home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

1.

Страшный, страшный день! Огромная катастрофа… Жизнь никогда не станет прежней. Темное небо покрылось иссиня-черными тучами, и где-то далеко, на горизонте, мелькали огни.

Я поняла — конец. Не спастись, не убежать…

Прошла секунда, другая… Начался ливень, но воды не было. Капли огня падали на землю, прожигали листья…

Я очнулась резко. В тишине отсчитывали время часы, воняло лекарствами и бинтами. Я поморщилась: похоже, это больница.

За окном моросил осенний дождик — не огненный, а самый что ни на есть обычный, уютный и родной. Я вздохнула и расслабилась: всего лишь сон. Глупый сон.

Комната — или, точнее, палата — удручала. Белый цвет — везде, везде. Даже тумбочка, даже телевизор — всё белое!

Я подняла ладонь к глазам… Знак, оставленный силой, никуда не делся… Значит, это, увы, не приснилось…

Дверь скрипнула, и я повернула голову на звук. Игорек.

Во мне поднялась злость. Вспыхнула и погасла. Смешавшись с усталостью, она превратилась в равнодушие.

— Уйдите, — я поразилась, насколько хрипло звучит мой голос. Он предал меня… ангелов… всех. А я потеряла всё. Я потеряла Геральда, а больше у меня ничего и не было.

И он, эта лживая сволочь, еще смеет смотреть мне в глаза…

— Софья, я все понимаю… — он сел на белый стул и задумчиво разгладил складки на мантии. — Понимаю, что ты сейчас чувствуешь…

— Где Геральд?

Он помедлил, напряженно разглядывая пол.

— Не волнуйся…

— Ну?

Игорек вздохнул, и я поняла — сейчас будет врать.

— Погиб.

Я дернулась. Боль обожгла сердце изнутри. Лучше бы я умерла там… тогда.

— Но, я думаю, тебе интересно будет узнать, что Книгу мы собрали, и теперь…

— Уйдите, — глухо повторила я.

Игорек еще некоторое время сидел молча. Напряженно стучала стрелка часов… Какой противный звук.

— Я приду завтра, — со свистом выдохнул ангел. — Твои друзья передали тут тебе… Оставлю где-нибудь. Не знаю, что там, какое-то кольцо…

Я промолчала.

Игорек посмотрел на меня в последний раз и тихо подошел к двери.

— Софья, я не предавал ангелов, — будто колеблясь, прошептал он. — Это Кетонур предал Аннулара… Впрочем, он ему никогда по-настоящему и не служил…

Не дав мне опомниться, Игорек вышел. А я осталась со своими путанными мыслями. Кетонур — друг? Или Игорек — враг?

Да что теперь… Какой смысл в этом мире, если Геральд… Звук, вырвавшийся из груди, напугал меня саму, и я постаралась дотянуться до посылки друзей… Нашарив пакет на тумбочке, я притянула его к себе, и хорошенько тряхнула. Из него выпало кольцо… То самое, которое мне подарил Геральд. А ведь верно — я его сняла перед походом к Хранителю, просто потерять боялась.

Я задумчиво повертела кольцо в пальцах. Всё то же: синий камень, серебро тонкого ободка…

Синий камень…

Радость молнией ворвалась в голову. Я едва не вскочила с кровати, но боль живо уложила меня на место.

Ты говорил, Гэри, что если ты умрешь, я пойму… По этому самому камню. Но камень не почернел, не изменился. Он остался синим, почти как твои глаза… И где-то — я верю — твое сердце бьется по-прежнему, горячее, красное. Я верю. И надеюсь.

Я прижала кольцо к груди, а потом надела его на руку.

Я разберусь со всеми тайнами. Я обязательно найду способ победить Аннулара… Разгадаю загадки своей семьи… Но сначала…

Сначала я верну то, что потеряла.

2.

— Ну, поговорил? — Кетонур развалился в кресле, явно наслаждаясь минутами безделья.

Игорек уныло покачал головой.

— Она и слушать не хочет…

— Да что ты? — усмехнулся демон. — Удивительно, как это!

— Хватит, наслушался, — Игорек устало отмахнулся и сел в кресло напротив. — Давай о деле. Книга готова?

