home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать восьмая

Стив Морган выглядел так, словно ему выпала тяжелая ночка: черные круги под голубыми глазами, бледная кожа цвета теста. Он принимал тайленол, когда в его офис вошли Мендес и Винс.

Тем не менее он вышел из-за стола и поприветствовал их рукопожатием. Ему было больше тридцати, он был высоким и долговязым, с твердой хваткой и копной волос соломенного цвета.

— Чем могу быть вам полезен, детективы? — спросил он, возвращаясь в свое удобное кожаное кресло. — Садитесь, пожалуйста.

Винс сел в одно из кресел для посетителей, делая вид, что устраивается надолго.

— Джейн Томас звонила мне и вкратце ввела в суть происходящего, — сказал Морган. — Я был по делам в Сакраменто с утра вторника, встречался кое с кем для центра. Вернулся только вчера ночью.

— Тогда вы знаете, что мы расследуем убийство Лизы Уорвик, — сказал Мендес.

— Да. Моя дочь была среди тех детей, которые нашли труп. Лиза была самым замечательным человеком в мире. Кому могло прийти в голову убить ее?

— Мы бы тоже хотели это знать, — сказал Мендес. — Мисс Томас сказала нам, что вы с Лизой вместе работали, помогая клиентам центра.

— Да. Лиза работала в центре. Получив наконец диплом медсестры, она решила быть там бесплатным адвокатом. Она вечером работала в больнице. И днем была свободна.

— Вы хорошо ее знали? — спросил Винс. — Может быть, она посвящала вас в свою личную жизнь?

— Например?

— В отношения с мужчиной или, может, в ситуацию на работе?

— Один из врачей «скорой помощи» любил хватать медсестер за мягкое место, — сказал Морган. — Лиза спрашивала меня, что с этим делать. Это было примерно год-полтора назад. Я объяснил этому человеку, что такое судебное преследование за сексуальные домогательства и чем оно обернется для его карьеры, не говоря уж о последствиях для его брака.

— И он прекратил? — спросил Мендес, делая записи.

— Он уволился. Стал работать на Восточном побережье.

— Хорошо вы, наверное, поговорили, — сказал Винс.

— Я зарабатываю себе на жизнь, убеждая людей принимать мою точку зрения.

— Вам, должно быть, неплохо это удается.

— В общем, получается.

— Мисс Уорвик ничего не говорила о каких-нибудь недавних неприятностях?

Юрист покачал головой.

— Мы долго не виделись.

— Она не звонила? Вы не встречались даже случайно? — спросил Винс. — В кафе, например?

— Я счастлив в браке, — ответил Морган. — Лиза была просто моей знакомой. Мне очень жаль, что она умерла, и у меня разрывается сердце, когда я представляю, через что ей пришлось пройти. Это был чуткий, душевный человек.

— Но у вас не было романтических отношений? — спросил Винс, проявив любопытство. Морган сам ничего не говорил на эту тему.

— Нет.

— Вы же понимаете, мы обязаны спрашивать, — извиняющимся тоном произнес Винс.

— Конечно, понимаю, да.

— Вы не могли бы сказать нам, где вы были с ночи понедельника до полудня вторника? — спросил Мендес.

— Ночью в понедельник я был дома. Уехал рано утром во вторник, около пяти, и отправился в Сакраменто.

— Мы, конечно, поговорим с вашей женой, — сказал Винс.

— Мне нечего скрывать.

— И вы не возвращались до прошлой ночи? — спросил Мендес.

— Именно.

— Вы знали, что ваша дочь обнаружила труп?

— Да. Сара — моя жена — позвонила и оставила сообщение в гостинице для меня. Я поговорил с ней тем же вечером, чуть позже.

— Но вы решили не возвращаться домой.

— У меня были очень важные дела, касающиеся финансирования для предоставления убежища женщинам, — объяснил Морган. — С Вэнди вроде бы все было в порядке. Сара нервничала, но тем не менее держала ситуацию под контролем. Не было смысла бросать все и мчаться домой.

— Вы преданы центру, — заметил Винс.

— Он играет очень важную роль — спасает жизнь женщинам и помогает им сделать ее лучше.

— Но вы-то мужчина.

Морган вскинул брови.

— И поэтому меня не должны волновать искореженные женские судьбы? Странная точка зрения.

— Я только хотел сказать, что мужчины нечасто проявляют интерес к женским проблемам, — объяснил Винс.

— Насилие — это не женская проблема, детектив. Насилие разрушает семьи. А семья не имеет пола.

— А вашу жену не огорчает, что вы уделяете столько времени центру? — спросил Мендес.

— Сара все понимает, — ответил Морган, глядя на часы. — Ко мне через пять минут придет клиент. Что-нибудь еще, джентльмены?

— Вы знакомы с Карли Викерс? — спросил Мендес.

— Мы разговаривали с ней. Она собиралась работать у нас секретарем и делопроизводителем. В понедельник мы были закрыты. У Дона Квина умерла мать.

Морган поднялся, давая понять, что разговор окончен.

— Если мне вдруг что-то придет в голову об убийстве Лизы, о Карли Викерс, я обязательно сообщу.

— Если что-нибудь вспомните, — сказал Мендес, вручая ему визитку, — позвоните.

— Что думаешь? — спросил Мендес, когда они вернулись к машине.

— Я думаю, он выпроводил нас слишком быстро, — ответил Винс. — По-моему, тебе надо переговорить с миссис Морган.


Глава двадцать седьмая | Забыть всё | Глава двадцать девятая