home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Сознание возвращалось к Джейми очень медленно. В последние два часа сновидений его не отпускала боязнь замкнутого пространства. Его мозг старался начать, по обыкновению, загрузку, как компьютер, но чтото мешало свободному течению мыслей. Во рту ощущались невыносимая сухость и слабый привкус какойто химии.

Чтото было неладно в его ощущениях. Казалось, он проснулся, но вокруг все было черно. Он осторожно провел пальцем вокруг глаза. Глаз был открыт. Когда он двинул рукой, раздался шуршащий звук, похожий на трение о холст. В его больном сознании мелькнула картина из прошлого: семейный поход по берегу озера, когда он проснулся от лицезрения в дурном сне змеи, заползшей в палатку, и действительно обнаружил в ногах зеленую древесную змею. В испуге он всплеснул руками и застонал.

Рядом с его головой послышались шаги. Затем вплотную к лицу громко прозвучал звук вспарываемой пленки. Внезапно в тесное темное пространство хлынул свет, вызвавший резь в глазах. Наконец он услышал прямо над собой то, что ожидал услышать менее всего – голос Стива:

– Джейми?

– Чего? – только и мог он сказать.

– И ты здесь? – спросил Стив. – Мне показалось, чтото движется там. Приятель, ты можешь сам убедиться. Это карнавал или чтото похожее на него. Вставай. Пойдем!

Джейми сел и непонимающе уставился на мешок для трупов, в котором спал. Он моргнул, в голове ничего не складывалось. Стряхнув с краешка глаза сон, он попытался припомнить, что происходило до того, как он заснул. Пребывание в мешке в памяти не значилось.

– Чем ты, черт возьми, здесь занимаешься? – спросил Стив, словно Джейми мог ответить на его вопрос. – А, вот он! – воскликнул Стив, подбирая с земли джемпер. – Тебе повезло, что я тебя нашел. Я пришел как раз за этим. Пойдем. Ты увидишь сам.

«Прошлой ночью… – размышлял Джейми, – отправился спать на полу. До этого?.. Копы. Караульное помещение. Да… Попался, когда бегал нагишом… А дальше что?»

Он огляделся. Они находились внутри помещения, которое выглядело как очень большой шатер. Пол представлял собой утрамбованную землю, испещренную большими уродливыми отпечатками туфель. В углу стоял стол, на котором были разбросаны игральные карты и пустые бутылки. На полу располагались десятки коробок, набитых безделушками и разноцветными лоскутами. В углу лежали доспехи, разрисованные непристойными граффити, которые изображали фаллосы и ругательства, написанные с ошибками. Солнечный свет пробивался сквозь высокие холщовые покрытия, придавая всей картине несколько болезненный красноватый оттенок.

Затем его осенило: Стив жив. Он стоял там, у входа в шатер, освещенный солнечным светом.

– Стив?! – воскликнул Джейми.

Стив взглянул на Джейми – глаза его блестели, мальчишеское лицо было мальчишеским более чем обычно, словно они вдвоем праздновали восьмое или девятое рождественское утро.

– Разве ты не… – сказал Джейми, качая головой. – Клоуны… то есть я заходил в твою комнату, там была кровь…

Стив проигнорировал его слова.

– Ты не поторопишься, приятель? Выгляни наружу. – Он скрылся за пологом шатра.

Только сейчас Джейми услышал музыку духового оркестра, игравшего карнавальную мелодию, а также гомон толпы. Он высунул голову наружу, и многоцветье поразило его, как ушат холодной воды, выплеснутый в лицо. Цвета были столь яркими, что ему пришлось зажмуриться. Открыв глаза, он увидел проходящую мимо толпу – молодые, старики, дети в ярких одеждах, младенцы в колясках и на руках матерей. К запястьям участников шествия были привязаны шары. Вокруг шатра расположился миниатюрный город, состоящий из палаток и киосков, заполненных смуглолицыми цыганами, которые торговали вразнос безделушками. По этому городу ходили толпы людей, оживленно беседующих друг с другом. Джейми поискал глазами источник карнавальной музыки, но не увидел оркестра. Казалось, музыка дрейфовала в воздушном пространстве, как бриз, как естественное продолжение цвета и запаха попкорна.

Джейми вышел из шатра. Пожалуй, он был единственным человеком, не имевшим представления о том, что, черт возьми, происходит. Стив нетерпеливо поманил его.

Джейми протер глаза:

– Стив?