— Готова… — медленно протянул Кетонур и вдруг резко подался вперед. — Надеешься, что Аннулар оставит попытки ее заполучить? Он будет до последнего за нее сражаться.

— Глупо, — ангел покопался в бумагах и извлек оттуда желтый листок с витиеватой подписью. — Он поступил умнее… Решил захватить сразу Хаос в Сиверлэнде. Зачем ему еще Книга?

— Ее душа в этой Книге. А ты знаешь, Аннулар в свое время ее любил безумно…

— Демоны! — брезгливо бросил Игорек, небрежно кидая листок в корзину. — Вы не умеете любить!

— Не забывайся, — холодно процедил Кетонур. Убедившись, что ангел не собирается развивать свою мысль дальше, демон нахмурился. — Ты дальше своего носа ничего не видишь. Пользуешься всеми, как игрушками. Чего ты хочешь? Власти? Или все-таки добра и блага, как говоришь? Мы не умеем любить… — он горько усмехнулся. — Не умеем. Что ты знаешь о любви? Мы с тобой вышли из одной расы, были когда-то единым народом… И твои слова — упрек не только мне, но и тебе. В первую очередь — тебе.

Ангел пропустил все слова мимо ушей, привычно не вслушиваясь в то, что он считал бредом. Кетонур это заметил и нахмурился еще больше.

— Кет, извини, но есть разница. Вы убийцы, а мы призваны любить, — миролюбиво парировал Игорек. — Ты же отправил свою… забыл, как же ее… ну, не важно… Но ты ведь отправил ее на смерть? Передал прямо в руки Нию, смотрел, как она умира…

— Хватит! — рявкнул Кетонур. — Не тебе меня судить! Ты хоть кого-нибудь любил?

— Я принадлежу миру…

— Тогда заткнись, — демон устало провел по лбу, будто отгоняя воспоминания, и спокойно спросил: — Собираешься рискнуть девчонкой?

— Видишь иной выход?

Игорек вертел в руках ручку, и Кетонур неотрывно наблюдал за ее мелькающим пером.

— Вдруг она не выдержит, как Маша?

— Эта девочка сильнее матери…

— Не уверен.

— Тогда умрет, — без колебаний отрезал Игорек и резко положил шариковую ручку на стол. — А с ней и надежда.

Кетонур помолчал.

— С сыном моим сам будешь объясняться…

— С Геральдом я разберусь. Главное, обеспечь мне его отсутствие… на время.

Кетонур невидяще уставился в окно. Лицо его оставалось бесстрастным, но внутри бушевала буря.

— Обеспечу, — глухо отозвался он.

За окном собиралась гроза… Ветер рвал листья, швырял их в стекло и грозно завывал высоко в небе. Как быстро набежали тучи! Еще совсем недавно моросил безобидный дождик, и вот надвигается страшная гроза…

3. Падение Сиверлэнда.

Наместник с тревогой вглядывался в серую рябь тумана. Где-то там, за безнадежной чернотой, гибли его люди… Где-то там рушился его мир.

Клубы дыма поднимались над городом, отовсюду неслись крики, стоны…

— Ваше Величество?

Наместник вздрогнул.

— Что происходит?

— Первая атака отбита, — бодро сообщил молодой юноша. — Киар Вентийский требует дополнительных сил. Надо добить врага…

Наместник снова повернулся к разрушенному городу. Город не выстоит — это видно уже сейчас. «Добить врага»… Наивный мальчик. Будет вторая атака. Третья. Четвертая. Пока последний из ангелов не падет. Пока не будет задушен последний ребенок. Пока знамя ада не взовьется над покорным Сиверлэндом.

— Эвакуируйте всех, кого найдете, — наконец решился наместник. — Всех. До единого. И сами…

— Но… мы победили, — мальчик слегка покраснел от необходимости перечить правителю. Ветер, приносящий запах гари, шевелил его почти белые волосы… Вот ангел — еще не успевший пожить, совсем еще мальчик. За что ему погибать? Зачем?

И как мог он, властью Императора назначенный наместником города, не уберечь вот этого мальчишку? Как?

