home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава сорок первая

Винс отправил в рот две пилюли и запил их оранжевой крем-содой местного розлива. «Приятный городок, — снова подумал он, идя по площади. — Приятное место для жизни — если не считать серийного убийцу».

Он бросил бутылку в корзину, которую скрывало декоративное панно из кованого железа, и посмотрелся в стекло одной из припаркованных машин. В строгом сером костюме с оранжевым итальянским галстуком он выглядел чертовски хорошо для парня, восставшего из могилы.

Джанет Крейн уже ждала его, когда он пришел к зданию по соседству с офисом ее мужа, на котором висела табличка «Закрыто». Под табличкой был прикреплен плакат с фото Карли Викерс: «Видели ли вы эту женщину?»

— Вы, наверное, Винс, — сказала она, пожимая ему руку. Женщина игриво склонила голову набок и захлопала ресницами. Она казалась слишком возбужденной, слишком энергичной, ее рукопожатие было слишком сильным. — Я Джанет Крейн. Очень приятно познакомиться с вами, для меня удовольствие показать вам это прекрасное здание.

— Рад знакомству, мисс Крейн. А вы не родственница дантисту по соседству?

— Питер — мой муж, — сказала она, и ее улыбка исчезла. — Вы знакомы?

— Прочел имя на двери.

— Что ж, он самый лучший дантист в городе, по моему скромному мнению. Если вы снимете это здание, сможете заскакивать к нему, если возникнет необходимость.

— Только не обижайтесь, но, надеюсь, это не понадобится, — сказал он, сверкнув широкой белозубой улыбкой. — Итак, давайте посмотрим, что же это за место.

— Как видите, это основное торговое пространство, — начала она, входя вовнутрь. — Как и большинство зданий на площади, оно построено в середине 1920-х годов и имеет все оригинальные детали, такие, как галтели и кафельный пол. Но проводка и трубы заменены, — добавила Джанет. — Вы недавно в Оук-Нолле, Винс?

— Вообще-то я в командировке, но меня захватил ваш городок. Так и вижу дальнейшую жизнь здесь.

— Откуда вы?

— Из Чикаго.

— О, вам будет не хватать зим, — проворковала она, смеясь над собственной шуткой. — Но это чудесный город. У нас есть колледж, весьма приличная небольшая больница, отменные рестораны, культурные учреждения. От нас недалеко до Лос-Анджелеса и Санта-Барбары.

— А криминал? — спросил Винс.

Улыбка ее стала более сдержанной.

— В этом отношении мало что могу сказать.

— Я в новостях что-то видел про пропавшую женщину и про жертву, которую нашли в парке, — заметил Винс. — Это серьезно.

— Да, хотя такие случаи скорее исключение, чем правило, — ответила она. Ей не понравилось, что он отвлекает ее от коммерческой задачи. — Какое дело вы планируете открыть здесь?

— Итальянский импорт. Оливковое масло, пряности, керамика, — произнес он таким тоном, словно долго и тщательно обдумывал свою идею. — Я слышал, полиция ищет серийного убийцу.

— А еще у нас замечательный шериф, который заботится и о городке, и обо всем округе. А вы женаты, Винс?

— Нет, но у меня две дочери. Как здесь со школами?

— Великолепно. Самые большие в штате.

— Тут, наверное, жизнь течет размеренно, — шутя сказал он, припомнив Дэнниса Фармана и отрезанный палец.

Джанет Крейн напряглась.

— Да.

— Значит, надо волноваться только из-за серийного убийцы?

Женщина начинала злиться. Он видел, как она сжалась и учащенно задышала, а из-за испуга у нее между бровей появилась небольшая морщинка в виде буквы L. Он не позволял ей манипулировать собой, и ей это не нравилось.

Винс фыркнул.

— Не волнуйтесь, миссис Крейн. Меня так просто не запугаешь. И вообще, я же не в группе риска, правда?

На ее губах снова появилась сдержанная улыбка.

— Конечно, нет.

— Все равно не по себе, как подумаешь.

— Я слышала, что преступник уже под стражей.

— Они его называют «задержанный» в новостях, даже не «подозреваемый». Не верится, что они думают, будто это он, — сказал Винс. — Я много читал про серийных убийц. Они очень умные, знаете ли, прямо хамелеоны. Этот парень может быть и бизнесменом, и уважаемым человеком, только у него есть темная сторона. Даже бывает, женщины выходят за таких замуж и совсем не подозревают о другой жизни своих мужей.

— Трудно поверить.

— Знаю, но волей-неволей задумаешься, а играет ли муж в покер по четвергам, как говорит?

— Я полностью доверяю мужу, — сказала она и поджала губы.

— Но стоит ли? — продолжил Винс. — Вот в чем вопрос.

