home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НАВЯЗЧИВЫЙ сон

Большой старый дом в Квинсленде на вершине холма упорно не желал разрушаться, несмотря на небрежение его жителей. Краска на нем облупилась, лестница опасно шаталась, крысы размером с опоссумов обитали в пространстве между потолком нижнего и полом верхнего этажа. Возможно, арендатор забыл о существовании дома, ибо жилищная инспекция обрекла бы его за содержание дома в таком неподобающем состоянии на казнь через повешение. Комната Джейми, единственная спальня на нижнем этаже, была самым чистым помещением этой холостяцкой обители. Входя в нее, он вздыхал с облегчением, как человек, укрывшийся в своем личном бомбоубежище.

В отличие от холостяцких настроений квартирантов, которых такие вещи, кажется, не интересовали вовсе, Джейми украсил комнату с одной целью: поразить воображение Светланы, русской девушки, подававшей в Вентворском клубе напитки, если бы она когданибудь вошла сюда, после того как Джейми набрался бы смелости ее пригласить. Афиши Дэвида Боуи и Трента Резнора говорили о его непредубежденности. Полка, набитая сотнями компактдисков, картонная коробка, наполненная до краев старыми виниловыми пластинками, говорили о широких вкусах и высокой культуре. Цветы в горшках свидетельствовали о единстве с природой. Горный велосипед в углу – о его спортивной удали. Искусственный персидский ковер – о его светскости. Аквариум – о его способности спокойно размышлять, а также о любви к животным. Ловец снов, свисающий с потолка, – о духовной природе. Миниклавиатура предполагала его креативность. Таким образом, каждый предмет являлся как бы пером в павлиньем хвосте, завлекающим и блистающим.

Вернувшись той ночью домой, он, как в любую другую ночь, внимательно проверил, все ли в порядке, убедился, что ни один квартирант или бродячий наркоман не похитил какуюнибудь вещь. Джейми с тревогой всматривался в клавиатуру, прикидывая, стоит ли поместить ее на более видное место, и в сотый раз решал оставить ее на прежнем месте. Поправив ковер так, чтобы он лежал параллельно доскам пола, он медленно повернулся, обведя критическим взглядом свое гнездо. Затем удовлетворенно вздохнул, довольный тем, что все в порядке.

Стягивая брюки с бархатным мешочком в кармане, Джейми думал, за сколько он мог бы продать его, если бы в нем действительно содержался кокаин. Недостатка в покупателях, слонявшихся вокруг дома, не было. Он оставил мешочек там, где он лежал, и пошел вверх по лестнице в душевую. Дом находился в скверном состоянии – ванная выглядела так, словно в нее бросили гранату. После ванной Джейми зашел на кухню, где выяснилось, что ктото сожрал на двадцать долларов продуктов, пока он был на работе, и не позаботился даже выбросить обертки. В гостиной на диване развалился бледный наркоман в коматозном состоянии. Видимо, это был приятель одного из квартирантов дома – кажется, Маршалл. Джейми спустился обратно по лестнице, чуствуя себя весьма удрученным. Это была не та жизнь, которую показывало ему американское телевидение. Не было ни романтических свадебных комедий, ни университетских женских клубов с приколами и девочками во влажных теннисках. Были просто счета для оплаты и грязная посуда в мойке.

Вернувшись в свою комнату, Джейми сразу бросился на кровать, поставил на нужное время будильник и задумался. Сначала ему следовало проверить содержимое мешочка, не так ли? Он вытащил его из кармана брюк. Мешочек казался довольно тяжелым для своего размера. Джейми перебросил его с руки на руку и услышал слабый звон, словно бились друг о друга стеклянные шарики. Он развязал белый шнурок и поднес мешочек к лампе. Внутри мешочка было много маленьких кристалликов, блестевших при свете лампы, как измельченное стекло. Юноша надавил на мешочек. Теперь, когда он был раскрыт, звон стал громче, как будто звенел маленький китайский колокольчик. Джейми осторожно тронул порошок пальцем. Возникло ощущение прикосновения к золе.

Джейми положил мешочек на столик у постели, погасил лампу и лег. Над ним скрипели доски пола, по мере того как ктото на верхнем этаже шел на кухню, чтобы съесть оставшиеся продукты Джейми. Молодой человек лениво размышлял о том, что случится в день, когда его здесь не будет, и на этой привычной мысли заснул.

* * *

Сновидения мелькают с такой ясностью, что Джейми чувствует как будто все это происходит наяву, как будто он все еще притаился за вонючим мусорным контейнером. Ему кажется, что он толкал свою машину на станцию сервиса во сне, от которого только что освободился.

Чейто голос вопил:

– Куда ты делся, ублюдок? Этот навязчивый сон, черт возьми, жульничество. Сколько мешочков возьмет с нас дурень за это? Дупи! Иди живей, мразь. Мы не на прогулке.

– Прости, Гонко, я только, я… – отвечает знакомый Джейми жалобный голос.

Первый голос принадлежит Гонко, худощавому клоуну, и Джейми замечает его, когда голова клоуна появляется поверх контейнера. Гонко рыщет по парковке, умудряясь какимто образом идти бесшумно, как убийца, несмотря на свои комичные большие красные туфли. Его лицо кажется злым и неподвижным, как камень. Кажется, что оно использовалось как наждачная бумага и пропиталось виски. Его глаза прятались в узеньких щелках, излучая холодный блеск, их взгляд касался всего, как кончик ледяной сосульки.

Сидя за контейнером, Джейми соображает, что Гонко ищет две вещи: маленький бархатный мешочек с порошком и того, кто его похитил. У него все внутри сжимается, потому что мешочек лежит не в доме, а здесь, в его кармане. Он хочет выбросить его на, парковку и бежать, но один взгляд на Гонко заставляет его отказаться от этой мысли. Двигаясь как ярко обряженное чучело, этот клоун, кажется, бормочет себе под нос:

– Сиди, прячься, братец. Я все равно тебя поймаю.