– Черт, что тебе?

– Мы… – Он хотел спросить, живы ли они. – Где мы?

Стив схватил его за руку:

– Ты пойдешь, наконец? Я слышал, там будет волшебное представление, вон в том шатре. Пойдем.

Джейми позволил Стиву тащить себя по дорожке. В отдалении он увидел раскрашенную вывеску с надписью: «Комната смеха». За ней на высоком шатре было написано: «Зона ужасов». Они прошли мимо одного гигантского шатра, на котором было выведено краской: «Главная сцена». Оглянувшись через плечо, Джейми увидел высокую деревянную арку, множество мигающих огней и услышал шум карнавала: звенящие колокольчики, лязг запущенных механических аттракционов, возгласы, крики. Он не видел вывески, но догадывался, что гдето там она есть и гласит: «Аллея интермедий».

Ответ на его собственный вопрос о том, где они находились, был очевиден: в цирке. В каком цирке, как он здесь очутился и почему, он не знал. Но неожиданно все это показалось ему не важным. Он почуял аромат попкорна, жаренного на масле, и почувствовал легкое головокружение, словно вдохнул запах какогото наркотика. «Не важно, где ты находишься, – шепнул ему подружески внутренний голос. – Просто расслабься! Никаких вопросов. Это карнавал. Понимаешь, карнавал!»

Неожиданно на Джейми нахлынул прилив бодрости. Теперь он ощущал себя так, как бывало в пятницу вечером в городе, когда он сидел в баре, приняв вторую или третью порцию виски, а музыкальный автомат играл песню в исполнении «Говорящих голов», и в баре было много женщин. Он остановился, чтобы с изумлением оглядеться. Стив рявкнул в нетерпении:

– Джейми! Ты пойдешь на волшебное представление, или мне придется смешать тебя с дерьмом?

Джейми взглянул на него и улыбнулся с видом счастливого идиота.

– Конечно! – произнес он и последовал за Стивом.

На одном из шатров было написано: МУГАБО МОГУЧИЙ МИСТИК. Стив втащил Джейми внутрь, где они увидели маленькую сцену, заставленную стойками для магов. Там лежали цилиндр, из которого, несомненно, вытаскивали кроликов, черная палочка с белыми концами, связки цветных лент и сцепленные друг с другом серебряные кольца. Стив и Джейми сели в переднем ряду. Вскоре в шатре завязался вялый разговор. В глубине сцены висел занавес. Зрители умолкли, как только за ним послышался строгий шепот.

– Фокус с кроликом? – произнес голос со странным акцентом. – Я покажу тебе фокус с кроликом, свинья!

– Мугабо, мы прошли через это, – сказал другой голос. – Ради бога, брань на вороту не виснет. Ты же не собираешься позволить Рафшоду…

– Эта клоунская свинья! Ты мне друг, да? Фокус с кроликом! Я могу подсветить это чертово небо, разве он этого не знает? Могу – убери руки…

Послышались звуки борьбы. Шлепки, брюзжание, падение тела на землю. Зрители с интересом наблюдали, как раздвигается занавес. Перед открытием занавеса явная ссора продолжалась целую минуту, и вместо торжественного выхода маг появился на сцене спотыкаясь и вытягиваясь, словно его схватили и бросили туда. Его приветствовали жидкие аплодисменты.

С пола медленно поднялось облако белого дыма. Когда оно рассеялось, зрители увидели угрюмого темнокожего человека в тюрбане, который старался одернуть свое облачение трясущимися руками. Маг Мугабо был высоким и долговязым. Белый тюрбан на голове делал его еще выше. В середине тюрбана сиял драгоценный камень. Маг обнажил губы и показал зрителям зубы, белизну которых подчеркивала чернота его кожи. Он выбросил руки к зрителям и сплюнул на пол.

– Прекратите бить в ладоши! – потребовал маг.

Аплодисменты прекратились.

– Такто лучше, козлы. Хотите фокус с кроликом?

Аудитория снова зааплодировала, поощряя его веселым свистом. Мугабо кивал, его тюрбан качался из стороны в сторону. Его низкий голос становился злее.

– Хорошо. Я покажу вам фокус с кроликом. – Он подошел к столу, бросил через плечо взгляд на занавес, затем ухмыльнулся и закатал рукава. – Вот, – сказал он, – я – Мугабо, великий маг… и коечто еще. Я посвящаю этот фокус этой свинье клоуну. Это все для него.

