home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава сороковая

У черепа отсутствовала нижняя челюсть — она затерялась где-то в грязи свинарника. Но верхняя часть оказалась неповрежденной, и зубы, на первый взгляд, были целы.

Мендес и Хикс положили череп в коричневый бумажный пакет и вернулись к своей машине, игнорируя выкрики и просьбы репортеров, которые оставались по ту сторону ленты, огораживающей место преступления. До офиса шерифа они ехали в сопровождении вереницы машин. Когда они приехали на парковку, телерепортеры и операторы ринулись на газон, чтобы застолбить себе место в первых рядах для своих репортажей с места событий.

«Хищники», — подумал Мендес, когда они с его партнером шли по лабиринту коридоров здания, пока не оказались наконец у гаража, где машины Карли Викерс и Лизы Уорвик исследовали во второй раз.

— Какие новости? — спросил Мендес.

— Два набора отпечатков снаружи на обеих машинах, — сказала брюнетка из отдела исследования латентных отпечатков Марта. Она стояла около «новы» Карли Викерс, наблюдая, как другой сотрудник прочесывает ковер в углублении для ног со стороны водителя. — Два идентичных набора отпечатков на обеих машинах и больше ничего. Вторые — только частичные.

— Селлз и Даг Лайл? — рискнул предположить Хикс. — Селлз и его племянник?

— Уолтер как раз сейчас сравнивает.

— А отпечатки жертв? — спросил Мендес.

Марта покачала головой.

— Nada.[25] Уже исключили.

— Машины протерты начисто, — сказал Хикс.

— А что в пакете? — спросила Марта. — Ты принес мне обед?

— Лучше тебе не знать, — ответил Мендес, глядя на боковую дверь.

— Почему Селлз избавился от следов жертвы, но при этом забыл про свои? — спросил Хикс.

— Это не он. Кто-то другой привез эти машины сюда, протер их и бросил.

— Селлз с племянником нашли их в поле, решили, что Рождество уже наступило, и облапали их сверху донизу. Ты понимаешь, что это значит? — спросил Хикс, когда они сели в седан.

— Если Селлз не убивал Лизу Уорвик и не похищал Карли Викерс, но убил того, кто у нас в мешке, то у нас не один убийца, — сказал Мендес.

— Урожайный день.

Они подъехали к черному ходу офиса Питера Крейна и остановились рядом с его «ягуаром».

— Вам повезло, что вы меня застали, — сказал Крейн, ведя их по коридору в свою опустевшую смотровую. — Я сказал Стиву, что закроюсь в полдень и присоединюсь к поискам.

— Стиву Моргану? — спросил Мендес.

— Ну да. Вы, наверное, в курсе, что Стив возглавляет поиски и помогает Джейн Томас организовать кампанию в прессе.

— Вы друзья?

— Да. Мы играем в гольф, когда есть возможность. Наши дети дружат. Стив предложил мне тоже работать в центре, — ответил Крейн, прислоняясь спиной к стойке и скрещивая руки на груди.

— Вы не знаете, нет ли у него подружки? — спросил Мендес.

Крейн, судя по всему, хорошо контролировал свои эмоции.

— Стив женат. И счастлив.

— Да, мы знаем. Но суть вопроса не меняется. У нас есть основания полагать, что у него с Лизой Уорвик мог быть роман.

— У Стива и Лизы? — Дантист посмотрел на пол, словно пытаясь представить эту парочку. — Мне об этом неизвестно.

Ложь ему не удавалась.

— Мы не хотим навлечь проблемы на его голову, — сказал Мендес. — Однако нам нужна четкая картина происходящего в жизни Лизы до убийства. Только и всего.

Крейн пожал плечами.

— Извините. Здесь я вам не помощник. Так что же я могу сделать для вас, детективы?

— Сегодня утром во время обыска были обнаружены некоторые останки, — произнес Мендес. — Череп, если точнее. Мы надеялись, что вы сравните зубы с рентгеновскими снимками, которые делали мисс Викерс на прошлой неделе.

Крейн посмотрел на коричневый пакет, который Хикс поставил на стойку.

— Я принесу снимки.

Мендес достал череп из пакета и положил его на стойку. Кость была грязно-белого цвета, без плоти. Казалось невероятным, что его обладатель был жив всего-то неделю назад, внутри этих костей был мозг, а на черепе была кожа, лицо, наконец, росли волосы. Он когда-то был частью живого человека, личности с собственными мыслями и представлениями, планами на жизнь, которая так внезапно оборвалась.

Вернулся Крейн со снимками и прикрепил их к световой витрине на стене, затем сделал глубокий вдох и, осторожно взяв череп, перевернул его макушкой вниз, чтобы рассмотреть зубы.

