home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятьдесят пятая

Мендес оставил машину у тротуара в красной зоне и вбежал в отделение реанимации в больнице «Мерси дженерал». «Скорая» доставила Карли Викерс раньше, чем он приехал. Был шанс, что она выживет.

Он показал свой значок врачам, не слушая их и ничего не говоря.

Он сразу понял, где кипит работа. Полдюжины людей в хирургической одежде столпились вокруг окровавленной, грязной обнаженной женщины на столе, в первой смотровой. Ответственный врач выкрикивал приказы, как полевой генерал. Подержать это, нажать сюда, принести данные из лаборатории. Женщина была подсоединена к пикающим и жужжащим аппаратам. К ней и от нее тянулись трубки и провода. Один человек стоял и сжимал большой синий вентиляционный мешок, подавая воздух в ее легкие через отверстие в горле. Пол комнаты был усеян мусором — окровавленной марлей, ненужными пакетами, трубками, шприцами.

— У нее фибрилляция желудочков!

— Электроды! Заряд! Отошли!

Бам! Женщина подпрыгнула на столе.

— Заряд! Отошли!

Бам!

Этот процесс повторялся снова и снова; между ударами электричества врачи ругались и умоляли ее выжить.

— Ну давай же, черт возьми!

— Держись, Карли!

Бам!

— Есть синусовый ритм!

— Хорошо, Карли, не умирай сейчас! — кричал доктор. — Я на тебя деньги поставил. Показания!

Пульс. Кровяное давление. Дыхание. Все показатели слишком низкие.

— Еще литр раствора Рингера, быстро!

Мендес обратился к одному из врачей около поста медсестры, что-то пишущего в карте:

— Она выкарабкается?

— Сомневаюсь, — ответил тот. — Она вообще не должна была жить, когда мы ее забрали. Думаю, все зависит от того, хочет она бороться за жизнь или нет.

«Неутешительный ответ», — подумал Мендес. Ему еще предстояло поближе рассмотреть Карли Викерс, но если убийца был последователен, она должна быть ослеплена и оглушена. На теле должны быть многочисленные порезы. Ее должны были сексуально истязать и изуродовать. Захочет ли она жить? Он надеялся, что да. Хотя бы для того, чтобы сказать им, кто хотел убить ее.

Диксон был в соседней смотровой вместе с Джейн Томас, которая сидела на кушетке, укутанная в одеяло и трясущаяся, как припадочная. Будь она еще бледнее, она стала бы невидимой.

— Что случилось? — спросил Мендес, доставая свою записную книжку из кармана пиджака.

— Карли нашли зарытой в саду Джейн, — сказал Диксон. — Зарыли, как Лизу Уорвик, — на поверхности была только голова.

— Господи.

— Девушке повезло: Джейн не поверила, что та мертва.

— Собаки лаяли, — проговорила Джейн Томас слабым и дрожащим голосом. Она смотрела на пол, как будто стараясь лучше сконцентрироваться. — Ночью. Меня разбудила Петаль. Я посмотрела на часы. Было 3.23. Она была сама не своя, выла, пыталась выбежать наружу. Я подумала, что это из-за койотов. Я и представить не могла… Если бы я только посмотрела…

— Джейн, все уже закончилось, — сказал Диксон, кладя руку ей на плечо. — Ты не могла знать, и уж тебе точно не надо было выходить.

— Я могла бы позвонить тебе, — произнесла она, и слезы катились у нее по щекам. — Но я и этого не сделала.

— Это не ваша вина, мисс Томас, — заметил Мендес. — Это вина только того, кто забрал ее и надругался над ней, и больше ничья.

— Слава Богу, я рано встала, чтобы встретиться со Стивом, — сказала она. — Где он? Он пришел?

Она огляделась, словно он мог неожиданно материализоваться в комнате.

— Стив Морган? — уточнил Мендес.

— Да. Он пришел в семь. Мы решили встретиться, чтобы набросать план для пресс-конференции. — У нее округлились глаза. — Боже мой. Пресс-конференция! Сколько времени?

— Я бы не стал волноваться насчет прессы, — сказал Диксон. — Они сами прибегут, как только ты будешь готова. Ты сейчас нужнее здесь. Правильно? Если мисс Викерс придет в себя, ты должна первой об этом знать.

— Да, правильно, — пробормотала она и снова затряслась под одеялом. — Но кто-то должен предупредить журналистов.

— Об этом позаботятся, Джейн. А я хочу, чтобы за тобой присмотрели, — сказал он, с тревогой глядя на нее.

Она не стала возражать, когда новый приступ дрожи сотряс ее.

— Он мне не помог, — вздохнула она.

— Кто тебе не помог?

— Стив. Это похоже на какой-то кошмар, когда ты пытаешься что-то кому-то сказать, но тебя не понимают. Он просто стоял на месте.

Диксон отошел от нее. Мендес двинулся следом.

— Я хочу, чтобы все собрались через час.

Мендес кивнул.

— Журналисты перегрызут друг другу глотки, чтобы добыть такой материал.

— А нам нечего им сказать? Так ведь?

— Это вопрос или приказ?

— Вопрос.

— Мы идем по следу. В настоящее время мы не можем давать комментарии относительно фигурантов дела, — сказал Мендес. — Винс оказался прав. Этот парень жаждет признания.

— Он хочет выставить нас идиотами.

— И пока ему это удается.

— На ней не было ее подвески, — произнесла Джейн, разговаривая сама с собой.

Диксон посмотрел на нее.

— Что?

— У Карли не было подвески. Подвески по случаю завершения программы центра. Она бы никогда не сняла ее. Я должна принести ей другую. Надо съездить в офис.

— Это может подождать.

Она покачала головой и слезла с кушетки.

— Нет. Нет, не может. Я должна принести ей другую.

— Тебе надо сесть, Джейн. Ты уже потеряла сознание.

— Я могу привезти ее, — предложил Мендес. — Только позвоните, чтобы там на месте кто-то был.

Диксон вздохнул.

— Спасибо, Тони.

— De nada.[29] Это самое меньшее, что я могу сделать для героини дня.

По дороге к машине Мендес мельком бросил взгляд на первую полосу воскресной «Лос-Анджелес таймс». Заголовок гласил: «Дело закрыто? Задержан подозреваемый в убийствах в Оук-Нолле».


Глава пятьдесят четвертая | Забыть всё | Глава пятьдесят шестая