— Эвакуировать! — неожиданно рявкнул Наместник. Его приказ утонул в ударах колокола…

— Вторая атака! Вторая атака! Построиться! — донеслись приказы из тумана. — Построиться!

— Ну же, всех в Светлую Долину! Ну? Это приказ! — Наместник почти кричал. Ведь не успеют же, погибнут!

Мальчишка недоуменно переводил взгляд с задымленного города на правителя. Здание тряхнуло, откуда-то сверху донеслись крики, и парень, опомнившись, сорвался с места, сообщая на ходу:

— Всем покинуть город! Приказ Наместника! Всем покинуть город!

Здание еще раз тряхнуло… на этот раз снесли половину этажа, но Наместник даже не дрогнул.

Зажглись огни на главной сторожевой башни, передавая приказ к эвакуации… Они единственные были видны через этот проклятый туман.

— Ваше Величество, пойдемте… — вернулся запыхавшийся паренек. — Пойдемте. Все, кто уцелел, сейчас уходят… Пойдемте, через десять минут закроют все порталы.

— Как тебя зовут, мальчик? — задумчиво спросил Наместник.

— Элир, Ваше Величество.

Мужчина пристально посмотрел на юношу и отвернулся.

— Удачи тебе, Элир. И прощай…

Наместник не увидел, но почувствовал, что мальчишка смущенно топчется перед правителем, не решаясь бросить его в разрушенном городе. Прошла секунда… минута… Быстрые, четкие шаги доложили, что Элир все-таки ушел.

Только тогда Наместник прислонился лбом к оконной раме, всем сердцем чувствуя боль этого города… Его мир рушится. Ему нечего делать в другом.

Правитель всегда разделяет участь своего государства. Иначе какой же он правитель?

Ворон парил в черном небе, изредка наклоняя крыло, чтобы выбрать нужное направление. Ветер раздувал перья и мешал птице лететь вперед, но ворон не сдавался. Бесшумно скользнув вниз, он пролетел черные развалины дымившихся еще домов, обугленные столбы некогда красивых колонн, припорошенные пеплом тела людей, и зацепился когтями за разрушенную стену дворца. Внимательно осмотревшись, ворон расплылся в очертаниях и превратился в маленького взъерошенного воробья.

Воробей перелетел через еще одну стену и мягко опустился на серую колонну. Бусинки-глазки изучили площадь, кишевшую демонами, и остановились на тронном возвышении… Серая тень, восходящая на трон, заинтересовала воробья больше всего. Он с интересом оглядел двухметровое существо, закутанное в обрывки тумана, и распушил перышки, совершенно слившись с колонной.

— Привести! — голос существа был потусторонний, отдающий холодом. Такой голос не может принадлежать живому существу… Воробей вздрогнул и пригнулся.

Кучка демонов кинулась в разрушенный дворец, оттуда донеслись крики, и через несколько мгновений они выволокли человека…

— Наместник, — прокатилось по площади.

Существо на троне шевельнуло пальцами, и один из демонов выхватил меч. Воробей дернулся, но остался на месте.

Безжизненное тело Наместника бросили под ноги Повелителю демонов, и тот величественно поднялся.

— Сиверлэнд наш, — без эмоций сказал он.

И вся толпа подхватила, загудела, закричала:

— Сиверлэнд наш!!! Сиврлэнд наш!!!

Воробей встрепенулся и маленькой серой точкой метнулся ввысь. Темные клубы гари скрыли его, растворили без следа в черном небе…

А вслед ему спешило знамя ада и раскатистый, торжествующий гул:

— Сиверлэнд наш!!!

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

5/23/2012

1

Крымоу — один из подвидов вампиров, враждебный «Каре». Они чем-то похожи на зомби, только еще и кровь пьют.

2

Существа, меняющие свой облик по желанию. Облик могут выбирать только среди своего вида: существуют птичьи, кошачьи метаформы. Например, птичий метаморф может принять облик голубя, вороны или другой птицы, но никогда — кошки, собаки или человека.

3

Последнее сражение между ангелами и демонами, положившее конец Алатырской эре.

4

Т. е. ангелов (яз. ангелов).


Глава 12 | Софья Стоцкая: Ангел Особого Назначения |