Он сунул руку в цилиндр, и, как и ожидал Джейми, из него показалась пара длинных белых ушей, а затем и весь зверек. Кролик дергал в воздухе лапами. Прозвучал короткий всплеск вежливых аплодисментов.

– Ага, вам нравится этот кролик? – мурлыкал Мугабо. – Прекрасно! Им нравится этот кролик. Тогда… как вам понравится… ЭТО! – Лицо Мугабо нахмурилось. Он выбросил свою руку с кроликом в направлении аудитории.

Кролик дрыгался минутудве, маленькие лапки молотили воздух, прежде чем он обратился в белое и красное облако. Окровавленные куски мяса упали к ногам зрителей первых двух рядов. Кровь животного окропила туфли мага.

– Ха! Ха! – воскликнул Мугабо. Он изогнулся в талии, ударил кулаком по столу, издавая визг, который представлял нечто среднее между смехом и воем.

Изза занавеса выпрыгнули две фигуры. Одну из них Джейми узнал – это был клоун Дупи. Другой фигурой был толстый карлик с повязкой на глазу.

– Все это часть шоу, люди, – сказал карлик, бросаясь на Мугабо и хватая его за лодыжки.

Затем Дупи и карлик пинками выгнали мага со сцены.

Видимо, шоу закончилось. Зрители неуверенно хлопали. Джейми собрал с рубашки немного белой шерсти и обтер кровь с лица. Кроличьей кровью был забрызган и младенец на руках женщины, стоящей рядом с ним. Казалось, ее это не беспокоило. Она встала вместе с мужем, ожидая, когда можно будет пройти к выходу.

Прозвучало слабое треньканье, напоминавшее столкновение стеклянных шариков. Оно доносилось снизу, изпод ног. Глянув вниз, Джейми заметил крохотные кристаллики, местами рассеянные в траве. Где он их видел раньше? Джейми не мог припомнить. Однако он точно знал: этих кристалликов не было на земле, когда они входили в шатер. Теперь они светились под ногами людей, шедших к выходу.

Когда они покидали цирковое представление, занавес в глубине сцены задергивался под аккомпанемент звуков пощечин, брюзжания и треска. Послышался глухой удар тела, упавшего на пол. Все это составляло часть шоу.

* * *

Снаружи сквозь аромат попкорна пробивался более сильный запах – запах ладана. Он манил Джейми, и тот следовал этому зову беспрекословно. За ним шел Стив. В толпе он заметил некоторых зрителей, присутствовавших на магическом представлении. Казалось, они были совершенно равнодушны к пятнам кроличьей крови на своих рубашках и лицах, разговаривали и смеялись. Стив объяснил скороговоркой, что уходит на Аллею интермедий, и сбежал, расталкивая толпу. Джейми позволил ему уйти, потому что его отвлекали эротические видения, обещанные пьянящими ароматами, которые курились вокруг и ласкали его, как нежные пальцы. В воображении перед ним бежали смуглые женщины, похожие на египетских принцесс, нагих и порывистых, приглашающих его жестами следовать за собой. Потрясенный, он пошел по тропе, где редела толпа, постепенно замолкала в отдалении музыка, а воздух становился прохладнее.

Пара карликов, боровшихся в грязи у тропы, замерла, когда Джейми приблизился. Они сердито посмотрели на него и убежали. Вдруг эротические видения исчезли, и он оказался перед небольшой хижиной, вход в которую перегораживал занавес из бисера. Джейми встряхнулся, огляделся в замешательстве и вздрогнул, увидев, что вокруг никого нет. Он неуверенно раздвинул бисерные нити. Кажется, это была хижина прорицательницы, и в ней уже был посетитель.

– Простите, – сказал Джейми, когда посетитель обернулся.

По коже Джейми пробежал холодок. Внутренний голос убеждал его бежать, как можно быстрее, прямо сейчас. Когда же прошел первый испуг, он понял, что лицо мужчины, должно быть, покрывал макияж. Вот почему его глаза излучали безумный взгляд изпод кустистых бровей, мрачный, как грозовая туча. Каждая черта его лица ото лба до челюстей выглядела настолько поволчьи, что этого человека можно было бы вполне представить воющим на луну, хотя одет он был в деловой костюм. Мужчина был ростом выше двух метров, имел слишком длинные руки и желтые ногти, похожие на когти.

Монстр с высоты своего роста смерил Джейми взглядом с головы до ног.