Гонко обязательно убьет его, если найдет.

Ползая на четвереньках по другую сторону контейнера, Джейми замечает двух других клоунов. Он знает их имена. Первый – конечно, Гоши, а тот, что с черной щетиной на голове, – Дупи. Джейми какимто образом понимает, что они братья. Гонко прерывает блуждание, поворачивается к ним и говорит:

– Не стойте там, вы, пара телков. Ищите его. Он здесь!

Приподнявшись над краем контейнера, Джейми видит, что Гоши оборачивается и смотрит прямо на него. Он встречается взглядом с чужаком и стоит, загипнотизированный этим взглядом. Губы Гоши беззвучно чмокают. Другие клоуны в это время смотрят не на Гоши, и слава богу, потому что Гоши поднимает одеревеневшую руку и указывает прямо на контейнер, за которым прячется Джейми. Немой рот Гоши чмокает снова, по спине Джейми пробегает холодок ужаса.

– Выходи, выходи, где ты есть! – кричит Гонко звенящим голосом. – Теперь твоя очередь. Любитель играть в пятнашки. Вызываю тебя…

В раздражении Гонко бьет ногой припаркованный БМВ так сильно, что дверца со стороны водителя открывается с металлическим скрежетом. Гоши все еще смотрит на Джейми, в одном глазу у которого беспощадность хищника, в другом – недоумение. Совмещение двух этих взглядов придает его лицу непристойное выражение; казалось, разум клоуна разделился поровну на глупость и подлость. Гоши делает несколько шагов в направлении контейнера, и Джейми скрывается за ним. Прямо над юношей светятся глаза Гоши, его рука тянется к контейнеру, и Джейми готов закричать… Но Гоши ограничивается тем, что вытаскивает пустую банку изпод пива и разглядывает ее, как будто в ней заключается загадка, которую он собирается разгадать. Он снова чмокает губами и привлекает внимание Дупи.

– Гоши, брось это. Брось, Гоши, это не смешно!

Гоши продолжает рассматривать банку еще мгновение, затем бросает ее на землю почти у ног Джейми и бредет к двум другим клоунам. Но спотыкается обо чтото и тяжело падает на бетон.

– Гоши! – кричит Дупи, устремляясь к нему.

Гоши катается на бетоне, его выпрямленные руки прижаты к бокам, он издает свистящий звук, закипающий как металлический чайник:

– Фьюуу! Фьюуу!

Джейми просыпается как раз тогда, когда закипает чайник на кухне, его свист прошивает доски пола и пробивается к нему.

* * *

Проснувшись, Джейми испытал ощущение того, что проспал слишком долго. Будильник подтвердил его опасения: три часа дня. Не тратя времени на обдумывание ночного сна, он мечется по комнате в лихорадочных поисках рабочей одежды, полотенец, носков, бумажника – всего того, что спряталось ночью. Поднявшись наверх, он прошел в заднюю дверь и, обнаружив, что душевая занята, постучал в дверь.

– Отвали! – рявкнули в ответ.

Похоже, в душевой был один из квартирантов, Стив, отчаянный похититель продуктов.

– Кончай, приятель, я опаздываю! – крикнул Джейми, снова ударив в дверь.

Она открылась, освобождая путь клубам пара. Показалось круглое мальчишеское лицо, покрытое потом. На лице было запечатлено задумчивое выражение, одна бровь угрожающе поднялась. Большая мокрая рука протянулась вперед и сильно толкнула Джейми в грудь. Он упал на пол, а дверь не спеша закрылась.

– Это нападение, – произнес Джейми, ни к кому не обращаясь.

Он поднялся с пола и стоял, глядя на дверь душевой открыв рот и покачивая головой. «Ты намерен проглотить это? – протестовала часть его души. – Не дай себя в обиду! Господи, хоть раз в жизни не дай…»

Не сегодня, решил Джейми. Вместо этого он отправился на кухню выпить чашку кофе с бутербродом. Распахнул дверцу холодильника и свистнул сквозь сжатые зубы – его хлеб исчез, так же как и большая часть молока.

– Боже, разве я требую от жизни слишком многого? – прошептал он.

Юноша поискал глазами еду в тщетной попытке обнаружить ее в беспорядке холостяцкой кухни, но увидел только пакеты с лапшой быстрого приготовления, рассыпавшиеся остатки их содержимого на столе, похожие на мороженые личинки.

– Черт! – воскликнул и в раздражении пнул ногой дверцу холодильника, затем сбежал вниз по лестнице за своими туфлями, по пути пытаясь понять, каким образом можно добиться хоть немного уважения к себе со стороны квартирантов дома.

Его взгляд упал на бархатный мешочек на столике у кровати. После секундного колебания он схватил его, вызвав треньканье, как у крохотного колокольчика. Если это был наркотик, то, возможно, сейчас настало время испытать его воздействие, еще лучше – побочный эффект. Вернувшись наверх на кухню, он открыл почти пустую бутылку молока и, перед тем как взболтать ее и поставить в холодильник, осторожно подсыпал в нее щепотку порошка. Если Стив верен себе, то к обеду он будет кейфовать, а может, психовать, подумал Джейми. Он ополоснул водой подмышки над кухонной мойкой, насухо обтерся полотенцем, оделся и отправился на работу.

Его смена прошла без приключений. Он не знал, что это были последние восемь часов спокойной жизни для него.


БАРХАТНЫЙ КИСЕТ | Цирк семьи Пайло | НАВЯЗЧИВАЯ ЯВЬ