— Нет, — заявил он. — У мисс Викерс было несколько амальгамных пломб в верхних молярах. Видите — вот здесь? Он указал на снимки отдельных зубов. — А эти зубы, — продолжил Крейн, глядя на череп, который держал в руках, словно ополовиненную дыню, — нуждались в лечении. В двух из них видны большие полости. Эта пломба в премоляре давно требовала замены. Этот малый коренной сломан.

— Что вы можете сказать о человеке по его зубам? — спросил Мендес. — Можете определить возраст?

— Как у лошади? Не совсем. Хотя здесь все зубы, поэтому скорее всего это подросток. Зубы не сточены, так что это точно не старый человек. О них не заботились, и я бы сказал, что они принадлежали человеку с неважным финансовым состоянием. Зубы невелики, челюсть относительно узкая, череп небольшой, надбровные дуги не выделяются. Думаю, это череп женщины.

— А имя и адрес? — пошутил Хикс.

Крейн осторожно положил череп назад.

— Это уже по вашей части, джентльмены. Могу я узнать, откуда это?

— Со свалки Селлза, из-за города.

— Вы арестовали его? У него вы нашли машины двух женщин? Я видел сегодня репортаж в утренних новостях. Вы считаете его убийцей?

— Его допрашивают, — ответил Мендес.

Крейн покачал головой, не сводя глаз с черепа.

— Эта женщина не Карли Викерс. Кто же? Пропала еще одна?

— Мы этого не знаем, — сказал Хикс. — Останки отправят в бюро сумедэкспертизы для идентификации.

— Значит, это серийный убийца, — заключил Крейн. — Слава Богу, вы его поймали.

— Да, — сказал Мендес. — Слава Богу.

— Спасибо за помощь, доктор Крейн, — поблагодарил Хикс.

— Пожалуйста.

— Итак, вы уезжаете, чтобы присоединиться к поискам? — уточнил Мендес.

— Да. — Крейн снова взглянул на череп. — Только посмотрите… Надеюсь, еще не поздно.


— Это какой-то кошмар, — вздохнул Диксон. — Они совершенно уверены насчет отпечатков?

— Они принадлежат Селлзу и его племяннику, — сказал Хикс, протягивая руку, чтобы взять салат с тунцом на тосте. Они собрались на обед и уселись за столом для собраний, перекусывая и обсуждая последние новости.

— Кто-то привез эти машины на свалку Селлза через задние ворота, — произнес Мендес, — вытер их и оставил.

— И что потом? — произнес Диксон. — Этот кто-то вернулся домой пешком? Его подвез сообщник? Или этим сообщником был Селлз?

— Уберите Селлза из уравнения Уорвик и Викерс, — проговорил Винс. — У таких, как он, партнеров не бывает. Он делает свое дело у себя дома, избавляется от жертвы на заднем дворе — это я представляю. Но это убийство и Лиза Уорвик — две разные вещи.

— У нас двое убийц, — сказал Диксон. — Невероятно.

Он поднялся и стал прохаживаться туда-сюда. Он был весь такой лощеный и отутюженный, но перипетии дня не прошли бесследно.

— Мы из кожи вон лезем, чтобы все это не ушло в СМИ, — сказал он. — Гордон Селлз в камере. Пресса пока может заняться им.

— Молитесь, чтобы ваш НЕС не разозлился, — усмехнулся Винс. — Если лавры достанутся Селлзу, он может активизироваться.

— Мы в безвыходном положении, — ответил Диксон. — Если мы сейчас заявим, что убийца до сих пор на свободе, он удовлетворится, но потом захочет еще. Захочет — сделает, так?

— Скорее всего, — согласился Винс.

Диксон выругался себе под нос и покачал головой.

— У нас три убийства, один пропавший человек и двое убийц — это все в округе, где происходило не более трех убийств в год! Надо переломить ситуацию. Траммелл и Кэмпбелл, проверьте отчеты о пропавших людях в радиусе пяти округов, а дальше — по обстоятельствам. Надо попытаться узнать имя жертвы Селлза. В бюро судмедэкспертизы работает художник, который может составить примерный портрет по черепу. Надавите на племянника, может, он дрогнет.

Детективы взяли обеды и отправились за свои столы, чтобы сделать несколько телефонных звонков.

— Если мы выведем Селлза из игры, куда нас это заведет в деле Лизы Уорвик? — спросил Диксон.

— Никуда, — ответил Мендес. — Но я почти уверен, что у нее был роман со Стивом Морганом. Мы спрашивали Питера Крейна об этом сегодня утром — они с Морганом приятели, — и он чуть наизнанку не вывернулся, все отрицая.