– Я хочу извиниться, – вежливо сказал он низким голосом. – Нет проблем. Я как раз собрался уходить. Счастливо.

Проходя мимо Джейми, он улыбнулся пухлыми губами. Улыбка казалась почти доброй, такой, какой, возможно, она бывает у волка, глядящего на волчонка.

Джейми глядел на него, весь дрожа, и на секунду у него пропало веселое возбуждение, остался лишь холодный страх перед миром ловушек, препятствий и темных мест, где оступались люди.

Великан прошел сквозь занавес из тренькающего бисера, нагнувшись в дверной коробке, и удалился. Страх Джейми исчез.

То, что вне хижины обонялось как нестерпимый запах сандалового дерева, внутри ее ощущалось всего лишь тонким ароматом. Атмосфера в хижине отличалась от буйного веселья снаружи. Она была спокойнее и тише, как сон. За круглым столом сидела цыганка, постукивая пальцами по столу с картами Таро и улыбчиво поглядывая на Джейми. У нее были смуглая кожа, искрящиеся глаза и прямые черные волосы, ниспадающие с головы шелковыми прядями. Позади нее стояли книжные полки, набитые безымянными томами. На столе перед цыганкой на небольшом деревянном основании в форме клешней лежал шар.

– Не бойся его, – сказала прорицательница, кивая на монстра. – Он безвреден. Это Курт Пайло. Он владеет цирком.

– Он не выглядит безвредным, – возразил Джейми.

– Верно, – согласилась прорицательница. – В гневе он выглядит опасным. – На мгновение она устремила свой взор вдаль, улыбка сошла с ее губ. – Но требуется много усилий, чтобы разозлить его, и если ты попытаешься это сделать, он, вероятно, использует это как повод позабавиться. Пожалуйста, располагайся.

Чтото в ее голосе заставило Джейми вспомнить о крепких тягучих насыщенных ликерах, наливаемых в хрустальные бокалы. Он сел на деревянный ящик рядом со столом.

– У меня сегодня было много дел, – сказала прорицательница. – Я приняла полдесятка посетителей, нуждавшихся в предсказании их судеб, поэтому буду краткой. Твою руку, пожалуйста.

Джейми протянул руку, и прорицательница слегка провела пальцем по его ладони. Ее прохладные пальцы пробуждали в нем легкий трепет.

– Смотри мне в глаза, Джейми, – тихо произнесла она.

Он сделал это и ахнул в изумлении. Оказалось, что радужные оболочки ее глаз менялись в размерах. В одном глазу радужная оболочка росла, в другом – сокращалась, затем все происходило наоборот.

– Не бойся, – сказала она. – Просто следи за моими глазами. Разве они не прекрасны, Джейми? Не ощущаешь ли ты, что идешь по длинному темному тоннелю, когда смотришь мне в глаза? Не чувствуешь ли, как мой прохладный палец на твоей ладони чертит карту твоей судьбы? Просто гляди в глаза, Джейми… Гляди в глаза…

Этот голос проникал в него как наркотик, сладкий голос, раскрывающий ему тайны, слова, которые он мог слышать, но не мог понимать. Непроизвольно его глаза тускнели и закрывались.

«Она гипнотизирует меня», – подумал он, перед тем как поддаться гипнозу.

Голос вбивал ему в голову слова жестко, словно гвозди.

– Завтра пополудни. Ты выйдешь из дома ровно в двадцать минут четвертого, но забудешь дома часы. Пойдешь по адресу: Эдвардстрит, 344. Будешь ждать тому паба. Увидишь, как из переулка выходит блондинка, толкающая перед собой детскую коляску. Она будет ждать возможности перейти улицу. Ты спросишь у нее, сколько времени. Станешь нервно потирать запястье, пока она будет с тобой кокетничать.

Джейми сонно кивнул.

– Ты скажешь: «Премного благодарен». Затем пойдешь прямо домой. Потом не вспомнишь ее лицо. Никогда не вспомнишь этот эпизод.

– Почему? – пробормотал Джейми, как человек, разговаривающий во сне. – Не может бросить меня… одного?

Возникла пауза. Джейми чувствовал тяжелый взгляд прорицательницы. Он корчился и стонал.

– Не спрашивай меня,  – продолжал голос. – Разве ты способен спрашивать меня? Неужели… Ты попробовал этот порошок?

Джейми кивнул.

– Кто дал тебе его?

– Я просто… подобрал его, – пробормотал Джейми.

