home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестьдесят вторая

— Боже, какой стыд, — простонал Питер Крейн, глядя на отчет об аресте, вместе с фотографией, который Мендес положил на стол перед ним. Он вздохнул и отвернулся.

— То, чем вы занимаетесь в свободное время, это ваше дело, доктор Крейн. Не надо мне ничего объяснять, — сказал Мендес. — Я ничего не скажу вашей жене. Не хватало мне только расследовать еще одно убийство. Вы кажетесь хорошим парнем. Проблема в том, что в ту же ночь в тот же рейд была задержана Джули Паулсон.

— Кто такая Джули Паулсон?

— Проститутка. Вскоре после ареста в Окснарде она объявилась в Томасовском центре. А потом ее обнаружили убитой.

— Я ничего не знаю об этом! — воскликнул Крейн.

Мендес состроил страдальческую гримасу.

— Знаете, доктор. Вообще-то вы упоминали об этом убийстве в первый же день, когда мы разговаривали.

На мгновение Крейн замялся.

— Так это девушка, которая была убита в прошлом году? Которую нашли за городом? Я читал об этом в газете!

— Вот тут-то и проблема. Я не верю в совпадения, во всяком случае, не тогда, когда они наслаиваются одно на другое. Джули Паулсон была проституткой в Окснарде. Вас арестовали за то, что вы воспользовались услугами проститутки. Джули Паулсон приезжает в Оук-Нолл. Вы живете в Оук-Нолле. Она начинает программу в Томасовском центре. Вы работаете с женщинами из Томасовского центра. Ее убивают. Пропадает Карли Викерс. Вы были знакомы с Лизой Уорвик… Вы понимаете, к чему все это может привести, доктор Крейн?

Тот потер лицо руками.

— О Боже.

Мендес дал ему минутку помучиться, медленно барабаня авторучкой по крышке стола.

— Я не был знаком с Джули Паулсон, — сказал он наконец. — Девушку, с которой меня арестовали в Окснарде, звали Кэндэнс, я иногда посещал ее.

— Вы хотите сказать, что были постоянным клиентом?

Крейн закрыл глаза, словно у него болела голова.

— Здесь нечем гордиться. Я люблю свою жену. Просто… С Джанет иногда… сложно.

— Меня это не волнует. Совершенно.

— Я понимаю, вы видели ее только с худшей стороны, — сказал Крейн. — Эта неделя была кошмарной. На самом деле она неплохой человек. Я не изменяю ей в прямом смысле слова…

— Это неважно. Вообще.

Если Питеру Крейну было нужно отпущение грехов, ему лучше было поговорить со священником. Мендес не имел совершенно никакого желания дискутировать по поводу точного определения измены. Мужик спал с другими бабами помимо своей жены — для него этим все сказано.

Крейн вздохнул.

— После того, как меня арестовали, я туда больше не ездил.

— А Джули Паулсон перебралась сюда, — напомнил Мендес. — Вы сами себя топите, доктор Крейн.

— Я рассказываю, как есть! — в отчаянии воскликнул он. — Если эта девушка переехала сюда — я тут ни при чем. У нас свободная страна. Может, у нее здесь был друг, но это не я.

— А вы перестали ездить в Окснард.

— Да.

— Завязали с проститутками? С сексом?

— Я… Господи, — бормотал он, глядя в пол. — У меня… я встречаюсь… с женщиной из Вентуры.

Мендес положил на стол бумагу и ручку.

— Мне нужно ее имя и телефон.

Крейн выглядел так, словно его тошнило. Мистер Глубокоуважаемый Образцовый Гражданин — ходок.

Когда он все написал, Мендес забрал листок.

— Я сейчас вернусь. Хотите кофе или еще чего-нибудь?

— Нет, спасибо, — сказал Крейн, глядя на стол.

Мендес вышел в коридор и отдал листок Хиксу. Винс с Диксоном смотрели в монитор. Крейн сидел, обхватив голову руками.

— Отличная работа, сынок, — сказал Винс. — Ты заставил его повертеться.

— Да, он вспотел, как лошадь, — согласился Мендес. — Ты представляешь, что с ним сделает его жена, если узнает, где шляется этот ее столп?

Хикс засмеялся.

— Ну да, его «столп» где только не побывал.

— Хотя его вряд ли можно винить, — сказал Мендес. — Эта его женушка… С ней спать — все равно что с мышеловкой.

— Дожми его насчет вчерашнего вечера, — произнес Винс. — Спроси, как вчера прошла его игра.

Мендес налил себе кофе и вернулся в комнату для допросов.

— Как прошла ваша карточная игра?

— Что?

— Ваша жена сказала, что вас вчера не было, потому что вы отправились играть в карты.

— А…

— Где вы были? В Вентуре?

— Нет. Мы с Джанет повздорили.

— По какому поводу?

— Она разозлилась из-за того, что учительница Томми задала ему кое-какие вопросы про нашу семью. Уверен, вам не нужно рассказывать — моя жена страшна в гневе, — сказал он. — Это была долгая неделя. Мне хватило. Я просто больше не захотел слушать и ушел.

— Куда?

— Поужинал в пабе «О’Брайен», посмотрел игру Высшей лиги. Около девяти в бар пришел Стив…

— Стив Морган?

— Ну да. Мы сидели и горевали за пивом до закрытия.

— А у него что за проблема?

— Тоже с женой поцапался. Что же еще? Она выгнала его.

— За что она его выгнала?

— Обвинила, что у него роман, у нее это больная тема.

— А у него роман? — спросил Мендес. — Нет дыма без огня.

Крейн поначалу молчал, прокручивая слова в голове и стараясь тщательно их подобрать.

— Стив — сложный человек.

— Мне все равно, — сказал Мендес. — Я хочу знать: у него был роман с Лизой Уорвик?

Питер Крейн положил локти на стол и склонил голову, словно признавая себя побежденным.

— Не надо компостировать мне мозги, доктор Крейн, — резко проговорил Мендес. — Убита женщина. У него был с ней роман?

— Да.


Глава шестьдесят первая | Забыть всё | Глава шестьдесят третья