home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать пятая

Пятница, 11 октября 1985 года

04.47

Карли понятия не имела, сколько времени прошло с тех пор, как к ней приходили в последний раз. Может, день. А может, всего несколько часов.

Она теряла рассудок. От истощения и слабости у нее начались галлюцинации. Ей казалось, что Петаль идет по комнате, подходит к ней и с любопытством смотрит на нее. Карли тянется к собаке, чтобы приласкать ее, но чувствует, что не может пошевелить рукой, хотя и не понимает почему. А потом Петаль начинает говорить, как человек.

— Ты не можешь встать. Мы должны тебя убить. — И тогда собака хватает ее за горло и вырывает его.

Только на сей раз, когда она попыталась погладить собаку, ее рука оказалась свободна. Если только это происходит на самом деле, подумала девушка. Потом собака исчезла, и наступила темнота, и Карли подумала, что, наверное, она в сознании. Но рука до сих пор свободна.

И другая тоже.

И она может пошевелить ногами.

Это на самом деле или ей все снится? Медленно, осторожно, она попыталась сесть. Ужасная боль возникла в животе, в районе ребер, но она села. Голова закружилась. Карли подождала, пока головокружение пройдет. После этого осторожно повернулась, пока ноги не свесились с края стола.

Одна ли она? Или за ней наблюдают?

Она не могла узнать, покинул ли ее мучитель. Он мог быть здесь же, сидеть за столом и есть свой завтрак, поглядывая на нее и зная, что ей не удастся убежать.

Но это не значило, что не стоит пытаться. Она так отчаянно боролась, чтобы превозмочь свое прошлое. И то, что у нее пытаются отнять будущее, несправедливо. Ей надо разозлиться. Ей надо помочь себе. Мисс Томас всегда говорила: «Бог помогает тем, кто помогает себе».

Она должна хотя бы попытаться.

Не представляя, далеко ли до земли, она начала сползать с края стола и тянуться вниз. И вот он, пол. Холодный. Встав, она почувствовала резкую боль, которая поднялась по позвоночнику и отдалась в голове. Ее ступни несколько раз резали ножом. А теперь, когда она перенесла на них весь свой вес, полузажившие раны раскрылись. Прошло столько времени с тех пор, как она последний раз стояла вертикально, что казалось, будто ее ноги ей не принадлежат.

Карли схватилась за край стола, чтобы не отключиться или не рухнуть на пол. Не время думать о боли. Надо бороться.

Она потихоньку пошла. Сделала один шаг, потом другой. Рукой она все время держалась за край стола, передвигаясь очень медленно. Если ей удастся добраться до стены, она сможет вдоль нее дойти до двери. А дойдя до двери, выйти.

Ничего не видя и не слыша, трудно идти ровно. Голова казалась такой тяжелой, будто на плечах был шар от боулинга. Когда она двигалась, у нее возникало ощущение, что еще один шаг — и этот шар покатится в одну сторону, а ее поведет в другую, и она упадет.

Когда Карли поняла, что стол стоит не у стены, ее охватила паника. Значит, предстоит пересечь открытое пространство.

Сделав три шага, она споткнулась. Девушка замахала руками, подавшись вперед. Она не знала, что падает, пока не рухнула на пол. Из-за дезориентации она даже не попыталась предотвратить падение, выставив вперед руки. Она ударилась головой так сильно, что та подскочила два раза, и Карли потеряла сознание.

Она не знала, сколько времени так лежала, когда снова пришла в себя. Это было неважно. Она должна выбраться. Вдруг она выйдет и окажется в населенном районе города, а кто-нибудь увидит ее и позовет на помощь. А может, она окажется в дикой местности и будет лишь бесцельно бродить, пока не погибнет. Но, по крайней мере, это произойдет по ее воле.

Карли встала на четвереньки и поползла. Лучше оставаться на земле, однако даже в этом положении она теряла равновесие и падала снова и снова. Она наткнулась на комод и медленно, перебирая руками, добралась до его верха и встала.

Ее руки скользили по поверхности — рабочий стол, какие-то предметы, может быть, инструменты. Хорошо бы обнаружить оружие. Она ощупывала каждый предмет, который находила, пока ей не попалась отвертка. Подойдет. Воткнет ее в обидчика, если потребуется. Или выколет глаза, ослепит его, как он ослепил ее. Или пронзит его тело насквозь, как он пронзал ее.

С мыслями о мести подскочил адреналин. У Карли закружилась голова. Сдавленный хохот сотрясал ее грудь, потом перешел в истерику. Она теряла рассудок. Но надо собраться и прийти в себя. Надо идти дальше. Надо двигаться. Надо выбраться.

Теперь, когда она нашла стену, она снова осела на землю и поползла. Здесь должна быть дверь. И она должна выбраться.


Глава тридцать четвертая | Забыть всё | Глава тридцать шестая