Говорить было трудно, каждое слово давалось мучительно. Его голова опустилась на грудь, хотелось только того, чтобы голос прорицательницы не был сердитым.

– Он принадлежал одному из клоунов?  – требовательно спросил голос.

– Да.

– Какому клоуну? Где? Когда?

– Гоши. Думаю, его зовут Гоши. Около недели назад. Он выпал из его кармана.

Волна гнева, похожая на струю горячего воздуха, накрыла его. Он съежился, захныкал. Последовала пауза, а затем – дробь пальцев, барабанящих по поверхности стола. Затем голос произнес:

– Ладно. Теперь просыпайся, Джейми. Возвращайся ко мне. Просыпайся.

Джейми пришел в сознание, повинуясь взгляду двух искрящихся глаз. Вначале он подумал, что видит перед собой пару бриллиантов, сверкающих при свете свечи. Лицо прорицательницы появилось неясным контуром в обрамлении драгоценных камней. Казалось, пройдут часы, прежде чем оно обретет четкость и форму.

– Понравилась прогулка? – спросила Шелис, прорицательница.

Джейми попытался вспомнить последние несколько минут сна, но почувствовал, что его мысли бродят в тумане.

– Что произошло? Имело ли это отношение к блондинке?

– Нет, не думаю, – сказала Шелис. Она стала укладывать вещи резкими движениями. Ее явно чтото заботило и раздражало. – Ладно, Джейми, спасибо, что заглянул. Если позволишь, я коечем займусь.

– Да, конечно, – ответил Джейми и встал, чтобы уйти.

Шелис в спешке пронеслась мимо него и вышла сквозь бисерный занавес наружу. Вскоре она пропала из вида. Мгновение Джейми смотрел на хрустальный шар, прикрытый матерчатым чехлом, затем тоже вышел из хижины.

Снаружи его встретило прежнее навязчивое многоцветие и многоголосие мира. Джейми попытался сориентироваться. Со времени представления мага он почти ничего не помнил и даже само представление помнил смутно. Позади него тренькали под дуновением ветра стеклянные бусинки занавеса, загораживавшего вход в хижину. Что, собственно, там происходило?

Снова раздался мягкий настойчивый голос:

– В твоем положении ни о чем не надо беспокоиться. Наслаждайся шоу.

У него не было сил возражать. Легкомысленная эйфория вернулась к нему с порывом ветра, несшего запах попкорна. После нескольких глубоких вдохов Джейми почувствовал головокружение и медленно побрел на более многолюдные аллеи, поглядывая на торговые цыганские палатки, в то время как полдень склонялся к вечеру.

* * *

Наступил вечер, и небо над Аллеей интермедий засветилось многоцветными полосками. Джейми инстинктивно двигался к деревянному строению. Из его открытой двери, словно из пасти дракона, вырывались оранжевые языки пламени. Это была комната смеха.

Большинство людей, по всей видимости, направлялись к гигантским шапито в середине выставочного комплекса, где цыгане, владельцы торговых палаток, оповещали прохожих, акробатов и клоунов о скором начале представления. Только два человека задержались у павильона, где располагалась комната смеха. Это была молодая пара, стоявшая неподвижно и смотревшая прямо перед собой. Рядом с ними стоял человек в просторном облачении, державший посох с черепом на конце. Черный капюшон скрывал его лицо. Из комнаты смеха доносились ожидаемые звуки: нечеловеческий вой, визг женщин, грохот, похожий на зубовный скрежет.

Внезапно из двери стремглав вылетела тележка, вокруг ее колес, тершихся о железные рельсы, сыпались искры. С отчаянным скрипом тележка остановилась. Фигура в просторном облачении помахала посохом. Молодая пара, не говоря ни слова, села в тележку. Джейми перевел взгляд с них на человека с посохом, затем направился к лестнице. Однако стражник преградил ему путь посохом.

– В чем дело? – спросил Джейми.

Ответа не последовало. Ужасный визг заставил Джейми отпрыгнуть в сторону, когда тележка двинулась назад по своим рельсам. Головы юноши и девушки мотались из стороны в сторону, как у тряпичных кукол. Оранжевое пламя вновь вырвалось из дверей, когда тележка въехала внутрь и исчезла из поля зрения.

