home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Окрестности Октябрьска/Тхан-Такх. Руины храма Подземного Хана


- Когда истончится эта преграда, Небо и Земля поменяются местами, - глубокомысленно повторил Лыков туманную фразу с крышки колодца. - И что бы это значило? Предсказание конца света?

- Именно, - подтвердил Аор. - Там еще говорится, что мир перевернется, и то, что долгое время скрывалось в глубинах бездны, воцарится.

Второе путешествие в проклятый зловещий храм они совершили, весьма тщательно подготовившись и даже выбрав наиболее благоприятный день согласно фазам Луны и прочей астрологии. Но все равно уверенности у Макеева было куда меньше, чем даже в первый раз.

- Однако ж в преданиях сказано, - напомнила Алтеи, - что для пришествия… - Она замялась. - Для пришествия Его, - скосила глаза в сторону колодца, - необходимо, чтоб открылись все шесть черных колодцев. Один вряд ли сыграет существенную роль.

- Да, - согласился глава магической школы. - Но тут главное начать.

- Какому ж придурку могла прийти в голову столь дикая мысль? - скривился, как от зубной боли, Макеев. - Он что, не понимает, что может произойти?

Еще пару лет назад, услышь он от кого подобный бред, похожий на сказку, точно не поверил бы и решил, что собеседник либо изрядно принял на грудь, либо просто свихнулся. Но теперь, пожив в этом мире, где на каждом шагу можно столкнуться с проявлениями чародейства, Александр воспринял рассказы друзей на полном серьезе. Раз они говорят, что миру грозит опасность, значит, так оно и есть.

- А в вашем мире мало было таких сумасшедших? - скептически молвил Мак Арс. - Какой-нибудь очумевший от жажды власти царек для решения своих вопросов не бросал на алтарь темных богов народы?

- Это уж точно, - подтвердил Серегин.

- Только вот богов на нашей старушке Земле отродясь не водилось, - внес поправочку в духе материализма Лыков.

- А ты уверен? - бросил на него иронический взгляд кудесник.

- Ну-у… - протянул стушевавшийся Семен.

- Так ты полагаешь, - вернул разговор в нужное русло Макеев, - что здесь поработали слуги какого-нибудь маньяка-царя?

- Вполне возможно, - кивнул Аор. - Тот же Ундораргир мог постараться.

- Или те, кто стоит за его спиной, - задумчиво сказала Алтен. - Я слыхала, что в последнее время оживились слуги Его, до этого предпочитавшие скрываться во мраке неизвестности.

- До меня тоже слухи доходили, - изрек Мак Арс. - Не хотелось им верить. Прошло семь столетий со времени очередной попытки приверженцев того, кого называют Подземный Хан, захватить власть на Аргуэрлайле… Я полагал, что они тогда получили хороший урок.

- А почему ты сказал, что крышка непрочна? - уточнил градоначальник. - На вид так еще вполне ничего.

- Тут добрый центнер золота будет, - похлопал по кругляшу рукой Лыков. - Хороша монетка! Целый золотой запас! Вот бы переплавить да начеканить… золотых червонцев. Пора бы собственной денежной единицей обзаводиться.

- Тебе ж говорят, что ее трогать нельзя, - вздел очи горе майор. - Кому что, а курице просо.

- Да понял я, понял, - отмахнулся замполит. - Не дурак, чай.

- Я уже говорил, - терпеливо, как школьный учитель, пояснил маг, - что здесь был проведен обряд отверзания врат. Жертвенная кровь, пролитая на крышку, обладает разрушительной силой.

- Она разъедает металл как серная кислота? - встрял танкхен.

- Она разъедает Силы, которые запирают колодец, - посмотрел на него, как на идиота, маг. - Или ты думаешь, что Его, - он ткнул пальцем куда-то вниз, - можно удержать каким-то золотом?

- И насколько быстро может истончиться… магическое поле? - спросил Артем.

- Очень быстро. Если…

- Если?… - с надеждой глянул на него Макеев.

- Если не найти противозаклинание и не провести соответствующий обряд.

- Тебе это по силам?

- Не уверен. Нужно искать. А времени у нас мало.

- А не взорвать ли нам тут все к хренам собачьим? - бесшабашно предложил Семен и демонстративно потянулся к поясу, где у него висела парочка гранат (на всякий пожарный).

- Думаешь, можно взорвать Высочайшего? - едко осведомилась Алтен. - Взорвать бога?