— Я чувствую себя с вами как-то неловко, мистер Леоне, — резко ответила она.

Винс изобразил удивление.

— О нет! Простите! Я не хотел — Боже, нет! Я даже не думал… Честное слово. — Он засмеялся, будто его поразила мысль, что он хотел намеренно уязвить ее. — Поверьте, миссис Крейн, я любовник, а не боец.[26]

— Нет, я не говорю, что вы…

— Ну что вы, — успокоил он ее.

— Просто вы все говорите об этих новостях…

— Я понимаю. Если вы не хотите продолжать…

— Нет-нет, все в порядке, правда, — сказала Джанет несколько смущенно. Она попыталась перевести разговор в шутку, которая была вовсе не шуткой. — Чтоб вы знали: мой босс знает, где я!

И оба рассмеялись.

Проведя слишком много времени с убийцами, Винс думал: «Откуда она знает, что я представился ей своим именем?» Направляясь за ней в самый конец здания, он размышлял, почему она не чувствует, что в опасности, только потому, что он любезно обращается с ней, шутит, извиняется, что напугал ее? Чтобы задушить человека, требуется четыре минуты. Он мог запросто сделать свое дело, оставить ее в дальнем конце и пройти через проулок. Умнее и придумать нельзя.

Она открыла подъемную дверь, и солнечный свет залил темное пространство.

— Как видите, здесь просторно, можно устроить склад, и грузовикам удобно подъезжать.

— А та дверь…

— Ведет к парковочным местам. Боюсь, их тут только два. Вот единственный недостаток расположения на площади — мало мест для стоянки. Зато очень удобно ходить пешком.

А еще к этой двери можно подойти с парковки Питера Крейна, заметил Винс. Карли Викерс могла выйти через черный ход, где ее схватили и поволокли в это складское помещение. Из окон пустующее здание не видно. Оно построено из кирпича, а сверху отделано старомодной шпаклевкой — для звукоизоляции.

Винс обошел помещение в поисках чего-нибудь, что могла обронить жертва или ее похититель. Обертку от жвачки, окурок сигареты, волосок. Ничего. Цементный пол за многие годы покрылся слоем краски и масла. Пятнышко там, капелька здесь. Что-нибудь, похожее на кровь? Нет.

На двух стенах были развешаны полки. Бывшие арендаторы оставили старые банки из-под краски, коврики, коробки со всяким барахлом. Ничего, что могло бы пригодиться убийце.

Он задал еще несколько дежурных вопросов и стал вполуха слушать Джанет Крейн, пытаясь представить картину того, что могло бы произойти, если бы Карли Викерс схватили в проулке.

Она с ним знакома, чувствует себя в безопасности и радуется. У нее был чудесный день. Она даже не подозревает, какая опасность ей угрожает, до тех пор пока он не накидывает на нее удавку и не заталкивает в пустое здание, где и связывает.

На все уходит несколько секунд. Потом заклеивает рот, чтобы она не кричала. Бросает ее здесь до темноты, затем возвращается и отвозит туда, где будет пытать, насиловать, а под конец убьет.

Версия вполне конструктивная — если Карли Викерс вышла через черный ход. Но вечно деятельная ассистентка доктора Крейна как раз в тот момент вышла из офиса, чтобы отнести счета в почтовый ящик на углу, и не видела, как покидала здание молодая женщина.

Если Викерс вышла через черный ход, а нападавший умен и методичен, как предполагает Винс, Карли Викерс не была случайной жертвой. Он выбрал ее. А значит, он должен был знать, что она туда придет.

Список подозреваемых будет недлинным. Кто-нибудь из Томасовского центра; кто-нибудь, кто подслушал ее в парикмахерской; дантист; Фрэнк Фарман, который выписал ей штраф по дороге к стоматологу. Хотя она могла рассказать подруге, ее могли подслушать в ресторане или в очереди в супермаркете…

Тогда список не такой уж короткий.

Дверь закрылась.

— А плата всего шестьсот в месяц, — закончила Джанет Крейн.

— Очень хороший вариант, — улыбнулся Винс. — Спасибо, что уделили мне время, миссис Крейн, — сказал он, снова пожимая ей руку. — Я обязательно все хорошенько обдумаю!

— Отлично! — воскликнула она, и к ней вернулась ее оживленность. Она должна была добиться того, чтобы он ушел от нее в хорошем настроении. — Вашего бизнеса здесь очень не хватает. И я с удовольствием покажу вам некоторые дома в нашем городе. Надеюсь, мы еще встретимся. Скоро!

Она вывела его к фасаду магазина, и Винс огляделся. Теплая желтая краска, старые деревянные витрины, заваленные импортом из Италии, эспрессо-бар в углу… Было бы неплохо, думал он, предаваясь своим фантазиям.


Глава сороковая | Забыть всё | Глава сорок вторая