home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Горы Летящего Льва. Мартийское плоскогорье. Охотничье стойбище


Быстро и осторожно Кири поднялась по склону и, лишь когда увидела окровавленные губы незнакомца, судорожно хватающие воздух, и слипшиеся от пота странно короткие волосы, опустила лук.

Бегло осмотрев раны, нанесенные каким-то крупным хищником, она бросилась вниз, за мешком, где были всякие нужные при таких случаях снадобья, - без них ни один уважающий себя охотник не выйдет в долгий поход за добычей.

На полдороге сообразила, что, пожалуй, нужно сделать по-другому.

Несмотря на юный возраст, Кири была достаточно опытным лесовиком. Первый раз она отправилась за добычей с отцом в десять лет и следующие девять лет проводила преимущественно в дебрях и горных урочищах.

И не одну смерть повидала. От когтей берганов, клыков шарридов, рогов горных быков или яда каменных скорпионов, а то и просто от стрелы или копья. Случалось ей и вытаскивать с того света товарищей по охотничьим походам. И девушка прекрасно знала, что тех, у кого переломаны ребра, не стоит переносить, словно мешок. Поэтому, сорвав с плеч плащ, подбитый мехом застреленного три зимы назад скального козла, она осторожно уложила раненого на него и поволокла к своему лагерю.

Вытащенным из ножен кинжалом странной формы, скорее предназначенным не для боя, а как раз для охоты, она распорола на парне странную грубую рубаху и оказавшуюся под ней нижнюю сорочку, осторожно осмотрела налитый дурной кровью синяка бок.

Так и есть - ребро сломано.

С него и начнем.

Иные глупцы думают, что сломанное ребро - это не такая уж большая неприятность. На самом же деле подобное увечье весьма опасно и коварно - неловкое движение или рывок пронзенного болью тела, и обломок проткнет легкие, печень, а то и сердце.

Лишь забинтовав грудь порезанной рубахой чужака, она занялась бедром.

Размотав удививший ее тонкий бинт и отодрав прилипшие к ране комочки странного белесого мха, пропитанные кровью, Кири замерла…

- Ой-й-е-е! - только и выдохнула девушка.

Рана гноилась и была довольно скверной. Да это ладно, хотя тоже запросто может отправить парня к предкам.

Но вот зверь, что ее нанес…

Это ж где бегают такие создания с семью когтями? Да еще «лапка» была раза в полтора больше лапы сурдана. Не такая, как медвежья, конечно, но что хуже, подобных следов ей видеть не доводилось.

Охотница припомнила рассказы старших про созданных черной магией мерзких тварей, что иногда забредали в их края.

С уважением взглянула она на парня. Если тот как-то сумел уцелеть в схватке с каа-рсатха (так на местном диалекте звались нетвари), стало быть, не слабый боец.

Ладно. Одно хорошо, что рана не меньше чем суточной давности. Значит, кто бы ни был хозяин когтей, он вряд ли бродит где-то поблизости.

Спустя короткое время рваная рана была промыта водой и замотана сделанной на скорую руку повязкой из собственной нижней рубахи чужака, наложенной поверх кашицы из пережеванной охотницей луковицы горной черемши. Конечно, жаль, что у нее не оказалось живительной пихтовой смолы или что ей в этом походе не попадалось мумие. Но уж что есть, то есть.

И лишь потом девушка занялась вещами гостя.

И вот тут, хорошенько их рассмотрев, оказалась в полной растерянности.

Что чужак не прост, она поняла уже по странной одежде с непонятно ровными стежками из неведомой ткани и с какими-то мешочками и латками, пришитыми столь же отменно аккуратно. И хотя одежда была неновой и не раз чиненной, чувствовалась в ней какая-то особенная добротность.

Точно таким же был и тощий (чудно, с таким запасом воины в поход не ходят) мешок с необычным креплением лямок на необычных застежках. Не без труда с ними справившись, Кири обнаружила внутри связку полос вяленого мяса, какие-то сухари, странный медный кувшинчик с узким горлышком, заткнутый пробкой из коры - в нем оказалась на удивление чистая мелкая соль - господская (такой к ним и не возят, она и видела ее раз - ею приправлял угощение, выставленное сельчанами, купец, привезший железо и ткани пару лет назад).

Нашлись еще ложка из какого-то странного легкого металла и такая же фляга. В ней что-то плескалось, но крышка ее оказалась напрочь закрыта - видать, имелся какой-то секрет. Еще имелась одна нижняя сорочка, несколько кусков ветхого потертого полотна и короткие штаны, не достающие даже до колен - все тоже чиненое и старое.

В душе Кири зашевелились какие-то смутные подозрения.

Вещи эти были какими-то… необычными, неправильными. Что-то в них было… особенное.

Но лишь взглянув на странную железку, все поняла.

То, что это оружие, она догадалась почти сразу. И потому что задняя часть штуки слегка напоминала приклад арбалета, и просто угадав тем самым чутьем, которым чует старый опытный воин себе подобного во встречном, даже не перемолвившись с ним словом.

И вспомнила разговоры, ходившие несколько лет тому назад, когда она была совсем девчонкой и ничего, кроме как обдирать шкуры и варить похлебку на стоянках (ну, еще обходить силки), ей не доверяли. Рассказы смутные и странные. Про людей из чужого мира, ездящих на стальных нетварях и вооруженных дальнобойными луками, стрел которых не видно в полете. Чужаки сокрушили империю темных магов к западу от Черного хребта, а потом так же внезапно, как пришли, убрались прочь.

Выходит, вернулись?

Или просто ушли не все? Кто поймет этих чужаков?

С замиранием сердца она посмотрела на лежащего без сознания парня. Был он совсем не похож на погонщика стальных чудищ. Чем-то напоминал старшего брата ее погибшего жениха, Ролура, хорошего человека и доброго мастера, умевшего выделывать шкуры на зависть прочим.

А пока она думала, парень тяжело застонал. Пробормотав что-то, уставил мутный взор на нее и выдохнул что-то похожее на «пить».

Чертыхнувшись, девушка кинулась к костру за деревянной баклагой.



Горы Летящего Льва. Рейдовая группа сия самообороны города Октябрьск/Тхан-Такх | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | Вольный город Андрас. Торговый квартал. Харчевня «Свиная ножка»