- Да, в самом деле, смысла нет… - сплюнул Макеев. - Я так понял, что взрывом тут делу не поможешь. Ну, завалим мы этот чертов колодец. Но крышку-то ведь все одно кровища проест, и оно выберется оттуда.

- Нет так нет. Главное ж предложить.

- Как всегда у вашего брата: выдвинуть лозунг, воодушевить массы, а самим со стороны наблюдать, - хмуро процедил сквозь зубы Артем. - Уедешь себе в свою степь, а нам тут один на один с этим оставаться.

- Ты что это сейчас сказал?! - взвился замполит. - Ты на кого варежку разинул?

- Мальчики, мальчики, не ссорьтесь, - встала между ними Алтен. - Это на вас так дурное место действует. Дарика, помоги.

Она сама возложила руки на голову брыкающегося, как норовистый конь, Семена и стала тихонько нашептывать какие-то заклинания. То же самое проделала со своим супругом знахарка. Постепенно парни успокоились.

Лыков отошел к стене и принялся рассматривать одну из ниш, что-то там ощупывая и ковыряя. Артем с Дарикой расположились у противоположной стены, от греха подальше. Алтен, Аор и Макеев продолжили потихоньку беседу, в которой главной темой была необходимость мобилизации сил всей магической школы Октябрьска на поиски выхода из создавшегося положения.


Замполит ощущал прилив исследовательского вдохновения.

Он вообще-то с детства бредил археологией. Еще с тех самых пор, как мать принесла домой книгу Керама «Боги, гробницы, ученые». Ему тогда было лет тринадцать или четырнадцать.

Проглотил пухлый четырехсотстраничный том за один вечер и загорелся идеей открыть и себе что-то такое, великое. Как Шлиман, Кольдевей, Картер. Но что отыщешь посреди родной столицы? Разве что библиотеку Ивана Грозного.

Когда пришло время выбирать профессию, подал было документы в МГУ на истфак, чтобы потом специализироваться по археологии. Однако тогда же состоялся серьезный разговор с отцом-полковником, служившим в Генштабе.

Родитель спросил, хочет ли отпрыск всю жизнь прозябать в нищете, кочуя от одной могильной кучи к другой, роясь там, будто курица в пыли, радуясь обломкам горшков и костей, в лучшем случае проржавевшему доспеху и кучке золота. Чтобы заниматься большой археологией, подобно тем монстрам гробокопательства, о которых писал Керам, нужно жить не в СССР. А военное ремесло всегда в почете и принесет верный кусок хлеба с маслом. Особенно когда звание уже за майорское перевалит. Не хочешь рыть окопы или ночами не спать у ракетных установок, иди в политическое. Там работа непыльная, а почет и денежное содержание те же.

Так и стал Семен Лыков тем, кем стал: заместителем командира роты по политической и воспитательной работе. Но юношеское увлечение не забыл, только спрятал поглубже.

Потом он вспоминал отцовские советы с невеселой усмешкой, когда читал о блистательных открытиях советских археологов в Болгарии, Эфиопии, Индии; или о том, как наши в Афганистане откопали сокровище, достойное Шлимана - «Золото Бактрии» (потом начался этот… интернациональный долг, и все работы там свернули). Однако сделанного не воротишь, и увлечение находило применение лишь в том, что он иногда рассказывал своим подопечным об успехах отечественной науки - не только, мол, в космосе или геологии сильны.

И вот теперь схороненное поперло наружу.

Достав из командирской сумки блокнот и карандаш, он принялся зарисовывать видимое. Рисовальщик из него был неплохой. Особенно удавались карикатуры, которыми еще в училище приводил в восторг однокурсников и шокировал наставников. (В потаенной тетрадке даже была парочка шаржей на членов Политбюро во главе с «глубокоуважаемым Леонидом Ильичом».)

Старательно копировал надписи, покрывающие колонны, пытаясь как можно точнее воспроизвести каждую завитушку и загогулину.


Незаметно подошедший сзади Аор даже похвалил. Правильно, мол. Это может пригодиться при поисках заклятий.

Но пока заклятий не нашли.

Зато нашли что-то высеченное на базальте стен, на древнем языке предшественников Эуденоскаррианда - Арс его знал.


Вознесите сердца ваши всеочищающему свету Древних - Черному Свету/

Вознесите сердца ваши в ночь раскрытия Врат Нижнего Мира.

Врата раскрыты, дабы укрепить верных в час Последней Битвы.

