home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Вэнди входила в огромный конференц-зал с огромными окнами и огромным столом и чувствовала, что с каждым шагом становится все меньше и меньше. И хотя она уже переросла тот возраст, когда дети ходят за ручку с мамой, сейчас она не возражала бы, чтобы ее кто-нибудь взял за руку.

Мисс Наварре поначалу казалась грозной, когда смотрела на человека, сидевшего в конце стола, но потом она обернулась и слегка улыбнулась.

— Привет, Вэнди. Здравствуйте, миссис Морган, — сказала она. У Вэнди под глазами были темные круги, совсем как у ее мамы. — Ну, как ты сегодня?

— Я нормально, — ответила Вэнди. — Только немного волнуюсь, и все.

— Она плохо спала, — сказала мать. — Как и я.

— И я тоже, — призналась мисс Наварре.

— И я, — произнес человек в конце стола. Он подошел к ним и протянул руку матери Вэнди. — Детектив Мендес из офиса шерифа.

— Сара Морган.

— А ты, наверное, Вэнди, — сказал он, протягивая руку.

Вэнди пожала ее. Это было так здорово. Он походил на Магнума[10] темными волосами и усами — только был ниже, и, наверное, у него нет «феррари», и живет он не в роскошном особняке. И на нем пиджак и галстук вместо гавайской рубашки и шорт. Вот разница между кинозвездами и теми, кто работает в Оук-Нолле, подумала она.

— Я детектив, и мне поручили расследовать это дело, — объяснил он, приглашая всех сесть за стол. — И первым делом я бы хотел поговорить с тобой и твоими друзьями о том, что случилось вчера в парке. Не волнуйся. Тебя никто ни в чем не обвиняет.

— А я ничего не сделала, чтобы меня обвиняли, — уверенно сказала Вэнди, усаживаясь на ближайший к детективу стул. Она деловито расправила свою джинсовую юбку, постиранную в кислоте, и такую же джинсовую куртку, чтобы казаться взрослой и стильной. В подражание Мадонне на фото из журнала она собрала свои волосы в высокий хвост. — Дэннис ее трогал, — сказала она. — Наверное, у него не все в порядке? Он же трогал мертвого человека. Это же незаконно?

— Не всегда, — ответил детектив.

— Это все из-за Дэнниса, — сказала Вэнди. — Если бы он не был таким психом и не доставал бы нас, мы бы никогда не побежали через лес.

Детектив Мендес прервал ее, чтобы включить свой кассетный диктофон, и перечислил тех, кто присутствовал в комнате.

— Ты больше никого не видела в лесу, Вэнди? — спросил он.

— Нет.

— Никого не было рядом с трупом?

— Нет, людей не было, только собака. Она вышла из кустов, как будто охраняла ее.

— Что за собака?

— Такая страшная, с большими клыками и глазами-бусинками. Ну вы знаете.

— Питбуль?

— Наверное. Но он на нас не нападал, — поспешно добавила Вэнди. — Только зарычал, словно велел отойти от той женщины. Дэннис сказал, что собака, наверное, убила ее и зарыла там, как косточку, но это же глупо, правда?

Дальше заговорила ее мать:

— Она утверждает, они не трогали эту собаку…

— Не трогали! — настаивала Вэнди, испугавшись, что мать снова начнет этот разговор. Какая разница, трогали они собаку или нет?

— Значит, труп обнаружили вы трое.

— Четверо. Я, Томми, Дэннис и Коди.

— Коди тоже там был? — спросила мисс Наварре.

— Какой Коди? — спросил детектив.

— Коди Роч, — ответила мисс Наварре. — Я вспомнила о нем вчера. Он обычно везде ходит за Дэннисом Фарманом, но его не было в парке, когда я пришла.

— Потому что он закричал, как маленький, и бросился бежать, — объяснила Вэнди с явным осуждением. — Полицейские появились, когда он на них наткнулся.

Детектив посмотрел на мисс Наварре.

— С ним мне тоже надо будет поговорить.

— Вы уже знаете, кто эта женщина? — поинтересовалась мать Вэнди.

— Еще нет.

— Это так ужасно. Подобное здесь никогда не происходило.

— Собака знает, кто это, — сказала Вэнди.

— Вэнди, — раздраженно осадила ее мать, — хватит об этой собаке.

Мендес поднял руку, чтобы она замолчала, не спуская глаз с Вэнди.

— На ней был ошейник?

Вэнди пожала плечами.

— Я не помню. У нее были огромные зубы. Вот что я помню.

— Какого цвета была эта собака?

— Белая с черными пятнами. — Она повернулась и посмотрела на свою мать с выражением, которое значило: «вот так-то», а потом снова к детективу. — Черное пятно вокруг одного глаза и уха.

Детектив Мендес записал все это в свой блокнот. Видимо, он нашел в этом что-то важное.

— Это так важно? — спросила мать Вэнди.

— Если мы найдем собаку, то на ошейнике могут быть указаны данные владельца; и если собака принадлежала жертве, то мы узнаем все об убитой, проверив по городской картотеке, — объяснил детектив Мендес. — Это долгая история, но с такими вещами никогда ничего не знаешь наперед.

— Вэнди, ты очень помогла, — сказала мисс Наварре. — Хорошо, что ты такая наблюдательная.

— Спасибо, мисс Наварре, — ответила Вэнди, сияя.

Детектив Мендес снова протянул ей руку.

— Спасибо, Вэнди. Если вспомнишь что-нибудь еще, можешь сказать маме или мисс Наварре, и они свяжутся со мной.

Вэнди никогда еще не чувствовала себя такой важной. Она словно участвовала в расследовании Нэнси Дрю.[11] Может, она даже напишет книгу и станет знаменитой. А может, Томми присоединится к ней. Теперь, когда эта идея полностью завладела ей, Вэнди терпелось поговорить с ним как можно скорее.

Мисс Наварре вывела их через боковую дверь в темный тихий холл, место, которое называлось «для шепота».

— Я по-прежнему не знаю, что делать, — обращаться за помощью к врачу или нет, — прошептала мать Вэнди, обращаясь к мисс Наварре.

Вэнди не удержалась:

— Мам, со мной все в порядке. Я увидела мертвого человека. Но не буду же помнить об этом всю жизнь.

— Зато я буду, — сказала мать. — Может, это мне надо к врачу.

— Все сейчас, как на иголках, — произнесла мисс Наварре. — Но если Вэнди хочет вернуться в класс, может, именно это ей и следует сделать.

— Да, мам, тут нет ничего ужасного.

Мисс Наварре повернулась к ней.

— Нет, это ужасно, Вэнди. Поэтому если ты будешь на занятиях и вдруг почувствуешь, что тебе страшно или ты расстроена, обещай мне, что тут же сообщишь об этом.

— Хорошо. Обещаю, — сказала Вэнди и пытливо взглянула на свою мать. Та не выглядела убежденной.

— Я буду присматривать за ней, — пообещала мисс Наварре.

— Хорошо, — скрепя сердце ответила мать Вэнди. Она обеспокоенно посмотрела на дочь. — Пожалуйста, делай, что скажет мисс Наварре, и ни при каких обстоятельствах не ходи домой одна. Я приеду и заберу тебя.

Ей вполне хватит подробностей с места преступления, чтобы сделать наброски для книги, подумала Вэнди. Вряд ли она их вообще когда-нибудь забудет.

Это наверняка.

Ей не терпелось поговорить с Томми.


Глава восьмая | Забыть всё | Глава десятая