В разочаровании Джейми ожидал, когда выедет следующая тележка. Он взглянул искоса на стражника, стараясь рассмотреть его лицо под капюшоном. Вой и крики из комнаты смеха усилились, переходя в хохот, похожий на стоны полового экстаза. Эти звуки заглушили все отдаленные шумы карнавала, а затем резко оборвались. Воцарилась полная тишина.

Это было уже слишком. Джейми повернулся, чтобы идти дальше, но вдруг услышал, как снова остановилась со скрежетом тележка. Он посмотрел через плечо в ее направлении. Пары нигде не было. Тележка была пуста.

Джейми обнаружил, что бежит трусцой, как будто его ноги чувствовали опасность, которую не мог постичь разум. «Все это часть представления», – заверил его внутренний голос. Разумеется, подумал Джейми. Чем же еще это могло быть?

* * *

В стороне от прочих аттракционов он заметил просторный шатер, который окружали небольшие хибарки – видимо, это были жилища карликов и цыган. Когда он проходил мимо, на него изза занавесок пристально глядели злобно светящиеся глаза. С наступлением ночи карлики выходили группами. Эти маленькие злобные твари замолкали при его приближении и затем возобновляли ожесточенные споры. Они носили небольшие сумки и чтото собирали в траве стальными пинцетами. Джейми вначале подумал, что они собирали утерянную мелочь, но, приблизившись к одной паре, занятой делом, увидел, что она собирала крохотные светящиеся кристаллики. Он заметил их еще на полу шатра, где проходило представление мага. Карлики взглянули на него с такой свирепостью, что молодой человек удалился.

Подойдя к одиночному шатру, он обнаружил, что там находится паноптикум, и немного поколебался, прежде чем войти. Больные и чудаки не вызывали в нем интереса, но взгляды из окон хибарок заставляли его нервничать. Ему хотелось укрыться от них.

В помещении паноптикума свет исходил только от желтых ламп, освещающих стеклянные витрины. На полу было больше светящихся точек – кристаллов порошка, гораздо больше, чем на полу в шатре Мугабо.

К своему удивлению, Джейми увидел перед одной из витрин Стива, который пожирал глазами чтото внутри высокого аквариума. Стив заметил его и подозвал жестом:

– Взгляни на это.

Этикетка на аквариуме гласила: «Это Тэллоу. Каждый момент его жизни – ад».

Пара человеческих глаз скорбно смотрела на них. Кожа на лице оплавлялась, как воск свечи, пузырясь, капала, образовывала лужи, перед тем как затвердеть на полу.

– Каждые несколько минут он подбирает отвалившиеся кусочки и снова присоединяет к себе, – зашептал Стив с восторгом.

Тэллоу печально наблюдал за ними, в то время как на его шее лопнул пузырь телесного цвета и его содержимое стало стекать по его груди на пол. Джейми сморщился и отвернулся.

– Смотри, Джейми! Он делает это! – воскликнул Стив.

– Идем отсюда, – предложил Джейми. – Больно смотреть. Идем.

– Нет. Тебе нужно посмотреть это место. Пойдем и поглядим на парня. – Стив потащил его за руку к следующему экспонату.

Они остановились перед тем, что, возможно, стало бы однажды человеком, если бы природа не сыграла с ним очень злую шутку. От шеи до пят существо было прекрасным. Примерно сто семьдесят сантиметров человеческого тела, носившего серый костюм и галстук. Уродство заключалось в голове существа. Она была покрыта чешуей, слишком большой для его тела. На втором подбородке у него росли усы, как у сома. У существа был очень широкий рот, как у акулы, усеянный ужасными зубами. Когда рот раскрылся и заговорил, Джейми чуть не вскрикнул.

– Привет, я Фишбой, куратор паноптикума.

– Мой приятель Джейми, – сказал Стив. – Джейми, это Фишбой. Он говорит, что может дышать под водой.

– Рад видеть вас, Джейми, – приветствовал его Фишбой. У него был высокий голос, словно он надышался гелиевокислородной смесью. В его дружелюбии сквозила какаято непристойность. – Надеюсь, наши экспонаты вам понравятся так же, как Стиву. Через пятнадцать минут Йети покажет представление с поеданием стекла. Гарантирую, что это самое кошмарное и кровавое представление во всем цирке!

– Эй, приятель, нам нужно посмотреть стеклянную витрину, – сказал Стив.

Джейми покачал головой.

– До скорой встречи, – попрощался он.

– Почему? Куда ты идешь? – спросил Стив.