Раскрыты Врата! Врата раскрыты/ Явлена Ярость Хозяев/ Раскрыты Врата/ Врата раскрыты/ ОН грядет путем гнева/

Раскрыты Врата, дабы явить ужас забывшим завет/ Врата раскрыты/ Внемлите голосу Ночи. Раскрыты Врата/


- И что из этого следует? - осведомилась Алтен.

- Не знаю, - бросил Арс- Но не хотел бы я оказаться рядом с этими вратами…

Семен поинтересовался, не знает ли почтенный маг, почему здесь шесть ниш, тогда как в предыдущих залах их было по четыре.

Как выяснилось, все дело в том, что в углублениях должны были стоять статуи, олицетворявшие четыре стороны света. Так говорилось в древних манускриптах, описывающих подобные сооружения. В главном же зале, как вот этот, устанавливались еще две фигуры, символизировавшие Вечное Небо и Священную Луну. Могли, правда, быть и варианты. Смотря кто, когда и для чего (вернее, кого) строил храм.

Зарисовав надписи, Семен занялся осмотром ниш.

Ничего любопытного. Полуцилиндрические углубления размером (как он вымерял на глазок) полметра примерно метра на два. Глубина около метра - самый здоровенный боец в полном боекомплекте спрячется. Никаких знаков или символов с письменами.

Лыков провел пальцем по шероховатой поверхности, где в свое время мог находиться пьедестал. Фу, пылищи сколько! Поистине вековая.

Внезапно пальцы нащупали какие-то углубления. Пять штук, по числу пальцев. Верно неспроста, прикинул замполит, и рука сама потянулась к таинственным отверстиям. Ага, как раз по его пятерне. Не на каких-то неведомых гигантов рассчитано.

Обернулся к товарищам, чтобы позвать кого-либо, и увидел, что славной компании не до него. Все пятеро столпились у колодца и сосредоточенно колдовали над золотой крышкой.

- Люди гибнут за металл! - приятным баритоном спел Лыков, однако коллегам было не до оперных арий.

Ну и пусть.

Пальцы как-то сами по себе вжались в дыры… И…

Ничего не произошло.

Сказать, что замполит был разочарован, значит, ничего не сказать. В это мгновение он походил на маленького мальчика, у которого отобрали любимый игрушечный автомобильчик.

Постояв так ни с чем пару минут, махнул рукой и присоединился к остальным.


Поглощенные изучением надписи, люди не заметили, как в нишах произошло некое движение.

Пустоты исчезли, и вместо них откуда-то из-за стены медленно, поворачиваясь вокруг своей оси, выплыли шесть статуй.

- Е-мое! - первым обнаружил изменения в обстановке зала Макеев. - Это что ж такое?! Семен, твою мать, что ты сотворил, археолог несчастный?…

- А что, - горделиво уставил руки в боки танкхен, - не нравится? Гляньте, какие славные статуэтки! И как сразу украсили обстановку!

Следует признать, вождь степного пролетариата был прав.

Изваяния и впрямь были замечательными. Изготовленные из неизвестного материала, поразительно напоминавшего органику (ибо поверхность открытых частей сильно смахивала на настоящую человеческую кожу), они являли пятерых мужчин и одну женщину. Две статуи, мужская и женская, были несколько больше, чем прочие четыре. Понятно, что это главные божества.

Каждый из четверки, как пояснил Аор, символизировавшей стороны света, имел свой цвет: красный - юг, белый - север, синий - запад и желтый - восток. Причем одеты и вооружены они были так, как это принято в странах, долженствовавших находиться в том месте Аргуэрлайла, которое они олицетворяли.

Наверное, определила Алтен, мастер или мастера, произведшие статуи, происходили откуда-то из областей, находившихся на территории бывшего Сарнагарасахала, поскольку представление, какая именно страна в какой стороне света располагается, соответствовало географической точке империи.

Восток обряжен в одежды кочевников Великой Степи, Запад - в тунику наподобие римской или греческой, Юг - в набедренную повязку и замысловатый тюрбан, а Север - в меха и дубленую кожу.

Что же касается фигур и лиц изваяний, то больше всего они напоминали статуи земной античности - совершенные и неимоверно прекрасные, пусть и холодные, изображения древних греков. Высокий лоб, ровный прямой нос с тонкими ноздрями, чуть впалые щеки, мягкая линия подбородка и пухлые губы, смягченные улыбкой. Руки и ноги бугрятся мышцами, но не слишком явными. И при этом не возникает ни малейшего сомнения в силе и мощи этих боголюдей.

