home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девяносто пятая

Дни Томми плыли, словно в тумане, его разум воспринимал реальность размыто. Он был в оцепенении, и это было хорошо. Он не ходил в школу. Он вообще никуда не ходил. Он не отходил от матери. Он был нужен ей сейчас.

В тот день, когда они уехали из Оук-Нолла, его мать сказала детективу Мендесу, что везет его к детскому психиатру в Лос-Анджелес. Но когда они выехали на шоссе, она свернула на север вместо юга.

Они ехали всю ночь и весь следующий день, оставляя позади все, знакомое Томми. Он этого не предвидел, но и не удивился. Его не удивляло ничто из того, что делала его мать.

Она не могла быть замужем за печально известным убийцей. И Томми не мог быть его сыном. И никогда за миллион лет она не позволит ему давать показания в суде о том, что он видел в ту страшную ночь, когда похитили его и мисс Наварре.

Да и что бы он им рассказал? Что явился призрак и украл того, кого он любил больше всех на свете, — своего отца?

Когда в тот вечер на дорогу опустилась ночь, Томми сидел и смотрел из окна на звезды, представляя, что каждая из них — это кто-нибудь знакомый из Оук-Нолла, и все они оставались далеко позади, превращаясь в маленькие, еле заметные точки. Последние две звезды, которые он посчитал перед тем, как заснул, были Вэнди и мисс Наварре.

Теперь они стояли на палубе парома, увозящего их в совершенно другой город, на небоскребы которого заходящее солнце разливало золото.

Его мать постриглась и перекрасилась в блондинку и стала совсем не похожа на ту маму, которую он знал всю жизнь. Будто с ним разговаривала актриса из фильма, играя роль его матери. Томми подумал, что это было бы здорово, а потом ему стало стыдно за такие мысли.

Его волосы она тоже покрасила, и когда он глядел в зеркало, на него оттуда смотрел незнакомец.

Семья Крейн прекратила свое существование.

Теперь для новой жизни у них были новые имена.

Его мать пошла в конец парома и вытащила из своей сумочки металлическую коробочку. Связь с прошлым, сказала она. Она постояла какое-то время, глядя на воду отрешенно. Наконец откинула крышку, открывая драгоценности, которые лежали внутри. Одним легким движением она перевернула ее, и цепочки и браслеты полетели в воду, словно золотые и серебряные ленты, и темная синева поглотила их.

— Мы свободны, — прошептала она.

А Томми посмотрел в лиловое сумрачное небо, где померкла последняя звезда.


Глава девяносто четвертая | Забыть всё | Примечания