– В самом деле, – поддержал его Фишбой. – Клоунское шоу – наш самый знаменитый аттракцион. Пожалуйста, не стесняйтесь, оставьте свою запись в книге для гостей перед уходом.

Джейми съежился от чрезвычайно учтивой улыбки рта с акульими зубами. Он бы почувствовал себя более непринужденно, если бы Фишбой накричал или обругал их. Он пошел к выходу, стараясь не глядеть на расположенные по сторонам витрины, в которых стонали и шипели экспонаты. Стив за ним не пошел.

В атмосфере теплой ночи его бодрое настроение сменилось болью и головокружением. В него вползали легкая тошнота и дурные предчувствия. «Мне кажется, я глубоко…», – подумал Джейми.

И… он решил, что предпочтет этот путь.

* * *

К этому времени у двух гигантских шапито собрались большие толпы. Все присутствовавшие бросали вокруг беспокойные взгляды, словно проходили здесь двойную проверку.

Больший из двух шапито имел на фронтоне вывеску, которая гласила:

ВЫЗОВ СМЕРТИ РЭНДОЛЬФА,

АКРОБАТИЧЕСКАЯ ФЕЕРИЯ ВЫСОКОГО ПОЛЕТА

На фронтоне другого шапито висела доска с надписью:

ПОТРЯСАЮЩЕЕ КЛОУНСКОЕ ШОУ ГОНКО.

ПРИХОДИТЕ ПОСМЕЯТЬСЯ

Джейми уставился на доску. Гонко… Откуда он знал это имя? Он почти вспомнил, когда почувствовал, что его толкают в толпе, которая по сигналу, не замеченному им, устремилась в оба шапито. В этих людях таилась какаято робость, как у потерянных душ, застигнутых бурей и собравшихся в единственном найденном укрытии.

Джейми оказался в одном потоке с людьми, идущими смотреть клоунское шоу. Он занял место в заднем ряду. Все его внимание захватила сцена, освещенная яркими лучами прожекторов, вместе с другими зрителями он терпеливо ждал представления.

Гонко. Это имя было так знакомо ему.

Когда началось клоунское шоу, Джейми внезапно утратил контроль над своими мыслями и к нему вернулся прежний страх. Он беспокойно огляделся в поисках выхода из шапито. Но все выходы были забиты людьми, наблюдавшими за сценой с ничего не выражающими лицами. Бежать было некуда. Он съежился на своем месте.

* * *

Гонко прошелся по сцене, засунув руки в карманы. Прозвучали аплодисменты, хотя он смотрел на толпу так, словно готов был каждому из зрителей перерезать горло. Клоун носил нелепые большие полосатые штаны, которые были стянуты обручем вокруг его тонкой талии и держались на подтяжках. На лице, вымазанном белилами, красовался пластмассовый красный нос. На Гонко был клоунский колпак, похожий на тюрбан мага, и крохотный галстукбабочка.

За ним ковылял Гоши, смотревший на зрителей испуганными глазами, похожий на ребенка, которого озадачивали вещи в комнате. Что это за создания? Но его поведение оставляло впечатление шутовства и расчетливости, внушало подозрение, что внутри себя Гоши хорошо знал о своей необычности и упивался ею.

Гоши держал в руке маргаритку. Руки его были тесно прижаты к бокам. Он проковылял к молодой женщине, сидящей в первом ряду, и, не сгибая локтя, предложил ей цветок. Она улыбнулась и, секунду поколебавшись, взяла его.

Моргая, Гоши смотрел на нее. Казалось, он чегото ожидал. Затем, внезапно обозленный по ему одному ведомым причинам, он влепил женщине пощечину. Ее голова дернулась в сторону. Некоторые зрители засмеялись, полагая, что это вставной комический номер.

Гоши беспокойно огляделся, когда по рядам зрителей прошел рокот. Он прижал руки к ушам и беззвучно зашлепал губами. Покачиваясь, он снова взобрался по ступенькам на сцену. Гонко сердито наблюдал за этой развязкой. Она не входила в сценарий, и главный клоун вознес руки в отчаянии.

Шоу продолжалось. Гоши повалился на спину, будто его подстрелили, и, перекатываясь из стороны в сторону, неистово жестикулировал перед Гонко, прибегая к помощи локтей, его руки все еще были прижаты к ушам. Затем последовал хорошо знакомый Джейми свистящий звук чайника, громкий, как сирена: фьюууу! Фьюуууу!