Столь же совершенной была серебристого цвета статуя женщины, предстающей во всей красе нагого тела. Не юная, еще до конца не оформившаяся девушка, но и не зрелая дама, а молодица лет двадцати пяти. Голова немного откинута назад, а полная, но не тяжелая грудь горделиво выпячена. В вытянутых вперед руках богиня держала серп неполного месяца.

- Священная Луна, - прошептала в благоговейном экстазе Дарика, невольно склоняясь перед владычицей ночи.

Следовательно, фигура стройного, обнаженного же юноши антрацитового цвета, стоявшая напротив богини, символизировала Вечное Небо? Но отчего тогда столь разительный контраст его лика с лицами остальных изваяний? Те излучали вечный покой и умиротворение. Черная же физиономия парня была искажена злобным оскалом. Который, впрочем, не мешал признать, что и молодой человек тоже писаный красавец. Однако его красота не радовала, а вселяла тревогу.

- Это не Небо и не Луна, - покачала головой Дари-ка. - Вечное Небо не может, не должно быть таким…

- Надо будет их перенести отсюда и поместить в городской музей, - почесав лоб, изрек замполит. - Искусство должно принадлежать народу. Как я понял, водить сюда экскурсии в ближайшие пару лет никто не намерен.

Ему никто не ответил. Все были поглощены созерцанием чудесных статуй.

- Интересно, из чего они все-таки сделаны? - задал риторический вопрос Семен. - На мрамор или металл не похоже, на дерево - тоже.

Если бы он не был уверен в технической отсталости мира Аргуэрлайл, то решил бы, что это может быть пластмасса или какие-то полимеры. Хотя кто знает этих магов с их хитроумными изобретениями? Додумались же колдуны до выведения всех этих монстров, именуемых тут «нетварями».

- Так, братцы, - командирским тоном обратился ко всем Макеев, - думаю, пора выбираться отсюда на свежий воздух. Для первого раза, полагаю, достаточно. Приставим ко входу усиленный караул из наиболее подготовленных бойцов и магов, а сами вернемся сюда через пару дней, хорошенечко экипировавшись. Может, товарищи волшебники к тому времени что-либо интересное в своих архивах нароют. Наших академиков подключим. Вдруг совместными усилиями некое укрытие, кокон для колодца придумаете…

Ляпнул это наобум. Но Мак Арс идеей заинтересовался и даже похвалил сардара за верное направление мыслей.

Они уже собрались убраться восвояси и стали собирать вещи, как вдруг некий шорох привлек всеобщее внимание. За ним последовал еще один, и еще, и еще…


Четыре ниши освободились от постояльцев. Четверо владык сторон света спустились со своих постаментов на грешную землю.

- Мама дорогая! - не поверил своим глазам замполит. - Ожившие статуи! Как в американском кино о Синдбаде-мореходе…

- Как это понимать?! - крикнул Александр Аору, вытаскивая из кобуры пистолет. - И можно ли с ними справиться?

- Это, вероятно, последствия обряда призвания Подземного Хана, - молвил смертельно бледный маг, выделывающий руками в воздухе некие пассы.

То же самое принялись делать и Алтен с Серегиным.

- Тот, «черный», скорее всего, Они есть, - выдвинула предположение магичка, и Мак Арс кивком с ней согласился.

- А чего та парочка баклуши бьет? - поинтересовался Семен, указывая пальцем на остальные две статуи.

Он также приготовился к бою, вытянув из сумки толовую шашку. Был соблазн швырнуть в «биороботов», как он окрестил про себя движущихся истуканов, гранату. Однако в замкнутом помещении это было опасно. Осколки могут достать и людей. Хотя, конечно, и применение шашки тоже могло нанести им ущерб.

- Тебе этих мало, танкхен? - нашел в себе силы ответить шуткой на шутку маг, на лбу которого от напряжения вздулись жилы.

Четверка прекраснолицых монстров между тем брала людей в кольцо.

- Врассыпную! - скомандовал Макеев. - Прячьтесь за колоннами. Дарика, ты беги за помощью к нашим на входе. Семен, у тебя шашек много?

- Порядочно, - похлопал по сумке запасливый замполит.

- По моей команде бросай! Но старайся в колодец не попасть.

Знахарка кинулась к выходу, еле увернувшись из-под удара сабли желтого степняка. Остальные люди попрятались за расписанными алыми иероглифами столбами.

