home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Октябрьск/Тхан- Такх. Замок


Макеев еще раз посмотрел на стоявший на застеленном войлоком столе малого зала предмет, из-за которого сегодня здесь собрались те, кто решает судьбу Тхан-Такх. Потом на кислые лица собравшихся. Мысленно выругался. Наверное, он сейчас выглядел не лучше.

И было отчего.

Нечего сказать, хороший подарочек привезли из рейда орлы Анохина. То, что им не удалось взять город, - это, что называется, горе. Жалко погибших ребят… Их не вернуть, но все остальное можно исправить, придя на следующий год.

Но вот ЭТО - настоящая беда. Можно сказать, трагедия.

Больше всего это было похоже на старое противотанковое ружье, разве что с укороченным стволом и нестандартным прицелом, вместо сошек водруженное на треногу.

Рядом лежала горка маленьких деревянных фляжек и несколько литых свинцовых цилиндриков с закругленными носами.

Всего лишь грубая железяка, если смотреть со стороны. А по сути - приговор.

Не им, они-то, может, и выкрутятся, но вот мир, похоже, полетит к черту…

- Давай, что ли, капитан…

Бровченко встал, одернул новый парчовый кафтан цвета хаки - подарок торговцев, скупающих клинки (вот ведь подсмотрели фасон офицерского кителя, запомнили и творчески переделали, подхалимы).

- Ну, что сказать… Научно выражаясь, мы имеем перед собой образец нарезного огнестрельного оружия неизвестной конструкции, скорее всего местного производства. Вес примерно шестнадцать с половиной килограммов…

«Пуд с гаком», - зачем-то поправил про себя Макеев.

- Калибр - девятнадцать с половиной миллиметров, фитильный замок типа «серпента», применявшийся на Земле примерно до второй половины семнадцатого века. Точнее не упомню. Снаряжается черным порохом. Пуля весом пятьдесят шесть граммов. При попадании в человека, как сказал привлеченный к экспертизе товарищ Тупиков, - кивок в сторону засмущавшегося начмеда, - чаще всего наносит повреждения малосовместимые с жизнью. При попадании в грудь или живот, я уж про башку и не говорю, считай, все. Руку или ногу просто оторвет…

- И в любом случае гарантирована обширная кровопотеря, - вставил свои пять копеек Геннадий.

- Принцип заряжания, - продолжил зыркнувший на медика Бровченко, - аналогичен старому французскому - камора для заряда меньшего диаметра, чем калибр ружья. Пулю сперва засовывают в канал ствола, а потом досылают до сужения и ударами шомпола расплющивают так, что она входит в нарезы. Судя по всему, обслуживается двумя человеками - наподобие ручного пулемета - по крайней мере, рядом с этой штукой нашли два трупа местных с боеприпасами и снаряжением… Ну вот вкратце и все…

- И все? - изумился Серегин. - Товарищ капитан, вы хоть понимаете, что это значит?

- А то и значит! - вспылил, вступая в беседу Довбняк. - Кто-то из наших крепенько подмогнул братьям по разуму!

- Странно, что только сейчас, уж сколько лет прошло, - пробормотал кто-то слева от Макеева.

Кажется, Тупиков или Суров.

- Да нет, - оживился сникший Бровченко. - То, что наши к этому руку приложили, само собой. Но вот работа сугубо местная…

- Да уж ясно, что не марсианская, - недоумевающе изрек Александр.

- Нет, я не в этом смысле… то есть… - Зампотех запнулся, подбирая слова. - То есть придумано это, конечно, не местными товарищами, но вот исполнение… исполнение уж больно необычное.

- Например? - напрягся Макеев, инстинктивно чуя, что именно здесь лежит главный подвох.

- Во-первых, ствол отлит из черной бронзы - целиком, причем вместе с нарезами. Я вот поговорил с Эгорио Арбаковичем, даже он не очень понимает, как это удалось провернуть. То есть, как сказал мастер, способ он бы наверняка нашел, но сколько времени потратил бы на это дело - непонятно. При этом наш главкузнец отметил, что сейчас мастеров, умеющих сделать черную бронзу, почти и не отыскать. Дескать, еще его отец встречал таких в годы ученичества, но те были глубокими стариками… А отцу его, между прочим, под семьдесят!

Собравшиеся загомонили, лица помрачнели еще больше.

- А на сколько этот дристопал бьет? Проверили хоть? Бровченко вновь оживился, зашелестел самодельным блокнотом:

- Итак, в ходе исследований было сделано пять выстрелов имеющимися боеприпасами. На нашем втором стрельбище, - зачем-то уточнил он. - С использованием готовых зарядов пуля летит на километр с небольшим, а на восьмистах метрах пробивает дубовую доску толщиной в руку и стоящий за ней степной щит…

- Ни хрена ж себе! - не сдержался кто-то, в сердцах хлопнув себя по колену.

