home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



(О трилогии Игоря Недозора «Плацдарм»)


Чем дальше мы удаляемся во времени от советской эпохи, тем бо-

лее разнообразными становятся оценки этого периода нашей исто-

рии.Ещекаких-тодвадцатьлетназадонизображалсяисключительно

в негативном плане: столько-то людей уничтожено, то-то распродано,

то-то утеряно. Раздавались, конечно, и голоса в защиту, но хор крити-

ковбылгромогласнее.Времяотчастипримирилооппонентов,новбо-

льшей степени остудило горячие головы, заставив спокойнее и без

предубеждения смотреть на этап «построения социализма в отдельно

взятой стране», отмечая как горькие поражения, так и несомненные

победы и достижения, имевшие тогда место. «Тут ни убавить, ни при-

бавить, - так это было на земле», как говорил замечательный поэт той

поры А. Т. Твардовский.


Фантастика тоже не оказалась в стороне от разработки такой пло-

дотворной темы. Преимущественно это относится к историко-фанта-

стическим произведениям, написанным в жанрах альтернативной ис-

тории (АИ) и криптоистории (то есть тайной истории). Здесь, кроме

стараний истолковать те или иные обстоятельства прошлого, угадать,

кто или что скрывается за неожиданными перипетиями большой и

малой политики Страны Советов, предпринимаются попытки пере-

писать историю, «переиграв» уже свершившиеся события, пустив

реку Хронос по другому руслу. Но есть сочинения и пограничного ха-

рактера, которые написаны на рубеже исторического и иных жанров

литературы крылатой мечты. К таковым относится и трилогия Игоря

Недозора «Плацдарм» из одноименного цикла, в который на данное

время вошли три романа: «Плацдарм», «Гарнизон» и «Контрудар».

Жанровую принадлежность цикла определяют по-разному. Это и

«технофэнтези», и «технологии против магии»/«свинец и магия», и

«научная фантастика с элементами фэнтези и альтернативной исто-

рии»,ипросто«фантастическийбоевик».Всепотому,чтовнутрижан-

ровая типология фантастики разработана еще недостаточно, посколь-

ку литература крылатой мечты очень динамична и продолжает разви-

ваться, не стоя на месте. Думается, что правы те, кто говорит о жанро-

вой эклектике «Плацдарма», по форме являющегося романом-

эпопеей в нескольких томах, в котором соединены элементы НФ,

фэнтези и АИ.


Все начинается с секретных экспериментов советских ученых,

якобы проводившихся в конце 70-х - начале 80-х годов XX века. Це-

лью этих исследований является временной скачок из настоящего в

прошлое, чтобы там создать плацдарм для более успешного построе-

ниясоциализмаикоммунизма,давбудущейСтранеСоветовнесколь-

ко десятилетий форы. Здесь явная криптоистория, хотя ничего неве-

роятного в подобном предположении нет. Известно, что в СССР дей-

ствительно велись опыты по созданию «машины времени», благо на-

учный и технический потенциал государства позволял заниматься и

не такими проектами (чего стоит один грандиозный план переброски

сибирских рек). В «Плацдарме» описываются приблизительно

1983 - 1984 годы. Упоминается о войне в Афганистане, откуда в

спешном порядке было переброшено несколько воинских частей и

техника сначала в Таджикистан, а оттуда на неожиданно открытую

планету Аргуэрлайл. Вскользь затрагивается инцидент со сбитым

южнокорейским «боингом». События «Гарнизона» относятся к нача-

лу перестройки, 1985 - 1987 годам. Это понятно в связи с обсуждени-

ем на Старом Арбате письма Нины Андреевой «Не могу поступаться

принципами», упоминанием о начале борьбы с пьянством и планах

вырубки крымских виноградников. Более сложна пространствен-

но-временная организация «Контрудара». Действие вроде происхо-

дит в 1986 году, о чем можно судить по операции по предотвращению

взрыва на Чернобыльской АЭС.Ивтожевремя есть экскурсы в про-

шлое и скачки в будущее (упоминание о Чеченской кампании). Здесь

ужетипичнаяальтернативнаяистория(посколькуЕльцинбылустра-

нен от участия в дальнейших событиях и т. п.).