- Не поможет… - усомнился Аор, глядя, как Лыков зажигает короткий шнур запала. - Против древней магии…

- А вот посмотрим, - бесшабашно откликнулся вождь и учитель, сдвигая со лба соболий ханский треух. - Она, может, за прошедшее время испортилась, эта ваша древняя магия…

- Давай! - скомандовал майор.

Алый метеор устремился к красному шривиджайцу, зажавшему в руках огромную шипастую булаву.

- Скройсь!

Четверо людей прильнули к спасительному граниту, пытаясь вжаться в холодный камень, слиться с ним.

С оглушительным грохотом бабахнуло, заложило уши. Зал заволокло едким вонючим дымом, выедающим глаза, наполняющим свинцовой тяжестью грудь, не могущую откашляться. К дыму примешалась взметнувшаяся к потолку пыль.

От той колонны, за которой прятался Макеев, донеслись беспорядочные выстрелы.

- Саша! - рявкнул замполит. - Что там у тебя?!

- Сука, белый! Плетью достал по левому плечу!

Между тем клубы пыли и дыма рассосались, и пораженный Аор увидел, что от южанина остались одни обломки.

- Ага! - воскликнул Семен. - Наша советская магия тоже что-то может!

Однако оставалось еще три противника.

С одним из них, белым имперцем, вооруженным семихвостой плетью, разбирался Макеев и, похоже, что и в этом случае земное оружие оказалось вполне способным противостоять враждебной магии. У беляка уже было отколото полголовы с правым ухом, оторвана кисть левой руки. Майор продолжал вести прицельный огонь по конечностям противника, чтобы обездвижить его и лишить возможности использовать оружие.

Семен потянулся за следующей шашкой. Но увидел, что применить ее в данной диспозиции не представляется возможным.

Ожившие фигуры находились в опасной близости к людям. Можно было невзначай задеть товарищей. Оставалось положиться на собственный пистолет да на мастерство их личных магов.

Выбрал широкую синюю спину и стал посылать в нее пулю за пулей. Странно, что свинец не рикошетил, как то произошло бы, будь статуи металлическими или каменными. Значит, они и впрямь сделаны из некоего неведомого материала.

Он всегда хорошо стрелял, поэтому неудивительно, что в скором времени сумел проделать знатную воронку в тылу эуденоскарриандца.

Справедливости ради стоит отметить, что и маги не пальцем были деланы. Видно было, что их совместные усилия не пропадают даром. Движения статуй стали замедленными и какими-то неуверенными.

Вот Макеев таки перешиб своему противнику все четыре конечности, и тот рухнул на пол, вертясь, как жук, у которого оторвали лапки.

И тут у обоих стрелков закончились патроны. Как на зло, взяли с собой всего по одной запасной обойме. Да кто ж знал, что придется использовать оружие? Ведь прямо же у стен столицы пришлось драться, в двух шагах от вооруженной до зубов охраны.

Желтый почти достал своей саблей Артема, а синий уже оцарапал ногу Алтен дротиком. Хорошо хоть, что дротик, а не копье. То длиннее будет, от него сложнее увернуться.

И тут Аор, наконец, сотворил нечто невообразимое.

Под потолком возникла серебристого цвета петля, которая, как лассо, закружилась над двумя оставшимися статуями.

Завидев ее, изваяния как будто встревожились и выставили против извивающейся ленты оружие. Но едва петля коснулась сабли и дротика, как те рассыпались в прах.

Тогда жуткие фигуры метнулись назад, к укрывавшим их нишам. Оттолкнувшись от пола, легко вспрыгнули на свои места и застыли, как ни в чем не бывало. Словно не они только что пытались убить людей.

Лента разорвалась на две части, каждая из которых превратилась в раскаленный шар. Фаерболы устремились к нишам. Две сине-алых вспышки, и ниши вновь опустели. Как тогда, когда пятеро исследователей только вошли в зал с колодцем.

Темный бог и серебристая богиня так и не пошевелились за все время недолгого боя. Лишь когда со всеми четырьмя их слугами было покончено, изваяния бесшумно спрятались в стену.

Когда в помещение ворвались автоматчики во главе с Дарикой, уже ничего, кроме обломков двух поверженных статуй да кровоточащих ссадин офицеров и чародеев, не указывало на то, что здесь произошел бой…



Семь дней спустя. Горы Летящего Льва | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | Горы Летящего Льва. Лагерь рейдовой группы сил самообороны города-республики Октябрьск/Тхан-Такх