home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать девятая

Мистер Альварес, который когда-то играл в низшей лиге, решил, что для занятий физкультурой лучше выбрать бейсбол. Мистеру Альваресу очень нравилось так делать. Играть в бейсбол во время плейоффа по бейсболу. Играть в футбол во время плейоффа по футболу.

Томми, который был большим поклонником бейсбола, не нравилось играть в бейсбол на занятиях, потому что это была не настоящая игра. Мистер Альварес уделял время всем отбивающим мяч, чтобы закрепить навыки учеников, а это была трудная задача для всех девчонок, кроме Вэнди, которая отлично ловила и подавала, потому что ее учил отец. Томми скучал. Большую часть времени все просто сидели.

Он сел на скамейку рядом с Вэнди, глядя, как мистер Альварес самозабвенно учит нерасторопную худощавую Ким Карлофф правильно держать биту. Со стороны казалось, что девочка сейчас упадет под тяжестью ее веса.

— Это никуда не годится, — буркнул он.

Вэнди не стала ничего говорить. Она вела себя тихо все утро. Томми вытянул шею и уставился на нее, желая убедиться, что с ней все в порядке.

— Что с тобой? — спросил Томми.

— Отец вчера вернулся ночью.

— Обычно ты радуешься, когда он возвращается домой.

— Он очень поздно пришел, — сказала она, — но я услышала. Я встала с постели, а когда подошла к лестнице, они с мамой ругались.

— Ого! — Все, что Томми мог придумать в ответ. Его мать постоянно задевала отца.

— Она кричала на него, что он не приехал домой, когда мы нашли мертвую женщину. А он ответил, что не мог. А она: «И где же ты шлялся, черт возьми?» Она звонила ему в гостиницу, а ей сказали, что он даже не зарегистрирован там. Тогда он сказал: «Ты же знаешь, что ошиблась отелем. Я тебе перезвонил». А потом она сказала, что это он ошибся и что должен лучше заметать следы.

— Что это значит?

— По-моему, мама думает, что у папы роман, — сказала Вэнди. — Ну, знаешь, роман с другой женщиной, как в «Далласе» или «Династии». Люди постоянно заводят романы.

Томми не знал. Ему не разрешали много смотреть телевизор, и он никогда не смотрел шоу, о которых постоянно говорила Вэнди. Иногда он смотрел «Макгвайра», но Макгвайр не интересовался женщинами. Он был слишком занят спасением людей.

— Зачем ему это?

— Откуда я знаю! — возмущенно воскликнула она. — Зачем люди что-то делают? Зачем кто-то убил ту женщину?

— Папа говорит, никто не понимает, почему люди становятся серийными убийцами.

— Это ужасно, — сказала Вэнди. Она обернулась и посмотрела через спинку скамьи, туда, где Дэннис Фарман пытал Коди Роча, чем-то тыкая в него. Коди пытался отбиться от него, но он двигался слишком медленно и не мог уйти далеко. — Мне кажется, Дэннис станет серийным убийцей, когда вырастет.

Томми тоже обернулся и посмотрел на него.

— Наверное.

— Как ты думаешь, что мисс Наварре сделала с ним?

Он пожал плечами.

— Я не знаю. Мисс Наварре добрая. Наверное, она попыталась поговорить с ним.

— Ха! Разве с ним можно говорить?

Дэннис увидел, что они смотрят на него. Томми простонал:

— Отлично. Теперь он придет сюда и будет нас доставать.

— Не позволяй ему, Томми. Дай ему отпор!

Не успела она это сказать, как Дэннис сжал пальцы в кулак и ударил Коди в живот. Тот согнулся пополам.

— Чтобы он мне голову снес? — спросил Томми.

Дэннис чинно заходил перед ним, насмешливо улыбаясь. В левой руке он держал что-то, завернутое в платок.

— Смотри-ка, — сказал он. — Голубки. А вы уже занимались сексом?

Томми проигнорировал его.

У Вэнди загорелись глаза.

— Заткнись, Дэннис.

— А может, твой голубой приятель хочет заняться им со мной? — съязвил он.

— Ты дебил, — парировала Вэнди. — Ты такой дебил, что другие дебилы даже не хотят с тобой связываться. — Она многозначительно посмотрела на Коди, который согнулся пополам, его тошнило.

Дэннис покраснел. Томми сглотнул, но Вэнди была слишком рассержена и продолжила:

— Если бы ты не был таким дебилом, тебя не оставили бы на второй год, и ты теперь не был бы старше всех остальных, и кое-кто не надрал бы тебе задницу.

Дэннис становился все краснее и краснее. Он подошел ближе.

— Ты ходячий клитор!

Вэнди встала на скамью, чтобы быть выше него. Томми оглянулся на мистера Альвареса, чтобы посмотреть, не слышал ли он последнее слово.

— Ты тупица. Ты тупица, и тебя все ненавидят!

Внезапно Дэннис схватил девочку за руку, стянул со скамьи и стал совать ей в лицо то, что было у него в платке.

— Я заставлю тебя съесть это! — закричал он.

Платок упал, и Вэнди отчаянно завопила. Дэннис толкнул ее на скамью, пытаясь запихнуть какую-то почерневшую штуку ей в рот. Вэнди неистово вертела головой из стороны в сторону, не давая Дэннису осуществить свое намерение.

Томми пригнулся и побежал на Дэнниса Фармана, словно человек-таран. Но Дэннис был слишком разгорячен, и даже несмотря на то, что ему пришлось сделать шаг в сторону, он все равно продолжал пихать черную штуку Вэнди в рот.

Томми сжал пальцы в кулак и стукнул Дэнниса по голове. Дэннис повернулся к нему, и Томми ударил его в рот, разбив ему губу. У Дэнниса брызнула кровь.

— Ты чертов пидор! — взревел Дэннис. Он развернулся и ударил Томми со всей силы в лицо, сбив его с ног. Потом ударил ногой в живот.

Томми попытался свернуться в клубок. Он обхватил голову руками, защищаясь, а Дэннис продолжал пинать его. Потом вдруг обидчик испарился — мистер Альварес его оттащил, ухватив за шею. Над здоровым глазом запрыгали звездочки.

Вэнди упала на землю рядом с ним.

— Томми? Ты в порядке?

Томми закашлял, пытаясь сесть.

— Нет, — скрипучим голосом проговорил он.

Они обернулись, чтобы посмотреть на Дэнниса — тот, ослепленный яростью, кричал, ругался, бил и пинал мистера Альвареса.

Они посмотрели друг на друга, а потом туда, где Дэннис уронил ту штуку, которую пытался засунуть Вэнди в рот: ею оказался человеческий палец, почерневший и обмякший, как испорченный банан.


Глава двадцать восьмая | Забыть всё | Глава тридцатая