертелся и вертелся, пока наконец не принял форму человека.

— Кеха мэ! — человек из дыма указал на нас рукой, и другие «дымы» потянулись к центру.

Я вцепилась за руку Геральда. «Кеха мэ»… «Убить их»… Очаровательно!

«Дымы» все приближались и приближались, и чем ближе к нам, тем больше они становились похожими на людей… У всех мечи…

— Софья, расслабься, — Гэри осторожно пожал мне руку. — Ты должна знать, да? Ты знаешь их язык? Вспомни…

Ближе… Еще ближе…

Я должна вспомнить. Обязана.

— Наи! — я подняла руку прямо перед занесенным мечом. Главный, который отдал приказ, резко поднял руку, и все Стражи снова обратились в дым.

— Ин хурма кех, — как-то неоптимистично буркнул Главный и подлетел поближе. — Нера хэме-нечер перте!

Почему это «мы должны умереть»? Я вот не согласная!

— Ту хэме-нечер перте! — смело, конечно, заявлять, что «я жрица Хаоса», но вдруг обмануть удастся?

— Я сум? — призрак облетел меня вокруг, будто оценивая. Он остановился после пятого круга и замер. Мы с тревогой ожидали решения. Как на суде, честное слово! Идут века, а ничего не меняется…

— Тэва Сэнахе Дайар, — наконец вздохнул призрак. — Перте! Дайу дет сэнеха, хэме-нечер!

— Что он сказал? — испуганно прошептал Тузик.

— Ты ангел. Ты можешь идти. Пусть вечно жизнь твоя будет, жрица Хаоса.

Призрак склонился в легком поклоне и обратился в столб черного дыма. Когда все стражи заняли свои места, стены опустились.

Зато поднялись две другие, и одна из них вела вглубь…


Глава 10. Блуждающий оазис | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения | Глава 12