home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Область Дэшт-Рагго. Окрестности Анатара


Крошечный постоялый двор неподалеку от Анатара выглядел довольно неказисто.

И публика тут останавливалась не самая лучшая - бродячие кузнецы и ремесленники, наемники средней руки, небогатые торговцы, водившие тут свои небольшие караваны и обозы.

Грязные комнаты, освещенные огоньками тусклых светильников и густо провонявшие подгорелым маслом и помоями.

Сейчас, несмотря на позднее время, за столом сидело всего двое гостей, неспешно поглощавших тушеную баранину с вялой зеленью и время от времени бросавших взгляды на дверь.

Тот, что помоложе, носил кличку Шило, и не потому, что был тощим и костлявым. Скорее уж потому, что в прошлом был башмачником, день-деньской коловшим этим нехитрым инструментом бычьи кожи. Второй - здоровенный, словно грубо выкованный из металла неумелым кузнецом, был прежде землекопом и именовался за звероподобное выражение лица и наполовину отрубленное ухо Драным Волком.

Оба они были частыми гостями в этом заведении, жившем не только явной, но и тайной жизнью, и оба принадлежали к древней и малопочтенной профессии - разбойника с большой дороги.

- Где этого треклятого гонца волколаки носят? - нарушил молчание Шило. - Скоро уже эта тухлая собачатина, которую тут выдают за баранину, поперек горла станет.

Его угрюмый сотрапезник рыгнул.

- Баран как баран, и хуже жрать приходилось. И веско припечатал:

- Зажрались вы там в городах…

- Тухлятина, она тухлятина и есть… - буркнул Шило. И тут же предусмотрительно заткнулся, потому что к столу приближался хозяин постоялого двора, человек суровый, не выносящий критики в адрес своего заведения…

- Вы тут на ночь останетесь? - спросил он, ставя на стол кувшин с пивом. - Если да, то еще пять медяков.

- Нет, - ответил за двоих Шило. - Дождемся своего друга и уйдем.

- Ну, дело ваше… А то знаете, ночами тут тревожно стало. Гиены пещерные забегают, волки, нетвари тоже, не дай Небо… Ну и лихие люди.

Он выразительно облизнулся.

- Намедни еще двух мертвецов нашли, волками порванных. Только вот занятно, - как бы размышлял он вслух, - при них и золото было вроде, и доспехи, а ничего не нашли. Неужто волки сожрали?…

При этом кабатчик многозначительно усмехнулся.

За окнами заржала лошадь, и через минуту открылась дверь. На пороге стоял неприметный тип в обтрепанной одежде и сбитом набекрень степном башлыке.

Он подсел к столу.

- Налей вина хозяин, чтой-то озяб.

- А где Руппу? - осведомился землекоп.

- Приболел… - коротко бросил гость, прикладываясь к чаше подогретого вина.

Волк шумно вздохнул, изуродованное ухо налилось кровью. Прознатчик из шайки Мустара Лучника по прозвищу Гусь, бывший приказчик солидного торгового дома, попавшийся на воровстве у хозяина, доводил его до белого каления своим высокомерием и любовью напускать на себя таинственный вид.

- Значит, так, парни, - пробормотал вновь прибывший вполголоса. - Будем тут караулить важную птицу. Прибыл к атаману нашему, Лучнику, господин один, которому наша, хе-хе, помощь нужна.

- Что еще за господин? - осведомился Волк.

- О, важный господин! - закатил глаза Гусь. - И храбрый. Явился прямо к нам в логово без оружия, да шасть к Мустару в юрту, часовой и глазом повести не успел. В общем, не знаю, парни, что да как, а сговорились они с батькой нашим. Тысячу золотых дает, по двадцать с чем-то на брата выйдет.

Глаза двух слушавших его разбойников загорелись алчным блеском.

- Нужно только одного человека не упустить. Он как раз тут вроде как должен проезжать. Взять его живым, хотя можно и мертвым. Но чтобы голову, а лучше целиком покойничка представили…

- Хэй! - хрипло бросил, как рыкнул, Драный Волк. - Это зачем же ему мертвяк? На кой он ему, а? На суп, что ль?

- А нам оно надо, это знать? - угрюмо изрек Шило. - Только как вот мы его узнаем? Он чего-то про него сказал или, может, рисунок нарисовал, как у эуденосов?

- Э-э-э, - Гусь помрачнел, - тут дело непростое. В общем, сказано нам тут сидеть и ждать. А узнать его, я узнаю. Этот… человек чего-то такое сделал, на меня как-то глянул и сказал чего-то, так забормотал… - Прознатчик заметно спал с лица. - И сказал, мол, ты его теперь узнаешь. А как узнаешь, весточку пошлешь. И еще вот эту штуку дал.