- Скорострельность? - коротко бросил градоначальник, вдруг ощутив незнакомую тупую боль под лопаткой.

Зампотех пожал плечами:

- Наши ребята потратили на все про все семь минут. Но вообще-то всякие мушкетеры с фузилерами ухитрялись делать из похожих по три выстрела за две минуты. Или два выстрела за три - уже не помню точно.

Заглянул в блокнот и что-то чиркнул там карандашиком.

- Само собой, наши бронежилеты от такого оружия защищают на все сто - проверено на испытаниях… - Он сделал паузу. - Ну, да и в бою проверено. Но вот даже лучший местный доспех выстрела с тридцати метров не выдержит. А легкая пехота, щитоносцы или конница начисто выкашиваются на дистанции до семисот - восьмисот метров.

Сообщение было встречено в молчании - и не потому, что все вдруг посочувствовали потенциальным жертвам среди легкой конницы и бездоспешной пехоты, а скорее оттого, что даже у землян не у всех есть обычные «бронетюфяки», которые к тому же закрывают далеко не всего человека. А тяжелых саперных бронежилетов - скафандров весом в двадцать пять без малого кило у них всего ровным счетом пять комплектов.

- Бронетехнике они не страшны, - продолжил Бровченко лекцию. - Но вот если угодит обычной машине в бензобак или в двигатель там, в радиатор… Ну, или в кабину, в дверцу там, или в борт, я про стекло не говорю, могут быть неприятности. Шину уж точно прошибет - тем более известно, какие у нас покрышки - только что сами не рассыпаются. Это не считая того, что, по сообщениям участников того боя, они видели трассеры - хотя среди наличных боеприпасов их не обнаружено. Конечно, в бою всякое может померещиться, но если наши не ошибаются, то можно считать, что у нашего противника есть готовые зажигательные пули.

Если прежние сообщения вызывали изумленно-настороженный гул, то на этот раз «приятная» новость была встречена гробовым молчанием.

- Одна такая в артукладку или в ГСМ и… котенку! - резюмировал Серегин. - Ладно, что у нас есть еще плохого?

- Еще два обстоятельства. Вот, посмотрите на станок этого… изделия. Эти деятели приспособили такой вот вертлюг, наподобие пулеметной турели, так что точность стрельбы весьма и весьма высока. А вот эта третья нога сошек отлично гасит отдачу. В общем, откровенно сказать, я бы не отказался от таких вот красавиц в нашем арсенале… Да, еще кое-что. Не угодно ли, товарищи, взглянуть на прицел. Я только вчера сообразил…

Офицеры сгрудились над разлаписто устроившимся на столе оружием.

Прицел и впрямь был необычный. Тонкая и длинная, сантиметров тридцать, дубовая дощечка с прорезью. На ней не было цифр или делений. С одной стороны были выжженные в дереве человеческие фигурки - внизу побольше, а кверху уменьшающиеся. С другой - такие же изображения лошадей. Вот и все.

Некоторое время военные изучали странное приспособление.

- Е-мое, - хлопнул себя по лбу Суров. - Да это же почти что готовый коллиматорный прицел!

- Точно! - поддержал Серегин. - Вот оно. Каждая фигурка - человек среднего роста на определенном расстоянии. Совмещаешь врага с подходящей - и стреляй.

- Вот дела! - вздохнул Макеев. - Кто ж это там такой умный? Помните, как мы местных дрессировали - значки особые рисовали, зубрить заставляли, а потом еще таблицу у командиров - на каком расстоянии на какую зверюшку наводить!

- А черный порох? - вступил Тупиков, горько усмехаясь. - Мы ведь специально не пускали его в ход, даже опытов не проводили, чтобы секрет никуда не уплыл! Сколько мы мучились с пироксилином, с каким адским трудом добывали кислоту и покупали хлопок втридорога у караванщиков! И вот теперь все оказалось напрасно…

- Вот интересно, - нахмурился Довбняк, - как быстро они сообразят что-нибудь бронебойное?

А Макеев думал уже о другом. О том, что главного они так и не узнали. А именно: кто такие хозяева этого ружья и где их гнездо…

Дьявол! А единственный толковый разведчик неизвестно когда вернется!

Встав, Макеев покинул малый зал.

Ружье на столе смотрело ему в спину черным зрачком ствола, словно пресловутый Глаз Ночи из местных преданий.



Северо-восточная окраина бывшего Сарнагарасахала | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | Южные Танства. Город Крехсор, столица одноименного княжества. Дворец правителей