Автору удалось убедительно передать местный колорит эпохи,

связанный прежде всего с бытом военных. Вероятно, многое из опи-

санного основано на личном опыте писателя. Например, уморитель-

ная сценка политзанятий с представителями коренного населения,

несомненно, является беззлобным шаржем на аналогичные меропри-

ятия, регулярно проводившиеся в Советской армии. Кроме того, в

специальных исторических отступлениях мы знакомимся с тем, что

происходило в это время на Земле, чем жили простые советские люди

и их руководители.

Эти последние также появляются на страницах трилогии. Хоть и

не названные напрямую по фамилиям, они тем не менее легко

узнаваемы, поскольку сообщаются их имена и отчества, даются порт-

ретные и психологические характеристики. Так, среди персонажей

цикла встречаются Ю. В. Андропов, Д. Ф. Устинов, М. С. Горбачев,

В. М. Чебриков, Е. К. Лигачев и другие. Автор пытается быть объек-

тивным, описывая этих реальных деятелей истории, опираясь на до-

кументы, факты, биографические данные, воспоминания и свидете-

льствасовременников.Онобходитсяибезочернительства,ибезчрез-

мерных восхвалений. С легкой иронией говорит об архитекторе пере-

стройки, с сочувствием об умирающем генсеке и престарелом

министре обороны. Они показаны «домашним образом», как обыкно-

венные люди, подверженные слабостям, недугам и страстям. Каждый

изсоветскойверхушкиобладаетиндивидуальнымичертами,ивтоже

время их объединяет одно - равнодушие к судьбам простых «винти-

ков» истории. Если это необходимо для какой-то «высшей» идеи, они

готовы без малейших колебаний пожертвовать жизнями многих ты-

сяч людей.

Но в том-то и дело, что «винтики» не хотят быть простым пушеч-

ным мясом. Они уже достаточно натерпелись за семь десятилетий со-

ветской власти. Прошло время бояться, приходят новые времена, что

чувствуетсявроманахцикла.Начнемстого,чтовусловияхиномирья

оказались не какие-нибудь желторотые необстрелянные воробьиш-

ки-новобранцы, а бойцы, которым уже довелось понюхать пороху в

Афганистане. Это солдаты с уже совсем другим мировидением и ми-

ровосприятием. Их не так легко запугать, сделать бессловесным ста-

дом. Они учились выживать в трудных обстоятельствах. Потому и

вполне обычным становятся не совсем уставные взаимоотношения

между рядовыми воинами и младшими и старшими командирами.

Ведь это боевое братство, скрепленное свинцом и кровью. Тут не до

условностей и формальностей, когда над головой висит постоянная

угроза.

В «Плацдарме» показаны полномасштабные военные действия,

содержаниемиразмахомнапоминающиекакужедалекую,нонеотбо-

левшую и не забывшуюся Афганскую кампанию, так и более близкие

к нам локальные войны. Неслучайно для изображения этих событий

автор избирает рваную, мозаичную композицию, показывая не одно-

го-двух героев, а несколько десятков персонажей, в которых трудно

угадать основных действующих лиц. Действие переносится то в одно,

то в другое место, расширяя панораму до почти планетарного масшта-

ба. Подобный прием, например, использовался А. И. Солженицыным

в эпопее «Красное колесо». Влияние ее чувствуется, когда читаешь

«Плацдарм».

Столкновение технологической цивилизации и культуры, осно-

ванной на существовании сверхъестественного, прежде всего магии,

описано с большой долей достоверности. Понятно, что советскому че-

ловеку, воспитанному в духе атеизма, преклонения перед достижени-

ями науки и техники, сложно поначалу понять и принять новые пра-

вила игры (или войны). Но постепенно он привыкает и к этому, пыта-

ясь не переделать новооткрытый мир под себя, по своему вкусу, а при-

способиться к необычным условиям существования, выжить в них.