Он достал из-за пазухи какой-то тряпичный сверточек и вынул оттуда обточенную кость, покрытую грубой резьбой.

- И вот еще… - На свет появилась роговая фляга. - Сказано было, вот как он объявится, эту косточку сломать да человека оного вот из этой баклаги незаметно сбрызнуть. И коня его.

- Так он колду-ун? - испуганно забормотал Шило.

- А хоть кто! - рявкнул Волк. - То неважно, нам вообще думать нечего, за нас умные люди подумали. Двадцать монет - не шутка!

- С лихвой! - уточнил Гусь. Шило лишь кивнул.

Конечно, нехорошо, что атаман связался с этим свалившимся как снег на голову колдуном, но выбирать не приходилось.

Не за горами зима, в которой трудно будет выжить в голой степи, особенно чужакам. К тому же вожак их ухитрился испортить отношения с местными жителями, угоняя скот и даже пару раз повеселившись со случайно встреченными женщинами.

Так что зиму желательно было бы провести в городе. Но для этого надобно, чтобы изрядно оттянутая мошна обеспечила теплый угол и теплую девку под боком, а заодно помогла, ха, безо всяких чар отвести глаза страже.


Алексей Костюк привычно дремал в седле.

Сегодня вечером он доберется до Анатара, где продаст последний из оставшихся изумрудов неприкосновенного запаса и купит хороших лошадей, а заодно наймет с десяток телохранителей, чтобы без опаски добраться до Октябрьска.

Конечно, жалко камень, последнюю память о тайном хранилище исчезнувшей цивилизации в горах, но дело того стоит, потому как слишком важно то, что он сейчас везет.

Бумаги, врученные ему правителями Эуденоскаррианда, открывали новую главу в истории гарнизона, да и всего этого мира. Союз держав перед лицом общей опасности.

И еще какая-то странная фраза, которую уже перед самым отъездом изрек Сухун Иворано Ир.

«Передай своим магам, что синяя преграда уже истончилась».

Что бы это значило?

Да уж, поскорее бы городские стены. Аор с товарищами разберутся.

Что-то гложет его тревога. Усталость ли тому причина или кислые рожи тех подозрительных типов, что попались ему на постоялом дворе?

Определенно криминальные элементы. Уж больно цепким взглядом они на него смотрели. Правда, судя по всему, меч на поясе Алексея и арбалет за седлом внушили им должное уважение.

Дьявол! Накликал-таки!

Из-за холма в тысяче шагов по левую руку от него высыпали всадники.


- Это он! Иййя-а!! - завопил Мустар и погнал коня за путником.

Ведь человек был тот самый, за которого странный колдун обещал столько золота. Амулет на шее атамана недвусмысленно сигнализировал об этом потеплевшим металлом уродливой статуэтки.

В мыслях Лучник уже видел все, чего ему не хватало, все, что было верхом желаний для неграмотного темного степняка, отставного десятника из войска свернувшего себе шею во властных играх Гохосс-Са.

Большая юрта, крытая изнутри барсовыми шкурами… Стада овец и косяк кобыл… Молоденькие крепкотелые жены, чьи упругие тела усладят его и принесут со временем многочисленное потомство…


Всадники выныривали из-за холма.

Десяток, дюжина, двадцать…

Алексей рванул поводья и дал коню шенкеля.

Стрелы запели свою песню над его головой. Костюк пригнулся, нахлестывая коня.

Плотная кучка всадников мчалась во весь опор. Стрелы летели как тяжелые смертоносные шершни. В какой-то миг идущая на излете стрела сравнялась скоростью с его конем, как бы зависнув рядом, и Костюк разглядел трепещущее на ветру оперение и зазубренное острие скверного железа.

Его скакун несся быстрее разнокалиберных лошадок разбойников, но те были настойчивы и не отставали, а он был в дороге уже давно.

Ветер бил в лицо, серебристая выгоревшая степь летела навстречу.

«Проскочу, - думал Костюк. - Прорвусь…»

В эти минуты он проклинал себя за то, что не брал с собой оружия. Автомат с парой магазинов так выручил бы его сейчас!

Черт, что это?!

Нет, показалось…

Костюку и в самом деле казалось.

Ему казалось, что он так и сидит в седле, уходя от погони, и степь все так же мчится навстречу, а топот копыт и вопли за спиной смолкли.

На самом деле он бесчувственным мешком болтался в седле бешено мчащегося скакуна, уткнувшись лицом в жесткую гриву.

Стрела торчала из-под лопатки и радужные фазаньи перья мелко вздрагивали. Потом они набухли красным…




Южные Танства. Город Крехсор, столица одноименного княжества. Дворец правителей | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | ЭПИЛОГ