— Я утром говорил с Морганом, — сказал Винс. — Ему было безразлично. Он хранил ледяное спокойствие. Я сказал, что вы обнаружили сперму на простыне Лизы Уорвик, на что он посоветовал нам проверить кровь Гордона Селлза.

Нахмурив брови, Хикс отложил свой сандвич и стал рыться в стопке бумаг, которую положили на стол утром.

— И вот почему, — сказал он, демонстрируя отчет. — Я попросил лабораторию как можно быстрее провести исследование следов спермы. Тип крови определить невозможно. Тот, кто оставил ее, несекретор. Ему можно не волноваться, что мы определим тип его крови, потому что он знает, что антигены его крови в сперму не выделяются.

— Сколько людей знает, кто из них секретор, кто несекретор? Большинство даже понятия не имеют, что это такое, — заметил Мендес. — Несекреторы — процентов двадцать из популяции. Вряд ли он надеялся на удачу. Он должен был знать наверняка.

— То, что у него была интрижка, еще не делает из него сексуального садиста и маньяка-убийцу, — сказал Диксон.

— Вы тщательно проверили его? — спросил Винс. — У него не было проблем с законом? Откуда он? Что вы о нем знаете? Он проводит много времени с женщинами из группы риска. Это делает его рыцарем, но такие обстоятельства для мужчины — как мед для медведя. У него не было связей с другими женщинами из центра?

— Джейн бы этого не допустила, — заметил Диксон. — При малейшем нарушении он вылетел бы оттуда, как пробка из бутылки. Он не единственный юрист в мире.

— Когда мы спросили доктора Крейна, не знает ли он, куда потом собиралась отправиться Карли Викерс, он предположил, что, возможно, в офис «Квин, Морган и компания», чтобы выяснить, смогут ли ее отпускать к стоматологу, — сказал Винс. — Кто-нибудь это проверил?

— Если она ушла от дантиста в пять, то офис уже был закрыт, — произнес Мендес. — Судя по табличке на их двери, они работают до половины пятого.

— Закрывают дверь в половине пятого. Это не значит, что там никого не осталось, — подчеркнул Винс. — Встречи затягиваются. Юристы любят тянуть время, за которое им платят.

— Проверьте, — велел Диксон.

— Наверное, она так и не вышла из офиса дантиста. По дороге ее убила и съела Джанет Крейн, — сказал Мендес. — Это ходячая язва. Не понимаю, зачем он на ней женился? Успешный, хорошо образованный, привлекательный мужчина. Зачем ему жить с такой стервой?

— Может, он знает ее с другой стороны, — предположил Винс. — Или он мазохист. Ты можешь представить ее в коже и на шпильках?

— Если только в кошмарах.

— Хватит с нас убийц, — вздохнул Диксон. — У нас достаточно проблем. Если не удастся никого найти, кто видел бы Карли Викерс в офисе компании, выясните, где был Питер Крейн.

— Дома, с семьей, — ответил Мендес. — Это его алиби. И пусть все остается как есть, пока мы не найдем свидетеля, который видел его в другом месте.

— Я сегодня встречаюсь с его женой. Посмотрим, что удастся выяснить, — сказал Винс, и Мендес изумленно посмотрел на него. — Мне интересно. Кроме того, она агент по недвижимости и может показать мне пустующее здание рядом с офисом ее мужа. Отличное место для новичка, чтобы начать бизнес, — или для похитителя — припрятать жертву, обеспечив себе на время алиби. Проведу для вас разведку.

— Я позвонил в полицейское управление Окснарда, — сообщил Мендес. — Там Джули Паулсон в последний раз дважды арестовывали за проституцию. Они свяжутся со мной, когда выяснят, с кем ее заставали.

— Стив Морган проводит много времени в Сакраменто, — сказал Диксон, помрачнев. — Я могу позвонить своему другу в их управление, может, удастся выяснить, не случалось ли там чего. Не дай Бог.

— Давайте уж тогда расставим все точки над i, — предложил Мендес. — Кому-нибудь надо проверить, где был Фрэнк вечером в прошлый четверг. Иначе все будет выглядеть так, будто мы дали ему кредит доверия.

— Поговорите с его женой, — произнес Диксон, глядя на часы. — Я сказал ему, что этого требует процедура, кто-кто, а уж он-то ратует за процедуры больше всех. Должен понять.

Как бы не так, подумал Мендес позже. А пока это был всего лишь очередной пункт в бесконечном вопроснике по расследованию убийства.


Глава тридцать девятая | Забыть всё | Глава сорок первая