Особенно актуально это становится после того, как из-за угрозы схло-

пывания портала большая часть советских войск была эвакуирована

наЗемлю,анаАргуэрлайлеосталисьброшеннымите,ктооказалсяуж

слишком «задет» непривычной атмосферой внеземелья.

Вторая и третья книга посвящены именно им, советским солдатам,

«винтикам»,преданнымиброшеннымруководствомначужойплане-

те. Поначалу они в растерянности, почти в прострации. Многие кон-

чают жизнь самоубийством. Однако инстинкт выживания оказывает-

ся сильнее. Им приказано выжить. Выжить во имя будущего своих

новообразованных семей, готовящихся появиться на свет детей, во

имя светлой мечты когда-нибудь вновь оказаться на Родине. И они

начинаютборьбу за выживание. Именно борьбу, потому как чему-че-

му, а уж бороться советских людей учили с детства, начиная с октяб-

рятско-пионерского возраста.

Поначалу жители Октябрьска (название весьма символично) пы-

таются устроить все «как дома». Созывают съезд солдатских, кресть-

янских и рабочих депутатов, подумывая о создании таких привычных

органов, как Верховный Совет, Кабинет Министров и, разумеется,

Центральный Комитет партии. Но потом здравый смысл побеждает.

Зачем на новом месте повторять старые ошибки? И вообще, кому

нужна вся эта идеологическая чепуха? Поэтому проблема государст-

венного строительства решается очень быстро и радикально. Элемен-

ты советской системы органично дополняются местными компонен-

тами, довольно мирно притираясь и уживаясь. Более насущными ста-

новятся вопросы хозяйствования. Нужно налаживать промышлен-

ность, в первую очередь заботясь о поддержании в должном

состоянии вооружения, заниматься проблемами сельского хозяйства,

здравоохранения, культуры (как же без нее самому читающему наро-

ду в мире?). Проблемы противостояния землян и коренного населе-

ния сначала затухают. Хотя руководство Октябрьска вполне в совет-

ском духе готово оказать «интернациональную помощь» соседям,

едва не лишившись при этом вооруженных сил.

Уже во второй половине «Гарнизона» начинает звучать грозная

нота. С одной стороны, в степи появляется претендент на мировое

господство, очередной кандидат в Потрясатели Вселенной, которыми

столь богата земная история. С другой - возникает угроза пробужде-

ния неких темных сверхъестественных сил, природа которых не под-

дается рациональному объяснению. Снова сталкиваются технология

и магия. И вновь возникает вопрос: можно ли поставить магию на

службутехнологическойцивилизации?Чтонасждетвтакомслучае?

Ответы частично даются в «Контрударе». Наряду с исполненным

драматизма повествованием о противоборстве жителей Октябрьска с

ханом Ундораргиром рассказывается о том, что происходит на Земле,

куда вместе с советскими войсками были эвакуированы и сильней-

шие аргуэрлайлские маги. Описывается история особого подразделе-

ния КГБ «Прометей», использующего в своей деятельности спецтех-

нику и магию. Благодаря усилиям магов и предсказателей удается

предотвратитьрядвоенныхконфликтовикатастроф,вчастностиава-

рию на Чернобыльской АЭС. История Земли становится альтерна-

тивной. Смогут ли выжившие на чужой планете советские люди вер-

нуться в эту новую, тоже уже чужую для себя реальность или «шест-

надцатая республика» СССР не устоит под натиском кочевых орд?

Удастся ли предотвратить беду, угрожающую двум таким разным и

одновременно столь похожим друг на друга мирам? Ответы на эти во-

просы надеемся получить в следующих книгах цикла.


Юрий ГАРАЙ



ПРИЛОЖЕНИЯ | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | with BookDesigner program