Изза кулис под свет прожектора выскочил другой клоун. Это был Дупи. Он подбежал к своему брату и попытался уговорить его уйти со сцены. Гоши не уходил. Он, не прекращая свиста, указывал пальцем на женщину в первом ряду, потиравшую с изумлением щеку. Рот Гоши снова беззвучно открылся и закрылся.

– Знаю, – кричал Дупи, – она поступала дурно, Гоши, она действительно поступала дурно! Но пойдем! Это шоу! Тебе не нужно так волноваться…

Гонко сидел на сцене скрестив ноги и массировал виски. Его голос перекрыл робкий гомон аудитории, которая теперь не понимала, смеяться ей или нет.

– Мне все чертовски ясно. Он сорвал представление менее чем за минуту. Давайте закончим этот фарс. Рафшод! Выходи сюда. Тащи новичка. – Гонко отдал приказание с явно наигранным энтузиазмом.

На сцену выбежал клоун с безумным взглядом, таща за собой другого клоуна.

Новичок встал под свет прожектора с кислым видом. Плечи его были опущены. Гонко бросил на него взгляд.

– Ну что, Гоши! – крикнул он. – Взгляни на новичка. Что у него в кармане?

Гоши поставили на ноги. Он медленно повернулся и побрел вразвалку к новичку. Рафшод между тем обыскал карманы новичка и вынул нечто, напоминавшее лист папоротника. По какойто причине этот лист произвел сильное впечатление на Гоши. Он уставился на него с широко раскрытыми от ужаса глазами. Однако вполне человеческие эмоции всетаки взыграли на его лице, он снова издал свист чайника: фьюуууу! Фьюуууу!

На лице новичка появилось выражение страха. Гоши пронзительно крикнул на него с близкой дистанции, затем сильно ударил выпрямленной рукой, как прежде женщину в первом ряду. Дупи сделал вялую попытку успокоить брата, крикнув:

– Прекрати, Гоши! – но без успеха.

Гоши снова ударил новичка. Новичок оттолкнул его. Дупи вмешался в ситуацию:

– Эй, эй, эй. Эй, ээээй! – воскликнул он и налетел на новичка с намерением защитить брата.

Хотя Дупи выглядел самым безобидным из клоунов, он пошел в атаку с мощью быка. Новичок был затоптан и катался у ног других трех клоунов, пытаясь отразить пинки, тычки, удары руками и ногами. Зрители безмолвствовали.

Гонко с каменным выражением лица наблюдал развязку в стороне, хотя чувствовалось его молчаливое одобрение происходящего на сцене. Он повернулся к публике и произнес:

– Шоу закончено. Убирайтесь отсюда к черту.

Когда зрители встали и направились к выходу, прозвучали жидкие, нерешительные хлопки. Избиение на сцене подошло к концу, и новичка утащили за ноги.

Когда зрители вышли, Джейми остался сидеть в заднем ряду, не зная, куда идти и что делать. На него со всех сторон нахлынули воспоминания последних дней: испытание, преследование, разгром дома. Хотя все это значило сейчас меньше, чем когдалибо.

Гонко взглянул на него со сцены.

– ДжиДжи, – позвал он. – Иди сюда.

Джейми указал на себя:

– Кто, я?

– Да, ты, – рявкнул Гонко. Он стоял на краю сцены и манил пальцем.

Джейми встал и медленно пошел к нему.

«Вот оно, – мелькнула мысль. – Видимо, меня ждет смерть».

Он ошибался.

– Добро пожаловать в твой новый дом, – поприветствовал Гонко, когда Джейми прошел мимо первого ряда. От света прожекторов на лицо главного клоуна падали тени, похожие на кровавые порезы. – Мне хотелось, чтобы ты смотрел представление изза кулис, но это не имеет значения. Впереди еще много шоу, моя прелесть, и никаких ошибок. Как видишь, действие несколько скомкано, – сказал Гонко с досадой.

Джейми взглянул ему в глаза.

– Пожалуйста, – попросил он, – скажите, что происходит, черт возьми? Пожалуйста?

Гонко искоса посмотрел на него.

– Это законный вопрос, – ответил он. – Происходит то, что ты стал сейчас клоуном. Слышал такую приятную новость? Отныне в твоей жизни не будет ничего, кроме смеха, с изрядной долей странного хихиканья. Может ли быть чтолибо лучше этого? Забей на это. Идем со мной, юный ДжиДжи.


Клоун ДжиДжи | Цирк семьи Пайло | ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР И АКРОБАТЫ